История альпинизма в лицах: Джон Салате (John Salathé)

Мы продолжаем публикацию статей История альпинизма в лицах >>>> , в этой статье мы расскажем о:

Джон Салате (John Salathé)
Джон Салате (John Salathé)


Джон Салате (John Salathé)

13 сентября 1899 года, коммуна Шёнталь (Швейцария) — 31 августа 1992 года, Холтвилл, Калифорния (США)


Любой, интересующийся историей скалолазания и альпинизма по большим стенам Америки сразу же найдет имя Джона Салате. Безусловно, любой, кто считает себя скалолазом, или знаком с историей BigWall знает это имя, даже если оно связано не непосредственно с выдающейся личностью а с классическим маршрутом, названным в его честь - "Salathe Wall" на юго-западной стене Эль-Капитана

Но что мы знаем о этом эксцентричном швейцарце? Как ни странно, но ответ на этот вопрос будет зависеть от того, какой источник Вы читаете. Насколько нам известно, нигде не сохранилось официальной его биографии. Только лиши несколько книг упоминают его имя в деталях, в то время как большинство других статей повторяют одни и те же анекдотические рассказы, причем от одной статьи к другой эти факты меняются самым непредсказуемым способом.

Что мы знаем наверняка? Джон был швейцарцем по происхождению. Он был весьма эксцентричной личностью и временами говорил с ангелами (у него было психическое расстройство типа шифзофрении); среди его достижений - скальный крюк, один из которых в 2015 году выставлен на аукционе eBay со стартовой ценой в 12 000 $ США! Считается что свой первый скальный крюк Джон изготовил из оси с автомобиля Ford, в прочем далеко не все источники согласны с этим утверждением.
Именно чудаковатому «европейскому туристу» Большой Долины Йосемити суждено было продвинуть американское скалолазание, когда вторая мировая война еще только приближалась к завершению.
На тот момент возраст Джона приближался к пяти десяткам, что совершенно не мешало ему в связке с Нельсоном, а позже и со Стеком, сильнейшими калифорнийскими альпинистами, покорять одну вершину в Йосемити за другой. За десять лет, проведенных в Долине, Салате удалось покорить в свободном «альпийском» стиле с минимальным набором снаряжения все Большие Стены национального парка.
Достижениями альпиниста был разрушен миф о неприступности Big Walls: Кафедральных башен, Хаф Дома и Эль-Капитана. Джон Салате оставил богатое наследие для развития американского скалолазания, вписав свое имя в первые строки истории долины Йосемити.
Пожалуй восхождение на Северо-западную стену Сентинел Рок (Sentinel Rock) стало наиболее значимой вехой в истории развития скалолазания в США, привнесло в скалолазание новый импульс, определивший это направление на годы вперед.

А что нам не известно о Джоне? Очень многое. В том числе и его жизнь до приезда в Йосемити. Прошло вот уже более четверти века с его смерти, а эта тайна до сих пор не раскрыта.
Однако, благодаря документам, которые мы представим в этой статье, можно пролить свет на историю жизни Джона до прибытия в Калифорнию.
Да, еще многое предстоит выяснить, но эта статья откроет многие части паззла.

крюк Джона Салате
крюк Джона Салате



Ранний период жизни

Джон Салате родился в Нейдер-Шёнтале, швейцарской коммуне Шёнталь 14 июня 1899 года, в семье Эмиля Салате (Emil Salathé) и Розы Диболдсвайлер (Rosa Dieboldswyler). Джон, а точнее Иоган, как его звали на родине, ведь Джоном он стал уже по приезду в США, был одним из шести детей, кроме него в семье Эмиля и Розы были Фредерик (1900 г.р), Эрнест (1905 г.р.), Клейрет, Эмиль-младший и Макс. Даты рождения и смерти этих детей Эмиля и Розы либо неизвестны, либо не публикуются публично.
Единственное, в чем уверены все авторы книг и статей, это то, что Салате был кузнецом и обучался кузнечному делу живя еще в Швейцарии.
Согласно Федеральной переписи населения 1940 года, заполненной его женой Идой, Салате получил образование восьми классов школы, после чего в возрасте 13 или 14 лет он пошел в ученики кузнеца. По сути это все факты, которые мы знаем о ранней жизни Джона.

Эмиграция из Швейцарии

Когда Джон покидает Швейцарию, его жизнь меняется к лучшему. Из воспоминаний Стива Ропера из легендарного Лагеря 4 в долине Йосемити: "Салате покинул родной дом в начале 20-х годов, он был учеником кузнеца и в возрасте 23-х лет отправился на запад, работая матросом на атлантических лайнерах в течение 4 лет".
Стоит обратить внимание на два момента из воспоминаний Стива.
Во-первых, стоит ли считать слова "на запад" как этап пребывания Салате например во Франции, или в более широком смысле, считая что Салате приехал в Канаду и США. Основываясь на доказательства, предоставленные ниже, можно сказать, что верно первое утверждение.
Во-вторых, это некоторая неопределенность с хронологией событий. Стив хотел придать значение выдающимся достижениям Салате на скалах, не вдаваясь в детали его жизни до Йосемити. Так, к примеру Стив пишет, что Салете сперва покинул родной дом, а затем начал работать подмастерьем у кузнеца. Возможно это ошибка, а возможно он сам услышал эту историю от кого-то другого, может быть и от самого Джона.
В прочем, не смотря на все намерения Стива, наиболее вероятно, что Салате сперва закончил учебу в восьмом классе школы, а затем пошел работать подмастерьем у кузнеца и потом уже отправился на запад.
Его учеба кузнечному делу, судя по всему заняла от четырех до восьми лет, таким образом на момент окончания обучения ему было около 20-22 лет. Почему это имеет такое большое значение?
Потому что мы точно знаем, что Джон покинул Бордо и отправился в Новую Шотландию в возрасте 26 лет.

Он-лайн биографический очерк Алена Штека также не даёт точного возраста Джона на момент его эмиграции, однако Штек утверждает, что он прибыл в Канаду в 1925 году.
Мы также можем подтвердить слова Штека благодаря транспортному манифесту судна "SS Chicago" на котором Салате прибыл из французского Бордо в канадский Галифакс 6 октября 1925 года.
Если Стив прав, говоря о том, что Салате работал моряком 4 года, то по его словам выражение "отправился на запад" означает что он покинул Швейцарию а не Францию, поскольку на этот момент ему было 21-22 года в зависимости от месяца отъезда.
Он также говорит, но вовсе не доказывает, что Салате учился у кузнеца 8 лет начиная с 14-летнего возраста. Конечно, вполне возможно, что его кузнечное дело длилось гораздо меньше и он находился неподалеку от своего родного дома в Швейцарии, максимум в соседних кантонах, прежде чем отправиться во Францию.
До тех пор, пока не откроются более точные факты, наиболее вероятной является версия о том, что его время в кузнице было более коротким.



Приведенный выше транспортный манифест даёт нам даже больше, чем просто информация о его местонахождении. Так, можно выяснить, что родным языком Джона был немецкий, в прочем все источники согласны с этим фактом. Также известно, что Джон говорил и на французском языке, если и не свободно, то в достаточной мере для того, чтобы чувствовать себя комфортно в чужой стране; в прочем, можно смело утверждать что и французский он знал в совершенстве.

О его европейском времени известно крайне мало. Аллен Штек пишет, что по прибытии в Париж он арендовал дешёвую комнату, кишащую клопами, а затем внезапно он появляется в Гавре.
Родной городок Джона, Нейдер-Шёнтале граничит с Францией и находится всего в нескольких километрах от франкоязычной части Швейцарии. Кроме того, французский язык является одним из четырех официальных языков Швейцарии. Не совсем ясно, было ли так во времена детства Салате, но Швейцарская Федерация как раз и зарождалась во время рождения Джона и ни первая ни вторая мировые войны сильно не повлияли на уклад жизни в этой стране.
Всего за 10 дней до отплытия в Канаду, 16 сентября 1925 года Салате получил паспорт гражданина Франции, где он подписался именем Жан, на французский манер.

Джон Салате (John Salathé) слева и  Аллен Штек ( Allen Steck) справа
Джон Салате (John Salathé) слева и Аллен Штек ( Allen Steck) справа


После Галифакса он оказался в Монреале; Стив и Аллен пишут, что он женился на Иде Шенк (Ida Schenk) примерно в 1927 или 1928 году. Ида работала поваром, но примечательно, что она тоже была родом из Нейдер-Шёнтале, где родилась в 1899 году.
Просто поразительное совпадение!
Стив упоминает, что Салете было 29 лет когда он женился, в то время как Аллен говорит, что его сын Джон Салате-младший родился в 1928 году, но не отмечает дату этого важного события.
Прямые же потомки Салате говорят, что Ида родила Джона Салате-младшего 25 сентября 1928 года в Монреале. Хотя нет никаких документальных свидетельств этому.
Если принять что Стив прав, говоря, что Джону было 29 лет во время брака, то это означает, что его сын был зачат вне брака.
В биографических материалах, которые дошли до нас из существующих источников, мы знаем, что Салате был буквально помешан на католической церкви, особенно в старшем возрасте. Была ли причина зачатия сына вне брака их уходом из католического Монреаля?
Как бы то ни было, семья Салате недолго оставалась в Канаде....

Иммиграционный бланк Салате. 1930 год
Иммиграционный бланк Салате. 1930 год


Прибытие в Америку

7 марта 1930 года семья Слате прибыла в США через пограничный пост Русес Пойнт в штате Нью-Йорк. В этот раз в декларации он указывает свое имя как Джин, хотя имя Джон было напечатано рядом в скобках; его место рождения обозначено как «Аридорф», это коммуна в Швейцарии в которой расположен Нёйдер-Шонталь.
В это время Салате было 30 лет.
Вскоре или, возможно, сразу же после этого Салате с семьёй отправляется в Сан-Матео, штат Калифорния, что в нескольких милях к югу от Сан-Франциско, где в 1932 году он занялся производством изделий из кованного железа.
Жил ли он эти 2 года в Нью-Йорке? Или может быть в Вермонте, где было много немецкоговорящих жителей? Или же он немедленно отправился в Калифорнию, где пропадал неизвестно где 2 года прежде чем начать кузнечное производство? По всей вероятности трансконтинентальная поездка из Вермонта или Нью-Йорка в Калифорнию в то время не занимала больше недели. Где он был это время и чем занимался?
На сегодняшний день это неизвестно.
Однако к 1940 году его имя уже появляется в Федеральной переписи населения.
По данным переписи, он проживал в доме под номером 222 на 22-й авеню в Сан-Матео, по крайней мере, с 1935 года, а дом стоил 5500 долларов. Что касается денег, то с поправкой на инфляцию к 2018 году эта цифра приравнивается к 100 000 долларов в 2018 году. Таким образом, можно утверждать, что семья Салате обладала довольно скромными средствами

Лист переписи населения с именем Салате. 1940 год
Лист переписи населения с именем Салате. 1940 год


15 февраля 1942 года Джон Салате зарегистрировал свою фирму. На тот момент ему было 42 года. Получить цифровую копию его регистрации не удалось, однако имеются данные с сайта Ancestry.com. По этим данным у Джона был рост 1,67 метра и весил он 75 килограмм, имел румяный цвет лица с карими глазами и каштановыми волосами. Проще говоря, в то время Джон был невысоко роста и среднего телосложения.
К концу Второй Мировой Войны, примерно в 1945 году Джон серьёзно заболел и с этого времени у него начало развиваться психическое расстройство (по его словам он разговаривал с ангелами).
Стив упомянул также и историю, рассказанную ему с первых рук: "Джон, посмотри на этих полных сил животных. Они едят траву а не мясо. Вы же едите мясо и поэтому всегда чувствуете себя больным. ".
Аллен описывает тот же эпизод с небольшими отличиями: "Послушай, Джон, вот глянь эта лошадь и те животные выглядят бодрыми и здоровыми, чем он питаются? Травой! А что ешь ты? Мясо! "
Конечно здесь, возможно, жизненный эпизод был приукрашен литературными оборотами, или сам Джон рассказывал один и тот же эпизод из своей жизни по разному. Однако оба автора сделали один и тот же ввод: Салате с тех пор резко поменял свой взгляд на питание и стал заядлым вегетарианцем.
Врачи посоветовали ему сменить и воздух, переехав в Сьерру, где он нашел себе компанию в Сьерра-клубе, а вскоре после этого он впервые приехал в долину Йосемити.
Был ли это воздух или диета или физические упражнения, но Джон поправился.
По сути это вся полная история его жизни, которую мы знаем до его прибытия в Йосемити.

Прибытие Джона Салате в долину Йосемити в 1945 или 1946 году навсегда изменило историю скалолазания в Америке, который стал элитным видом спорта, а не только лишь как элемент тренировочного процесса для более сложных альпинистских восхождений.

Послевоенные годы в долине Йосемити были наполнены новшествами в прохождении больших стен. Отчасти в этом "виноваты" новые материалы, ставшие доступными для широкой общественности как излишек армейского снаряжения; а кроме того во время войны ни у кого не было ни сил ни желания соперничать с теми, кто развивал скалолазание до них.
Но все изменилось как только закончилась война.
Джозеф Тейлор III в своей книге «Вертикальные Паломники» так пишет об этом периоде истории скалолазания в Йосемити:

"Послевоенные скалолазы не только достигли новых высот, но и изменили культуру лазания. Постепенно скалолазы приходили в другие районы мира через Йосемити.
К 1946 году пики Cathedral Spires были пройдены, как будто в этом не было ничего особенного. Индивидуальные поездки были предпочтительным способом прохождения новых маршрутов на скалах Pulpit Rock, Watkins Pinnacle, Pinnacle Rixon's, Phantom Pinnacle, Sugar Loaf и El Capitan. Большинство скалолазов раздвигали границы как свободного восхождения так и лазания с ИТО; теперь местоположение и длинна маршрута не являлись большой проблемой.
При этом три восхождения наиболее сильно выделялись среди всех этих факторов: прохождение юго-западной стены Хаф-Доум (Half Dome), Лост Арроу Спаер (Lost Arrow) и северная стена Сентинел (Sentinel Rock).

Практически все источники утверждают, что Салате не был одаренным скалолазом. Фактически он никогда не пробовал проходить скальные маршруты когда жил в Европе и даже живя в США он не занимался скалолазанием до 46 лет.
А впоследствии он не был скалолазом на счету которого множество первопрохождений, что сегодня особенно ценится в современном скалолазном мире.
Каким он был, смелым, бесстрашным и полным новаторских идей.
Фактически, изобретения Салате способствовали прохождению больших стен, изменили скалолазание и укрепили его наследнеи больше, чем любое количество первопрохождений. Все что мы имеем ввиду, поднимаясь по большим стенам сегодня: свободные восхождения, прохождения редпоинтом, использование шлямбуров и крюков от Салате, все это впервые появилось в послевоенные годы.

Первый визит Джона в альпинистский клуб Сьерра-клуб произошел в Беркли в 1946 году. Ему понравились занятия на скалах и он быстро стал постигать методы скалолазания: размещение точек ИТО, работу с веревкой и технику организации спуска

Примерно в это время некоторые из ведущих скалолазов в Сьерра-клубе заинтересовались возможностью прохождения Lost Arrow Spire - округлую вершину, величественно возвышающуюся на более чем 50 метров над гранитным массивом в правой части долины Йосемити

Салате знал об этих планах, и в августе того же года, когда он начал заниматься скалолазанием, он решил встретиться с этими смельчаками и присоединиться к ним. Однако, то ли из-за недоразумения, либо потому, что другие скалолазы не доверяли пришлым иностранным альпинистам, никто не пришел к нему на встречу.
Чтобы показать свою силу, Салате решил подняться на вершину соло и после хорошей разведки линии, вышел на маршрут. Однако, ближе к вершине он столкнулся с трудным скальным участком, пройти который без шлямбуров ему не удалось, а у него с собой были лишь крючья из мягкого железа. Возможно именно здесь он понял, что ему нужны стальные крючья, которые можно было бы забивать в гранитные стены. Ему всё-же удалось добраться до выступа, который теперь носит его имя, прежде чем начать спуск вниз.
Эта беспрецедентная попытка была чрезвычайно смелым поступком в то время, и Салате действительно стал известным, в прочем его известность была прежде всего связана с критикой.

Однако, Джон прекрасно знал свое кузнечное ремесло и у него был живой ум для скалолазания на больших стенах и вскоре он станет известен прежде всего своим новаторским подходом к восхождению.

Задолго до таких знаменитых групп скалолазов как "Каменные обезьяны" (Stone Monkeys) и "Каменные мастера" (Stone Masters), до Джима Бридвелла (Jim Bridwell), Ройял Роббинса (Royal Robbins), Уоррена Хардинга (Warren Harding) "на сцене" был Джон Салате.

Но в то время скалолазание в Йосемитах сильно отличалось от того спорта, который мы видим сегодня. Скалолазание во время его становления был далек от элитного спорта. В то время лазание по скалам рассматривалось только как практика в альпинизме с консервативным взглядом на безопасность.
Прекрасным взглядом на историю скалолазания в Йосемити служит фильм "Мятежная долина" ("Valley Uprising"). Такие люди как Ивон Шуинард (Yvon Chouinard), Ройал Роббинс, Чак Пратт (Chuck Pratt) и Уоррен Хардинг стали пионерами в том, что помогло определить становление этики лазания и продвинуть спорт вперед, но эти отношения с скалолазанием никогда не были монотонными.
Вполне возможно, что соперничество между Хардингом и Роббинсом - лучший пример тому.

Джон Салате (John Salathé) - слева и Ивон Шуинард (Yvon Chouinard). Фото Том Фрост
Джон Салате (John Salathé) - слева и Ивон Шуинард (Yvon Chouinard). Фото Том Фрост


Клэр Энгель, автор книги "История альпинизма в Альпах" критически замечает, что «один из поразительных аспектов альпинизма заключается в том, что вряд ли можно найти двух альпинистов, которым он нравится по одной и той-же причине».

Роббинс поднялся со строгой этикой: минимальное использование шлямбуров, фиксированных веревок; он брал лишь самое необходимое и лез за один штурмовой выход.
Хардингу же было всё равно каким образом он доберется до вершины; даже если для этого ему пришлось бы заносить на стену всё имеющееся альпинистское снаряжение и долбить скалу каждый метр.
А вот Джону Салате судя по всему было интересно сочетать эти две крайности, похоже, что острое соперничество между Хардингом и Роббинсом дезориентировало этику и стиль Салате, и каждый из них действовал по своему.

К середине 40-х годов, после серии несчастных случаев, RCS (Секция скалолазания, подразделения Сьерра-клуба) и Служба национальных парков попытались ограничить скалолазание в целях безопасности. Во время дебатов о том, как это лучше сделать, Салате выступил с критикой: "Почему мы не в праве просто придти к скалам и подняться на них?"
Он противился тому, что считал сложной и ненужной системой правил, созданной прежде всего из-за того, что Стэнфордский альпийский клуб фиксировал необычное количество несчастных случаев, по причине малого опыта у скалолазов.
У Салате же опыта не было вообще, так что он может считаться первым скалолазом который, пусть даже косвенно, отстаивал мысль о том, что скалолазание стоит того, чтобы им заниматься.

Что касается другого важнейшего вклада Салате в скалолазание это то, что он стал изобретателем и популяризатором нового вида снаряжения, а именно скального крюка.
Существует история о том, что свой первый скальный крюк Салате изготовил из оси своего автомобиля марки Ford А, который был в его мастерской и использовался в качестве заготовок для производства деталей для скалолазания. По его словам, он разобрал ось авто и нарезал из неё крюки, рассуждая о том, что поскольку такая сталь используется в столь прочном элементе машины, то уж наверняка оно сгодится для того чтобы вколотить крюк в гранит и выдержать скалолаза на стене.
В прочем, более вероятно, что сплав металла, который использовался в то время в автомобилях Форд, состоящий из углеродистой стали 40/60 с содержанием ванадия, было довольно легко достать на рынке.
В противовес с осью авто, с которой было довольно трудно работать, Салате мог легко достать нужный ему металл в свободной продаже.
История описанная в рассказе Аллена Штека содержит обе эти версии, хотя и приводится цитата самого Салате, в которой он утверждает, что это был фактически металл с оси авто.
Возможно, позже, для увеличения производства крючьев, он уже покупал сам металл. Как бы то ни было, его новое снаряжение позволило скалолазам совершать более длительные и смелые восхождения, которые ранее считались недостижимыми.

В последующие годы салате предал производство Джону Тюну-младшему.

Джон Салате (John Salathé) и Джон Тюн-младший (John Thune Jr).
Джон Салате (John Salathé) и Джон Тюн-младший (John Thune Jr).


Кроме того, Салате первым применил шлямбур в качестве скалолазного снаряжения. Большую часть времени он проводил в Сьерре с Хардингом, чем в долине с Роббинсом и его компанией.
Однако и у него были свои пределы. Так, например в двух отдельных попытках он пытался пройти "Lost Arrow": один раз соло а затем с Джоном Туном.
Во второй попытке с Туном в 1946 году будучи всего в 12 метрах от вершины они вынуждены были повернуть назад из-за непроглядной темноты.
Узнав о этом подвиге четверо скалолазов: Антон "Топор" Нельсон (Anton “Ax” Nelson),Фриц Липпманн (Fritz Lippmann), Джек Арнольд (Jack Arnold) и Робин Хансен (Robin Hansen) решили пройти за день Lost Arrow Spire, маршрут который проходил по другой стороне линии Салате. на следующий день Нельсон и Арнольд спустились к перемычке и попытались пройти оставшиеся 25 метров к вершине "Lost Arrow". Однако не имея необходимого снаряжения, они не смогли побороть маршрут, в то время как Салате, используя изобретенное им снаряжение смог пролезть в одиночку.
После ночи, проведенной на перемычке, альпинисты провесили еще одну веревку, которая помогла им преодолеть 10 метров к ТОПу. Первым на вершину ступил Джек Арнольд 2 сентября с помощью петель прусик.

Джон Салате расценил такое восхождение как "дешёвый фокус с веревкой", а сам Нельсон, с которым Салате позднее поднимался на юго-западную сторону Хаф-Доум (Half Dome), признал свою в этом, говоря о непокоренном маршруте на Lost Arrow.

Вторая, правильная с точки зрения Джона попытка подняться на Lost Arrow потребовала более разнообразного набора крюков и техники использования снаряжения. Фактически, по словам Тейлора, Салате и Нельсон "использовали беспрецедентное количество крюков и шлямбуров. Никогда еще скалолазы не забивали так много точек ИТО".
Но это вполне объяснимо, ведь когда скалолазы открывают новый большой маршрут и продвигают пределы возможного, использование новой техники для восхождения крайне необходимо.
Поэтому, как и у Хардинга, у Салате не было проблем с использованием чрезмерного количества ИТО; однако, также как и Робинс он полагал, что скалолаз должен полагаться на свои навыки и умения, используя ИТО только тогда, когда восхождение становится не преодолимой преградой.

Заключительное новшество Салает, которое он привнес в скалолазание это самодостаточное, многодневное восхождение.
Он был первым, кто поднялся на большую стену или проходил маршрут за один штурм, неся с собой все необходимое: от провизии до снаряжения; при этом планы его не включали отступления.
В этом смысле Джон отличался от Уоррена Хардинга, чьё восхождение на маршрут Dawn Wall (1969-1970) было выполнено с помощью ряда фиксированных перил и системы подъемно-спусковых веревок для передвижения вверх вниз во время многочисленных попыток. По крайней мере так было с самого начала.

После неудачной попытки прохождения Lost Arrow, Салате сдружился с Томом Нельсоном, одним из тех, кто "вырвал" из под его носа победу на Lost Arrow и уже вместе они пришли к юго-западной стене Хаф-Доум. Здесь они стали первыми скалолазами, поставившими свой бивак прямо на скале.

В 1947 году они снова вернулись на Lost Arrow, неся с собой 18 крючьев, 12 карабинов, 18 шлямбуров, бухту веревки, репшнур, 4 килограмма еды и 6 литров воды.
Всё это было взято в расчете на двух человек на 5 дней!

Затем, летом 1950 года, 21-летний Аллен Штек познакомился с 50-летним Джоном Салате. У Штека была прекрасная идея: подняться на Sentinel Rock.
Вместе они закончили проект за 5 дней, пройдя маршрут с 30 июня по 4 июля; стоя на ТОПе истощенные как физически так и умственно. С собой они тогда брали 18 крючьев, 15 карабинов, 12 шлямбуров, 10 литров воды и минимум еды.

Сентинел Рок (Sentinel Rock)
Сентинел Рок (Sentinel Rock)


По сути это восхождение на Sentinel Rock ознаменовало закат карьеры Салате в США. Спустя несколько лет он приехал в Швейцарию, где в паре с Джном Тьюри поднялся на вершину Маттерхорна; но в основном, свою дальнейшую скалолазную жизнь он провел на скалах Европы и Калифорнии.

Позже он поддастся своим навязчивым психическим маниям и будет утверждать, что его жена пыталась его отравить.

21 марта 1953 года Джон сел на корабль S.S Queen Elizabeth, направлявшийся в Шербур, Франция, в своем обратном пути в Швейцарию.
Здесь он примкнул к религиозной секте, которая критиковала католицизм и стал еще более замкнутой личностью.

В конце концов Джон вернулся в Калифорнию и провел оставшиеся годы путешествуя по стране, живя в трейлере, и, в конечном счете оказавшись на койках различных медучреждений.

Джон Салате скончался 30 августа 1992 года в городе Холтвилл, Калифорния
замкнутым. Салате, в конце концов, вернулась в Калифорнию и провела оставшиеся годы в трейлерах и, в конечном счете, в различных медицинских учреждениях. Он скончался 30 августа 1992 года в Холтвилле, Калифорния.

Джон Салате (John Salathé)
Джон Салате (John Salathé)


Новаторство, изобретение уникального снаряжения, применение автономного стиля в скалолазании, все это влияние Джона на развитие восхождения на больших стенах до сих пор отдается эхом в современном скалолазании.
Тем не менее, в некоторых отношениях его жизнь была весьма драматичной.
Большую часть своей взрослой жизни он прожил в уединении и паранойе.
Конечно, не стоит забывать, что Джон страдал психическим заболеванием и покинул свою семью.
Ида Шенк, его жена, никогда не говорила о нем много не рассказывала, а его сын Джон Салате-младший почти не вспоминал отца. Вполне можно представить эмоции ребенка, который чувствует себя отвергнутым и покинутым родным отцом.

Возможно, что когда нибудь будет написана более полная биография Джона с его детальным психологическим профилем. Эта же статья не была попыткой замалчивания или игнорирования неудобных фактов; но более детальный разбор его психологии лежит далеко за пределами этой статьи.

Копирование данного материала на другие ресурсы возможна только с разрешения администрации сайта 4sport.ua!

Теги: альпинизм, скалолазание, Йосемити, история альпинизм, история скалолазания, Джон Салате, John Salathé, Джон Салатэ
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам https://journeyofathousandmiles.blog
Просмотров: 296
Опубликовано 2018-11-14 в , альпинизм

comments powered by Disqus