Эверест глазами Джонатана Гриффита: "Да, я хочу вернуться на Эверест, но я не чувствую себя в безопасности на Южном склоне" +ФОТО

Напомним, что 27 апреля 2013 года, днем с Непальской стороны Эвереста в высотном лагере Camp2 Симоне Моро (Simone Moro), Ули Штек (Ueli Steck) и Джонатан Гриффит (Jonathan Griffith) подверглись нападению со стороны высотных шерп!

В планах этой международной команды было создание нового маршрута на вершину Эвереста....


В эксклюзивном интервью, 30 летний Таши Шерпа (Tashi Sherpa) рассказал о конфликте на Эвересте 27 апреля 2013 года глазами шерп, принимавших в нем участие


Здесь представлен личный взгляд Джонатана Гриффита на Эверест и конфликт с шерпами:


Эверест

Я многое узнал на Эвересте. Я многое узнал о о людях, о том, кто твои друзья, и, прежде всего о средствах массовой информации.
У меня было много времени обдумать тот страшный день, и я успел за это время прочитать пожалуй все комментарии, которые люди писали о нас.
Для меня было огромным облегчением узнать, что в целом альпинисты понимают проблемы Эвереста, и это было важнейшим фактом для меня.
Альпинизм это часть моей карьеры, я живу в городе альпинистов, я постоянно встречаю альпинистов со всего мира. Это мое сообщество, и немаловажным фактом для меня является то, что сое сообщество меня понимает.

Тем не менее, даже если на каждые 100 хороших комментариев появляется один плохой, то он меня беспокоит. Учитывая свою альпинистскую жизнь и весь профессиональный опыт, в течение которого все было довольно тихо и не было врагов, то эти отрицательные отзывы по настоящему причиняют мне боль, тем более что я знаю что таких отзывов сотни. Они не дают мне спать по ночам, и занимают все мысли днем. Это ужасный кошмар, в этой поездке к Эвересту я многое потерял.

Долина Кхумбу: Эверест, Лхоцзе и Нупцзе (The Khumbu Valley: Everest, Lhotse, and Nuptse)
Долина Кхумбу: Эверест, Лхоцзе и Нупцзе (The Khumbu Valley: Everest, Lhotse, and Nuptse)


Ули Штек и Симоне Моро (Ueli Shtek, Simone Moro) при подходе к Эвересту. На заднем плане - Ама Даблам (Ama Dablam)
Ули Штек и Симоне Моро (Ueli Shtek, Simone Moro) при подходе к Эвересту. На заднем плане - Ама Даблам (Ama Dablam)



Но есть много печальных факторов в этой сказке.
Вы скажете, что большинство людей в Базовом лагере Эвереста пришли туда затем что бы подняться на ее вершину, ибо это и есть тот единственный момент, когда они могут стоять на вершине мира. Все мы ищем проблемы в нашей жизни на разных ее уровнях.
Когда я впервые начал заниматься альпинизмом, все мои мысли были посвящены только ему, я всем сердцем хотел быть на Эвересте.
Только спустя несколько лет занятий альпинизмом мой уровень повысился настолько, что теперь я смотрю на задачу восхождения на Эверест совершенно по другому в отличие от большинства людей в его Базовом лагере. Но это не делает меня лучше чем они, мы просто разные.
Для меня единственно верной задачей восхождения на Эверест стояло восхождение без использования кислородных баллонов. Но в тоже время я с радостью пользовался проложенным ранее маршрутом через ледопад Кхумбу, и я наверняка бы пользовался любым оборудованным маршрутом, если бы кто либо шедший впереди меня его проложил.
Конечно, если бы такой помощи не было, я бы не остановился, но если она есть, я ей воспользуюсь.
Я также обращал внимание на других моих товарищей по Эвересту: Алексея Болотова и Дениса Урубко, которые хотели создать новый маршрут на Эверест в альпийском стиле по его Южной стороне. Мой "стиль" восхождения, с их точки зрения плох. Как я говорил, мы все ищем свои проблемы.

Мне посчастливилось жить в Альпах и заниматься альпинизмом буквально круглый год, и я знаю - опыт решает все, и я могу понять, что альпинизм в Базовом лагере это тяжелая работа; забота о своей семье и жизнь в современном мегаполисе это те факторы, которые не позволяют Вам накапливать опыт, как бы Вы этого не хотели, но я могу повышать свой опыт. Это жизнь, и Вы можете наблюдать ее проявления на всех горных вершинах мира.

Для меня Эверест 2013 года был компромиссом в моей профессиональной жизни. Я должен был заниматься видео и фотосъемкой, сопровождая экспедицию на вершину Эвереста. Это восхождение толкало меня к моему абсолютному пределу выносливости. Я должен был быть легким и быстрым, но при этом подниматься выше 8000 метров.
И не должно было быть никаких дублей, никаких вторых шансов экспедицией запланировано небыло. Я, как фотограф, должен был видеть заранее каждый отснятый кадр, должен был бежать впереди двух лучших в мире альпинистов, что бы сделать удачный кадр. Я поднимался с кислородными баллонами, что бы иметь возможность тащить на себе весь необходимый комплект фотоаппаратуры и иметь возможность двигаться быстрее моих товарищей.
Таков был наш план, но на бумаге это звучит просто, но лишь немногие люди в мире могут быстро двигаться на высотах более чем 8000 метров даже с кислородными баллонами.
Все материально-техническое обеспечение для фото-видео съемок легло на мои плечи, но в объеме всего бюджета моей поездки это была незначительная часть. Мои спонсоры оплатили лишь основные расходы экспедиции. В конечном итоге, я бы вложил в этот проект гораздо больше средств чем любой альпинист из других экспедиций, ведь эта возможность открывала для меня целый новый мир фотосъемки на большой высоте, для меня это было невероятно захватывающим приключением.

Кажется, что мы все хотим сделать что-то новое на Эвересте, так что для меня привлекательность фотосъемки такого уникального восхождения была действительно "ничьей" в моей альпинистской карьере, но это действительно уникальная возможность сделать фотографии высочайшей вершины мира. Можно придумать более сложные проекты, но ни один из них не будет выше чем Эверест. Для меня это была ничья.
То же самое и для Ули и Симоне, они знали проекты лучше чем восхождение на Эверест, и что это не альпинистская гора, но Эверест по прежнему остается самой высокой вершиной в мире, и этот факт манил их также как и любого другого кандидата на восхождение к вершине Эвереста.
Да, они могли взойти на другую вершину пониже Эвереста, по более техничному маршруту... но вы видели отчеты о техничных восхождениях Ули Штека?
Конечно, теперь для альпинистов естественно ставить перед собой задачу покорения максимальных высот, и в итоге проверить насколько высоко к вершине Эвереста может подняться каждый из нас. Но значит ли это, что если альпинист знает своей предел , он никогда не примет этот вызов?

Капризный Эверест. Вид на Базовый лагерь перед рассветом
Капризный Эверест. Вид на Базовый лагерь перед рассветом



Непальцы

Со своей точки зрения я не могу комментировать шерп. Наверняка многие из приходивших шерп в нашу палатку были старыми друзьями Симоне; но у меня нет, как у него, многих лет Непальского опыта, что бы однозначно сложить свое мнение о шерпах, впрочем как и о многом другом в Непале.
Многие придерживаются давних, романтических представлениях о них, в духе "золотого века" альпинизма, другие часто напоминают о разнообразных историях конфликтов и насилия.
Ноя считаю что прежде всего мы люди, все мы - люди. Мы все заложники эмоций, у каждого из нас есть как хорошие так и плохие моменты в жизни. Я думаю что шерпы в большей степени пацифисты, иначе бы, та группа, которая напала на нас, разделалась бы с нами за 5 минут, и мы были бы мертвы. Но как сказали шерпы: несколько из них это не все они, и агрессия нескольких руководителей групп шерп нисколько не означает что я считаю всех шерп в Непале агрессивными людьми.
Это правило справедливо во всех культурах, везде, во всех обществах, есть плохие люди, какими пацифистами они не были.
Таки на Эвересте - остальные 99,9% шерп выразили огромное разочарование и сожаление, придя к нам в Базовый лагерь. Некоторые из старших шерп были доведены до слез действиями своих нескольких сородичей; и давайте не будем забывать, что несколько шерп заступились за нас во время конфликта, и мы обязаны им жизнью.

Я (Джонатан Гриффит) во время акклиматизации. Передо мной Пумори, Эверест, Лхоцзе, Нупцзе
Я (Джонатан Гриффит) во время акклиматизации. Передо мной Пумори, Эверест, Лхоцзе, Нупцзе
.



Нападение

Мой отчет о ситуации на Эвересте был написан в полном соответствии с нашими воспоминаниями и фактами других. При этом часто поднимался вопрос, почему все описывается так односторонне. И я рад был бы принять другую точку зрения, принять ситуацию со стороны шерп, но я был на одной стороне конфликта.
И я остаюсь верен своей точке зрения, поскольку знаю, что то, что они сделали непростительно в независимости от того что мы могли бы сделать, мы не заслужили такого обращения.

Я описал все что знаю, о клятве Симоне и о любых других провокациях, о которых знал. Может быть, что-то было сказано по рации, чего я не слышал, может быть, была еще одна очередная провокация, о которой я честно ничего не знал. Эти факты могут пролить свет на весь конфликт. В то же время, следует понимать, что свой отчет я писал хорошо продумывая каждую фразу. Я знал что любой фото и видеоматериал будет еще большим катализатором в конфликте. Описание ситуации на Эвересте - это лучшее доказательство того, что произошло, и неверно рассуждать о том что лучшим доказательством служат фото и видеоматериалы. Я не хочу что бы меня называли лжецом, но я знал, что необходимо опубликовать подробный отчет этого конфликта.

Многие утверждали, что этот конфликт не был избиением, а был только лишь словесной перепалкой, но я могу заверить вас, мы никогда не чувствовали себя в такой опасности для жизни. Именно поэтому я и написал свой отчет.

Что касается количества шерп, участвующих в конфликте, то эта цифра была лишь предположением. Когда мы уже спустились в Базовый лагерь, первоначальные сведения, просочившиеся в СМИ сообщали о 200 шерпах, тогда я сказал: "Погодите, но я никак не могу поверить что бы там было 200 человек".
Конечно, трудно сосчитать толпу, особенно когда находишься в состоянии стресса... Может быть шерп было 50... или 100. Я действительно не помню сколько их было, но для меня это не имеет значения, ведь мы были лишь втроем. 50 или 100 человек против нас - нет никакой разницы, когда противник превышает вас количеством в несколько десятков раз, уже все равно, хоть даже было бы их и 500.

Также, я читал в других отчетах, что на нас напала команда из 17 шерп, занимавшихся провеской перил, все остальные в это время просто наблюдали. Может быть это и верно, но представьте себя на нашем месте тогда.
Группа из 17 шерп с их товарищами выдвинулись в нашу сторону по гребню морены. Они остановились, некоторые из них тутже подобрали несколько огромных камней. Поскольку они находились выше нас по склону, у нас не было перед ними никакого преимущества. О чем бы Вы думали в этот момент? Вы бы считали что все кто вышел нам на встречу были заодно? Небыло никаких различительных знаков, говорящих о том, что часть шерп просто наблюдающие, а часть конфликтующие... для нас они были "на одно лицо".
В том конфликте не было никакого "боксерского ринга" или правил проведения боев... я чувствовал что мое тело сковал страх, я был просто парализован. И по прошествии нескольких месяцев, я все еще не могу спокойно спать по ночам, меня мучают кошмары.
Я просыпаюсь в холодном поту, дрожа и мое сердце бешено колотится, и это происходит почти каждую ночь.
Да, в отличие от Ули Штека, мне удалось тогда отбежать, тогда я был во власти панического страха, я боялся оказаться в руках людей жаждавших моей смерти. Я не в состоянии описать что такое настоящий страх...

Драка как правило не приводит к смерти, и мы не принимали участия в "драке", как это выглядит в общепринятом смысле этого слова, но то что произошло было гораздо страшнее и гораздо более серьезней.
Я бы предпочел сразиться в драке с кем либо. ведь в таком случае был бы шанс выйти победителем, чем находиться втроем у лагеря Camp2 против большой группы людей, которые даже в слух говорили что хотят нас убить.
Вы можете представить себе насколько это страшно? В такой ситуации Вы не можете двигаться, ваше сердце бешено колотиться, рот пересыхает и Вы уверены что это Ваши последние мгновения жизни... Это ужас.

Может быть, самая странная вещь во всем этом, это то что я ищу какие-то оправдания тому, что произошло в лагере 2.
Я признаю, что Симоне в момент конфликта сильно орал руганью на непальцев, но учитывая насколько было ветрено и холодно на склоне Эвереста, возможно его слова окончательно взбудоражили уставших шерп. Но действительно, зачем оправдывать то, что произошло в лагере 2?
Если бы конфликт шерп возник лишь на почве словесной ругани или по причине перешагивания через провешенные перила, то поверьте мне в долине Шамони давно уже не было бы ни одного альпиниста.

Я прочитал огромное множество комментариев в интернете, но до сих пор меня поражает тот факт что многие люди считают что именно этот факт стал причиной конфликта.

В Camp1 на Эвересте. Вид на Нупцзе
В Camp1 на Эвересте. Вид на Нупцзе


Дорога из Camp1 в Camp2. Эверест, Лхоцзе, Нупцзе
Дорога из Camp1 в Camp2. Эверест, Лхоцзе, Нупцзе


Симоне МОро и Ули Штек в лагере Camp2 обсуждают будущий новый маршрут на Эверест
Симоне МОро и Ули Штек в лагере Camp2 обсуждают будущий новый маршрут на Эверест
.


Неуважительное отношение на стене Лхоцзе

Я наблюдал весь разворачивающийся конфликт на стене Лхоцзе, находясь примерно в 10-и метрах позади, сидя на снегу и не мог поверить, как быстро все вышло из-под контроля. Кто мог тогда в такое поверить?
Если бы я, не будучи участником, читал отчет о конфликте, я бы подумал что мы утаили какой то чрезвычайно важный факт, то что могло быть истинной причиной конфликта, ведь реакция шерп в лагере 2 со стороны выглядит именно так, как будто мы специально шли на конфликт. Но говорю вам откровенно честно мы этого не делали.
Ули Штек и Симоне Моро считаются двумя лучшими альпинистами в мире, они совершали свои восхождения на вершины по всему свету. Мы никогда не говорили друг другу что не в состоянии подняться на вершину Эвереста, мы не участвовали в встречах за день до конфликта на горе, мы не получали никаких записок до конфликта. И мы не телепаты, бессмысленно говорить что мы не должны были находиться в это время на склоне горы, поскольку якобы существует "негласное правило" и была якобы проведена специальная встреча шерп и альпинистов за день до этого.

Конечно мы знали и видели работу шерп, прокладывающих перила на склоне Эвереста и Лхоцзе, но нам и в голову не могло было придти, что в это время нельзя подниматься по склону горы, тем более что наша палатка уже стояла выше по склону.
На стене Лхоцзе есть много места для того, что бы разойтись множествам альпинистских команд, при этом они не мешают друг другу.
Я бы, к примеру, не повернул бы назад при восхождении на Монблан, если бы узнал что впереди меня работают горные гиды, сопровождая другую команду. Пока я не начну их реально беспокоить, мы можем даже не заметить друг друга. Почему это должно быть по другому в Непале?

Мы не касались проложенных шерпами перил, мы поднимались далеко в стороне от них, и мы никогда не говорили что не в состоянии подняться по склону в этот день.
Что касается отчета о конфликте со стороны шерп, там говориться что они говорили с нами у ледопада, но мы были одни там. Есть фотографии, показывающие, что у ледопада мы были одни, и в поле зрения нет ни одного шерпы или гида.

Ули Штек на подходе к стене Лхоцзе. Обратите внимание как много места для всех на склоне
Ули Штек на подходе к стене Лхоцзе. Обратите внимание как много места для всех на склоне


Ули Штек поднимается вдалеке от шерп. Как в таком случае мы могли сбросить на голову одного из них кусок льда?
Ули Штек поднимается вдалеке от шерп. Как в таком случае мы могли сбросить на голову одного из них кусок льда?


Единственным оправданием развития всего конфликта со стороны шерп был тот аргумент, что мы якобы своим восхождением спровоцировали обвал ледовых глыб на голову работавших ниже нас по склону шерп и ранили одного из них. Этот факт в СМИ до сих пор является одной из причин конфликта, но при том ни один шерпа не признался что он был ранен куском льда.

Также существует много разговоров о финансовой причине конфликта, о задетой гордости шерп и их эго.
Я считаю что шерпы не настолько мелочны что бы ненавидеть троих альпинистов, которые не пользуются их услугами. Мы оплачиваем пермиты и прохождение ледопада Кхумбу наравне со всеми, мне трудно поверить, что многие укоряют нас в том, что мы не были частью коммерческой экспедиции и не внесли в заработок шерп свою лепту.

Что касается эго и гордости, то это деликатная тема. У всех нас есть и эго и гордость, при этом не имеет значения кто мы есть.
Но я не поднимаюсь ан вершины гор из-за того, что хочу стать самым сильным альпинистом в мире, я поднимаюсь в горы потому что люблю заниматься альпинизмом. Может быть, на Эвересте все по другому.... но если факт того, что кто то поднимается вверх быстрее другого может привести к угрозе смерти, то тогда на этой горе происходит что-то очень страшное.


Спасаясь от шерп мы спускались без веревок по леднику Нупцзе с большим количеством трещин и не хоженому маршруту
Спасаясь от шерп мы спускались без веревок по леднику Нупцзе с большим количеством трещин и не хоженому маршруту



Коммерческие экспедиции

Я уже сложил свое мнение о восхождениях на Эвересте и о том как отличаются друг от друга люди в его Базовом лагере. Это не делает нас лучше, мы все находим собственные проблемы в жизни. Смысл конфликта в лагере 2 все еще скрыт. И становиться ясным что мы никогда этих причин и не узнаем.
Но, несмотря на то, что большинству людей в это трудно поверить, может быть стоит искать причины конфликта в личностных отношениях.
Эверест очень сложен. Если Вы никогда не были там или не пытались осмыслить как все работает на его склонах, то вы можете легко представить себе коммерческие экспедиции в виде хищного зверя, который стоит за всем этим, и как он поставил гору "на колени".
Но коммерческие экспедиции являются основой экономики целой страны, и они существуют поскольку существует на них огромный спрос.
Если я проповедую что эта гора должна быть одинаково доступной для всех, то кто я такой что бы решать кому подниматьс яна ее вершину а кому нет? Да, я считаю что Эверест переполнен, но это лишь факт. Среднестатистический альпинист на Эвересте это неопытный альпинист, без помощи шерп, кислородных баллонов и провешенных перил он далеко не зайдет.
Проблема заключается в том, что это все прекрасно и хорошо, когда система работает на 100%; но, когда происходят непредвиденные случаи: резкое ухудшение погоды, обрыв перил, опустошение кислородного баллона, или когда рвется любое другое звено в цепи налаженной системы, то неминуемо происходит катастрофа.
Люди погибают на Эвересте потому что они не готовы к Эвересту.
Они полностью полагаются на систему, при этом они не понимают и не умеют решать аварийные ситуации, они не знают технику альпинизма. Как они могут пережить внезапный шторм, если раньше в своей жизни они никогда с ничем подобным не сталкивались?

Мы все испытывали страх и панику, когда что-то идет не так в горах, но в результате многолетнего опыта мы узнаем как избавитсья от этой паники и справиться с трудной ситуацией. Что бы Вы сделали, если бы к примеру у Вас не было никакого опыта альпинизма и вдруг Вы попали в центр шторма на гребне Эвереста?
Вы бы полагались на свой многолетний опыт и решили как поступить в зависимости от ситуации или Вы бы просто сели и ждали своей смерти, потому что Вы не знаете что делать? Просмотрите историю несчастных случаев ан Эвересте и Вы увидите что второй вариант случается в большинстве смертельных случаев.

Но такая ситуация касается не только Эвереста. Взгляните на трагедию на К2 в 2008 году. Тогда альпинисты застряли на склоне горы потому что произошел обвал серака и он обрубил установленные ранее перила.
Некоторые альпинисты имели необходимый опыт восхождений и смогли спуститься безопасно вниз, но многие из застрявших альпинистов остались в трудной ситуации, поскольку не могли спуститься, некоторые из них не имели при себе ледорубов, поскольку полностью полагались на провешенные перила... это стоило им жизни.

 Базовый лагерь Эвереста. И это еще до начала "высокого сезона" восхождений
Базовый лагерь Эвереста. И это еще до начала "высокого сезона" восхождений


Я ничего не имею против стиля восхождений, практикующегося на этих самых высоких в мире горах. Но я считаю такой подход неверным, но кто я такой, чтобы навязывать свой стиль альпинизма на других?
То что Ули Штек может пройти в соловосхождении Северный склон Эйгера в течении всего лишь нескольких часов, не означает что он будет требовать введения этого стиля как новый эталон альпинизма.
Стиль альпинизма развивается и прогрессирует со временем. Не существует однозначных определений правильности или неправильности стиля, это не черно-белые полоски.
В конце концов, в 2013 году было не первое восхождение на Эверест с помощью кислородных баллонов, провешенных перил, заранее установленных лагерей и помощью шерп. Я не пытаюсь сравнить первое покорение Эвереста с современным восхождением, это совершенно разные вещи, но все что мы сейчас делаем это лишь спорим о "коммерческом" стиле, но если Вы посмотрите на систему в целом, то заметите, что она очень похожа на ту, которая была 60 лет назад. Изменилось лишь снаряжение, что позволило большему количеству людей с недостаточным опытом в альпинизме подниматься на Эверест с использованием меньших вспомогательных элементов системы, и это для меня представляется настоящей проблемой Эвереста.

Вершина мира огромна и на ней есть место для многих экспедиций. Я, конечно, не считаю, что коммерческие экспедиции оттеснили небольшие независимые команды альпинистов. Во всяком случае коммерческие экспедиции помогают им в восхождении, они провешивают перила, прокладывают маршруты через ледопад, или прокладывают треки по склону горы, по которым, в не зависимости от того, насколько опытный Вы альпинист, Вы будете ходить. Это очень тонкий баланс. На Эвересте нет "мы" или "они". Так или иначе все мы коммерческие экспедиции. Я, например, хотел заработать на собственных фотографиях Эвереста, Ули Штек зарабатывает на жизнь своим слайд-шоу, Симоне Моро сейчас руководит командой пилотов спасательных вертолетов в Непале.
Мы никогда не обвиняли коммерциализацию Эвереста, потому что мы также наживаемся на этой горе ,просто всемы делаем это по разному. Кто прав а кто виноват?
Покажите мне хотя бы одного человека, который поднялся на Эверест и не заработал бы на этом ни копейки или не разрекламировал бы себя... мы все занимаемся коммерцией на Эвересте, так давайте не будем обманывать самих себя.


Официальное соглашение

Через пару дней после инцидента непальцы захотели провести официальную церемонию примирения, на которой, по идее, мы бы все пожали друг другу руки, и продолжили свою экспедицию.
Но когда нас чуть не убили на склоне Эвереста, очень сложно решить конфликт рукопожатием. Один лишь момент - ругань Симоне Моро с шерпами я считаю действительно неправильным нашим действием, а помимо этого я не вижу того, что мы сделали не так на горе.
Мы не считали что должны приносить извинения за то, что восхождение по склону горы это опасный прецедент к конфликту с шерпами.
Если два ведущих альпиниста в мире извиняются за то что ступили на склон Эвереста, то кто же захочет в следющий раз испытывать свою судьбу, ступая на склон Эвереста

Затем мы подписали письменный документ, который был интерпретирован по-разному. Как многие заметили, его текст был написан очень расплывчато. Это не наша вина, мы как раз хотели больше конкретики, но люди в Базовом лагере были твердо уверены, что, если мы добавим что-нибудь на этот счет, то дело примет юридическую сторону и без вмешательства полиции правительства в нем не разобраться.
Вы конечно же можете ознакомиться с этим документом, он есть в открытом доступе в интернете, однако, скажу ,что единственной причиной по которой мы завершили его подписание, было то, что вся церемония была снята нами на пленку. Видеозапись оказалась куда более правдивей чем документ.

Что касается конфликта, я скажу, что мы не будем обсуждать его в дальнейшем, и не будем рассматривать это дело в судах или в юридическом смысле; правда я не утверждаю что обсуждение этого конфликта прекратиться в СМИ, ведь то, информационное безумие что творилось в момент конфликта шло и наполнялось со слухов а не от непосредственных его участников.

Я часто думаю, что если бы я был на месте шерп с их воспитанием в маоистской традиции и кучей других десятков причин, я бы сделал то же самое в лагере 2? Воспитание это очень мощная вещь. Но все же это непростительно.
Власть толпы никогда не простительна.

Лагерь Camp2 на Эвересте в полнолуние
Лагерь Camp2 на Эвересте в полнолуние



Правосудие?

Прошлое никуда не денется и мне по прежнему трудно глотать, когда я вспоминаю этот конфликт. В Базовом лагере, после конфликта нам было очень утомительно находиться, ведь мы были эмоционально вымотаны в Лагере 2.
Отдохнут и попытаться выспаться не удавалось, у нас были бесконечные встречи с руководителями групп шерп в Базовом лагере и должностными лицами правительства.
Конечно, у всех были свои собственные приоритеты и повестка дня, и нам было трудно и утомительно постоянно напоминать о конфликте что бы в очередной раз выслушать о мотивах, о которых рассказывали разные люди.
В конце концов нам сказали, что если мы продолжим разбирательство дела в юридической плоскости, то зачинщики конфликта достанут нас и в полиции и в Непальской тюрьме, и не стоит разжигать бунт в Базовом лагере (слово "бунт" было сказано в прямом смысле).

Оглядываясь назад, я понимаю ,что полностью упустил этот момент. Конечно, в Базовом лагере не было бы никаких массовых беспорядков, но осложнение ситуации привело бы к общей забастовке шерп или полной остановке сезона восхождений на Эверест.
Восхождения должны продолжаться. Нов то время мы чувствовали, что зачинщики конфликта заслужили тюремное заключение (я помню что они всерьёз угрожали нас убить), но мы понимали, что отправка этих молодых шерп в тюрьму, сломала бы их жизнь.
Единственным способом действительно разрешить ситуацию, было разряжение накаленной обстановки на личном уровне и попытки восстановить столь необходимое равновесие в отношениях между шерпами и иностранными альпинистами.
Но это решение было не для нас, это было решение для всех остальных людей в Базовом лагере. Таким образом мы отдали решение конфликта в их руки, и доверили дисциплинировать виновных.

Что касается Эвереста в целом - ничего не изменилось. Ули Штек проложил перила в Camp3, завершив тем самым планируемые работы шерп. Следующий день был досрочным, вынужденным днем отдыха для команд шерп, работавших над перилами, а еще через день они продолжили свою работу в обычном режиме.
Как и в прошлые годы альпинисты со всего мира съехались к Эвересту, и в 2013 году для большинства из них мечты стали реальностью.
Что касается зачинщиков конфликта, которые пытались убить нас, мы были уверены что по крайней мере они будут отстранены от работ на Эвересте на сезон 2013. Но никто не был отстранен, никому даже не был объявлен выговор.
Мы упустили что то очень важное, доверяя решение ситуации в руки других людей. Как я полагаю это обычный бизнес... Интересно, как чувствовали себя остальные альпинисты на Эвересте, зная что рядом с ними находятся опасные люди.

Для тех, кто верит, что мы заслужили то отношение шерп, которое было на Эвересте, то это очень тревожное заявление, поскольку в следующем году, один из клиентов экспедиций случайно собьет лед на голову шерпы, или запутается в перилах, и несомненно, уставший клиент будет кричать и ругать шерпу на склоне Эвереста...
Это происходит каждый год. И если Вы считаете, что мы заслужили такое отношение, то мы очень боимся за будущее горы, потому что это может повторится и в следующий раз, но при этом финал конфликта может быть гораздо печальней.
Выводов с этой ситуации никто не сделал, никто не был наказан на Эвересте, восхождения продолжились как и прежде.
Если бы я был молодым шерпой на Эвересте, я рассматривал бы такой подход к решению конфликта как дорогу к вседозволенности, ведь когда нет закона то нет и порядка. Как сказал Рейнхольд Месснер: "шерпа, Ты Царь горы".
Кто должен остановить очередную группу шерп когда в следующих годах, в подобных ситуациях будет развиваться конфликт.

Ледопад Кхумбу
Ледопад Кхумбу



Смогу ли я вернуться?

Кажется что все мне задают этот вопрос. Да, я хочу вернуться. Я хочу завершить свой фото проект, но я не чувствую себя в безопасности на Южном склоне Эвереста в ближайшее время. Если вы читали весь текст то, возможно, вы сможете меня понять.
До сих пор мы писали лишь официальные отчеты о трагедии, и я чувствовал что должен описать ситуацию именно так, как я ее чувствовал, потому что это не просто сухой отчет, здесь замешено очень много человеческих чувств и эмоций.


Медиа

В СМИ был огромный ажиотаж по поводу нашего конфликта. Я думаю, даже что это, вероятно, одна из наиболее освещаемых альпинистских тем в последнее время. Мы давали интервью буквально каждому изданию, проводили радио и телеинтервью новостным агентствам по всему миру. Я возненавидел СМИ.
В течении первой недели мне на почту пришло более чем 200 различных писем от журналистов о приглашении на интервью, и это было только для меня, у Симоне Моро и Ули писем и приглашений было не меньше.
Конечно, шумиха в СМИ неизбежна, и нас доставили не только письмами по электронной почте в попытках получить новую информацию о конфликте. Это худший вид рекламы каждого из нас, которую мы могли бы себе представить, это было действительно страшное время.
Но история о трех западных альпинистах чуть не забитых до смерти камнями на склоне Эвереста это такой лакомый кусочек для увеличения читаемости издания, что я думаю еще не раз эта история будет всплывать наверх.

Я прежде никогда не имел дело со СМИ, и для меня было очень трудно давать интервью.
Но это было важно, что мы давали интервью прессе, в надежде очистить наши имена.
Лично я был в ужасе от людей, находящихся под влиянием СМИ, полностью зависящим от того что они читают в прессе, и у меня было ужасное чувство, что нас смешивают с грязью.
Для нас это было очень утомительно. Мы не могли нормально спать, мы все еще были в базовом лагере и чувствовали как расползаются по миру слухи, поскольку у нас был интернет.
Это было ужасно, и я молился, чтобы все это закончилось. Но но как только я начинал разговор. я должен был бороться до конца и поговорить с каждым репортером, чтобы убедиться, что нас услышат правильно.
Я был очень обеспокоен тем, что если бы я не говорил с каждым корреспондентом, то те, внимание которым я не уделил, напишут статью с отрицательной нашей ролью в конфликте.. Это было действительно тревожным временем.

Восхождение в Camp1 на Эвересте. Наш предпоследний день
Восхождение в Camp1 на Эвересте. Наш предпоследний день


Я также знал, что СМИ будут лгать и составлять материал по своему усмотрению.
Я понял, что Skype - интервью в условиях плохого интернет-соединения позволяет в итоге эффективно "вырезать и вставлять' контент, меняя фразы говорящего как заблагорассудится.
Также в СМИ я читал множество "цитат" которые приписывают мне, но я их никогда не говорил, и я знаю что ни Ули ни Симон также о таких вещах никогда не говорили.

Но, возможно, самое печальное из всего этого, это то, что некоторые люди идут на любой подлог. любое коверкание достоверной информации, ради нескольких моментов славы.
В то время как мы пытались бороться за нашу репутацию я видел Cathy o Dowd и Alan Hinkes, которые выступали на национальном телевидении и заявили, что мы были крайне высокомерны и эгоистичны, поэтому мы и спровоцировали шерп на конфликт.
Заявляю ,что мы никогда не встречались с Cathy o Dowd и Alan Hinkes, они не были в Базовом лагере Эвереста, и они понятия не имеют о случившемся конфликте, я даже не уверен что они пытались связаться с нами.
Почему-то показалось, что из-за двух минут эфирного времени на национальном телевидении, люди могут пойти на растаптывание в грязь других людей, которых они даже никогда не видели. Это было печальное зрелище.

С другой стороны было удивительно видеть такую сильную международную поддержку. Я получил тонны писем от альпинистов всего мира, в которых они рассказывали свои прошлые проблемы с шерпами.
Также было приятно видеть репортажи в СМИ, в которых они становились на нашу сторону, и после прочтения множества форумов и отзывов я вижу, что большинство альпинистов понимают проблему Эвереста.

Спасибо всем за поддержку


Конец

Я действительно не имею понятия и объяснения конфликта на Эвересте. Я до сих пор нахожусь в сомнениях и это не даем мне покоя.
Мы не плохие люди, мы не пытаемся унизит шерпов или наслать на них дурную славу. Мы перестали общаться с СМИ как только вернулись домой, но после нескольких недель обсуждений вопросов мы решили закончить наш материал с экспедиции на Эверест для компании Sender Films - они вложили много времени и денег в этот проект, но нам было не легко принять такое решение.

Возвращение домой было восхитительно, я снова могу заниматься моим любимым альпинизмом; началось лето и я счастлив что могу проводить его в моих любимых горах.
Через 2 недели я уеду в Пакистан...
А что касается Эвереста, то я думаю что время покажет...

 Традиционные молитвенные флаги используются для укрепления мира, сострадания, силы и мудрости ...
Традиционные молитвенные флаги используются для укрепления мира, сострадания, силы и мудрости ...



По материалам http://www.alpineexposures.com/

На этот перевод статьи распространяется закон об «Авторском праве». Перепечатка материала на другие ресурсы возможна только с разрешения администрации сайта! Спорные вопросы разрешаются в судебном порядке




Теги: Джонатан Гриффит, Jonathan Griffith, Everest, Эверест, конфликт на Эвересте, проблема Эвереста, восхождение на Эверест
Автор: Редакция 4sport.ua
Просмотров: 6815
Опубликовано 2013-07-10 в альпинизм

comments powered by Disqus

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ