Симоне Моро: "C восьмитысячниками я еще не закончил, я только закончил с зимними восхождениями"

Нангапарбат зимой 2016 года
Нангапарбат зимой 2016 года


26 февраля 2016 года мы все стали свидетелями удивительного исторического события: Впервые, за 28 лет попыток и более 30 различных экспедиций, в зимний период был покорен восьмитысячник Нангапарбат (Nanga Parbat, 8126 м)!

На вершину Нангапарбат поднялась команда из трех альпинистов: Алекс Тикон (Alex Txikon, Испания), Мухаммад Али "Садпара" (Muhammad Ali "Sadpara", Пакистан), Симоне Моро (Simone Moro, Италия). Участвовавшая в этом же штурме итальянка Тамара Лунгер (Tamara Lunger), не дошла до вершины около десяти метров.

Полную хронику восхождения команды Вы можете прочитать в нашей статье: ВПЕРВЫЕ В ИСТОРИИ АЛЬПИНИЗМА, В ЗИМНИЙ ПЕРИОД, БЫЛА ПОКОРЕНА ВЕРШИНА ВОСЬМИТЫСЯЧНИКА НАНГАПАРБАТ!

 Алекс Тикон (Alex Txikon, Испания), Мухаммад Али "Садпара" (Muhammad Ali "Sadpara", Пакистан),Симоне Моро (Simone Moro, Италия), Тамара Лунгер (Tamara Lunger Италия)
Алекс Тикон (Alex Txikon, Испания), Мухаммад Али "Садпара" (Muhammad Ali "Sadpara", Пакистан),Симоне Моро (Simone Moro, Италия), Тамара Лунгер (Tamara Lunger Италия)


Недавно мы опубликовали интервью с Алексом Тиконом, теперь же в сети появилось интервью с Симоне Моро, которое он дал испанскому порталу Desnivel

Симоне Моро (Simone Moro)
Симоне Моро (Simone Moro)


"Я очень рад, что во время экспедиции я не отвлекался на разговоры, что мы не использовали вертолеты, кислородные баллоны и грелки для ботинок. Мы поднялись в феврале и смогли избежать этих вещей" - резюмировал Симоне Моро покорение Нангапарбат.

Как Вы себя чувствуете?

Я по настоящему счастлив. Для меня это была третья попытка покорения Нангапарбат зимой, я провел у этой горы год своей жизни: три зимних экспедиции и дну летнюю. Теперь же я счастлив, потому что в моей карьере теперь четыре пройденных впервые в зимний период восьмитысячника. Теперь мне ничего никому не нужно доказывать, кроме того, никто другой не может похвастаться да уже и никогда не сможет тем, что у него столько первопрохождений зимой, даже учитывая что К2 еще до сих пор остается непокоренным восьмитысячником в зимний период.
Я не говорю о конкуренции, я просто констатирую факты, уточняя что я тот человек, который делает дело прежде чем говорить. У нас на этот счет есть поговорка: "Что бы согреться сперва нужно разжечь огонь".

В этом восхождении Вы были весьма скромны и с самого начала сказали что на штурме Вы не будете держать связь

Да, и я рад этому, поскольку в этом году было несколько неприятных моментов: падение Адама Белецкого и уход Даниэля Нарди. После этого я принял решение не общаться в интервью до конца экспедиции.
Конечно, поддержка связи это дело хорошее, но в данных случаях она может породить только лишь еще большую запутанность и неразбериху, и привести к усугублению ситуации. Я рушил полностью сосредоточится на восхождении.

Плохая погода в первом высотном лагере
Плохая погода в первом высотном лагере


Расскажите о восхождении

Это была одна из моих лучших экспедиций, мне потребовалось очень много усилий как во время штурма та к и до него. Нангапарбат, в отличии от других восьмитысячников возвышается над базовым лагерем на более чем 4000 метров. Физическая нагрузка была огромна и я очень удивлен тем что Алекс, Али и Тамра (практически) дошли до вершины не имея достаточной акклиматизации.
Я с Тамарой провели только лишь две ночевки во втором высотном лагере перед началом штурма, а как правило этого не хватает для восхождения на высоты выше 8000 метров.
Я очень, очень рад что мы не использовали ни спасвертолеты ни связь ни кислородные баллоны ни даже грелки для ботинок. Мы поднялись в феврале и смогли избежать этих вещей. Денис Урубко как-то сказал что единственным возможным восхождением было бы восхождение в марте месяце, но мы поднялись в феврале и нет никаких сомнений в этом успехе. Это был настоящий успех, в котором нет места для полемики.

Но все же Вы не могли избежать спорной ситуации. Так, Томаш Мацкевич поставил под сомнение Ваше восхождение на вершину

Я предпочитаю расценивать его слова не как критику а как заблуждение человека, который в момент нашего восхождения находился в гостинице Равалпинди (Пакистан).

Каким был день штурма?

Он был очень долгим. Мы начали с четвертого высотного лагеря поскольку были недостаточно акклиматизированы и не могли поставить высотный лагерь выше. Ведь если бы мы так сделали, то был бы риск высотной болезни: головные боли, рвота, крайняя слабость.
Установив четвертый лагерь на 7150 метров в штурмовой день нам пришлось преодолеть более 1000 метров высоты. Мы конечно предполагали что в штурмовой день будет штиль, но на самом деле ветер был со скоростями до 45 км/ч что считается сильным при таком восхождении. Ко всему этому стоит добавить мороз под 30 градусов. И все это в купе создает ощущения в -50° С.
После всего этого я обморозил, несильно, пальцы на одной ноге, они покраснели и слегка опухли.

в первом высотном лагере
в первом высотном лагере


Как бы Вы сравнили зимнюю Нангапарбат с другими своими зимними восьмитысячниками?

Нангапарбат и Макалу были самыми трудными, потому что они были самыми большими зимними восьмитысячниками. Макалу на 300 метров выше, но на ней наш штурмовой лагерь был на отметке 7600 метров. Нангапарбат же потребовала гораздо больше физических усилий. Тамара, которая ранее поднималась летом на К2 говорит что Нангапарбат гораздо более тяжела в техническом плане


Тамара была так близко к вершине, но не дошла. Что же случилось?

Мы были одной целой командой, так что трудно не рассматривать Тамару как одного из участников победы над вершиной. Она начала возвращать в 60-70 метрах от вершины. Она остановилась в точке, с которой было прекрасно видно как мы поднялись на вершину, а остановилась она потому что почувствовала что полностью обессилила. К то му же у нее была проблема с расстройством желудка, утром ее рвало после завтрака, так что я видя ее состояние был крайне обеспокоен.
За 100 метров до вершины мы говорили с ней и поняли что ей уже нужна будет наша помощь на спуске, а за 60-70 метров до вершины Тамара решила прекратить подъем.
Н один человек до тех пор не поднимался так высоко в зимней Нангапарбат как она и я был все же уверен что она смогла бы дойти до вершины, до которой оставалось около 45-50 минут, но Тамара предпочла не рисковать и спуститься в низ. Это очень сильный и смелый поступок.

Симоне Моро (Simone Moro, Италия) и Мухаммад Али "Садпара" (Muhammad Ali "Sadpara", Пакистан) на вершине Нангапарбат. 26 февраля 2016 года
Симоне Моро (Simone Moro, Италия) и Мухаммад Али "Садпара" (Muhammad Ali "Sadpara", Пакистан) на вершине Нангапарбат. 26 февраля 2016 года


Как проходил спуск?

Было не так просто. На штурм я вышел замыкающим за 10 минут до 7:00 утра, дольше всех согревая конечности у горелки в палатке. К 15:00 дня мы были на вершине и к 19:00 снова в четвертом лагере. Мы все были очень вымотаны из-за недостаточности акклиматизации а также из-за физических нагрузок. На следующий день спуска я сломал кошку и мне пришлось стянуть ее репшнуром, так я и шел пока не достиг перил

Как показали себя Ваши партнеры по команде?

Команда Алекса, Али и Тамары была идеальна. Мы работали как братья, никто из нас не был "принесен в жертву" своими силами. В течении пяти дней мы все находились в одной тесной палатке, поскольку у нас на всех было лишь два каремата. Да, с базововго лагеря каждый из нас взял свой каремат, но из-за ветра карематы Али и Алекса были потеряны во втором лагере. Так что мы вчетвером все эти дни ночевали на двух карематах.

Алекс Тикон, Али Садпара, Симоне Моро и Тамара Лунгер
Алекс Тикон, Али Садпара, Симоне Моро и Тамара Лунгер


Штурм вершины планировался заранее или это была импровизация?

Честно говоря, нам была ясна идея. Детали мы не обговаривали, поскольку не знали как будет реагировать наше тело на высоте, но у нас при этом было четкое желание - подняться на вершину. Если бы наш штурм не удался, мы бы использовали этот выход как финальную стадию акклиматизации, но как только мы вышли из базового лагеря - перед нами была лишь одна цель - вершина.

В этом году многие экспедиции пытались на не смогли подняться на Нангапарбат, как вы думаете почему?

В этих командах участвовали сильнейшие альпинисты, у которых должно было быть огромное терпение - долго ждать погодного окна. Как человек, выросший среди гор, я был готов ждать сколько угодно. Другие же пришли с ограниченным временем а это не лучший способ пытаться подняться на Нангапарбат зимой.

Почему для достижение этой цели потребовалось около 30 лет?

Потому что путь к вершине из базового лагеря на 1000 метров больше чем на других восьмитысячниках. Базовый лагерь расположен очень низко, на 4000 и 4500 метрах с одной и другой стороны горы соответственно .

В день штурма у Вас была стратегия выходить на рассветет и продолжать двигаться весь солнечный день

Начинать выход с 7000 метров в 7 утра это конечно безумная идея. В этой экспедиции я понял что залог успеха - сила и скорость, и я принял эти правила игры, от начала выхода на маршрут до возвращения в базовый лагерь.

Холодная ночевка в четвертом высотном лагере после возвращения с вершины 26 февраля 2016 года
Холодная ночевка в четвертом высотном лагере после возвращения с вершины 26 февраля 2016 года


Впервые ли Вы работали в таком режиме?

Это впервые, когда на штурм я выхожу так поздно. На Гашербруме II, Макалу и Шишапанге мы выходили еще ночью. А что бы воспользоваться подобной утренней стратегией альпинист должен быть профессионалом.

Как Вы думаете Нангапарбат зимой стала кульминацией карьеры?

Безусловно она стала ключевым моментом в моих четырех из 14 зимних восхождениях на восьмитысячники. Я не питаю большого к собиранию коллекции прохождений, но мои четыре восьмитысячника мне нравятся.

Алекс Тикон, Али Садпара, Симоне Моро и Тамара Лунгер покинули базовый лагерь.
Алекс Тикон, Али Садпара, Симоне Моро и Тамара Лунгер покинули базовый лагерь.


Вы ранее говорили что не собираетесь пробовать восхождение на зимнюю К2. Так ли это?

Да, категорически. И уж тем более, что мне теперь это и не нужно. Я оставляю К2 для Адама Белецкого и Дениса Урубко и всех других молодых альпинистов. Я не люблю рисковать чувствами своей жены, которой приснилось что я якобы погибну на К2

Есть ли у Вас проекты на будущее?

Я возвращаюсь к своему проекту: вертолетной спаскоманды в Гималаях. В Непале я открыл свой бизнес, фирму которая называется Altitude Air. Теперь я хочу стать более независимым, и работать только с непальскими или европейскими партнерами.

С другой свой стороны, в альпинизм я вернусь с проектами прохождений ранее непокоренных вершин - семитысячников, я хочу прокладывать собственные маршруты, и с восьмитысячниками я еще не закончил, я только закончил с зимними восхождениями


И, напоследок, рассказ о том, что случилось с Тамарой, почему она не поднялась на вершину, а повернула вниз в 100 м от цели.

В коротком интервью Тамара объяснила, что все началось еще днем раньше. Она поскользнулась, перешагивая неширокую трещину, полметра шириной, уже возле С4. И проскользила около 200 м. Повезло, что свежий снег затормозил скольжение, и Тома смогла задержаться, не получив серьезных повреждений.

Утром в день штурма ее рвало , беспокоил желудок. Но она все же начала подъем, но 45 мин спустя почувствовала, что боль и усталось берут верх. "Болело все тело, плюс небольшая травма, плюс боль в желудке и сильнейший холод - все это в сумме заставило меня прийти в себя и принять решение остановиться всего в 100 м от вершины, и не создавать дополнительный риск для жизни Симоне, Алекса и Али", - сказала Тамара

Теги: Nanga Parbat, Nanga Parbat Winter, восхождение на Нангапарабат, зимнее восхождение на Нангапарбат, 2015/2016 Nanga Parbat Winter expeditions, Первое зимнее восхождение на Нангапарбат, Nanga parbat First winter Ascent, Симоне Моро, Simone Moro
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам www.desnivel.com/
Просмотров: 2134
Опубликовано 2016-03-02 в альпинизм

comments powered by Disqus