Симоне Моро: "Люди должны понять, что восхождение на восьмитысячник это не поход выходного дня"

Симоне Моро (Simone Moro)
Симоне Моро (Simone Moro)


Всемирно известный итальянский альпинист Симоне Моро (Simone Moro) по праву может считаться одним из главных героев и референтов современного альпинизма.
Излишне говорить что речь в первую очередь идет о зимних восхождениях на высочайшие вершины мира, ведь Симоне - человек, открывший миру 4 зимних восьмитысячника:


  • 14 января 2005: Шишабангма (Shishapangma, 8 013 м) в паре с поляком Петром Моравски
  • 9 февраля 2009: Макалу (Makalu, 8 481 м) в паре с тогда еще казахстанским альпинистом Денисом Урубко
  • 2 февраля 2011: Гашербрум II (Gasherbrum II, 8035 м) в связке с Денисом Урубко (Россия) и Кори Ричардсом (США)
  • 26 февраля 2016 года: Нангапарбат (Nanga Parbat, 8126 м) в связке с Алексом Тиконом (Alex Txikon, Испания) и Мухаммадом Али "Садпара" (Muhammad Ali "Sadpara", Пакистан)


И, конечно, у этого великого альпиниста из Бергамо есть и многие другие достижения в горах, как в его родных Альпах так и в Гималаях, и не только в качестве альпиниста, Симоне еще и первоклассный пилот спасательного вертолета в Непале

В этом небольшом интервью мы говорили с ним как о текущих проблемах в альпинизме, так и о его проектах

Симоне Моро (Simone Moro)
Симоне Моро (Simone Moro)


Весной 2017 года Симоне со своей напарницей Тамарой Лунгер (Tamara Lunger), предпринимали амбициозную и уникальную экспедицию "Kanchenjunga Skyline" - полное прохождения траверса массива восьмитысячника Канченджангага (Kangchenjunga, 8586 м).
Однако, из-за проблем со здоровьем Симоне пара вынуждена была вернуться с отметки 7400 метров в базовый лагерь. На этом их экспедиция, по крайней мере в сезоне 2017 года завершилась.

Раньше Вы были с испанцем Алексом Тиконом на восьмитысячнике Нангапарбат. Как же получилось так, что Вы, будучи специалистом в зимних восхождениях на восьмитысячники пропустили его экспедицию на Эверест в сезоне 2017 года?

Для этой цели кроме правильного снаряжения альпинист должен заручится удачей. Я думаю что у Алекса на Эвересте с точки зрения логистики и подбора напарников было всё нормально, но вот погода подвела.
Зимой в Гималаях можно потерпеть неудачу даже если ошибся с переоценкой своих возможностей.
Алекс попытался пройти гору, но на его пути стала враждебная погода.

Вы также работаете пилотом спасательного вертолета, если не ошибаюсь, с 2012 года. Что Вы скажете о длинном списке несчастных случаев в больших горах, которые за последнее время лишь участились?

Увеличение числа альпинистов и туристов в горах это нормальное, современное явление, и безусловно, оно статистически приводит к увеличению несчастных случаев. Горы это вам не море. Здесь нет пляжа, где можно расслабиться и строить песчаные замки. В горах прежде всего должны соблюдаться правила безопасности. Восхождение на гору вовсе не похоже на погружение в море, а этого многие люди и не понимают.

В этом году Вам исполняется 50 лет. Какие проекты Вы себе ставите в будущем? Похожи ли Вы на Карлоса Сорию (Carlos Soria), который в этом сезоне пытался в очередной раз подняться на восьмитысячник Дхаулагири.

27 октября мне исполняется 50 лет, невероятно как быстро прошло время, но за это время я приобрел огромный опыт и повстречал очень много людей. Я всегда тренировался, контролировал свое питание, массу тела, общее здоровье. И я по прежнему фанатик в подготовке амбициозных и сложных проектов.
Я думаю что как и прежде, продолжу подниматься в больших горах, поскольку я по прежнему чувствую мотивацию и ощущаю в себе силы на эти проекты, к тому же мой опыт никуда не делся. Так что я по прежнему считаю себя главным героем своих проектов.
У меня много проектов в разработке и не только по альпинизму.
Карлос Сория для меня - друг и пример спортивного долголетия. Он также как и я очень внимателен к своему здоровью и тренировкам.

Симоне Моро (Simone Moro)
Симоне Моро (Simone Moro)


Считаете ли Вы, что восхождения в альпийском стиле, такие как например Чо-Ойю всего за одиннадцать часов в 2002 году, открыли дверь сегодняшнему экспресс-альпинизму?

Я думаю что могу подниматься на вершину горы очень быстро, особенно когда это позволяют условия. Я тот человек, который пробегает от 100 до 140 километров каждую неделю, поэтому во мне горит желание быть быстрым и подниматься на вершины много раз.
Конечно, скоростные восхождения зимой, особенно в Гималаях на восьмитысячниках очень сложная задача из-за долгого ожидания погоды и холодов, но в любом случае самое главное здесь знать как правильно использовать погодные окна.

Как Вы совмещаете свою деятельность профессионального альпиниста с семейной жизнью? Какую роль играет ваша жена Барбара и ваша дочь Мартина в планировании и организаций экспедиций?

Семья всегда поддерживала и поддерживает мои экспедиции. Они понимают и знают что такое долгие волнительные ожидания. и поддерживают долгое ожидание. Мой 7-летний Йонас часто приходит со мной на тренировочные и вертолетные полеты, и мне нравится его учить, но я стараюсь не слишком рисковать.

Какое видение у Вас о женщинах в современном альпинизме и в частности на восьмитысячниках?

Они похожи на мужчин. Их по прежнему очень мало в Гималаях, и в историческом обозрении их тоже было не так уж и много, но женщины, по своей выносливости в горах очень близки к мужчинам. Я всегда был открытым и никогда не завидовал, наблюдая как женщины растут в профессиональном плане в горах, в том виде деятельности, который исторически считается мужским.

По Вашему опыту, существуют ли какие-либо существенные различия в партнере-женщине или партнере-мужчине? Например, что Вы можете сказать о Тамаре Лунгер?

Да, я могу в качестве примера привести напарника Тамару. Восхождения с ней были для меня сравнимы с восхождениями в паре с Букреевым или Урубко с точки зрения силы и распределения задач на горе. Поэтому я уверенно могу сказать, что не заметил особой разницы

Не могли бы Вы сказать, что после стольких приключений и экспедиций Вы нашли свои пределы?

Скажем так, я их хорошо знаю, но я также знаю, что эти границы можно раздвинуть и дальше, я знаю что могу продолжать совершенствовать свои навыки.
Я прекрасно понимаю, как нужно реагировать в различных экстренных ситуациях, у меня за это время выработалось своеобразное шестое чувство, которое помогает мне определить опасности, прежде чем они станут настоящей проблемой.

Симоне Моро (Simone Moro)
Симоне Моро (Simone Moro)


Опишите самую сложную ситуацию в горах в какую Вы попадали и чему она Вас научила?

Это была трагедия 25 декабря 1997 года в которой погибли Анатолий Букреев вместе с казахстанским кинооператором Дмитрием Соболевым при зимнем восхождении на свой 12-й восьмитысячник Аннапурну.

Анатолий был безусловно самым опытным моим наставником в жизни. В тот раз я чудом выжил и даже не подозревал что во мне может быть столько энергии что бы я смог спуститься в базовый лагерь, травмированный после падения на 800 метров в лавине. Это был сверхчеловеческое событие.

Как Вы думаете, люди учатся на ошибках? По Вашему собственному опыту, считаете ли Вы, что болезненные или негативные ситуации дают больше опыта?

Конечно. Тот, кто не учится на ошибках или трудных ситуациях и переживаниях тот поступает не разумно! Ошибки это неотъемлимый процесс обучения, и не только в горах но и в жизни!

Как бы Вы описали самую большую проблему в современном альпинизме? Существует ли вообще сегодня настоящий альпинизм?

Желание исследовать никогда не заканчивается, и сегодня альпинизм движется к его пределам, сегодня высочайшие горы уже пройдены, многие альпинисты переключаются на меньшие, но еще не покоренные вершины 6000-7000 метров, но при этом постоянно возрастает категория трудности маршрутов.

Многие скалолазы при этом являются и сильными альпинистами. Когда в 1994 году я проходил на скалах сложность 8b и отметку в 8000 метров в горах я думал что был пионером, но сегодня это по сути обычное явление.

Верите ли Вы в загробную жизнь, в удачу или шанс?

Я верю в Бога и Шестое чувство людей. У каждого есть свои способы восприятия этих вещей. Фортуна существует, но она не дается просто так, нужно работать что бы ее получить

Вы бы пошли на зимний Эверест с Алексом Тиконом?

Да, почему бы и нет, но без шерп.

Этот год был трагичным в альпинизме. Что Вы думаете о Ули Штеке (Ueli Steck)?

Он был прекрасным другом, товарищем, от с кем хотелось быть постоянно вместе. Было очень больно потерять такого человека как он, и для всего альпинистского сообщества это была огромная потеря. Он был сильным и смиренным, дальновидным и искренним.

Расскажите о Ваших ближайших проектах? Вы вернетесь к Канченджанге?

Я думаю да, вернусь, но не сразу, в любом случае этот проект меня привлекает уже давно. Но пока у меня есть еще один зимний проект, о котором я не хочу сейчас раскрывать детали.

Можно ли справиться с проблемой массового восхождения в горах? Может ли существовать какое либо краткосрочное решение?

Я тот, кто любит свободу и не хочу ограничивать свободу других. Однако во многих современных экспедициях в базовых лагерях существует проблема переполненности и плохой организации.
На восьмитысячниках было бы достаточно просто ограничить количество выдаваемых пермитов, разделить альпинистов по весенним и осенним сезонам.
Вообще то уже пытались сделать такое, но коммерческие экспедиции не дали воплотиться этому начинанию в жизнь.
С другой стороны нужно разграничить восхождения: что бы между подъемом на маленькие горы и восьмитысячники проходило один или два года, а не как сейчас - с первого четырёхтысячника люди идут сразу на Эверест.
Вообщем, необходимо навязать жесткие правила и заставить людей понять, что они не должны идти на восьмитысячник как в поход выходного дня.

Копирование (перепечатка) материала на другие ресурсы возможна только с разрешения администрации сайта!

Теги: Симоне Моро, Simone Moro, альпинизм, горы,
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам https://alpinismonline.com/
Просмотров: 1193
Опубликовано 2017-10-05 в альпинизм

comments powered by Disqus