Томаж Ротар: Пора рассказать правду о K2

Томаж Ротар (Tomaz Rotar) входит в палатку третьего высотного лагеря после отказа от штурма К2. 5 февраля 2021 года. Фото omaz Rotar
Томаж Ротар (Tomaz Rotar) входит в палатку третьего высотного лагеря после отказа от штурма К2. 5 февраля 2021 года. Фото omaz Rotar


Словенский альпинист Томаж Ротар (Tomaz Rotar) может многое рассказать о своем опыте зимней экспедиции на вершину второй по высоте горы мира - К2 (K2 / Chogori, 8611м), что расположена в Пакистане.

Подробней о ходе всех экспедиций на К2 мы сообщаем в спецтеме: ЗИМНИЕ ЭКСПЕДИЦИИ НА К2 СЕЗОНА 2020/2021

Он был одним из тех, кто 4 февраля 2021 года вышел на штурм вершины из третьего высотного лагеря и дошел до огромной ледовой трещины у "Бутылочного горлышка", но не смог её преодолеть и вынужден был вернуться вниз, что. вероятно, спасло ему жизнь...

Помимо Саджида Али Садпара (Sajid Ali Sadpara). Томаж был последним, кто видел Мухаммада Али "Садпара" (Muhammad Ali "Sadpara"), Джона Снорри Сигурджонссона (John Snorri Sigurjónsson) и Хуана Пабло Мора Прейто (Juan Pablo Mohr Prieto) живыми...

И он был одним из тех альпинистов, кто провел кошмарную ночевку в третьем лагере, не имея собственной палатки...

Мухаммад Али "Садпара" (Muhammad Ali "Sadpara") , Джон Снорри Сигурджонссон (John Snorri Sigurjónsson) и 20-летний Саджид Али (Sajid Ali) во втором высотном лагере К2. 29 декабря 2020 года
Мухаммад Али "Садпара" (Muhammad Ali "Sadpara") , Джон Снорри Сигурджонссон (John Snorri Sigurjónsson) и 20-летний Саджид Али (Sajid Ali) во втором высотном лагере К2. 29 декабря 2020 года


От Редакции:

5 февраля четверо альпинистов: исландец Джон Снорри Сигурджонссон (John Snorri Sigurjónsson), чилиец Хуан Пабло Мор Прейто (Juan Pablo Mohr Prieto), пакистанцы Мухаммад Али "Садпара" (Muhammad Ali "Sadpara") и его сын Саджид Садпара (Sajid Sadpara) вышли из третьего лагеря на штурм вершины.
Вскоре Саджид Али вернулся в третий высотный лагерь из-за того, что сломался его регулятор подачи кислорода.
Остальные трое участников продолжили восхождение...

В последний раз троих альпинистов на горе видел Саджид Садпара. Это было 5 февраля на отметке примерно 7800 - 8000 метров, когда они собирались проходить "Бутылочное горлышко".

Поисковая операция началась на следующий день, после того, как стало понятно, что трое альпинистов не спустились в третий высотный лагерь.

Подробней о ходе поисковых работ читайте в статье: НА ВОСЬМИТЫСЯЧНИКЕ К2 ПРОПАЛИ БЕЗ ВЕСТИ ТРИ АЛЬПИНИСТА

Поиск пропавших без вести альпинистов проводился всеми доступными и возможными способами: на склон горы поднялась наземная группа (однако они не смогли подняться выше второго лагеря из-за плохой погоды).
Также был совершен облет горы на вертолете, который не дал результата.
Помимо этого склон горы сфотографировали с армейского самолета С-130 "Геркулес", используя технологию SAR

К сожалению поиск не дал никаких результатов и 18 февраля пропавшие альпинисты были официально объявлены погибшими.

Джон Снорри Сигурджонссон (John Snorri Sigurjónsson),  Хуан Пабло Мор Прейто (Juan Pablo Mohr Prieto), Мухаммад Али "Садпара" (Muhammad Ali "Sadpara")
Джон Снорри Сигурджонссон (John Snorri Sigurjónsson), Хуан Пабло Мор Прейто (Juan Pablo Mohr Prieto), Мухаммад Али "Садпара" (Muhammad Ali "Sadpara")



Однако. минувшая экспедиция это лишь последний эпизод в череде событий, начавшихся два года назад.
«Сейчас я хочу рассказать о К2, мне нужно выговориться и постараться забыть эти ужасные события», - сказал словенский альпинист интернет-порталу Explorers Web в недавнем интервью, - "Джон Снорри дважды спас мне жизнь. Сказать правду - это меньшее, что я могу сделать для него" .

Томаж был одним из немногих альпинистов в базовом лагере в этом году, кто не был новичком в зимней экспедиции на К2. Прошлой зимой он и Джон Снорри были клиентами экспедиции непальского альпиниста - шерпы Мингма Галйе Шерпа (Mingma Gyalje Sherpa)

Горькие воспоминания из 2020 года

«После полутора месяцев совместной работы в прошлом году я могу сказать, что Мингма Галйе Шерпа не тот человек, которому я могу доверять. Тогда наша экспедиция была неожиданно отменена из-за якобы болезни Мингмы. Снорри тогда попросил остаться и совершить попытку восхождения только с шерпами, но один из них сказал, что повредил ногу. Да, он хромал, передвигаясь в базовом лагере, но как только мы вернулись в Скарду, он внезапно начал отлично бегать.

Я могу часами рассказывать о том, что произошло, но вывод таков: мы заплатили 80 000 евро на двоих с Джоном Снорри и не получили никакого возмещения, когда экспедиция была прервана без нашего согласия.
На горе осталась все купленное снаряжение, топливо и прочее. Некоторые из этих запасов были использованы Мингмой в этом году»
.

Подробней о том, что произошло в сезоне 2020 года, Томаж рассказывал в статье: ЗИМНЯЯ ЭКСПЕДИЦИЯ МИНГМЫ ШЕРПЫ НА К2 БЫЛА АФЕРОЙ?

Джон Снорри Сигурджонссон (John Snorri Sigurjónsson) и Томаж Ротар (Tomaz Rotar) в 2020 году. Фото Apricot Tours
Джон Снорри Сигурджонссон (John Snorri Sigurjónsson) и Томаж Ротар (Tomaz Rotar) в 2020 году. Фото Apricot Tours


"После этой моей статьи. к сожалению, ничего не изменилось" - сказал он

Год спустя и Мингма Шерпа и его шерпы вернулись к новой зимней экспедиции на К2.
Также к горе пришел и Джон Снорри, организовав свою собственную команду.
Томаж Ротар в этом году присоединился к команде Seven Summit Treks

"Мингма ни разу не поговорил с нами о прошлогодней экспедиции, да и я не подходил к нему. Лишь однажды мы поздоровались на горе, когда пересеклись на маршруте, вот и всё"

Джон Снорри и "секретный штурм" вершины

В своем рассказе Томаж утверждает. что Джон Снорри не знал о готовящимся на 16 января штурме вершины командой непальских шерп.
Более того, шерпы не сказали ему правду о этом штурме. Накануне, 14 января, когда команды вышли в высотные лагеря, он лично спросил шерп, собираются ли они на вершину, и получил в товет, что нет, они выходят лишь для проверки и подготовки третьего лагеря.

«Снорри сказал мне, что разговаривал с Мингмой Шерпой на горе и он сказал, что их группа не собирается на вершину, а идут лишь для проверки палаток в третьем лагере» - говорит Томаж.

Стоит отметить. что об этом говорил и Саджид Садпара - участник команды Джона Снорри, который в это время был в третьем лагере

Со слов Саджида Садпара:

В это день, руководитель экспедиции Джон Снорри и его напарник - высотный горный гид Мухаммад Али Садпара а также Саджид Садпара поднялись во второй высотный лагерь.
Изначально они планировали подняться в третий лагерь, однако нестабильный прогноз погоды вынудил их остаться во втором лагере.
Тем не менее, они послали Саджида перенести часть снаряжения в третий лагерь

Саджид пришел в нижний третий лагерь на отметке 7000 метров, где он встретил со-руководителя соседней экспедиции Seven Summit Treks испанца Сержи Минготе (Sergi Mingote) и его товарища - чилийца Хуана Пабло Мора Прейто (Juan Pablo Mohr Prieto).
Тогда Минготе спросил: "Парни, Вы собираетесь на вершину с непальцами? Они выходят завтра"

Снорри и Мухаммад ничего не знали о планах непальской команды, и узнали о них, только когда к ним спустился с третьего лагеря Саджид. Второй лагерь находился у снования "Черной пирамиды" - это было слишком далеко, чтобы успеть присоединиться к непальцам.

В тот день Сержи Минготе написал в своем блоге, что в тот момент что они были в третьем лагере ("японский лагерь 3") а две сильные команды - Мингмы Пурджи и Мингмы Гальже Шерпы были на один лагерь выше. Также Сржи упомянул, что видел Саджида, который поднялся в третий лагерь и принес в него часть снаряжения .
В конце своего поста Сержи пожелал командам Пурджи и Мингмы всего наилучшего. Больше сообщений от испанца не было. 16 января непальцы взошли на вершину, а Минготе трагически погиб во время своего спуска.


На этой неделе Мингма Шерпа в своем интервью Explorers Web сказал, что секретность восхождения 16 января было приоритетным шагом, направленным исключительно на то, что бы дать возможность именно и только непальцам подняться на вершину К2.
Однако Ротар говорит, что секретность сохранялась и после восхождения, что противоречит словам Мингмы о том, что "непальцам,после их успешного восхождения уже было всё равно, кто поднимется по их стопам "

"Когда непальцы вернулись с вершины, они не поделились никакой информацией. Никто не показывал фотографии, никто не рассказывал о восхождении на вершину " - говорит Томаж, "Первые фотографии веришны, которые мы увидели, были отправлены нам из дома после того, как непальцы разместили их в социальных сетях в своих блогах!
У нас не было информации о том, что нас ждет впереди"
.

Этот факт говорит о том, что никто, кроме непальских шерп. в тот момент не знал о огромной ледовой трещине, которая вынудила команду искать путь обхода на отметке 8000 метров

К2 ночью. Фото: Чханг Дава Шерпа
К2 ночью. Фото: Чханг Дава Шерпа


Вторая попытка штурма и хаос в третьем высотном лагере

После успешного восхождения непальцев на вершину К2 16 января 2021 года в течение практически двух недель на горе бушевала буря. Ни один альпинист не мог выйти на восхождение в высотные лагеря из-за сильного ветра, и, соответственно, никто из оставшихся в базовом лагере альпинистов не мог продолжить акклиматизацию на горе а экспедиция Seven Summit Treks не проверяла состояние высотных лагерей и не заносила туда провизию и снаряжение.
Но в начале февраля появившееся погодное окно дало шанс на восхождение.
Все двинулись из базового лагеря.

«1 февраля мы говорили с сирдаром команды Seven Summit Treks, Чханг Дава Шерпа (Chhang Dawa Sherpa) и Арнольдом Костером (Arnold Coster - выдающийся альпинист, который провел более 40 экспедиций в Гималаях, Каракоруме, Азии, Южной Америке и Африке, работая профессиональным гидом) чтобы детализировать наш план штурма вершины», - сказал Ротар - «План состоял в восхождении в первый высотный лагерь 2 февраля, затем во второй лагерь 3 февраля и в третий, штурмовой лагерь к 4 февраля, там мы должны были отдохнуть и из этого лагеря, юез установки обычного (в летний сезон) четвертого лагеря выйти на вершину горы.
Нам нужно было каким-то образом добраться до вершины и вернуться обратно в лагерь 2, как можно раньше 5 февраля, потому что в этот день по прогнозам погоды, ветер на горе постепенно начинал набирать свою силу.
Это означало, что темп восхождения должен был быть очень быстрым.
Я был на К2 летом и поэтому знаю, что говорю»
.

«В итоге Костер дал строгие инструкции относительно темпа: те, кто не сможет добраться до лагеря 1 за шесть часов из базового лагеря, должны повернуть назад; ведь они не смогли бы поддерживать высокий темп у вершины и успеть подняться и спуститься в столь короткое погодное окно.
Но несколько человек проигнорировали эту инструкцию. Если бы они этого не сделали, в третьем лагере было бы меньше альпинистов и меньше проблем с палатками.
Кроме того, мы говорили об "бутылочном горлышке" и особенностях маршрута, но никто не упомянул ни о каком конкретном препятствии, например о ледовой трещине
».

Ротар также вспоминает "множество проблем с кислородными баллонами, из-за поломок регуляторов и слишком низкого давления в баллонах».
Горелки также работали со сбоями, хотя устройства и смесь бутана и пропана должны были работать при -40ºC ».
Впрочем, недостатка в кислороде не было"
, говорит он.

Колин О
Колин О'Брэди на фоне Джона Снорри. Фото: Elia Saikaly


Самый длинный день

4 февраля Томаж Ротар был полон сил и оптимизма. Он добрался до лагеря 3 около 15:00 в прекрасный, солнечный день. Впереди него шел Колин О'Брэди, опередивший двух своих шерпов, и Хуан Пабло Мор, который поднимался в действительно хорошем темпе даже без использования кислородных баллонов.

Незадолго до третьего лагеря Томаж догнал Тамару Лунгер, которая сказала, что ей слишком холодно, чтобы продолжать восхождение, и она хотела развернуться. Ротар сказал это Мору, как только он встретил его, и Мор вернулся назад и тщетно пытался убедить Лунгер продолжить восхождение.

В третьем лагере шерпы Колина О'Брэди разбили палатку, но не впустили в нее Ротара. «Затем я попросил места в палатке у Хуана Пабло Мора, на что он согласился. В палатке я изо всех сил массировал его ступни, которые сильно обмерзли. В конце концов, в третьем лагере появилась Тамара, видимо она передумала спускаться. Учитывая, что она была напарником Хуана Пабло Мора, и это ее место я занял в палатке, мне пришлось уйти.

Альпинисты у Черной пирамиды по пути в 3-й лагерь на восьмитысячнике К2. Фото: Фото: Elia Saikaly
Альпинисты у Черной пирамиды по пути в 3-й лагерь на восьмитысячнике К2. Фото: Фото: Elia Saikaly


Я снова попросил разрешения войти в палатку О'Брэди, но шерпы еще раз не разрешили мне занять место. К счастью, американец сказал шерпам подвинуться и я втиснулся к ним в палатку. «Мы не можем оставлять его снаружи умирать», - сказал он. Когда я влез в палатку, в ней было еще шесть человек.
С наступлением темноты в третий высотный лагерь прибыло еще больше альпинистов и их шерп. О'Брэди по этому поводу на высоких тонах общался по рации с базовым лагерем.
Здесь я должен сказать, что я в долгу перед этим парнем, по-сути он спас мне жизнь».


Похожая ситуация произошла в палатке Джона Снорри, которую он должен был разделить с Али Садпарой и его сыном Саджидом, но в итоге он также делил место в палатке с еще тремя или четырьмя альпинистами. В таких обстоятельствах нельзя подготовиться и отдохнуть нормально перед штурмом вершины, невозможно сменить носки в ботинках, растереть замерзшие ноги, нагреть воду и даже приготовить еду.

Между лагерем 3 и трещиной

«Тем не менее, мы пошли на штурм вершины. Я вышел из палатки около 21:00 вечера, я шел позже остальных, но поднимался в более быстром темпе. По дороге я обогнал Бернарда Липперт (Bernhard Lippert) и Жозетт Валлотон (Josette Valloton) с их шерпами. Бернарду было слишком холодно, а Жозетт сказала, что ее регулятор на кислородной маске сломался.
Что касается меня, то назначенный мне шерпа, Пасанг, сказал, что он боится, что у него, возможно обморожение, и он не может подниматься дальше третьего лагеря. Также в третьем лагере остался Ноэл Ханна (Noel Hanna), который обморозил ноги.
Поэтому я договорился с Тембой Шерпа о том, что он будет сопровождать меня к вершине.

«В конце концов, мы были впереди всех… пока не достигли огромной ледовой трещины на высоте около 8000 метров. Была еще ночь и мы не видели возможности. как безопасно её преодолеть. Где-то в 150 метрах справа мы увидели веревку, проброшенную через трещину, но её состояние не внушало доверия, она даже сильно провисала. Я поискал лестницу, но ее нигде не было.
Еще некоторое время я тщетно искал проход дальше, но у Тембы начались проблемы с его регулятором давления, он попытался исправить его, но тщетно. Темба сказал мне, что он возвращается вниз. Спустя несколько минут, так и не найдя прохода через трещину, я также повернул в третий лагерь.

Маршрут из лагеря 3 к вершине горы при дневном свете. Кадр из видео Noel Hanna
Маршрут из лагеря 3 к вершине горы при дневном свете. Кадр из видео Noel Hanna


«На спуске я пересекся с Джоном Снорри, выглядевшим усталым, но двигающимся хоть и медленно, но уверенно. Я объяснил ситуацию, сказал ему, что нет возможности перейти трещину, но он настаивал на восхождении: «Я постараюсь ее перейти». Тогда я сказал себе, какого черта, повернулся и пошел вслед за ним, обратно к трещине. Я отвел его к месту, где была веревка, и снова не решился ее использовать. Я сказал: «Я не могу перепрыгнуть эту трещину, мне нужно спускаться, удачи». Я оставил его там, когда он дожидался своих товарищей. Это был последний раз, когда я видел его....

«Спустившись вниз, я встретил Али Садпара, а через некоторое время - Хуана Пабло Мора, поднимающегося без кислородных баллонов, а много позже - Саджида Садпара. В то время на Саджиде не было кислородной маски, но при этом он сказал мне, что у него проблемы с регулятором. Он попросил меня одолжить ему свой регулятор, поскольку я спускался вниз а он поднимался наверх, но я вынужден был отказать, поскольку мне самому нужен был кислород.

Томаж Ротар, после спуска в третий лагерь. Фото Лакпы Денди (слева), который поднимался вместе с Атанасом Скатовым.
Томаж Ротар, после спуска в третий лагерь. Фото Лакпы Денди (слева), который поднимался вместе с Атанасом Скатовым.


Я добрался до третьего лагеря и залез в палатку, где были два шерпа: Лакпа Денди, поднимавшийся с Атанасом Скатовым (Atanas Skatov) и Пасанг Шерпа. Он инапоили меня горячим чаем и пошли на спуск в базовый лагерь.
Я прилег отдохнуть в палатке, но вскоре заставил себя подняться и также начать спуск вниз.
По дороге я встретил Антониоса Сикариса (Antonios Sykaris), который рассказал мне о гибели Атанаса . Я был в шоке, но продолжал спускаться.
Я уже не помню всех деталей моего спуска, я был сильно уставшим. Я вернулся в базовый лагерь ночью. Помню, я сел за стол в обеденной палатке и тут же отключился. Кто-то отвел меня обратно в мою палатку, потому что когда я проснулся утром, я обнаружил, что лежу полностью одетый в штурмовой костюм и ботинки, но внутри спального мешка в своей палатке.

Потом было долгое ожидание, и поиски, и отсутствие новостей.
Костер и Дава сильно переживали, потому что не могли связаться с штурмовой группой по рации. Дава также извинился за проблемы, возникшие в лагере 3. Все время он в нервном темпе ходил по базовому лагерю, постоянно вызывая по рации Джона Снорри и беспрерывно вглядывался в гору.


Выводы

«Отсутствие палаток было серьезной проблемой, как и неисправность кислородных систем, как и плохая работа газовых горелок. На сколько мне известно, за одну ночь в лагере 3 мы использовали весь доступный кислород из баллонов. И все же, если бы Вы спросили меня, смогу ли я снова пройти с командой Seven Summit Treks, я бы сказал, что да. Я поднялся с ними на восьмитысячник Канченджанга, и остался доволен их работой.

Члены базового лагеря обеспокоены отсутствием новостей от Снорри, Садпара и Мора. Фото: Tomaz Rotar
Члены базового лагеря обеспокоены отсутствием новостей от Снорри, Садпара и Мора. Фото: Tomaz Rotar


Что касается веревок, то, как обычно, на К2 использовались одновременно и старые и новые веревки, и команда шерп, которая провешивала перила, использовала оба варианта: и старые и новые веревки. Во время моей попытки восхождения я не видел, чтобы старые веревки были на грани разрушения. Конечно, все мы применяли дополнительные страховки - пристегиваясь одновременно к более чем одной веревке, а также стараясь распределить свой вес еще и на ноги, упираясь в гору кошками.

Еще в 2018 году на K2, после того, как оборвалась одна из моих веревок, и я сообщил об этом в базовый лагерь и команда Гарретта Мэдисона исправила часть маршрута, проложив отлично видную, ярко-оранжевого цвета веревку Diamond. Эти веревки все еще видны на К2 и они по-прежнему прочные, даже лучше статики, более дешевого корейского варианта, который обычно используется при провеске перил.

Чего я не понимаю, так это отсутствия информации о правильном маршруте и его особенностях. С тех пор, как я вернулся, я читал все статьи, которые были опубликованы о ходе экспедиции, пытаясь понять, что пошло не так, но до сих пор не понимаю.

Как все шерпы в непальской команде смогли перейти эту трещину? Я читал отчеты Мингмы и Саджида, и чем больше я читал, тем меньше понимаю. Веревки начинались, как сказал Мингма, на высоте 200–300 метров над лагерем 3, но затем он заявляет, что они провесили всё, включая трещину, которую они каким-то образом перешли.

Но при этом маршрут, по которому мы все пошли во время второй попытки штурма, закончился полным провалом. Саджид сказал, что на трещине не было веревок... Но я также не могу поверить в то, что Джон Снорри с командой просто перепрыгнули через трещину; должно быть они нашли другой обход, хотя я сам долгое время искал где можно было бы перейти её и так и не нашел обход.
Конечно, когда я искал, было темно, но я все еще не могу разгадать эту загадку."


От Редакции:

В своем недавнем интервью Саджид сказал, что они перепрыгнули трещину:

По пути к вершине он пересекся со словенцем Томажем Ротаром (Tomaz Rotar), который уже спускался вниз, не сумев пересечь то, что он описал как «непроходимую трещину шириной 2,5 м» на высоте около 7800 метров.
Вскоре Мухаммад Али нагнал своего сына на маршруте и они увидели Джона Снорри и Хуана Пабло Мора на краю расселины. Вместе они перепрыгнули эту трещину. Саджид говорит, что перил не было, а сам прыжок был очень длинным и «довольно страшным». Но они также не использовали и не закрепляли никаких веревок.



"Может быть, непальцы закрепили две веревки, одну ведущую в тупик, а другую - на вершину?
Но Саджид сказал, что они знали об этой трещине перед тем, как отправиться на вершину, и все же они следовали тем же маршрутом, что и я.
Впрочем, если непальцы обошли стандартный маршрут и перешли на линию ближе к маршруту Чезена, почему мы не были проинформированы? Во время предштурмового брифинга не было упоминания ни о веревках, ни о каких-либо трещинах.

Как я уже сказал, меня больше всего смущает общая секретность и недостаток информации, которой мы располагали до начала нашего штурма.
Я перебираю теории и вероятности, но, помимо этого, все, на что я могу надеяться, это на то, что будет проведено дальнейшее расследование неясных аспектов этого восхождения»
.


От Редакции:

Как мы сообщали ранее, в зимнем сезоне 2020/2021 года на восьмитысячнике К2 (K2 / Chogori, 8611м), горе которая до 16 января 2021 года еще не была никем пройдена в зимний период, работали пять команд:


Подробней о этом читайте в нашей статье: ИСТОРИЯ ЗИМНИХ ВОСХОЖДЕНИЙ НА ВТОРОЙ ПО ВЫСОТЕ ВОСЬМИТЫСЯЧНИК МИРА - К2

Планируемый маршрут восхождения на К2 и отметки высотных лагерей
Планируемый маршрут восхождения на К2 и отметки высотных лагерей



Теги: К2, альпинизм, Гималаи, зима в Гималаях, восхождения зимой в Гималаях, альпинизм, К2 зимой, зимняя экспедиция на К2, K2 winter expedition 2020/2021, K2 winter expedition
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам https://explorersweb.com/
Просмотров: 1421
Опубликовано 2021-02-28 в альпинизм


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ