Лунная походка по Патагонии

После шести дней восхождения, в ходе которых бельгийский альпинист и скалолаз Шон Виллануэва О’Дрисколь (Sean Villanueva O’Driscoll) прошел пятикилометровую полосу хребта, наполненную острыми пиками и отвесными скалами, побывав на каждой главной вершине (и нескольких второстепенных), поднявшись на 4000 метров по вертикали в очень сложном техничном лазании, он готов был к еще большему, если бы горный хребет не закончился.....

От Редакции:
траверс хребта массива Фицрой в Патагонии, так называемой задачи: "Fitz Traverse". Маршрут Шона Виллануэва
траверс хребта массива Фицрой в Патагонии, так называемой задачи: "Fitz Traverse". Маршрут Шона Виллануэва


В период с 5 по 10 февраля 2021 года бельгийский альпинист и скалолаз Шон Виллануэва О’Дрисколь (Sean Villanueva O’Driscoll) совершил, пожалуй, самое впечатляющее и амбициозное соло-восхождение в Патагонии!

Шон, отметивший своё 40-летие в этом путешествии, совершил первое в истории соло-прохождение траверса хребта массива Фицрой в Патагонии, так называемой задачи: "Fitz Traverse"! (и второе за всю историю массива)!

Сам Шон назвал свой маршрут: "The Moonwalk Traverse”

О этом событии мы сообщали в статье: САМОЕ ВПЕЧАТЛЯЮЩЕЕ СОЛО-ВОСХОЖДЕНИЕ В ПАТАГОНИИ СОВЕРШИЛ БЕЛЬГИЙСКИЙ АЛЬПИНИСТ ШОН ВИЛЛАНУЭВА О'ДРИСКОЛЬ

и в статье о более подробном описании прохождения: РЕАЛЬНОСТЬ ЗА РАМКАМИ ВООБРАЖЕНИЯ: ПАТАГОНСКИЙ ПУТЬ ШОНА ВИЛЛАНУЭВА


«Я бы продолжил свой путь, если бы было больше вершин», - сказал Шон Вильянуэва в небольшом интервью американскому журналу Rock and Ice о своем первом прохождении маршрута "The Moonwalk Traverse”.

Впервые этот траверс был пройден в 2014 году двойкой американских альпинистов Алексом Хоннольдом (Alex Honnold) и Томми Колдвеллом (Tommy Caldwell). Они прошли маршрут за 4 дня стартовав с вершине Aguja Guillaumet и закончив путь на пике Aguja de l'S.

Шон Виллануэва О’Дрисколь (Sean Villanueva O’Driscoll) на траверсе массива Фицрой
Шон Виллануэва О’Дрисколь (Sean Villanueva O’Driscoll) на траверсе массива Фицрой


Бельгиец прошел весь путь соло, за 6 дней, стартовав в обратном направлении: с пика Aguja de l'S. закончив на Aguja Guillaumet! Более того, к семи вершинам.пройденными американцами, Шон добавил еще две, увеличив траверс до 10 вершин.

Первым о подвиге Шона написан в своем блоге в соцсетях знаменитый американский альпинист Колин Хейли (Colin Haley), отметив среди прочего: "Нет никаких сомнений, что это самое впечатляющее сольное восхождение в Патагонии, и я не могу не задаться вопросом, не это ли самое выдающееся восхождение в Патагонии за всё время альпинистской истории массива?"

Журналисты журнала Rock and Ice связались с Колином и он добавил к своим первым словам следующее:

"Я полагаю, что когда люди слышат о максимальной сложности в альпинизме и общем количестве набранных вертикальных метров лазания, это дает им лишь крохотное представление о сложности подобного восхождения. Для такого траверса, которое совершил Шон, необходимо проделать множество соло-восхождений по вертикальным скальным стенам, что всегда намного труднее и утомительнее, чем лазание с напарником.
По более легким участком, он конечно же шел в свободном стиле, но даже на такой, казалось бы "легкой местности" ему приходилось тащить на себе тяжелый рюкзак со снаряжением, провизией и биваком в расчете на несколько дней соловосхождения.
Вероятно, он много раз проходил отдельные участки и вершины в соловосхождении, а затем, будучи на станции, подтягивал за собой тяжелый рюкзак. Но такая тактика также отнимала много времени и энергии.

Помимо восхождения, спуск также представляет трудную задачу. Мне было бы весьма любопытно узнать, как ему удалось сохранить веревку в целости до самого последнего дюльфера, ведь тащить на ней кроме себя еще и тяжелый рюкзак намного труднее,чем когда это делаешь с напарником.
[от ред: как сообщил Шон, в последнем спуске. на последнем дюльфере, его веревка уже не выдержала, обнажив оплетку на нескольких метрах длинны до самой сердцевины. Веревка, сильно поврежденная в первый день, чудом дожила до конца экспедиции!].

И еще одно: прохождение соло любой из вершин массива Фицрой само по себе тяжелая психологическая нагрузка и пережить такое несколько дней подряд - признак высочайшего душевного равновесия.

Конечно, можно говорить, что Шону просто повело с неимоверно длительным (по меркам Патагонии) погодным окном, но так на самом деле обстоит дело с любым выдающимся альпинистским восхождением, которое совершалось в Патагонии.
Хорошие погода и состояние скалы - вот залог успеха восхождения в Патагонии. Но весь фокус в том, что Вы не знаете, когда на самом деле наступит это погодное окно. И поэтому Вы должны быть в любой момент быть готовым как физически так и умственно.

Алекс Хоннольд (Alex Honnold) и Томми Колдвелл (Tommy Caldwell) завершили свой траверс в 2014 году в то же самое время года. которое выбрал Шон. Но тогда, в 2014 году двойка продиралась по мокрым, покрытым льдом скалам. цепляясь за каждый выступ, каждую трещину."


Селфи Шона Виллануэва на семи основных вершинах массива Фицрой во время открытия маршрута "The Moonwalk Traverse” . Фото: Sean Villanueva O’Driscoll
Селфи Шона Виллануэва на семи основных вершинах массива Фицрой во время открытия маршрута "The Moonwalk Traverse” . Фото: Sean Villanueva O’Driscoll


Давайте теперь узнаем о прохождении траверса со слов самого Шона:

Вы уже давно пришли в Эль Чалтен. Было ли это запланировано специально (или, возможно, частично вынужденно из-за ограничений по Covid-19)?

Я здесь уже год и один месяц. Планировал вернуться в Европу в конце марта месяца, но все авиарейсы были отменены. Аргентина закрыла границы и ввела карантин. Так что я застрял в Патагонии.

Конечно, если бы я действительно хотел, я мог бы вернуться в Европу, связавшись с посольством, но все это мне казалось чрезмерным беспокойством. Это того не стоило.
В Европе дела шли совсем не ахти а я в это время был в одном из самых красивых мест на планете! Я чувствовал себя ребенком, запертым на гигантской детской площадке.

Как выглядит Эль Чалтен в этом сезоне? Наверное, намного тише, чем обычно? Там только местные жители и Вы?

Да, весь сезон очень малолюдный. В горах сейчас только аргентинские туристы. Эль-Чалтен открылся для международного туризма только в январе месяце. До этого в горах были только местные альпинисты и туристы.
Было еще пара иностранцев, которые также как и я застряли в Аргентине.

Для местных жителей такая ситуация с коронавирусом была очень тяжелой, ведь большинство из них живет за счет туризма. У моего соседа, например, пятеро детей, он открыл новый бизнес в прошлом году и до недавнего времени не имел никакого дохода. Ему трудно прокормить семью, как и многим здесь.
Впрочем, у местных жителей прекрасная дружеская атмосфера. Они делятся со мной чем могут и приняли меня как своего. Я даже не могу выразить в полной мере всю степень моей благодарности за их помощь.

А вообще в горах мало альпинистов. Я встретил лишь три группы на моем пути по траверсу Фицрой

Тень от Фицрой. Фото Sean Villanueva O’Driscoll
Тень от Фицрой. Фото Sean Villanueva O’Driscoll


Как давно траверс массива Фицрой стал Вашей целью? Вы рассказывали о своем проекте или держали всё в тайне?

Я размышлял о этом проекте. Сперва думал идти с напарником. Я не сомневаюсь, что мне не составило бы труда убедить моего давнего напарника по веревке - Николя Фавресса (Nico Favresse). Но ему удалось вернуться в Европу буквально за несколько дней до начала карантина и закрытия границ.
В какой-то момент долгими зимними ночами мне и пришла в голову мысль попробовать пройти маршрут соло.

На первый взгляд это была нереалистичная и слишком устрашающая идея, но я подумал, что ничто не мешает мне мечтать об этом прохождении и взглянуть на карту, чтобы понять, смогу ли я вообще связать все вершины в одном прохождении.

И в какой-то момент я убедился, что это возможно! На само деле я думал, что мне потребуется не менее 10 дней на маршрут, но в Патагонии получить 10 дней хорошей погоды нереально. поэтому я начал думать, смогу ли я вложиться хотя бы в шестидневное погодное окно. Шесть дней хорошей погоды тоже довольно редки, поэтому я чувствовал себя спокойно, понимая что "в лотерею" я не выиграю.
И вот, на свой день рождения я поучил подарок - шестидневное погодное окно!

Я и не планировал рассказывать о проекте. Я был уверен, что никто из них не поймет идеи, подумают, что я окончательно сошел с ума.
В день отъезда я рассказал двум людям: моему другу Хуану, в доме которого я живу, и местному гуру и автору патагонских гайдбуков Роландо Гариботти (Rolando Garibotti). Я просто сказал им, что собираюсь начать на пике Aguja de l'S и посмотреть, как далеко я смогу зайти.

Я также прошел обязательную регистрацию на восхождение перед входом в Национальный парк, где каждый альпинист должен регистрировать свой маршрут - я был уверен, что они подумают, что я сошел с ума.

И все же каким-то образом все узнали, что я это сделал, еще до того, как я вернулся в Эль -Чалтен!

Как вы готовились к походу? Как тренировались? Просматривали ли вы предварительно варианты восхождений? На скольких отдельных вершинах Вы побывали ранее?

Моя подготовка состояла из бега, хэнгбординга, боулдеринга, спортивного скалолазания, подъема тяжелых стволов деревьев, отжиманий, подтягиваний, плавания в холодной воде, растяжки, подвижности, йоги, тай-чи, ци-гун, медитации, садоводства, музыки, пения, здорового питания, хорошего сна и визуализации проекта.

Ранее я делал две попытки: одну зимой, когда я даже не приблизился к подножию первой вершины из-за слишком большого количества снега, и одну осенью, когда поднялся на Aguja de l'S и Aguja Saint-Exupéry, однако затем вынужден был отступить из-за сильных ветров.

Еще ранее до этого я проходил маршруты на пики Saint-Exupéry, Poincenot, Fitz-Roy, Mermoz и Guillaumet, все вершиы по разным маршрутам.

Одна из палаток Шона Виллануэва на траверсе массива Фицрой во время открытия маршрута "The Moonwalk Traverse” . Фото: Sean Villanueva O’Driscoll
Одна из палаток Шона Виллануэва на траверсе массива Фицрой во время открытия маршрута "The Moonwalk Traverse” . Фото: Sean Villanueva O’Driscoll


Итак, какие вершины Вы прошли на траверсе?

В этом хребте семь основных вершин и несколько более мелких: Aguja De l’S, Saint-Exupéry, Rafael Juarez, Poincenot, Ag Kakito, Fitz Roy, Val Biois, Mermoz, Guillamet Sur и Guillaumet главная.

В своем блоге Роландо Гариботти отметил. что вы также прошли пики Kakito, Biois и Guillo (южный пик). Выходит у Вас в активе 10 пиков? Хоннольд и Колдвуэлл также сделали 10 пиков? Усложняют ли эти второстепенные вершины траверс?

Я, конечно, не проходил больше вершин чем Хоннольд и Колдвэлл, возможно, они не сделали пик Biois, но я почти уверен, что они были на пиках Kakito и Guillo (южный пик). Более того. они совершили первое в истории восхождение на один из пиков, который они назвали Aguja Kellogg [от ред: в память о трагически погибшем в Патагонии Чаде Келлогге (Chad Kellogg)], эту вершину я не проходил.

Безусловно, этот проект не был для меня соревнованием, я просто собирался подняться на вершины ради личного опыта.

Они [меньшие вершины] на самом деле не усложняют поход, каждый из этих пиков добавил бы пару часов каждый, но, поскольку я был там, я подумал, что мог бы также насладиться дополнительным скалолазанием.

Почему Вы выбрали направление, противоположное тому, что сделали Колдвэлл и Хоннольд? Вы так и думали, что это направление будет проще сделать в одиночку? Или потому, что это будет первое восхождение, а может быть приключение?

Выбрал потому, что этого еще никто не делал, и это было более всего похоже на настоящее приключение.

Шон Виллануэва на траверсе массива Фицрой во время открытия маршрута "The Moonwalk Traverse”. Фото Denis Barrionuevo
Шон Виллануэва на траверсе массива Фицрой во время открытия маршрута "The Moonwalk Traverse”. Фото Denis Barrionuevo


Какое снаряжение Вы брали с собой?

Я не рассчитывал до мелочей свое снаряжение, так как считал, что это не первостепенное. Мотивация, драйв, решительность - вот самые важные факторы.
Я постоянно напоминал себе, что в давние времена люди делали невероятные вещи, и их снаряжение было далеко не таким легким и эффективным, как сегодняшнее. Меня спонсирует большинство производителей снаряжения, которые я здесь назвал
Проведя здесь больше года вместо трех месяцев, большая часть моего личного снаряжения износилась; большая часть снаряжения и одежды была позаимствована у местных альпинистов Чалтена!

Я взял с собой:

  • провизии на 10 дней. Мой рацион составляли завтрак и ужин: в основном картофельное пюре и полента с сушеными овощами, сыр, сушеные грибы, специи, соль, сублимированный шпинат Lyo Food, 1/2 литра оливкового масла; Я не готовил еду заранее, так как думал, что будет интересней готовить её на месте. комбинируя ингридиенты.
    На обед: орехи и сухофрукты, твердый сыр

    • Маленькая горелка и газовые баллоны
    • штормовая одежда
    • куртка hard shell
    • штормовые брюки
    • пуховик
    • поларка R1
    • Куртка Nano Air
    • 2 футболки capilene
    • термобельё Capilene
    • 3 пары носков
    • Пара боксеров.
    • Пуховый спальный мешок
    • Треккинговая обувь Kalipe
    • Обувь для скалолазания Instinct
    • Палатка
    • Каремат
    • Рюкзак
    • Алюминиевые кошки
    • Ледоруб Gully
    • 1 ледобур
    • статическая веревка и репшнур
    • камалоты и карабины
    • Обвязка
    • 6 строп
    • 5 оттяжек
    • 3 закладки
    • Спусковое устройство
    • Туалетная бумага, зубная щетка, налобный фонарь
    • Мою флейту


    В итоге я закончил проект с остатком еды еще на 4 дня пути, 250 миллилитрами оливкового масла, но только одним листом туалетной бумаги. Это был очень важный пункт - туалетная бумага, и я был счастлив, что завершил восхождении быстрее. чем закончилась бумага!

    Мой рюкзак был очень тяжелым. Я точно не взвешивал, но для меня он был тяжелым, по крайней мере для такого восхождения.

    Когда Вы стартовали?

    Старт был 5 февраля.

    Какую часть траверса вы проделали соло а какую в свободном соло?

    Я прошел все веревки соло, а часть более легких участков - свободным соло. Но мой тяжелый рюкзак не позволял мне лезть с нис в свободном соло.

    Каким было состояние скал? было ли ледолазаниеили проход по снегу?

    В основном были скальные участки. Единственным снегом был ледник на подходе к Aguja de l'S (около 1 километра) и лед на вершине Фитроя и Guillamet (плюс-минус 300 метров)

    Последний участок "The Moonwalk Traverse”. Фото Sean Villanueva O’Driscoll
    Последний участок "The Moonwalk Traverse”. Фото Sean Villanueva O’Driscoll


    Что было самым опасным?

    Я не всегда выбирал лучшие маршруты для восхождений и спусков. И допускал на них несколько ошибок

    В первый же день был камнепад, который в трех местах попал на мою веревку

    50-градусный ледовый участок, ведущий к вершине Фицрой, был очень страшным из-за того, что я проходил его с алюминиевыми кошками, одним ледорубом и одним ледорубом… любое подскальзывание грозило мне фатальным срывом. Я думаю, что стальные передние зубья кошек были бы куда более полезны здесь.

    Какая была погода?

    В основном было солнечно, но когда я лез по южным склонам, большинство из них были в тени. Температуры были терпимыми, было пару ветреных дней.
    Я был вынужден оканчивать день рано и пережидать половину дня из-за сильного ветра на спуске с Фицроя.

    Лучший момент траверса?

    Весь траверс целиком. Одиночество на вершинах, восхождение на восходе солнца, потрясающие виды.

    Какой пик был самым тяжелым?

    Тот, что внутри меня

    Были ли моменты, когда Вы были готовы сойти с маршрута?

    Нет, я бы продолжил, если бы было больше вершин в массиве.

    Играли ли Вы на флейте?

    Да, на каждой вершине и на каждом биваке и на нескольких перевалах

    Сколько времени у Вас ушло на проект?

    6 дней

    Как Вы это назвали? Обратный траверс Фицрой?

    Думаю, я назову проект «Лунная походка» ( "The Moonwalk Traverse”) как и танцевальное движение, когда кажется, что вы двигаетесь вперед, но на самом деле движетесь назад. А также из-за потрясающих пейзажей и атмосферы, и потому что это противоположно тому проекту, что сделали Томми и Алекс.

    Кто больше всего помогал в подготовке к этому приключению?

    Мать-природа, все мои друзья и партнеры по скалолазанию здесь, в Эль-Чалтене, мой главный альпинистский партнер Николас Фавресс, с которым я поделился многими проектами и который помог сформировать во мне скалолаза, которым я являюсь сегодня.

    У меня было снаряжение от Меха, Хуана-Пабло Колладо, Лукаса Корбалана, Колина Хейли.

    В день моего отъезда, когда я рассказал о своих планах Роландо Гариботти, он также передал мне лучшее из своего снаряжения и одежду, чтобы я мог чтобы заменить некоторые из своих изношенных вещей!

    Вы известны своим техническим лазанием по биг-воллам в Патагонии, Баффиновой Земле, Пакистане и т.д. Но далеко не всегда соло. Что Вам больше всего нравится / не нравится в соловосхождениях?
    Как Вы думаете, в будущем вы будете больше заниматься соло?


    Мне нравится быть в горах одному, жить настоящим моментом и получать удовольствие от этого. Это терапия моих психических расстройств.

    Есть ли способ превзойти текущее достижение? Теперь ведь люди будут ждать от Вас новых подвигов!

    Ха-ха! Это было бы не так уж и плохо, я не знаю, мне просто повезло с погодой и я просто хорошо подготовился.

    Мне повезло и я угадал с несколькими ключевыми решениями. которые оказались решающими. Все просто встало на свои места и пошло как по маслу.
    Конечно, логистика и стратегия была не лучшей. Но я просто собирался хорошо провести время наедине с собой и насладиться впечатлениями.

Теги: Шон Виллануэва О’Дрисколь, Sean Villanueva O’Driscoll, Фицрой, Фитц-Рой, Fitz Traverse, Fitz Roy Traverse
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам https://rockandice.com/
Просмотров: 524
Опубликовано 2021-02-16 в альпинизм


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ