Элизабет Хоули: "Я чувствовала, что завоевание Гималайских вершин станет серьезной проблемой"

Элизабет Хоули (Elizabeth Hawley) в 1960-ые годы
Элизабет Хоули (Elizabeth Hawley) в 1960-ые годы


Элизабет Хоули (Elizabeth Hawley), ее называют "хранительницей гор". Американская журналистка, однажды приехавшая в Катманду, осталась здесь на всю оставшуюся жизнь. Сегодня Элизабет 92 года, близкий друг легендарного Эдмунда Хиллари, она с начала 1960-х годов ведет историю покорения гималайских вершин.

Элизабе никогда не совершала не только восхождений на восьмитысячники, но и восхождений вообще, на самые простые вершины. И при всем этом она является высочайшим авторитетом в мире альпинизма.
Без ее одобрения ни одно восхождение на гималайские гиганты Непала, и, в первую очередь, на Эверест не будет признано. Ее мнением интересуются все статистики высотного альпинизма в мире и цитируют самые известные альпинистские издания.

"Большой белый дом с лестницей во дворе, с автомобильной стоянкой у торговой улицы, неподалеку от перекреста" - это пространное описание зачастую слышат те путешественники, которые хотят лично увидеть Элизабет. В Катманду, названия улиц, даже в тех случаях, когда они есть, не упоминаются в разговорах, чаще ориентирами служат количество домов или магазинов на первых этажах зданий.
В любом случае, когда турист приходит на Dilli Bazar в Катманду, он неизменно видит легендарный "Жук" и знаменитый дом Элизабет поблизости.

Дом в Катманду, на втором этаже которого находится квартира Элизабет Хоули
Дом в Катманду, на втором этаже которого находится квартира Элизабет Хоули



Но, что поразительно, если Вы спросите на этой улице кого нибудь, кто такая мисс Хоули, Вам вряд-ли ответят, мало кто из прохожих о ней слышал. Сама Элизабет не любит популяризировать свое имя. "Но неужели Вы не знаете о пожилой американке, которая знает все о Гималаях?" продолжаете спрашивать Вы на улице прохожих, и вот наконец получаете ответ: "Ах, да, в восемнадцатом доме отсюда, недалеко от второго крупного перекрестка, где стоит старый автомобиль "жук" - там большой белый дом с лестницей" .
На фасаде Вы найдете табличку, оповещающую что Вы достигли своей цели.
Дверь на верху лестницы приоткрыта, мисс Хоули ждет нас, французского писателя и главу туроператора Жерома Эду (Jérome Edou ).

"Садитесь пожалуйста", говорит Элизабет. Она предлагает присесть нам на любимое кресло самого Эдмунда Хиллари, который бывал у нее в гостях каждый раз, как приезжал в Катманду.
"Однажды мы провели в беседах всю ночь. Это был изящный мужчина и дорогой мне друг" - отмечает Элизабет

Элизабет Хоули (Elizabeth Hawley) и ее "жук"
Элизабет Хоули (Elizabeth Hawley) и ее "жук"


Элизабет Хоули, родившейся в 1923 году в Чикаго сегодня 92 года. Она никогда не совершала не только восхождений на восьмитысячники, но и восхождений вообще, на самые простые вершины, и при всем этом она является высочайшим авторитетом в мире альпинизма.
С конца 1960-х годов, бывшая корреспондентка Reuters начала вести хронику альпинистских восхождений на Гималайские вершины.
Она взяла за правило лично встречать команды, прибывающие в Катманду, перед тем как они отправятся к своим вершинам, и затем, спустя шесть-восемь недель снова встречать их по возвращению с гор, наблюдая как они радуются победе как дети, или же расстроены неудачей.

Элизабет, которая о самой себе говорит что "я слишком ленива для восхождения на горы" и "слишком привязана к своему домашнему уюту" повстречала тысячи различных экспедиций, профессионалов и любителей; так же она знакома с множеством шерп, неизменных помощников в иностранных командах.

С 1970 года она начала сотрудничество с специализированными альпинистскими журналами по всему миру, она, своим подходом к летописи альпинизма и нестандартным отношениям к командам, достигла такого статуса, что Непальское правительство пару лет тому назад удостоило ее чести, назвав один из пиков страны ее именем: Пик Хоули (Peak Hawley, 6182 м) (От редакции: на самом деле этот пик носил изначально имя Pota North)
Но когда о этой вершине упоминают при ней самой, лицо Элизабет вытягивается в саркастической гримасе: "Это все не совсем серьезно, мы не должны называть эти прекрасные горы именами людей"

Мисс Хоули, если бы Вы не сохранили эти летописи, что было бы сегодня с историей Гималайских восхождений?

Были бы фрагменты, разносторонние и часто несогласованные между собой воспоминания различных альпинистов. Также большое количество книг, в которых повествование зачастую ведется с точки зрения художественной литературы, книги, которые Вы можете видеть на моих полках, не внесли бы ясность в историю.
Но с точки зрения статистики, летописи сосредоточены не только на знаменитых альпинистах и восхождениях, это то, чем я занимаюсь всю жизнь, и Вы правы, нет у меня другого любимого дела.
Со стороны Непальского правительства нет ничего кроме архивов, похоже их более ничего и не интересует. Но мы должны помнить, что политическая жизнь этой страны многие годы была нестабильна, я сама это видела. И такая ситуация никак не помогает в ведении летописи альпинизма

Почему, по прибытии в Катманду в 1960-х годах Вы занялись именно летописью альпинизма?

Я чувствовала, что завоевание Гималаев станет главной темой, серьезной проблемой. Большие экспедиции на непокоренные вершины только начинали свой путь, не смотря на то, что высочайшая вершина мира Эверест была покорена в 1953 году.
Я чувствовала дыхание новой эры, огромную популярность других восьмитысячников, и мне стало интересно.
Когда американцы впервые поднялись на Эверест, я была первой, кто рассказал эту историю.
Я помню эту экспедицию 1963 года так, как будто это было вчера. Первым американцем на вершине был 32-х летний Джеймс Уиттакер, или как его называли в экспедиции "Большой Джим" (James “Big Jim” Whittaker), и он все еще живая легенда альпинизма.

В то время в Непале у меня не было телефона, да и вряд ли Вы бы могли связаться с другой страной, но я знала что в посольстве Индии есть телеграф, по которому можно отправить сообщения азбукой Морзе. Что я и сделала.
Мне ведь удалось получить информацию о успешном восхождении американцев первой, прямо из базового лагеря.

Я заранее написала короткий материал, а затем попросила сотрудников посольства передать это сообщение как можно быстрее.
Это восхождение американцев имело большой успех в мире и подтолкнуло многих альпинистов, в том числе и из США, приехать в большие горы.

Тогда Вы и придумали свою методику: встречать команды в аэропорту Катманду каждый день, что бы знать кто и куда собирается идти?

О нет, не каждый день! Вы забываете, что в те времена авиасообщение с Катманду было куда более скуднее чем сейчас, тогда рейсы выполняли лишь две авиакомпании: Индийская Indian Airlines и Непальская Royal Nepal Airlines.
Таким образом, все иностранцы прибывали в Катманду индийскими авиарейсами, после остановки в Индии.
А взлетно-посадочная полоса аэропорта в Катманду слыла среди пилотов как одна из самых опасных в мире: она была слишком коротки для больших пассажирских лайнеров.
Я помню, что однажды "Каравелла"(марка французских пассажирских турбореактивных самолётов средней дальности) тормозила на ВПП с помощью парашютов. Не все авиакомпании были готовы идти на такой риск.
Впечатляющее было зрелище, я должна вам сказать... Это удивительно, как изменились времена, не так ли?

После того, как в зале ожидания Вы встречали людей,, что Вы делали?

Я смотрела на их обувь! Обувь всегда была лучшим идентификатором альпинистов. Я им говорила: "Здравствуйте, я заметила Ваши ботинки, скажите, Вы идете в горы? Могу ли я задать вам несколько вопросов? " .
Первые годы, конечно, альпинисты очень удивлялись таким вопросам, а потом они уже знали что ждать от меня "Ух-ты! Мисс Хоули хочет задать мне вопросы" - говорили они.
Они всегда отвечали мне четко и ясно о своих планах. И всегда я задавала одни и те же вопросы: "На какую вершину Вы собираетесь? С каким снаряжением? Сколько человек в команде, сколько шерп? Кто лидер группы, и какой у команды опыт? На какой день Вы планируете быть на вершине?" и так далее...

И когда команды возвращались с гор Вы "перепроверяли свою информацию"?

Да, и моя любовь к экспедициям никогда не менялась. Я полюбила это дело, мне нравилось встречать команды. В то время я еще работала журналисткой, но спокойная жизнь в Непале, позволяла мне заниматься своим делом. С возрастом, я конечно уже перестала лично заполнять анкеты команд, теперь у меня есть помощники, которые делают эту работу за меня.
Сегодня у меня есть тысячи записей моей летописи, Вы можете их все видеть на полках у меня за спиной. Говорят что я хранительница гор, этот статус меня не раздражает.

Гималаи, это земля, которая завораживает, но в то же время в Гималаях случались множество происшествий, трагедий.... Вы были их свидетелем..

Да, мы привыкли видеть лишь победы, и не замечаем неудач. За несколько лет своей работы я перестала повторять про себя имена погибших альпинистов, тем, которым я сочувствовала, среди них были и те, кто приходил в Гималаи каждый год, каждые два или три года, они были так увлечены альпинизмом, до тех пор, пока не совершали одну единственную роковую ошибку. Им просто не повезло, поднялась страшная буря или кусок льда обрушивался на голову... мне очень грустно было думать о них, а в особенности оставшихся семьях. Но эти альпинисты знали на что шли, они понимали чем рискуют и шли на это безумие.
Так что я не жалею их.
Но кроме погибших было еще больше раненных, травмированных: у кого пальцы были обморожены, у кого лица, кто-то не мог ходить, и они знали что им ампутируют конечности.
Обугленные холодом пальцы, это, я вам скажу, ужасное зрелище. Когда я видела одного такого альпиниста, я считала что видела всех подобных.
Я на самом деле была слабонервной.

Как вы думаете, шерпы ХХI века более счастливы, более уважаемы чем их отцы и деды, которые были настоящими пионерами Гималаев?

Я на это надеюсь! Шерпы - хорошие, добрые люди, они образец доброты, смелости и упорства. Без их помощи не было никакого великого завоевания Гималаев!
Увы, но очень долгое время иностранцы рассматривали шерп исключительно как носильщиков, практически рабов.
Но времена меняются... слишком медленно конечно на мой взгляд.
Я приведу Вам один пример: я общалась с альпинистом, который побывал на вершине Эвереста спустя два или три года, экспедиция в целом была успешной, я не буду конечно упоминать его фамилию и национальность, и на вопрос "С кем Вы достигли вершины?" он назвал имена всех своих западных товарищей, но не смог вспомнить ни одного имени и фамилии шерп, сопровождавших их команду к вершине... Он лишь сконфуженно пытался описать их, говоря что один из шерп был низкого роста, другой был крупным мужчиной.
Тогда по телефону я отчетливо дала ему понять что шокирована таким отношением.
В настоящее время мало что изменилось, разве что выросли заработки шерп, и их уровень жизни повысился по сравнению с тем, что был 40 лет тому назад.
Страховка же выплачивается в основном Непальским правительством и мало кто из западных компаний поддерживает семьи шерп, пострадавших в экспедициях.

Вы упомянули турагенства специализирующиеся на "гонках" за вершинами. Сегодня таких компаний в одном Катманду около 1500

Вы серьезно? 1500 турагенств??? Я остановила свой подсчет когда их было около 700 или 800 и это число уже было чрезмерно большим. Конечно, только несколько из них делают хорошую работу, обеспечивают работой шерп, платят им хорошие деньги, обучают, предоставляют снаряжение, следят за соблюдением безопасности. Другие же занимаются чистым бизнесом, гонятся за деньгами, лично я никому бы не советовала связываться с такими организациями. Как они собираются? Заводят телефонный номер, электронную почту, платят налог, платят за лицензию, приглашают родственников, которые знают окрестные горы и все... турагенство готово к работе

Для Вас, знающей Эверест с его первопокорения, изменилось ли восхождение на вершину мира по своей природе? Оставили ли гору люди, ищущие острых ощущений?

Я бы сказала, что начало 1990 года стало временем коммерциализации Эвереста. Хорошо, что другие восьмитысячники стали открыты как для начинающих так и для профессионалов, но дилетанты зачастую спекулируют на этом.
Я могу привести пример 33-х летней канадки Шрийя Шах-Клорфайн (Shriya Shah- Klorfine), которая поставила перед собой цель взойти на Эверест. Это было в 2012 году. Вы знаете почему она поставила такую цель? Из-за страсти к альпинизму? Вовсе нет! Она хотела стать тренером и руководителем для аутдор компании, и ей, для крутого резюме нужен был какой-то "подвиг".
Когда она прибыла в Катманду, она тут-же запустила личный вебсайт компании, оставалось лишь "малое" - подняться на Эверест.
И что Вы думаете? Она погибла на Эвересте.

труп канадской альпинистки  Шрийя Шах-Клорфайн (Shriya Shah- Klorfine) на Эвересте
труп канадской альпинистки Шрийя Шах-Клорфайн (Shriya Shah- Klorfine) на Эвересте


Она поднималась последние 100 метров перед вершиной 22 часа! это нонсенс. Ее конечно сопровождали шерпы, ожидавшие в ключевых точках маршрута, которые говорили ей что пора повернуть назад, но она конечно их не слушала.
В итоге, да, она взошла на Эверест, но при этом погибла на спуске.
Как и многие другие до нее, она истратила всю свою силу на восхождение, и ничего не оставила в запасе для спуска.

И такие случаи участились с 1990-х по 2000- ые годы?

Да, потому что Эверест постепенно превратился в модное, популярное место. Я помню австралийского парня, у которого не было телосложения горца, но он семь раз в сентябре пытался подняться на Эверест! Но однажды я увидела его в аэропорту и спросила: "Теперь сентября Вам не достаточно?", на что он ответил: "На этот раз я дойду до вершины или умру"....
Так и получилось... Он поднялся на Эверест, но погиб на спуске от истощения.
Если Вы спросите мое мнение, то я отвечу что это своеобразная форма самоубийства.

Джон Стемпл, который работал врачом в Университете Торонто и участвовал во многих экспедициях на Эверест, когда - то объяснил мне, что выше 7500 метров над уровнем моря, когда вершина уже кажется достижимой, становится невозможно здраво мыслить. Напарник, более опытный альпинист может порекомендовать Вам остановиться и вернуться вниз, но заставить Вас это сделать он не может, потому что Вы будете слышать только самого себя.
Решение? Думаю что лидер группы должен тщательней отбирать кандидатов на восхождение. Альпинист, если он не уверен в своих силах не должен пытаться подниматься на Эверест, и тем более что если альпинист не может доказать что способен подниматься на горы высотой 5000 или 6000 метров.

Кто по Вашему мнению достоен считаться лучшим альпинистом?

Без раздумий это - Тенцинг Норгэй, человек, возмужание которого я видела собственными глазами, от простого деревенского мальчика до удивительного обаятельного парня, полного сил.
Конечно я также упомяну Райнхольда Месснера, монстра гор, первого человека, который поднялся на Эверест без использования кислородных баллонов.
И конечно, Эдмунд Хиллари, я до сих пор сотрудничаю с организацией, которую он основал еще в 1960 году. Хиллари всегда с любовью относился к Непалу, он любил эту страну больше всего на свете.
Те мне мене он потерял в горах много своих друзей, а его жена и дочь, погибших в авиакатастрофе под Катманду в 1975.
В день этой трагедии, я прилетела на вертолете за Хиллари, а затем он плакал, сидя в моей квартире. Он сидел в том самом кресле в котором сейчас сидите Вы...
Время Хиллари действительно было другим... это было благородное время, Золотой Век Гималаев, и я была счастлива наблюдать за "происходящим на этом ринге боем".
Но это время прошло: Шангри-Ла давно исчезла...

Элизабет Хоули в своей квартире в Катманду. 5 февраля 2014 года
Элизабет Хоули в своей квартире в Катманду. 5 февраля 2014 года

Теги: Элизабет Хоули, Elizabeth Hawley, история гималайского альпинизма, история альпинизма в Гималаях
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам www.telerama.fr
Просмотров: 1034
Опубликовано 2016-03-21 в альпинизм

comments powered by Disqus