Одноразовые люди: История жизни шерп работающих на Эвересте




На протяжении более чем сотни лет иностранные альпинисты нанимают местных шерп для самой опасной работы в мире. Это прибыльный бизнес для местного населения в бедном регионе, но он стоит жизни многим из них...


Утром 24 октября 2010 года, ветеран альпинизма, шерпа Чхеванг Нима (Sherpa Chhewang Nima) работал на склоне горы, в его обязанности входила установка высотного лагеря на отметке в 7130 метров на склоне пика Барунтзе (Baruntse), остроконечной вершины вблизи Эвереста в восточном Непале. В то время высоко в небе плыли кучные облака, а склоны горы сильные порывы ветра забрасывали снегом.
Из-за своей высоты, чуть более 7000 метров, пик Барунтзе не значился среди великих мировых вершин, но несмотря на это он по прежнему оставался популярной вершиной для иностранных альпинистов.

В тот день, вместе с Чхевангом работал в связке и 43-х летний шерпа Нима Гальзен (Nima Gyalzen) родом из долины на западе - Rolwaling. Как и в большинстве случаев, в этой экспедиции, Чхеванг был фрилансером (человек, выполняющий работу без заключения долговременного договора с работодателем, нанимаемый только для выполнения определённого перечня работ), нанятый за плату в 1000 $. Его единственным клиентом была Мелисса Арно (Melissa Arnot) - 26-и летняя профессиональный горный гид компании "Rainier Mountaineering", проживающая в Сан-Вэлли, штат Айдахо. (Арно стала широко известной в конце апреля 2013 года, когда она пыталась утихомирить конфликт с шерпами ан Эвересте).

Нима Гальзен работал на иранскую команду. В этот день они работали в паре, закрепляя веревку и прокладывая маршрут по склону горы, в это время из клиенты: Арно, иранцы и несколько других команд находились в нижних лагерях ожидая завершения работы шерп и планируя восхождение на вершину горы.

Арно была в высотном лагере на середине маршрута. Она планировала свой штурмовой выход на следующий день, давая тем самым шерпам целый день на выполнение их работы. Снег на склоне горы был особо глубоким, но Арно сказала: "Я видела что они продвигались довольно быстро, быстрее чем мы даже могли предполагать. Тогда я даже подумала что они пройдут в этот день к самой вершине".

Примерно в 2 часа дня, находясь всего лишь в 200 метрах от вершины, Чхеванг ставил очередную станцию страховки на снежном склоне горы, в это время, внезапно, снег ушел из под его ног, скатываясь в низ большим пластом. Чхеванг остался стоять на большом карнизе, державшимся лишь слабой снежно-ледовой связкой за склон горы, и любой, даже маленький порыв ветра мог его обрушить.
И в мгновение ока, Чхеванг исчез в пропасти вместе с обрушившимся карнизом.

Как потом рассказывал Нима Гальзен, катившиеся по склону горы глыбы льда, как соломинку перебили страховочную веревку Чхеванга, лишив его последней надежды на выживание... Как ни пытался Гальзен, он так и не смог обнаружить на склоне горы тело своего товарища; завершив осмотр склона, он поспешил спуститься в низ к Арно, которая встретив его в высотно лагере, сперва приняла истерику Гальзена как радость от восхождения на вершину...

- "Я принесла ему горячий чай и спросила: "Вы сделали хорошую работу, Вам удалось проложить веревку к самой вершине?" - вспоминает Арно, подчеркивая, что разговор с шерпой велся на особом упрощенном диалекте, принятом на Эвересте для общения иностранцев с местными жителями, незнающими английский язык.

- "Нет. нет, случилась авария" -сказал Гальзен, "Чхеванг Нима убит, он упал со снегом"

Арно сразу же связалась с ее туристическим агенством в Непале с просьбой выслать спасательный вертолет.


Недавно команда Национального географического общества США (National Geographic) выпустила видеосюжет на тему "Почему шерпы поднимаются на вершины гор?" главные роли в котором исполнили сами шерпы - коренная народность Непальских Гималаев.

Loading the player...

Это видео - прекрасный сюжет к статье
Впрочем этот сюжет National Geographic посвятили трагедии 18 апреля 2014 года на Эвересте, унесшей жизни 16 человек


По следам самого трагичного сезона на Эвересте 1996 года, журналист и альпинист, Джон Кракауэр (Jon Krakauer) описал трагедию в своей книге «В разрежённом воздухе» (Into Thin Air), ставшей национальным бестселлером в США; в частности он привел в этой книге слова погибшего в этой трагедии американского горного гида Скота Фишера: "Мы построили к вершине Эвереста дорогу из желтого кирпича". Конечно ,он имел ввиду километры разноцветных веревок, которые и сейчас ежегодно устанавливаются шерпами на Южном склоне Эвереста по пути наиболее посещаемому стандартному маршруту восхождения, от Базового лагеря к вершине 8848 метров.

Основную массу работы выполняют шерпы, которые слишком часто становятся ее жертвами. Результатом их работы становятся закрепленные перила на склоне горы, по которым на вершину безопасно поднимаются целые "караваны" альпинистских экспедиций, и не только на склонах Эвереста работают шерпы, в их "ведомсте" находятся десятки высочайших горных вершин Непала. И на каждой из них, шрпы подвергаются самым большим опасностям в альпинизме: камнепадам, переходам через трещины, риску обморожения, истощения, и в следствии большой высоты повышенному риску образованию тромбом и инсультов.

Весной 2013 года не один трагичный случай, вписанный в историю восхождения на Эверест, наглядно проиллюстрировал, насколько опасна работа шерп на склоне самой высокой горы в мире.

7 апреля, 47 летний Мингма Шерпа (Mingma Sherpa) погиб, сорвавшись в одну из многочисленных ледовых трещин в 200 метрах от лагеря Camp1. Mingma Sherpa был высотным шерпой в течении 9-и лет, и считался опытным проводником через ледопады ,в том числе через самый опасный на Эвересте ледопад Кхумбу (Khumbu Icefall)

ледопад Кхумбу (Khumbu Icefall) - одно из самых опасных мест на Эвересте
ледопад Кхумбу (Khumbu Icefall) - одно из самых опасных мест на Эвересте


Буквально через месяц, 5 мая очередные грустные новости пришли с Южного склона Эвереста: из отчета Международной организации горных гидов Вашингтона стало известно о том, что утром 5 мая, при спуске команды в низ, в лагерь Camp2 один из высотных шерп, сопровождавших экспедицию, 37 летний DaRita внезапно почувствовал себя очень плохо и упал на землю, вскоре он умер. "Мы потеряли одного из близких членов нашей семьи" - написал тогда Эрик Симонсон, руководитель экспедиции.

Три дня спустя, 27 летний Непальский шерпа Lobsang Sherpa, умер в результате падения на Эвересте между лагерями Camp2 и Camp3.

16 мая шерпа Намгьял (Namgyal), работающий на компанию "Explore Himalaya" погиб от внезапного сердечного приступа, после восхождения на Эверест в десятый разв своей карьере.

В соответствии с базой данных гималайских восхождений, которая отслеживает трагичные случаи с шерпами, за время альпинистской истории Гималаев, в ее горах погибло 174 высотных шерп, и 15 из них на Эвересте за последние 10 лет.
Но в то же время очень много шерп остались инвалидами в следствие камнепадов, обморожений или последствиями высотной болезни: инсульта или отека головного мозга.
Шерпы, работающие над Базовым лагерем на Эвересте, имеют в 10 раз больший риск погибнуть чем иностранные альпинисты. Об этом свидетельствуют данные по статистике рабочих профессий Центра по контролю и профилактике заболеваний (США). Работа шерп в соответствии с этими данными является первой в перечне самых опасных работ в мире (не учитывая службу в войсках).

По статистике вероятность гибели шерпы на Эвересте более чем в 3,5 раз выше чем вероятность гибели пехотинца в течение первых четырех лет войны в Ираке.
Нет в мире подобной сферы услуг, которая так часто бы убивала своих рабочих.

Результатом этой ужасной статистики является то, что в Катманду и деревнях региона Кхумбу, остаются множество осиротевших детей и семей, оставшихсяя без своих мужчин-кормильцев, а в случае инвалидности шерп - семьи, за частую не получающие никакого другого дохода, кроме работы своего мужчины, вынуждены в отсутствии средств поддерживать его жизнь или уходить от него, обрекая шерпу на самовыживание.

Возьмем, к примеру, два трагичных восхождения шерп, которые привели к постинсультному параличу: 54-х летний Анг Темба (Ang Temba) и 65 летний Лхакла Гальзен (Lhakpa Gyalzen).
Несчастный случай с Ангом произошел во время его восхождения по Северной стене Эвереста, в то время когда он работал на японскую команду в 2006 году. Его жена, Фурда (Furba), которой сейчас 48 лет заботиться о нем в их доме в Катманду, все время вспоминая строгое предупреждение японского врача, который осмотрел Анга в Базовом лагере, когда его доставили со склона Эвереста: "Он сказал: больше никакого альпинизма".

 54-х летний Анг Темба (Ang Temba), перенес инсульт в экспедиции на Эверест в 2006 году. Вопреки советам врачей, он вернулся на Эверест в 2007 году и получил второй инсульт вскоре после возвращения. Сейчас он парализован и не может говорить. На фото он сидит со своей женой, Furba, в их доме в Катманду
54-х летний Анг Темба (Ang Temba), перенес инсульт в экспедиции на Эверест в 2006 году. Вопреки советам врачей, он вернулся на Эверест в 2007 году и получил второй инсульт вскоре после возвращения. Сейчас он парализован и не может говорить. На фото он сидит со своей женой, Furba, в их доме в Катманду


Но уже в следующем году, после периода относительно быстрой регрессии организма, Анг снова пришел в Базовый лагерь Эвереста наемным рабочим компании Asian Trekking . "У нас нет больше никакого другого выбора кроме как заниматься альпинизмом" - сказал Анг , иллюстрируя тем самым выбор, с которым сталкивается в совей жизни буквально каждый шерпа. "Если бы он тогда придерживался рекомендации японского врача, то сегодня он бы не был парализован. Это было его худшее решение" - сказала Фурда.
Вскоре, после того, как Анг вернулся с экспедиции ан Эверест в 2007 году, Фурда в один из дней нашла его лежащим без сознания на диване. Сейчас вся его правая сторона парализована, и он уже не может говорить. "Для меня уход за ним гораздо тяжелее чем уход за меленькими детьми" - сказала Фурда, "Он даже в туалет не может сходить, ему нужно подкладывать утку".
Тем не менее, Ангу, относительно повезло: его жена и семья осталась с ним, и им удалось получит около 5500 $ страховых выплат от работодателя, который в итоге признал, что эта инвалидность вызвана его работай на Эвересте и ее последствия не устранимы.

Лхакпа Гальзен (Lhakpa Gyalzen), который поднимался на Эверест, работая на китайскую экспедицию в 2000 году, перенес на склоне горы инсульт, и ему не так "повезло" как Ангу. Хотя он может передвигаться с тростью и даже отчасти разговаривать, его жена и дети ушли от него....

Лхакпа Гальзен (Lhakpa Gyalzen), буддийский лама сказал ему что он исцелиться только тогда, когда прочитает 100 000 молитв
Лхакпа Гальзен (Lhakpa Gyalzen), буддийский лама сказал ему что он исцелиться только тогда, когда прочитает 100 000 молитв



Однажды вечером, в октябре прошлого года, я пришел к нему в гости в деревне Phortse, расположенной всего в всего в 25 километрах от Эвереста, его не оказалось дома, но на следующее утро, когда я вернулся снова, он был в своей постели, завтракая рисом, который он сам себе приготовил. Он рассказал мне, что прошлой ночью упал с тропы, когда спускался в низ к реке, всего в 20 минутах ходьбы от дома, к реке он пошел за бамбуком для одной из религиозных церемоний. Не найдя в себе силы подняться, он пролежал на склоне холма большую часть ночи, а утром, когда ему все же удалось вернуться на тропу, поплелся домой. "Мне было очень холодно и я был голоден" - сказал Лхакла о своем пребывании на склоне холма.

Лхакла был на отметке 8230 метров, когда его сразил инсульт. Не в силах двигаться, он провел две ночи в "зоне смерти", пока китайская экспедиция не направила на его спасение двух шерп из Базового лагеря. Но когда Лхаклу спустили в Базовый лагерь, он должен был заплатить за свое спасение китайской экспедиции: "Китайская экспедиция не оплачивала никаких расходов на медицинскую помощь шерпам. Все расходы по своему спасению и последующему лечению в клинике я оплачивал сам. Продукты, медикаменты, пребывание в стационаре - все из моих личных средств" - сказал Лхакла.

К сожалению, подобные случаи разворачиваются каждый год, но подавляющее большинство из них оказываются безвестными.
Когда на Эвересте погибает шерпа, его семье всегда приносят свои соболезнования иностранные альпинисты. "Шерпы - настоящие герои Гималаев" - написала экспедиция США, после гибели весной этого года одного из своих шерп - Мингмы.
В большинстве таких случаев, правительство Непала обеспечивает страховые выплаты в размере около 4600$, которые до начала экспедиции своими страховыми взносами обеспечивает каждая иностранная экспедиция получающая пермит на восхождение.
И если шерпа был известным человеком, либо работал на больших высотах на склоне горы, кроме страховых выплат, организовывается также и добровольный сбор средств - пожертвование, так как это было сделано в прошлом году, после того как в высотном лагере Camp1 от инсульта умер шерпа Дава Тенцинг (Dawa Tenzing).
Профессиональный альпинист Конрад Анкер (Conrad Anker) лично пожертвовал примерно 600$ вдове Дава Тенцинга, живущей в деревне Jangmu.

Jangmu потеряла мужа, Даву Тенцинга, который перенес инсульт в лагере 1 на Эвересте во время работы на иностранную экспедицию
Jangmu потеряла мужа, Даву Тенцинга, который перенес инсульт в лагере 1 на Эвересте во время работы на иностранную экспедицию


Тем не менее, иностранные альпинисты, гиды и их клиенты редко становятся свидетелями всей драмы гибели шерпы. В октябре 2010 года, когда умер Чхеванг Нима (Chhewang Nima), Мелисса Арно столкнулась с реалиями не понаслышке. После поиска его тела с помощью вертолета, Арно и Нима Гальзен прилетели на вертолете в деревню где жил Чхеванг - Thamo, они посадили свой вертолет у небольшого кафе и гостевого домика, которые Чхеванг построил на заработанные на Эвересте деньги; к этому времени, весть о гибели Чхеванга уже дошла до его семьи.

"Со стороны дома я слышала сильный плач", вспоминает Арно. "Плач, который я никогда ранее в своей жизни не слышала".
Она вошла в кафе, в котором были вдова Чхеванга - Лхаму Чхики (Lhamu Chhiki) и ее дети а также Анг Гальтзен (Ang Gyaltzen) и Лхакпа Тенцинг (Lhakpa Tenzing), кроме этого на кухне были еще 12-14 человек.
"Я опустилась перед вдовой на колени и сказала что мне очень жаль. Подошел лама, вывел меня на улицу и сказал: "Вы не должны быть здесь, уходите".

Лхаму Чхики (Lhamu Chhiki) - вдова  Чхеванга Нимы (Chhewang Nima), который погиб в 2010 году во время работы на коммерческую экспедицию
Лхаму Чхики (Lhamu Chhiki) - вдова Чхеванга Нимы (Chhewang Nima), который погиб в 2010 году во время работы на коммерческую экспедицию



Арно была свидетельницей обряда, который повторяется в Гималаях по крайней мере с 1895 года, с года первой разведывательной британской экспедиции, когда в ее состав были включены двое местных жителей, помогавшие альпинистам подняться на вершину восьмитысячника Нангапарбат (8126м). В итоге, оба шерпы погибли на горе.
27 лет спустя, в 1922 году в попытке восхождения на Эверест экспедиции Джорджа Мэллори (George Mallory) сошедшая со склона горы лавина убила семерых шерп.
В 1935 году, пионер Эвереста, шерпа Тенцинг Норгей (Tenzing Norgay) получил свою первую работу в качестве носильщика, и эту свою работу он получил именно из-за того, что за год до этого на склонах Нангапарбат погибли шесть самых опытных высотных шерп. В те далекие времена, в первые года альпинистских исследований Гималаев, жертвы гор признавались как дань цены завоевания непокоренных вершин человека.
Но и в 2013 году, на Эвересте по прежнему, приносятся "в жертву горе" человеческие жизни.

В последнее десятилетие Эверест превратился в достопримечательность, став краеугольным камнем, приносящим $ 370 000 000 в год в бюджет Непала от всей индустрии туризма страны. Благодаря взрывному росту коммерческих экспедиций, каждый год к Эвересту приходят более 300 коммерческих клиентов, пытающихся взойти на вершину мира по стандартному маршруту с Южной стороны., и шерпы помогают им избежать страха и риска в самом опасном для них приключении в жизни.

Но со временем первого восхождения на Эверест, мало что изменилось для рабочей силы на ее склонах... Членам семей шерп, погибших на Эвересте в 1922 году выплатили по 250 рупий каждому, что с учетом инфляции в пересчете на современный курс составляет 4600$ суммы страховых выплат, которые получают сегодня семьи погибших шерп.

Но, со слов Арно, мы узнаем, что эти деньги зачастую не играют большой роли в дальнейшем выживании семьи шерпы. К тому времени, как она прибыла в деревню Thamo, несколько лам уже пришли с монастыря над деревней, что бы начать подготовку к пуджу, пышной буддийской церемонии, предназначенной для проведения души умершей через очередную реинкарнацию.
Эти обряды, которые могут стоить дороже, чем страховые выплаты, зачастую в конечном итоге усугубляют и без того огромное горе семьи погибшего шерпы, вводя ее в большие долги.
Вскоре после этой церемонии, Арно пыталась убедить членов семьи погибшего Чхеванга не предпринимать погребальную церемонию - экспедицию к горе на которой погиб Чхеванг, целью которой было помощь в реинкарнации его духа, поскольку по верованиям шерп, если в течении семи дней тело погибшего не будет кремировано, его дух заблудиться на земле и не сможет упокоиться.

"Я просила их не ходить", сказала Арно, "я опасалась что другие участники этого похода могут подвергнуться смертельной опасности. Но они не смотря ни на что пошли..." Арно заплатила около 19000$ за поисковые работы вертолета, а ее спонсор, Эдди Байер (Eddie Bauer) заплатил 7000$ которые покрыли расходы на церемонию пунджы. Кроме того, Арно обязуется выплачивать семье погибшего Чхеванга 4000 $ в год, на протяжении того времени, как она работает горным гидом, хотя как она считает, по прежнему ее совесть не облегчилась.

"Это вина найма работников в моей экспедиции, у меня нет другого выбора" - сказала Арно мне в октябре прошлого года в Непале, когда я присоединился к ней, во время ее второго ежегодного посещения семьи погибшего Чхеванга.
"Моя страсть к горам создала сферу деятельности, которая убивает моих наемных рабочих, она относиться к людям как к одноразовым элементам системы, а с этим трудней всего примириться".


Анг Ками поднимался на Эверест с экспедицией непальской армии, в этом восхождении в следствии обморожения он потерял пальцы на обеих ногах. Он был отправлен в Великобританию, чтобы получить надлежащее лечение и в настоящее время он получает правительственную пенсию. Он также построил свой чайный домик в деревне Пхакдинг.
Анг Ками поднимался на Эверест с экспедицией непальской армии, в этом восхождении в следствии обморожения он потерял пальцы на обеих ногах. Он был отправлен в Великобританию, чтобы получить надлежащее лечение и в настоящее время он получает правительственную пенсию. Он также построил свой чайный домик в деревне Пхакдинг.


Деревня, в которой живут шерпы - Thame расположена склонах высокого холма, зеленые пастбища и террасы которого тянуться на 150 метров в низ по склону к реке Бхоте-Коси (Bhote Kosi). В 45-ти минутах ходьбы вниз по течению расположена еще одна деревушка - Thamo, в которой проживают еще 40 - 50 семей. Вместе они обрабатывают ближайшие пахотные земли долины у перевала Nangpa La высотой 5800 метров, который расположен у восьмитысячника Чо-Ойю, дорогу через этот перевал шерпы используют вот уже как минимум 500 лет что бы перейти из Непала в Тибет.

Эти две деревни были домом для некоторых из самых известных шерп в истории альпинизма. Тенцинг Норгей жил в Thame прежде чем он переехал в 1932 году в Дарджилинг (Индия), где были организованы иностранные экспедиции в Гималаи, прежде чем правительство Непала открыло свою страну для иностранных туристов.

65-и летний шерпа Анг Рита (Ang Rita) родом из деревни Thamo, он за свою альпинистскую карьеру совершил десять восхождений на Эверест без использования кислородных баллонов, этот своеобразный рекорд дал ему прозвище "Снежный Барс" (Snow Leopard).

И знаменитый Апа Шерпа (Apa Sherpa, сейчас ему 53 года), который 21 раз поднимался на вершину Эвереста, за что в 2012 году получил диплом книги рекордов Гинесса, также родом из деревни Thame

Со своим природным атлетизмом, шерпа Чхеванг Нима, родившийся и выросший в деревне Thamo, не мог не стать альпинистом, это было также неизбежно. Как и для всех молодых парней в деревне в 1980-х годах, его кумирами были Анг Рита и Апа Шерпа.
В то время экспедиции на Эверест организовывались лишь самыми сильными, профессиональными командами мировых держав, но их сопровождение для местных жителей уже было самой прибыльной работой в регионе Кхумбу.

Альпинисты с самых первых попыток покорения высочайших гор Непала, осознали превосходную врожденную выносливость шерп на больших высотах, этот генетический подарок природы в последствии был подтвержден научными исследованиями, которые установили, что шерпы могут усваивать кислород на больших высотах гораздо более эффективно, что и по сей день является определяющим фактором для возможности работы шерп на склонах самых высоких гор в мире

В 1981 году, в эссе, опубликованным Томасом Лэрдом (Thomas Laird), который часто публикует свои записи о Тибете, шерпа по имени Доржи объяснил это так: "Аналогично с пилотами авиакомпании: они зарабатывают много денег, но если случается авария - они погибнут; но если все проходит штатно, они становятся богатыми людьми. Также само и с нами, шерпами, мы аналогично работаем в экспедициях".

Шерпа Чхеванг начал свою альпинистскую карьеру в 1993 году, в возрасте 25 лет, учась технике восхождения у своего двоюродного брата Лакпа Рита (Lakpa Rita).
В течение трех лет, непальское правительство предоставляет неограниченное количество пермитов на самом популярном, южном маршруте восхождения на Эверест, этот маршрут открыл новую коммерческую эру восхождений, и расширил ряд возможностей для молодых людей, мечтающих сделать свою карьеру в горах.
Работа на Эвересте для Чхеванга, как и для других выдающихся шерп региона Кхумбу в составе международных экспедиций, в которых стоимость "путевки на Эверест" для каждого из иностранных участников оценивается от $30000 до $120000, превратила деревни Thame и Thamo в своеобразные виртуальные города международных альпинистских компаний, в которых большинство жителей по сути являются сотрудниками компании альпинистских восхождений. Эти отношения конечно выгодны с обеих сторон.
Лакпа Рита (Lakpa Rita) стал одним из самых уважаемых сирдаром Эвереста (сирдар (sirdars) - руководитель бригады шерп), а сейчас, когда он получил гражданство США, он делит свое время между Сиэтлом и Непалом.
Чхеванг также неуклонно продвигался по служебной лестнице, и со временем становился одним из самых выдающихся альпинистов в своей отрасли.

На момент его смерти, Чхеванг поднялся на вершину Эвереста 19 раз! и был близок к установлению нового рекорда количества восхождений, побив рекорд Апы Шерпы в течении 2-х лет. За свой самый продуктивный сезон на Эвересте, который длился два месяца, Чхеванг смог заработать 6000$ работая на установке перил, высотных лагерей, а также регулируя трансфер снаряжения клиентов, продуктов питания, заброску палаток и кислородных баллонов вверх по склону, и вынос мусора в низ. С такой сезонной зарплатой Чхеванг мог содержать не только свою жену и детей, но также и семьи многих из его восьми братьев и сестер.

"Если бы кто либо из американцев смог бы подняться на Эверест 19 раз, он был бы по крайней мере звездой рекламных компаний, таких как например Budweiser", сказал 50-и летний Норбу Тенцинг Норгей (Norbu Tenzing Norgay), двоюродный брат Чхеванга и самый старший из живущих сыновей первопокорителя Эвереста шерпы Тенцинга Норгея. "Шерпы не получают такого же признания как иностранные альпинисты".

 Пасанг Рита, со своим внуком. Он потерял своего сына на Эвересте. А его второй сын Мингма Черинг весной 2013 года впервые пошел работать на Эверест в качестве высотного носильщика
Пасанг Рита, со своим внуком. Он потерял своего сына на Эвересте. А его второй сын Мингма Черинг весной 2013 года впервые пошел работать на Эверест в качестве высотного носильщика


Летом 2010 года, в то время как Чхеванг работал на Аляске, в подготовке экспедиции для альпийских восхождений, Норбу, который сейчас живет в Сан-Франциско и является вице-президентом Американского гималайского фонда, пытался выбить для Чхеванга спонсорскую помощь для его экспедиции. Он также тренировал Чхеванга в том, как правильно общаться с журналистами, а в июле он убедил его дать несколько публикаций в ведущих мировых изданиях, одним из них был "Mountain Hardwear", которое участвовало в финансировании восхождения легендарного шерпы Бабу Чири (Babu Chiri), который установил на Эвересте скоростной рекорд восхождения, но погиб в 2001 году в результате падения в ледовую трещину недалеко от высотного лагеря Camp II.
Норбу рассказывал Чхевангу, что по сравнению с иностранными коммерческими гидами он зарабатывает сущие гроши, и что ему необходимо бросить восхождения в Аляске и организовать свою экспедицию на Эверест, но для этого он должен был встретиться с потенциальными спонсорами в Сан-Франциско.
Но Чхеванг сказал тогда: " О, нет, брат, это слишком дорого, я не могу изменить свои планы"... Однако это был вопрос лишь нескольких сотен долларов...

Несколько недель спустя, Норбу уехал в бизнес-поездку в Индию, когда он узнал о трагической гибели его двобродного брата. "Я сидел в гостиничном номере в Ганге и по ВВС узнал что мой брат умер... Я был в состоянии шока" - вспоминает Норбу.

Эта трагедия поставила для Норбу вопрос о сомнении в справедливость его профессии, от которой зависят многие из членов его семьи. "Я терял на Эвересте своих родственников, но и другие горы Непала не менее опасны, они также требуют тяжелой работы шерп на своих склонах" - сказал он, " Времена изменились, сейчас не пятидесятые. Сейчас Эверест это бизнес для шерп, бизнес, который толкает их на вершину горы потому что их клиенты заплатили огромные деньги за сопровождение своих экспедиций".

В то время как Норбу высоко ценит попытки Арно и других иностранных альпинистов в организации помощи шерпам, он не верит в то, что добрая воля одиночных альпинистов может помочь восстановить семьи, члены которых пострадали на Эвересте. "Одни лишь намерения помочь не достаточны. Я видел в своей жизни очень много невыполненных обещаний"

Конечно, в последнее десятилетие для шерп, работающих на Эвересте были и положительные изменения в их работе. В первые годы экспедиций на Эверест, шерпы получали лишь крайне скудные, отрывочные знания о технике альпинизма, проходя специальные курсы обучения, это обучение основывалось практически исключительно на их уникальной способности работать на больших высотах.
Сегодня же большинство из 10695 официально зарегистрированных шерп проходят полноценные альпинистские курсы, которые проводит Ассоциация альпинизма Непала в Langtang или в альпинистском центре в Кхумбу - это некоммерческая школа обучения высотных носильщиков в Phortse.
В этой школе Чхеванг был в свое время постоянным инструктором, она была основана американскими профессиональными альпинистами Конрадом Анкером и Питером Атансом в 2003 году и построена группой архитекторов штата Монтана.

В этих обеих школах шерпы учатся профессионально обращаться с альпинистской веревкой, а также проходят обширный курс по спасработам.
Также, в Базовом лагере Эвереста, альпинист Luanne Freer основал клинику в 2003 году, в которой он предлагает бесплатную медицинскую помощь всем шерпам тех экспедиций, которые заключили контракт с его организацией.

Но несмотря на это, сегодня мало одной лишь обязательной помощи на месте, такие мероприятия не смогут помочь семьям погибших шерп или шерпам, получившим инвалидность на Эвересте.
После принятия в 2002 году поправок в Закон о туризме, Министерство туризма и гражданской авиации Непала требует от всех туристических агенств Непала оплаты страховки на спасработы и страховки жизни для шерп.
Как минимум эти страховые выплаты составляют, для шерп, работающих на склоне Эвереста, выше его Базового лагеря 4600$ в случае смерти и 575$ в случае травмы, на более низких высотах носильщики застрахованы на сумму 3500$.
Кроме того, каждая иностранная экспедиция должна оплатить общий страховой полис для всех своих шерп в размере 4000$ в качестве страховки за спасработы.

Тем не менее не составит труда узнать, что и такие меры в большинстве своем случае недостаточны. Хотя подготовка и имеет важное значение, практические занятия не уменьшат риск пребывания на горе для шерп. Так, например, проход через самый опасный ледопад Кхумбу, на котором ледяные глыбы смещаются в хаотичном порядке, неся тем самым постоянную угрозу смерти; некоторые иностранные гиды предпочитают даже проводить акклиматизацию своих клиентов на соседних вершинах, что бы только лишний раз не проходить это ужасное место.
Однако, в стандартный альпинистский сезон, шерпы могут проходить по десять раз каждый через этот ледопад, причем некоторые из них зарабатывают бонусы за каждый дополнительный круг. Гиды и их клиенты обычно проходят от двух до четырех раз этот ледопад.

И когда дело доходит до спасения потерпевших шерп, страховая сумма в размере 4000$ практически ничем не помогает.
Высотные спасательные вертолеты, которые стали обыденным делом с 2011 года на склоне Эвереста, добавили шансы к выживанию в аварийных ситуациях, даже на отметках выше высотного лагеря Camp2. Но работа одного такого вертолета стоит не меньше чем 15000 $, что само по себе более чем в три раза больше чем страховые выплаты. Эта огромная разница уже привела к нескольким проблемным ситуациям.

В 2012 году шерпа Лакпа Нуру (Sherpa Lakpa Nuru), работавший на компанию Summit Climb был ранен в результате падения на стене Лхоцзе, он потерял много крови и и был доставлен в полубессознательном состоянии в высотный лагерь Camp II. Тем временем, руководитель его экспедиции, Арнольд Костер (Arnold Coster) торговался с его треккинговым агенством Everest Parivar Expeditions, организовавшей эту экспедицию, пытаясь сбить цену за вызов вертолета в Camp2 , что стоило 15000 $.
Более чем полчаса длились эти переговоры, все это время вертолет стоял на старте, готовый в любую минуту вывезти раненного шерпу

"Треккинговые агенства, за частую не решаются брать на себя обязательства связанные с такими большими расходами" признается владелец компании Summit Climb, Дэн Мазур, который подтвердил, что в конечном итоге за вертолетный вызов они заплатили 11 000 $ из своего кармана. Лакпа Нуру выжил и в октябре прошлого года, когда я был в Пхакдинге, он уже вернулся с работы в горах, и это не смотря на повторяющиеся головные боли и проблемы с балансировкой тела.

Конечно, выплачиваемые 4600 $ при потере кормильца семьи никак не могут быть достаточной суммой для дальнейшего выживания оставшихся дома вдовы и детей, даже не смотря на то, что такая сумма на самом деле считается целым состоянием, ведь средний годовой доход жителя Непала составляет всего лишь 540$ .
Иностранные альпинисты зачастую не принимают участия в пожертвованиях семьям погибших своих шерп, что также приводит к большому несоответствию их роли на Эвересте и риска работы.

Семье Чхеванг Нимы можно сказать в чем-то "повезло", ведь он был очень знаменитым человеком. В дополнение к ежегодным пожертвованиям сделанными Арно, Эдди Байер (Eddie Bauer) пожертвовал 7000 $, руководители школы Khumbu Climbing Center Атанс (Athans) и Конрад Анкер выделили еще 5000 $ в память о своем выдающемся инструкторе. "Чхеванг был невероятно любим в школе. Конрад всегда был невероятно счастлив что смог заполучить такого выдающегося человека."

Признавая недостаток такой щедрости, Атанс продолжает говорить: " Мы конечно же понимаем, что семья погибшего Чхеванга оказалась в лучшем положении чем подавляющее большинство семей в которых погиб кормилец. Множество таких семей вынуждены влачить нищее состояние, это одна из важных вещей, которыми пренебрегает туристическая отрасль Непала "

В отличие от молодых альпинистов и участников коммерческих групп, практически каждый ветеран альпинизма осведомлен о недостаточной степени защиты семей шерп от несчастных случаев, и более того, многие из этих альпинистов активно пытаются повлиять на ситуацию, изменить ее к лучшему.
Конрад Анкер и Атанс сейчас работают над созданием специального фонда помощи шерп, который также как и страховой полис должен будет обеспечивать денежные выплаты семьям погибшим и пострадавшим шерпам.

Владелец компании Alpine Ascents Тодд Берлсон (Todd Burleson) еще в 1999 году создал подобный фонд - "Sherpa Education Fund", целью которого было обеспечение образования в школе-интернате в Катманду для детей шерп. (Мой переводчик этой истории, шерпа Церинг Тенцинг (Tsering Tenzing), впечатляющий молодой человек из Thamo, заканчивает в следующем году эту школу с дипломом бакалавра).

 Церинг Тенцинг (Tsering Tenzing), 22 года - первый выпускник школы в Катманду, обучавшийся за счет иностранного фонда. "Шерпы не хотят что бы их сыновья становились альпинистами, они хотят что бы они были инженерами и открыли для себя западный мир"
Церинг Тенцинг (Tsering Tenzing), 22 года - первый выпускник школы в Катманду, обучавшийся за счет иностранного фонда. "Шерпы не хотят что бы их сыновья становились альпинистами, они хотят что бы они были инженерами и открыли для себя западный мир"


Кроме того, Арно и ведущий горный гид компании "Alpine Ascents" Дэвид Мортон недавно создали свою некоммерческую организацию - фонд, названный Juniper Fund, целью которого стоит выплата денежных компенсаций вдовам погибших шерп, кроме того, они пытаются внести в Правительство Непала пакет предложений, который расширит существующие страховые выплаты.
Также существуют и другие подобные программы в Непале, организаторами которых являютс якак отдельные альпинисты так и международные компании.

Но несмотря на все эти многочисленные благие намерения, по прежнему остается отсутствие взаимопонимания между коммерческими клиентами, поставщиками-продавцами снаряжения и шерпами.
Многие из людей, занимающиеся поставкой снаряжения были осведомлены о страховых требованиях, но при этом понятия не имели о размере выплат. Например, когда я разговаривал с Питером Уиттакером (Peter Whittaker), владельцем компании Rainier Mountaineering, занимающейся продажей альпинистского снаряжения, он сказал: "Я продаю и даю в аренду непальским шерпам свое снаряжение, которое отвечает всем международным требованиям альпинистской безопасности, но при этом я должен обеспечить некоторые аспекты страхового полиса". Когда, в последствии он проверил страховые полисы в Непальской компании - туристического оператора High Altitude Dreams, Уиттакер, чья компания славиться обеспечением безопасности своих клиентов, с удивлением обнаружил, что у его клиентов - шерп до 2012 года был занижен страховой полис в среднем на 8000 $ до 2012 года, но в этом году обеспечение страхового полиса уже вернулось к своему минимуму..

Справедливости ради надо сказать, что нынешняя система страховых полисов для шерп способствует развитию большого числа мошенничеств.
Иностранные горные гиды, которые имеют своих коммерческих клиентов, обычно нанимают также иностранные компании, такие как Rainier Mountaineering, которые уже в свою очередь, обязаны по закону, нанять в Непале туристическое агенстов, которое уже непосредственно займется организацией экспедиции. Именно эти туристические агенства уже и нанимают в экспедицию шерп, приобретают для них соответствующие страховые полисы и помогают организовать спасоперацию в случае аварии.

С одной стороны, агенты туристических компаний Непала выступают в качестве посредников, помогая иностранным компаниям ориентироваться в бюрократической неразберихе Непала. И в то же время, эти компании становятся для всех удобными "козлами отпущения" в случае аварийных ситуаций, поскольку они являются техническими работодателями для шерп.
Существующая в Непале система способствует развитию своего рода "правдоподобному отрицанию", в которой каждый человек думает, что он действует добросовестно, а в аварию попадают другие, но только не он.
Британец Марк Хоррелл (Mark Horrell), который был на Барунтзе через несколько дней после гибели Чхеванга в 2010 году наглядно описывает это заблуждение в своей книге за 2011 год под названием "Могила Чхеванга Нима" (The Tomb of Chhewang Nima).
После того, как поисковая операция была прекращена, партнер Хоррелла рассказал что Арно была единственной богатой альпинисткой, которая предлагала большие деньги за прокладывания перил на вершину горы. Между тем, Хоррелл отметил: "Все наши шерпы были застрахованы нашим агенством Responsible Travellers ".

В Непале "минимальная ставка является стандартной", объяснил Ди Пракаш Пандей, генеральный директор страховой компании в Shikhar, которая обеспечивает полисами многие экспедиции на Эверест.
Если в страховом полисе максимальные выплаты составляют всего лишь 4600 $, то для непальских туристических агенств нет никаких других стимулов обеспечить более высокие выплаты. Некоторые из страховых агенств признают эту проблему и даже готовы изменить свою практику, но при этом они опасаются, что увеличение выплат приведет к банкротству компании.
"Я мог бы повысить страховые выплаты до 11 000 $", сказал Джибан Гимире (Jiban Ghimire), страховой агент во время прошлогоднего заседания в Шикхаре, "Ноя не хочу быть таким одним" - компания Гимре "Shangri-La Treks" является ведущей треккинговой компанией в стране, обеспечивая логистику экспедиций самых именитых компаний мира, среди которых: Alpine Ascents, Eddie Bauer, the North Face, National Geographic.

4 июня, после гибели в 2013 году четырех шерп на Эвересте ,Непальское правительство объявило о увеличении обязательных минимальных ставок страховых выплат, которые вступят в силу в 2014 году.

В соответствии с этим новым положением, которое согласовал Совет Правительства Непала с 1 января 2014 года вводятся следующие тарифы страховых полисов:


  • страховка для Офицера связи (и его сотрудников) увеличена с 600 000 рупий до 800 000 рупий (с 5000 до 6500 евро)
  • страховка для Сардара (руководитель группы шерпов в экспедиции) увеличена в два раза: с 500 000 до 1 000 000 рупий (с 4000 до 8000 евро)
  • страховка носильщиков и шерп, работающих на низкой высоте выросла с 250 000 до 500 000 рупий (с 2000 до 4000 евро)
  • страховка для высотных шерп и носильщиков работающих на большой высоте увеличена с 400 000 до 1 000 000 рупий (с 3000 до 8000 евро)


Кроме того, увеличивается оплата аварийно-спасательных работ, включая перевозку умерших альпинистов: с нынешних 3000 евро до 7500 евро.

Соответственно, уже сейчас, все иностранные экспедиции, планирующие свои восхождения в горах Непала на 2014 год, должны быть готовы к повышению тарифов, и учитывать их в своих экспедиционных сметах!

И только один факт экспедиций в Непале не поддается изменениям - это поддержка альпинистских восхождений шерпами. Без их усилий, практически ни одна из международных экспедиций не смогла бы добиться своих успехов в восхождениях на вершину. И как свидетельствует статистика раненных в восхождениях шерп, которые не смотря ни на что на следующий год снова нанимаются на работу, этот труд пользуется огромным спросом. "Если бы вы могли отменить всех рабочих, собирающихся на Эверест, вы бы получили единогласный ответ: "НЕТ" - сказал Атанс.

Со времен Эдмунда Хиллари, шерпы, обеспечивая безопасное восхождение для своих клиентов, практикуют осадный альпинистский стиль восхождения, и это единственный способ провести благополучно коммерческую группу.
Но по мере развития альпинизма, когда начал практиковаться другой, альпийский, легкий и быстрый стиль восхождений, работа шерп выше Базового лагеря в горах стала отчасти считаться излишней помощью, которая лишь портит чистый стиль восхождений, так же как и восхождения с использованием кислородных баллонов, по крайней мере такие мысли витают среди элиты профессиональных альпинистов, которые приходят к Эвересту каждый год, и хотят вписать свое имя в историю Эвереста.

Весной этого года, теперь уже печально известный конфликт на Эвересте, лишь подчеркнул растущий разрыв между элитой альпинистского сообщества и шерпами, которые зависят от коммерческих экспедиций на Эвересте.

Этот конфликт развернулся вокруг трех профессиональных альпинистов: Симоне Моро (Simone Moro), Ули Штека (Ueli Steck) и Джонатана Гриффита (Jonathan Griffith), когда трое иностранных альпинистов пренебрегли просьбой шерп не подниматься по склону Эвереста пока шерпы не закончат провешивать перила... В итоге конфликта, каждая команда обвинила другую в провоцировании и развязывании конфликта. По словам 28 летнего шерпы Карма Сарки (Karma Sarki), Симоне Моро в этом конфликте назвал их "chor" (“воры”), кроме того, Моро стал оскорблять их, выкрикивая в адрес шерп ругательства типа "machickne" (непальский аналог слова "ублюдок"), этот крик Симоне был услышан по рации и в Базовом лагере, и о нем знали большинство альпинистов.

Более подробней о этом конфликте Вы можете прочитать в нашей подборке статей:



Фактически драка произошла. когда обе команды спустились в лагерь Camp2, Моро и Штек были избиты ногами и руками, а также получили следы на теле от ударов камнями; хотя они и были окровавлены, все же не требовали медицинского вмешательства.
Мелисса Арно, которая в этом сезоне собиралась уже пятый раз взойти на Эверест в своей карьере, попала в эпицентр этого конфликта.
"Я чувствовала, что мне шерпы в пылу конфликта не навредят, я могла не бояться ударов или бросания камней, поскольку просто была единственной женщиной там" - сказала она в интервью Good Morning America по спутниковому телефону в этот же день.

В первые дни после события, Моро, Штек а также большинство профессиональных альпинистов высказали свое мнение в том, что они имели полное право находиться на склоне Эвереста, и что их экспедиция не нуждается в помощи шерп.
"Мы платим много денег, что бы оказаться у Эвереста, так почему кто то препятствует нашему восхождению?" - сказал в последствии Ули Штек.

Тем не менее, сама идея альпинистов, подняться по Южному склону без помощи шерп является заблуждением. Моро. Штек и Гриффит при восхождении к лагерю Cmap2 несомненно пользовались как лестницами, установленными на ледопаде Кхумбу шерпами.

Во время празднования в Британском посольстве в Катманду в мае этого года 60-летия первого покорения Эвереста, Райнхольд Месснер, который бесспорно считается покровителем современного альпинизма, сказал довольно резкие слова в адрес тех альпинистов, которые хотят получить и то и другое: "Альпинисты, которые проходят по лестницам, установленными шерпами на ледопаде Кхумбу, а затем поднимаются по склону без использования веревок провешенными шерпами являются своего рода "паразитами" Эвереста"

Шерпа Карма Шарки, который также был вовлечен в этот конфликт в тот день, сказал что Симоне Моро оскорбил их труд, он сказал: "Вам нужны деньги? Мы провесим веревки до седловины Эвереста", и поднимавшиеся в легком, альпийском стиле европейцы прошли с веревкой гораздо больший путь чем шерпы за тот же промежуток времени, в результате чего, команда шерп, работавшая над провешиванием перил в глазах иностранных альпинистов, коммерческих клиентов была просто опозорена.
"Шерпы были в ярости, потому что три альпиниста догнали нас," продолжает говорить Карма Шарки, "и они сделали это в нашей стране, на нашей горе. Мы предаем нашу жизнь опасности при восхождении на Эверест при этом помогая иностранным альпинистам... Эверест для нас означает все..."
Но в тоже время, ни одно из этих объяснений не сгладит конфликтные действия произошедшие на склоне Эвереста, очевидно, что двойной стандарт использования помощи шерп, лишь только спустя некоторое время может объяснить почему шерпы, работавшие над провешиванием веревки были настолько разгневаны действиями иностранных альпинистов.

Эти размытые, нечеткие границы на самом деле широко распространены в альпинизме. Выдающиеся альпинисты мира продолжают ставить жизнь шерп в опасности, несмотря на широкое убеждение сообщества в том, что профессионалы должны сами делать всю свою "грязную работу".
Так и Арно, которая была вполне способной альпинисткой, что бы взойти на вершину Барунтзе в 2010 году без помощи шерп, все же решила не рисковать лично, а использовать труд шерп ан склоне горы.

Совсем недавно, в июле 2012 года Лхакпа Рангду ( Lhakpa Rangdu), 44 -х летний шерпа, отец троих детей, десятикратный покоритель Эвереста, был нанят шотландско-южноафриканской тройкой альпинистов для прохождения ранее непокоренного хребта Мазено (Mazeno ridge) на вершину Пакистанского восьмитысячника Нангапарбат. Вместе с двумя другими шерпами в команде, он отступил с маршрута, находясь всего в 200 метрах от вершины.

"Мы были наняты командой для прокладывания веревок по маршруту", рассказал Лхакпа Рангду в октябре прошлого года в небольшой квартире, которую он, его жена 36-и летняя Лхакла Дики снимают в аренду в Dhapasi, пригорода Катманду. Он сидел, положив свою свою левую ногу на правое колено, выставляя на показ покрытые шрамами лодыжки. Тогда, в этой экспедиции, он подскользнулся на маршруте и повредил лодыжку. Это было основной причиной, которая заставила Кэти О’Дауд (Catherine O'Dowd (ЮАР) и шерп: Lhakpa Rangdu Sherpa, Lahkpa Nuru Sherpa и Lakpa Zarok Sherpa спуститься со склона горы в низ, оставив двоих альпинистов братьев Сэнди Аллена и Рика Аллена (Sandy Allen и Rick Allen (Великобритания) продолжать тяжелейшее восхождение.
"К счастью мы были всего лишь в одном дне перехода к долине, и мы должны были спуститься в низ на следующий день после травмы лодыжки" - сказала Кэти О’Дауд.

обмороженные и поврежденные лодыжки шерпы Lhakpa Rangduk
обмороженные и поврежденные лодыжки шерпы Lhakpa Rangduk


 рентгеновский снимок поврежденной лодыжки шерпы Lhakpa Rangduk
рентгеновский снимок поврежденной лодыжки шерпы Lhakpa Rangduk


Десять дней спустя, после того, как Лхакпа Рангду вернулся в Катманду, он сделал рентген поврежденной лодыжки, после чего врач сказал что необходима операция. У Лхаклы был медицинский полис на 575$, и он еще заплатил 500 $ из своих заработанных в экспедиции денег в размере 3000 $.

Пакистан также требует приобретение страхового полиса для шерп, но и здесь, детали этой страховки не были прочитаны альпинистами, которые, не без оснований, больше были сосредоточены на безопасном прохождении маршрута и восхождении на вершину восьмитысячника, они большую часть времени провели в этих раздумьях, оставив обеспечение страховки на пакистанскую компанию Adventure Pakistan, "Так что я не могу рассказать Вам как точно работает эта страховка... Но я точно была уверена в ее наличии" - сказала в последствии Кэти О’Дауд.

Сэнди Аллен, который называл шерпу Рангду "профессионалом и дорогим своим другом" выделил на его лечение еще пару тысяч. "Мы дали эти деньги не потому что он сломал в нашей экспедиции ногу, мы знали что страховая компания выплатит средства по полису, мы хотели поддержать его семью пока Рангду оставался без работы", писал в своем отчете Аллан.

Сэнди Аллен и Рик Аллен взошли на вершину Нангапарбат по хребту Мазено за 18 дней экспедиции, и это было историческое для альпинизма событием. Это прохождение далось для команды не без помощи шерп, что в современном альпинизме противоречит его строгим стандартам первопрохождений.
Но в апреле 2013 года, на церемонии самой престижной альпинистской премии "Золотой Ледоруб" (Piolets d'Or 2013) это прохождение, среди прочих, завоевало главный приз церемонии. Тогда, Кэти О’Дауд сказала: "Золотой Ледоруб данный этому прохождению очень много значит для наших шерп Lhakpa Rangdu Sherpa, Lahkpa Nuru Sherpa и Lakpa Zarok Sherpa, без которых это прохождение не состоялось бы"

"Все клиенты остаются очень довольными работой шерп. Но шерпы созданы не для вершины, мы созданы для работе на склоне горы" - сказал Лхакпа Рангду в октябре 2012.

Несмотря на сложный перелом в лодыжке, полученной в июле 2012 года, Лхакпа Рангду вернулся на вершину Эвереста весной этого года, чтобы заработать деньги для своих детей Chhoki (слева, 12 лет), и Мингмы 9 лет.
Несмотря на сложный перелом в лодыжке, полученной в июле 2012 года, Лхакпа Рангду вернулся на вершину Эвереста весной этого года, чтобы заработать деньги для своих детей Chhoki (слева, 12 лет), и Мингмы 9 лет.


В октябре прошлого года я был в гостях в небольшой, замусоренной комнатушке в Намче-Базар, в которой племяница Лакпа Рита и кузина Чхеванга: Нима Лхаму готовили на электроплите момо (блюдо из теста с начинкой, аналогичные русским пельменям), которое они затем намеревались продать на еженедельном рынке (который и дал название этому городу)
Горный гид Дэвид Мортон (David Morton), его жена, Кристина Китайяма (Kristine Kitayama) - работающая администратором в компании Alpine Ascents и их двухлетний сын Торн, тоже были там.

Нима Лхаму, потеряла своего первого мужа в ледопаде Кхумбу, в это время она была на шестом месяце беременности
Нима Лхаму, потеряла своего первого мужа в ледопаде Кхумбу, в это время она была на шестом месяце беременности


В апреле 2006 года, Нима Лхаму была на шестом месяце беременности своим первым ребенком, когда ее муж Дава Темба (Dawa Temba) трагически погиб на ледопаде Кхумбу вместе с двумя другими шерпами. Ему было 22 года.
"Я была беременна, и когда я пошла в Катманду, то оказалось что деньги со страховки Давы Тембы уже забрала его мать. После этого она начала конфликтовать со мной, а затем вообще перестала общаться" - сказала Нима Лхаму.
Ее сын, Тенцинг Чосанг (Tenzing Chosang) родился несколько месяцев спустя. Два года назад она снова вышла замуж за шерпу Карма Сарки (Karma Sarki), работающим в компании Alpine Ascents в качестве установщика веревок на Эвересте.
По культурным традициям шерп, для того что бы повторно выйти замуж, она вынуждена была оставить своего четырехлетнего сына на попечение своих родителей: Dati и Pasang Rita, работавших в свое время шерпами на Эвересте.

Дэвид Мортон и Кристина Китайяма вызвались спонсировать школьное обучение Тенцинга Чосанга. Это были сложные отношения, которые, казалось охватывают всю непростую историю шерп и иностранных альпинистов. За прошедшие более чем сто лет, иностранные альпинисты помогли повысить уровень жизни шерп, выведя из из ужасного нищего существования к одной из самой знаменитой в мире этнической группы; но при этом, невольно разбивая их семьи, а затем пытаясь изо всех сил помочь их осиротевшим семьям.

Тенцинг Чосанг (Tenzing Chosang) - 6 лет, первый сын Нимы Лхаму
Тенцинг Чосанг (Tenzing Chosang) - 6 лет, первый сын Нимы Лхаму


На следующий день я сопровождал Арно в ее посещении деревни Thamo, где она заходила в гости к вдове Чхеванга - Лхаму Чхикки ( Lhamu Chhiki). Ее дети Ang Gyaltzen и Lhakpa Tenzing были дома на школьных каникулах, и также посетили дом своей матери.

Лхаму встретила нас у себя на кухне, она была одета в традиционный полосатый фартук шерп. Увидев Арно и нас, она лишь жестом пригласила присесть и подала горячий чай. Арно сказала ей, что она, возможно, нашла ей работу в туристическом магазине Sherpa Adventure Gear в Катманду. Затем она вручила ей конверт, в котором были сотни долларов США... Этот ежегодный ритуал, как сказала Арно, для нее очень сложный этап жизни.

Спустя некоторое время, я спросил Лхаму, согласна ли она дать мне интервью.

"Я низа что не захочу что бы мои дети стали работать на альпинистов, что бы они работали на склонах гор. Я хочу дать им образование, что бы после того, как они выростут они могли бы заняться чем либо другим, кроме альпинизма" - сказала Лхаму

К концу нашего короткого разговора, я спросил ее, обвиняет ли она Арно в смерти своего мужа, "Нет, я не виню Мелиссу" - сказала Лхаму.

Уже на улице мы встретили брата Lhamu - Мингму Черинга (Mingma Tshering), красивого, высокого 21 летнего юношу, который говорил с нами на хорошем английском языке. Он недавно закончил среднюю школу в Катманду, благодаря спонсорской поддержке одного из иностранных фондов, и он сказал нам, что уже сейчас видит несколько вариантов своего будущего. "Раньше люди в Непале не были образованными, у них был лишь один выход - идти на Эверест, быть нанятыми иностранными экспедициями" сказал он.

Мингма Черинг (Mingma Tshering), помогает заботиться о своем племяннике Chosang, чей отец умер на Эвересте в 2006 году. Мингма также работал на Эвересте в первый раз этой весной, перенося снаряжение на седловину Эвереста
Мингма Черинг (Mingma Tshering), помогает заботиться о своем племяннике Chosang, чей отец умер на Эвересте в 2006 году. Мингма также работал на Эвересте в первый раз этой весной, перенося снаряжение на седловину Эвереста


С другой стороны, его детство прошло в семье шерп, где он постоянно слушал рассказы своего отца Пасанг Рита, двоюродного брата Чхеванга, и своего дяди Лакпа Рита о Эвересте, это были рассказы из первых уст, о которых иностранные альпинисты могли читать лишь
в книжках. "Я с детства мечтал взойти на Эверест" - сказал он.

В 2012 году Пасанг Рита завершил свою карьеру высотного шерпы. "Я и мой младший брат планируем пройти теперь по его следам" сказал Мингма, Он, несмотря на полученное образования, все же решил работать на Эвересте, но пока еще не сказал о этом решении свои родным. "Я хочу испытать себя на этой великой горе. Может быть это будет лишь раз в моей жизни, когда я поднимусь на ее вершину. После этого я пожалуй больше не захочу рисковать своей жизнью".
Но все его знакомые сказали Мингме, что как только он начнет работу на Эвересте, бросить ее будет очень трудно, это как наркотик, к которому сразу же привыкаешь, который тебя убивает, но без него начинаются страшный ломки.



Видеоверсию этой статьи Вы можете посмотреть в этом ролике:








На этот перевод статьи распространяется закон об «Авторском праве». Перепечатка материала на другие ресурсы возможна только с разрешения администрации сайта! Спорные вопросы разрешаются в судебном порядке

Теги: шерпы, жизнь шерп, Эверест, шерпы на Эвересте, Sherpas on Everest, Sherp, работа шерп на Эвересте, шерпы и Эверест
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам http://www.outsideonline.com/'>http://www.outsideonline.com/'>http://www.outsideonline.com/
Просмотров: 27762
Опубликовано 2013-08-17 в

comments powered by Disqus