Януш Майер и золотой век польского альпинизма

 Януш Майер (Janusz Majer). Фото Anna Kaczmarz / East News
Януш Майер (Janusz Majer). Фото Anna Kaczmarz / East News


В 2013 году 67-летний польский альпинист Януш Майер (Janusz Majer) стал главой национальной Польской программы "Polski Himalaizm Zimowy", после трагической гибели на восьмитысячнике Гашербрум I летом 2013 года Артур Хайзер (Artur Hajzer), занимавшего этот пост с момента рождения программы - с 2009 года.

Основываясь на проекте Величко, Артур Хайзер в 2009 году, полагаясь на своих приобретенных спонсоров с привлечением СМИ и опираясь на президентский патронаж, становиться основателем и руководителем национального Польского проекта "2010-2015 Polish Winter Himalaism" с идеей пройти зимой все непокоренные зимние восьмитысячники.
Завершение программы планировалось в 2015 году.
Основой его плана был возврат к фундаментальной подготовке к зимним восхождениям. Зимние тренировки в Татарах и Альпах готовили молодых альпинистов к зиме в Гималаях. Летние экспедиции создавали команду, которая была способна повторить успех "золотого века" польского альпинизма 1980-х годов.

"Я не хочу, что бы дело Артура Хайзера бесследно исчезло. Вот именно поэтому я согласился быть координатором и руководителем национальной Польской программы «Polski Himalaizm Zimowy 2010-2015». Но я бы хотел продолжить этот проект с несколькими нововведениями", - сказал Януш Майер (Janusz Majer) после гибели Артура

Януш Майер родившийся в 1946 году, прожил большую часть своей жизни под "железным занавесом", в стране, где даже за право на мечту приходилось бороться - в Польше, которая на сегодняшний день полностью изменила свой вектор развития, но при этом сумела сохранить верность своей истории по меньшей мере в альпинизме.
Не смотря на свой возраст, Януш по прежнему является активной частью этого легендарного поколения альпинистов, которые знали, что нужно делать для того чтобы достичь свою мечту. Он - ярчайший представитель поколения с большой буквы "П".
Его альпинистская карьера весьма насыщена и богата событиями, как и его горный опыт.
В тридцать лет он впервые отправился в экспедицию на вершину Ношак (7492 м) в Гималаях. В 1984 году он взошел на восьмитысячник Броуд Пик.
В общей сложности Януш участвовал в нескольких польских экспедициях на Эверест.
В 1985 году он был руководителем команды, которая совершила восхождение на восьмитысячник Лхоцзе.
В 1986 году он был руководителем польской команды, которая открыла маршрут проходящий по Юго-Юго-Восточному ребру восьмитысячника К2 и имеющий собственное название "Magic Line". Этот маршрут впервые прошли альпинисты польско-словацкой команды в трагическом 1986 году, и только лишь в 2004 году он был повторен командой баскских альпинистов, проводивших свою экспедицию в честь 50 летнего юбилея первопрохождения горы.

В начале 90-х годов он вместе с Артуром Хайзером основал оутдор компанию "Alpinus".

Сегодня, в возрасте 72-х лет Януш продолжает оставаться главным героем мира больших гор. Фактически он, наряду с Кшиштофом Велицким (Krzysztof Wielicki) руководит попыткой польских альпинистов пройти зимой восьмитысячник К2 - единственный из 14 восьмитысячников мира, который еще не был пройден в зимний период!

От Редакции:
К2. Чогори - Великая гора
К2. Чогори - Великая гора

Напомним, что восьмитысячник К2 - единственный из 14 восьмитысячников мира, который еще не был пройден в зимний период!

Из минувших шести экспедиций наиболее высокой отметки достигла польская команда в 2003 году: 7650 метров.
Подробней о этом читайте в нашей статье: ИСТОРИЯ ЗИМНИХ ВОСХОЖДЕНИЙ НА ВТОРОЙ ПО ВЫСОТЕ ВОСЬМИТЫСЯЧНИК МИРА - К2


Всё это является свидетельством того, что Януш - связующее звено двух эпох польского альпинизма, настолько разных и настолько отдаленных друг от друга словно две разные галактики, что кажется невероятным, что за такой короткий промежуток времени в 40 лет альпинизм развился от первых робких попыток восхождений на восьмитысячники до восхождения на них даже в самый суровый зимний период!


Януш, расскажите какими были "Золотые годы" польского альпинизма?

Это были 80-ые. Время, когда я был активным альпинистом, особенно в Силезии. В то время я был президентом местного горного клуба в Катовице, клуба, в числе которых были такие имена как Кшиштоф Велицкий (Krzysztof Wielicki), Ежи Кукучка (Jerzy Kukuczka), Артур Хайзер (Artur Hajzer), Рышард Варецки (Ryszard Warecki) и Рышард Павловски (Ryszard Pawłowski) - альпинисты, которые по сути были основателями польского высотного альпинизма.
В то время мы поднимались на вершины Гималаев и Каракорума, мы проводили очень много экспедиций. Безусловно, это и был "Золотой век" польского альпинизма.

Как все началось?

Благодаря Анджею Заваде (Andrzej Zawada), который в те времена задумался о возможности провести ряд зимних экспедиций на больших высотах в Азии. Именно он организовал первую зимнюю экспедицию в Гималаях, выбрав Эверест в качестве первого испытания.
Экспедиция стартовала в декабре 1979 года, но я думаю что в этом интервью хватит места для рассказа о всех подробностях той эпохальной экспедиции.
Более подробней статистику всех первых зимних восхождений на восьмитысячники мира читайте в нашей статье: СТАТИСТИКА ВСЕХ ПЕРВЫХ ЗИМНИХ ВОСХОЖДЕНИЙ НА ВОСЬМИТЫСЯЧНИКИ

Это было начало Вашей великой гималайской истории ...

Да, это была отправная точка польского зимнего опыта на восьмитысячниках. Однако следует сказать, что до этого Завада и Тадеуш Пиотровский преуспели в зимнем восхождении на вершину Ношак (7492 м) в Гиндукуше.
Несмотря на это, именно Эверест стал поворотным моментом, потому что после возвращения из этой экспедиции в Польше вспыхнула «зимняя лихорадка».
Альпинистские клубы начали организовывать восхождения для того чтобы альпинисты смогли подготовиться к этому новому для них типу восхождения, что имело мало общего с летними подъемами на вершины.
Началось движение, которое вскоре привело к череде зимних успехов. Но "легкие горы" вскоре были пройдены, а затем последовала долгая пауза


Артур Хайзер (Artur Hajzer) и Януш Майер (Janusz Majer)
Артур Хайзер (Artur Hajzer) и Януш Майер (Janusz Majer)



Как долго длилась эта пауза?

Около десяти лет, она закончилась успехом Симоне Моро (Simone Moro) и Петра Моравского (Piotr Morawski ) на восьмитысячнике Шишабангме. В это же самое время Кшиштоф Велицкий пытался уговорить поляков вернуться к зимним восьмитысячникам Гималаев, вспомнить о их исторической роли. Он говорил: "Посмотрите на те достижения, которые мы делали, когда были столь же молоды как Вы сейчас".

Эти два события помогли Артуру Хайзеру (который еще в 1987 году совершил в паре с Ежи Кукучкей зимнее восхождение на Аннапурну) подготовить специальную программу обучения для нового поколения польских альпинистов.
Так началась программа "Polski Himalaizm Zimowy"

И так родилось новое поколение польских альпинистов ...

Да, и нам сразу удалось добиться хороших результатов. Первым крупным достижением программы было первое зимнее восхождение на восьмитысячник Гашербрум I совершенное 9 марта 2012 года Адамом Белецким (Adam Bielecki) и Янушем Голабом (Janusz Gołąb), а затем был успех и огромная трагедия на восьмитысячнике Броуд Пик зимой 2013 года.

А затем было лето 2013 года и трагическая гибель руководителя программы "Polski Himalaizm Zimowy" Артура Хайзера (Artur Hajzer) . С его смертью польский альпинизм потерял идейного вдохновителя зимнего гималаизма, а я, учитывая огромную дружбу с Артуром, решил принять на себя его идеалы.
Именно поэтому я начал организовывать экспедицию к еще никем не покоренному в зимний период восьмитысячнику К2

Это было сложно?

Нам потребовался год, чтобы привести все в порядок, чтобы восстановить финансовую поддержку. И, надо сказать, это была весьма не плохая экспедиция. Она привнесла большой опыт для будущих попыток.
Мы могли бы начать новую экспедицию уже на следующий год, все было готово, однако мы решили сосредоточится на подготовке молодых альпинистов.

В каком смысле?

Наши парни - отличные альпинисты, но есть те, кто никогда не бывал на больших высотах и тем более в условиях зимы в Гималаях.
По этой причине, прежде чем вернуться на К2, мы хотели бы совершить некоторые восхождения на Памире, на Пике Ленина или на пике Исмоила Сомони (пик Коммунизма).
Я думаю, что летом мы поднимемся на К2, что бы команда смогла почувствовать гору.

На Ваш взгляд, есть ли вероятность успеха в зимнем К2?

Да, конечно. С учетом прошлой зимы, мы поняли, что старт экспедиции должен быть начат раньше чем обычно. Скорее всего еще в самом начале декабря, чтобы прибыть в базовый лагерь с первыми днями зимы в Гималаях - 23 декабря.
Таким образом есть большая вероятность попасть на больше количество подходящих погодных окон.
Более того, после того, как мы попробовали подняться зимой по баскскому маршруту (маршрут Чесена), мы знаем, что лучше всего подниматься зимой по стандартному пути, по гребню Абруцци, где мы будем в безопасности от камнепадов и лавин.

Вы говорили что Велицкий пытался "пробудить" польских альпинистов вернуться к зимним восхождениям на восьмитысячники. Что изменилось со времен Вашего поколения?

Изменилось буквально всё. В то время, как мы шли в Гималаи, здесь, в Польше "процветал" коммунизм, ставший преградой на пути к альпинистской карьере молодого поколения. Мы были под "Железным Занавесом" и не могли даже мечтать о том чтобы уехать за границу. Альпинизм, по сути, стал единственной возможностью путешествовать, выбраться из страны.
Мы, альпинисты, отправлялись в Гималаи имея заграничный паспорт, который был весьма редким явлением в то время. Я помню, что для выезда мы должны были получить разрешение нашего правительства.
А не имея большого финансирования мы сами оплачивали экспедиции, подрабатывая кто где мог, я подрабытывал на обслуживании заводских труб в Катовице.
Я, Кшиштоф и Ежи по три раза в год выезжали в Гималаи.

Сегодня все по-другому. После падения коммунизма экономическая система страны начала меняться, и сегодня те, кто занимается альпинизмом, могут нормально работать и даже открывать свои компании.
Новое поколение может совершать восхождения там, где хочет, альпинисты могут путешествовать по миру без проблем. Все очень резко изменилось и с этими переменами изменился и стимул.

В дополнение к изменениям философии альпинизма, изменилось и снаряжение, увеличился "комфорт" в экспедициях. Но измелися ли общий подход к организации экспедиции?

Что касается организации экспедиции, мы основываемся принципах, заложенных Артуром Хайзером. Благодаря ему мы знаем как планировать экспедиции в Каракоруме.
Мы знаем, какое снаряжение необходимо, как использовать погодные окна.
Кроме того, сегодня, к этим нашим знаниям мы добавляем инновации и продукты технологического развития.
Качество современных технических материалов явно превосходит прошлое снаряжение.
У нас есть спальные мешки, ботинки и снаряжение, которые гораздо лучше защищают нас от холода.
Но, что самое главное это более точный прогноз погоды. В 80-ые годы мы смотрели на небо и предугадывали какой будет погода в ближайшее время. Теперь мы пользуемся точными метеорологическими картами, которые позволяют нам безопасно подниматься зимой на гималайские вершины.

Подробнее читайте в интервью с Кшиштофом Велицким: "МЕТЕОРОЛОГИЯ ИЗМЕНИЛА ЗИМНИЙ АЛЬПИНИЗМ"

Лучшее снаряжение и более точные прогнозы повышают Ваши шансы на успех в зимних восхождениях?

Да, но в случае с К2, я думаю, что единственной возможностью подняться на вершину зимой будет провеска перил на предвершинном гребне. После этого нам понадобятся альпинисты, которые смогут максимально быстро пройти на вершину.
Например Адам Белеций, если вспомнить кого нибудь из прошлой экспедиции.
Для будущей команды, я полагаю, ценнейшим участником может стать Анджей Баргель (Andrzej Bargiel).
Но еще рано говорить о составе команды.

Подробнее читайте в интервью с Кшиштофом Велицким: "МЫ МОЖЕМ ПОДНЯТЬСЯ ЗИМОЙ НА К2, НО НАМ НАДО УСИЛИТЬ КОМАНДУ"

Теги: Януш Майер, Janusz Majer, альпинизм, горы, Polski Himalaizm Zimowy
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам http://www.montagna.tv/
Просмотров: 256
Опубликовано 2018-12-01 в альпинизм

comments powered by Disqus