Затерянные на Эвересте

Пятьдесят лет назад, 1 мая 1963 года Джим Уиттакер (Jim Whittaker) стал первым американцем ступившим на вершину Эвереста.
Три недели спустя, вторая группа из той же американской экспедиции совершила еще более ошеломляющее восхождение - первопрохождение ранее непокоренного Западного ребра Эвереста.
В этой статье представлены ранее непубликовавшиеся материалы этой выдающейся американской экспедиции.


Содержание



Глава 1"Янки планируют завоевать Гималайский Большой Шлем[1]: в команде участвуют 3 гражданина Сиэтла"



"Янки планируют завоевать Гималайский Большой Шлем: в команде участвуют 3 гражданина Сиэтла" - с таким заголовком на главной странице вышел номер газеты Seattle Post-Intelligencer за 5 июня 1961 года...

Это время для Америки было относительно спокойным в плане новостных сенсаций: ни Вашингтон, ни Москва ни даже гонка вооружений или борьба за космическое пространство с СССР еще не вышли на первый план американского общества, и эта статья, считающаяся первой публикацией Джеймсона Ульмана (James Ullman) - официального историка и биографа американской экспедиции на Эверест, работающего журналистом в журнале "Life" привлекла к себе очень много внимания широкой общественности.
Свою работу, а соответственно и документирование хроники экспедиции, Джеймсон старался выполнять объективно, относясь к происходящим событием по возможности "прохладно".

И два года спустя: 4 мая 1963 года, в то время когда Америка лишь полгода как пережила тяжелейший для нее психологический Карибский кризис и буквально всей страной вступила в лунную гонку с СССР, из Катманду пришло историческое для американского альпинизма известие: "три дня назад, 1 мая 1963 года эмоциональный 195 сантиметровый менеджер магазина "Recreational Equipment Inc" из Сиэтла стал первым американцем, поднявшимся на вершину Эвереста". Это сообщение впервые услышал Ульман и сотрудники Американского посольства в Непале по радио, находясь в здании посольства в Катманду. Как вспоминает Ульман: "мы все ждали новостей с Эвереста с влажными от пота ладонями и сильным биением сердца".

До этого момента имена 32-х летнего Джеймса Уиттакера, или как его называли в экспедиции "Большой Джим" (James “Big Jim” Whittaker) и его напарника по восхождению - 28 летнего высотного шерпы Наванга Гомбу (Nawang Gombu), который был племянником легендарного пионера Эвереста - Тенцинга Норгея (Tenzing Norgay), были практически неизвестны ни широкой общественности, ни даже многим альпинистам того времени.

Руководитель американской экспедиции 44-х летний Норман Диренфурт (Norman Dyhrenfurth), родившийся в Польше, выросший в Швейцарии и в последствии ставший Американским альпинистом и руководителем киношколы UCLA, рапортировал о успешном восхождении на Эверест лишь 2 дня спустя после фактического события, дождавшись благополучного возвращения альпинистов в Базовый лагерь; возвращение, которому способствовали действия восьми других членов американской экспедиции, которые помогали двойке Джеймс-Наванга благополучно спуститься в низ.

Здесь мы отметим что в составе этой американской экспедиции Диренфурта было помимо команды Джеймс-Наванга по крайней мере еще две команды восходителей на Эверест, одна из которых планировала пройти на вершину Эвереста по новому и страшному маршруту по нехоженному Западному гребню Эвереста.

(От ред: В этом месте мы сделаем отступление и уточним, что: во время первой Американской экспедиции 1963 года, среди ее участников возник спор о маршруте восхождения к вершине. Так, Том Хорнбейн (Tom Hornbein) предложил новый маршрут по ранее непокоренному Западному гребню. А Норман Диренфурт придерживался мнения восхождения по маршруту первопроходцев: Хиллари и Норгея, по, в последствии ставшему "традиционному маршруту" на Эверест. При этом споре Том и Норман пришли к "взаимовыгодному соглашению" - сначала, первая гурппа попробует подняться по маршруту Хиллари-Норгея, и если им это удастся, то Том Хорнбейн и его команда попробуют подняться по новому маршруту через Западный гребень. В итоге на вершину Эвереста поднялись 3 команды Американской экспедиции:

  • 1 мая 1963 года: Джеймс Уиттакер (James “Big Jim” Whittaker) и шерпа Наванга Гомбу (Nawang Gombu) - по классическому маршруту Хиллари-Тенцинга
  • 22 мая 1963 года Барри Бишоп (Barry Bishop) и Лют Джестад (Lute Jerstad) - по классическому маршруту Хиллари-Тенцинга
  • 22 мая 1963 года Том Хорнбейн (Tom Hornbein) и Вилли Ансуэл (Willi Unsoeld) - первопрохождение по новому маршруту через Западный гребень. (эти две команды восходителей встретились друг с другом на спуске с вершины )

Но об этом подробней мы расскажем далее по тексту...


А тем временем, в 1963 году, несмотря на пройденные 10 лет с момента первого покорения вершины Эвереста, когда в далеком 1953 году, 29 мая на высочайшую вершину мира поднялись новозеландский альпинист Эдмунд Хиллари (Edmund Percival Hillary) и непальский шерпа Тенцинг Норгей (Tenzing Norgay), новость о покорении вершины Джимом Уиттакером в Америке была ничуть не меньше по значимости новостей общенационального характера.
Ведь как и все остальные сферы деятельности в Америке в разгар "холодной войны" с СССР, эта экспедиция была не просто гонкой альпинистов, но в большей степени - соперничеством между двумя непримеримыми на то время сверхдержавами.
И предпосылки к такой альпинистской гонке были даны еще в 1952 году, когда по некоторым слухам и хоть и сомнительным, но все же сведениям, на Эверест была отправлена первая Советская экспедиция, но восхождение ее прошло неудачно - при этом планировалось покорение Эвереста с Северной стороны.
В своей книге "Тигр снегов" Тецинг Норгей счел нужным упомянуть следующее: "Поздней осенью 1952 года путешественники, пришедшие в Соло Кхумбу (Непал) из Тибета, сообщили, будто на северной стороне из Ронгбука почти одновременно с нами (швейцарской осенней экспедицией) ходила русская экспедиция. Следовало ожидать, что русские вскоре предпримут новую попытку. Кольцо вокруг высочайшей из вершин все сужалось, и можно было почти не сомневаться, что, если англичане не победят теперь, им уже не видеть победы"

(От ред: Оговоримся сразу, что фамилия этого путешественника мифическая, загадочная. Как и сама экспедиция, руководство которой ему приписывается. Хотя события вроде бы не уходят в глубь веков, а приурочены конкретно к не такому уж далекому 1952 году. Речь идет ни много ни мало, как о засекреченной попытке советских альпинистов первыми взойти на самую высокую вершину планеты -- Эверест. Осенью того года якобы пять военных самолетов доставили людей и снаряжение из Москвы через Новосибирск в Лхасу. Среди 35 участников экспедиции, кроме "доктора" Дачноляна, физиологи, геологи, медики -- Каминский, Мецдаров, Ленивцев, Индомнов, Донгумаров.
Эти шесть опытнейших альпинистов и подошли к северным склонам вершины. По прямой радиосвязи с Москвой группа регулярно докладывала о своем продвижении. Было получено сообщение, что на высоте 8050 м организован лагерь и в зависимости от состояния погоды через два дня группа выйдет на штурм вершины. Затем рация замолкла и в Москве забили тревогу. Поисковые отряды разошлись во всех направлениях, поднялись по склону, но шестеро альпинистов так и не были обнаружены.

В спасательных работах будто бы участвовали даже самолеты, но безрезультатно. Официально никаких сообщений об этом не было. Но кое-что все же "просочилось"... )


Более подробней о таинственной Советской экспедиции на Эверест в 1952 году читайте в нашей статье: Самые загадочные истории восхождения на Эверест

А уже в 1956 году на вершину Эвереста второй раз в истори альпинизма поднялась Швейцарская экспедиция. Более подробней о этой экспедиции Вы можете прочитать в нашей статье: История первого покорения восьмитысячника Лхоцзе и второго покорения Эвереста в 1956 году Швейцарской экспедицией

В 1960 году Китайская экспедиция сообщила о покорении вершины Эвереста через Северное седло, хотя мало кто за пределами коммунистического мира считал сообщения исходящие от Мао, правдивыми[2].

"Первое Американское восхождение на вершину Эвереста сродни взятию золотых медалей на Олимпиаде" - с такими словами руководитель экспедиции Норман Диренфурт выступил в еженедельной газете New York Mirror в 1961 году. Именно этими словами он пытался привлечь к экспедиции спонсоров и обратить на нее внимание широкой общественности.

К 1963 году так называемый "Золотой век" Гималайского альпинизма подходил к концу. Уже были покорены все, кроме одного единственного[3] , восьмитысячники.
Большинство из этих вершин были взяты "военным методом" - посредством массивной осады, когда на вершину восьмитысячника поднималась горстка человек из экспедиции а большинство ее участников привлекалась для обеспечения этого успеха. Соответственно акцент в этих экспедициях ставился не на личность а на коллектив. Поэтому и экспедиция 1963 года в глазах простых американцев ничем выдающимся не обладала: был предпринят тот же метод: к экспедиции была привлечена целая "армия" мужчин - например было привлечено около 900 носильщиков из числа местных жителей Непала, которые доставляли грузы к и от Базового лагеря Эвереста, при этом общий груз экспедиции составил 27 тонн. Да и сама экспедиция была организована по образцу военного отряда - где командиром был Норман Диренфурт, который назначил среди участников экспедиции соответствующие должности: заместитель руководителя, командир группы восхождения.... такой подход в альпинизме был в новинку.

Американская экспедиция на Эверест 1963 год. Носильщикам пришлось перенести 27 тонн груза
Американская экспедиция на Эверест 1963 год. Носильщикам пришлось перенести 27 тонн груза


С другой стороны, в этой американской экспедиции было очень много общего с современными альпинистскими проектами. Помимо основной цели - покорение вершины Эвереста, экспедиция носила также и научный характер[4], что в купе с благотворительными мотивами и повышением осведомленности широких масс населения Америки с тех пор стали стандартной процедурой для тех экспедиций, которые хотели привлечь финансирование спонсоров.

Кроме того, желание Диренфурта запечатлеть экспедицию в документальном фильме было для него вторым по важности после успешного покорения вершины. (От ред: В современном подходе к восхождению на Эверест уже практически невозможно найти альпинистов кто бы не снимал свое восхождение на фото-видео аппаратуру). В последствии, Диренфурт рассказывал в своем аудио-дневнике восхождения на Эверест, что не хотел поступать так, как делали до него предыдущие экспедиции - "Я не диктатор, мы старались быть максимально открытыми и демократичными в своем восхождении" - сказал он.

В состав Американской экспедиции входили и молодые представители нового поколения альпинистов, которые уже старались больше внимания уделять стилю лазания и сложности прохождения маршрута, в то время как более старшие альпинисты все свое внимание обращали на первопокорение вершин, и не важно каким образом оно пройдет.
Эта "молодежь" в Американской экспедиции образовалась вокруг ее лидеров: 32-х летнего Тома Хорнбейна (Tom Hornbein) - анестезиолога из Сент-Луиса, и 36-и летнего Вилли Ансуэла (Willi Unsoeld) - штатного сотрудника Корпуса Мира в Катманду.
Еще за три года до этой экспедиции Том и Вилли совершили вместе первовосхождение на крутой и очень коварный склон Пакистанской вершины Машербрум (Masherbrum, 7821 м); но при этом на ее вершину поднялись лишь Вилли и Джордж Белл.

Том Хорнбейн и Вилли Ансуэл с большим уважением относились к достижению Уиттакера, когда он впервые среди американцев поднялся на вершину Эвереста по маршруту через Южное седло. Но при этом по их мнению на склонах Эвереста для американцев в 1963 году была лишь одна достойная их силам задача: пройти по ранее непокоренному Западному гребню.

Поиски этой новой линии прохождения через Западный гребень требовали от альпинистов радикально нового и рискованного подхода к альпинизму в целом; но их необычайное рвение и потенциал были настолько сильными, что смогли буквально "перевернуть всю экспедицию с ног на голову".

Даже сейчас, 50 лет спустя, многие аспекты их истории так никогда и не были изучены в подробностях. За все это время было написано более десятка книг и журнальных рассказов о Американской экспедиции на Эверест, но подавляющее большинство из них были написаны от первого лица, что не позволяет в полной мере взглянуть на роль Диренфурта и первопроходцев Западного гребня.
Так, Maurice Isserman и Stewart Weaver отмечали в своих авторитетных историях о Гималайских восхождениях "Fallen Giants": “ Американская экспедиция на Эверест не обошлась без внутреннего конфликта ее участников, и внимательный читатель сможет его обнаружить”.

Только лишь Том Хорнбейн в своей книге 1965 года "Everest: The West Ridge" рассказал что в экспедиции действительно возник конфликт.
Книга Тома Хорнбейна "Everest: The West Ridge" опубликованная в 1965 году, остается "каноническим" взглядом на историю покорения Западного гребня
Книга Тома Хорнбейна "Everest: The West Ridge" опубликованная в 1965 году, остается "каноническим" взглядом на историю покорения Западного гребня


При этом данная экспедиция была кропотливо и тщательно задокументирована, буквально каждый шаг альпинистов снимался на кинопленку, каждый из участников экспедиции вел дневник, а также существовала аудиозапись экспедиции.
Когда в 1994 году в автокатастрофе погиб Барри Бишоп (Barry Bishop), бывший членом команды National Geographic и одним из официальных фотографов экспедиции; он оставил более 500 страниц теста неофишированных записей в дневнике экспедиции, и его сын, Брент, теперь, основываясь на аудиозаписи Диренфурта и этих страницах дневника Барри Бишопа смог восстановить полную картину экспедиции 1963 года, картину, которая показывает, почему, даже сегодня, знаменитейшие альпинисты, отдавая дань восхождению Уиттакера, до сих пор восхищаются невероятному успеху команды на Западном гребене.

"Это прохождение установило планку для американских альпинистов, пытающих свои силы в Гималаях", говорит Брент Бишоп (Brent Bishop), 46-и летний опытный альпинист, который поднялся на Эверест и недавно пытался повторить восхождение по Западному гребню, хоть и неудачно, "Это восхождение 1963 года стало наиболее значимым в мире альпинизма и даже по сей день считается наиболее выдающимся Американским прохождением в альпинизме.... А ведь это случилось 50 лет назад"

Глава 2 "Штурм Эвереста проходит одновременно с двух сторон" - Los Angeles Times, 7 мая 1963


Первым кто высказал идею первопрохождения Западного гребня Эвереста был, как ни странно сам Норман Диренфурт, при этом он показывал участникам экспедиции ряд фотографий этого гребня, еще перед их вылетом, в предрейсовой встрече в Сан-Диего. Эти фотографии были сделаны Военно-Воздушными Силами Индии при работе над аэрофотосъемкой Гималаев, и впервые они появились на странице книги "Mountain World" в 1953 году. Даже с этих, не очень качественных фотографий, Диренфурт смог разглядеть будущую линию восхождения и оценить масштаб этой ужасающей воображение стены.

Вилли Ансуэл (Willi Unsoeld) (слева) и Том Хорнбейн (Tom Hornbein) на Западном гребне Эвереста
Вилли Ансуэл (Willi Unsoeld) (слева) и Том Хорнбейн (Tom Hornbein) на Западном гребне Эвереста


Маршрут проходил из Базового лагеря Эвереста через ледопад Кхумбу, на Западный гребень, при этом использовались два первых высотных лагеря построенных по пути стандартного маршрута на Эверест, проходящего через Южное седло. С этой отметки линия нового маршрута поворачивала влево и наверх на Западное плечо Эвереста к отметке в 7000 метров, выходя на Тибетскую сторону вдоль Северного склона Эвереста, где альпинисты непременно сталкиваются с сильнейшим потоком ветра.
Затем альпинисты поднялись по крутым, черным как алмаз и заснеженным участкам гребня, который в 1963 году экспедиция назвала в честь первопроходца: кулуар Хорнбейна (Hornbein Couloir). Затем в предвершинной части маршрута их линия снова вышла на Западный гребень, где они должны были преодолеть серию скальных участков, нависающих над 1200 метровой пропастью с выходом на вершину.

Первый американский маршрут 1963 года пройденный Thomas Hornbein и Willi Unsoeld.
Первый американский маршрут 1963 года пройденный Thomas Hornbein и Willi Unsoeld.


Маршрут американской команды на Эверест 1963 года по Западному гребню. West Ridge/Hornbein Couloir Route
Маршрут американской команды на Эверест 1963 года по Западному гребню. West Ridge/Hornbein Couloir Route


Однако, до тех пор, пока команда не прибыла в Непал [5] в планы экспедиции входило выполнение задачи "Большого Шлема Гималаев" - это также была идея Диренфурта, причем именно эта идея получила более широкое одобрение спонсоров экспедиции.

Итак, "Большой Шлем Гималаев" выглядел для альпинистов следующим образом:

  1. Восхождение на Эверест через Южное седло
  2. Восхождение на соседний восьмитысячник Лхоцзе (8516 м, четвёртый по высоте восьмитысячник мира)
  3. Восхождение на соседний семитысячник Нупцзе (7 861 м, расположенный в двух километрах к западу-юго-западу от Эвереста )


Но уже в начале трехнедельного треккинга к Базовому лагерю Эвереста, стартовавшего из деревни Banepa, Том Хорнбейн и Вилли Ансуэл окончательно увлеклись идеей первопокорения покорения Западного гребня Эвереста и с этого момента начали лоббировать изменение планов экспедиции.

При этом, обладая огромным альпинистским опытом в Гималаях, каждый из них понимал, что новый маршрут на Эверест был бы гораздо более желанным призом, чем восхождение на вершину по уже хоженному маршруту через Южное седло. При этом Хорнбейн пренебрежительно отзывался о планах восхождения на Эверест через южное седло, заявляя что даже шерпы в их экспедиции окрестили этот путь как "the old milk run" (для американцев это выражение этимологически означает "обычное дело", "рутинную работу").

"А какой смысл был в восхождениях на Лхоцзе и Нупцзе? Вершины на которые уже до американцев ступала нога человека" - сказал в последствии Вилли Ансуэл.

(От ред: Напомним, что вершина восьмитысячника Лхоцзе была впервые покорена в 1956 году Швейцарской экспедицией. Более подробней о этом восхождении читайте в нашей статье: История первого покорения восьмитысячника Лхоцзе и второго покорения Эвереста в 1956 году Швейцарской экспедицией).

"Только Западный гребень смог обеспечить престиж экспедиции, даже в большей степени чем покорение еще двух других вершин, упор на которые ставил Диренфурт когда привлекал спонсоров", сказал Ансуэл после экспедиции,

Том Хорнбейн и Вилли Ансуэл - эти два альпиниста сделали очень странный, по планам экспедиции выбор, но при этом он оказался неимоверно эффективным.
Мало того, что им предстояло проложить совершенно новый маршрут по нехоженной стене, Хорнбейн, с задором "школьного ботана" вцепился в идею проверки влияния гипоксии на почерк: он планировал отключить кислородный баллон выше отметки в 7000 метров и не использовать его при написании письма домой из высотных лагерей.




Вилли Ансуэл был под стать Хорнбейну - харизматичный дикий человек, пропагандирующий в альпинизме свой собственный стиль восхождения: "Old Guide", он даже назвал свою Нанда Деви (Nanda Devi) в честь второй по высоте вершины Индии - одноименной горы Nanda Devi (7816 м). В 1976 году Ансуэл и его дочь Нанда Деви были участниками экспедиции на вершину Nanda Devi. При восхождении его дочь погибла от несчастного случая. В последствии на часто задаваемые вопросы о том, как он, отец, не уберегший свою дочь в горах может продолжать заниматься альпинизмом, Ансуэл отвечал: « А Вы что, хотите что бы я умер от сердечного приступа, который бы наступил от чрезмерного употребления пива, чипсов и лежания на диване смотря турнир по гольфу на ТВ??".
Ансуэл также был педагогом и профессором философии, он проповедовал разумный риск, как необходимость роста человека. "Поставленная задача должна быть достаточно реальной, но при этом такая которая могла бы убить вас" - эту мантру он очень часто повторял своим студентам.

В ночных дискуссиях в долгом переходе к Базовому лагерю Эвереста, которые также были частью научных исследований, проводимых по заказу ВМС США (исследование поведение мужчин в состоянии стресса в ограниченном пространстве), Хорнбейн и Ансуэл предложили свои кандидатуры на роль "подопытных кроликов" Диренфурту и 16-и другим альпинистам. При этом Хорнбейн играл роль проповедника - евангелиста, а Ансуэл старался сдерживаться и делать вид что покорно внимает словам Хорнбейна.

Первоначально Диренфурт не прислушивался к мнению Хорнбейна и Ансуэла по поводу Западного гребня. "Он действительно не принимал в всерьез идею пройти Западный гребень " - сказал Ансуэл после экспедиции, "Он по прежнему придерживался первоначальной цели экспедиции, и начал менять свое мнение лишь когда о Западном гребне заговорили все альпинисты в экспедиции ".

И когда экспедиция наконец то пришла в Базовый лагерь Эвереста уже большинство из всех 19 ее членов приняли идею первопокорения Западного гребня, отказавшись на ее пользу от Лхоцзе и Нупцзе. Но не все были единодушны. Так американская экспедиция "разделилась на два лагеря":

  • При этом, альпинисты имевшие опыт Гималайских восхождений склонялись к идее Хорнбейна и Ансуэла о прохождении Западного гребня, в их числе были: Bishop, Barry Corbet, Jake Breitenbach, Dave Dingman, также за эту идею выступил и социолог Дик Эмерсон (Dick Emerson), который был с Хорнбейном и Ансуэлом в экспедиции на Машербрум.

  • За идею восхождения через Южное Седло выступали: руководитель экспедиции Норман Диренфурт, Whittaker, аспирант Орегонского университета Luther Jerstad, и несколько других альпинистов.


Норман Диренфурт мог позволить слегка изменить планы экспедиции, но он не собирался позволить "команде Западного Гребня" рисковать целями экспедиции и ставить под угрозу успешное покорение вершины Эвереста.
Ведь Норман работал в течении двух лет на обеспечение экспедиции, что бы в итоге собрать $ 400 000 спонсорских средств ( по сегодняшним котировкам это примерно $ 3 000 000), а спонсоры были весьма и весьма внушительными организациями:

- Национальное Географическое общество (с основной массой вкладываемых денег в экспедицию),
- Журнал "Life" (с взносом в $ 114 000),
- Американская табачная компания (American Tobacco Company)[6]
- Компания Rainier Beer.

один из спонсоров Американской экспедиции на Эверест табачная компания American Tobacco Company
один из спонсоров Американской экспедиции на Эверест табачная компания American Tobacco Company


 Джеймс  Уиттакера (James “Big Jim” Whittaker)  с банкой пива от спонсора экспедиции компании Rainier Beer
Джеймс Уиттакера (James “Big Jim” Whittaker) с банкой пива от спонсора экспедиции компании Rainier Beer


Также в качестве "спонсоров" участвовало Управление военно-морских исследований, давшие средства в складчину, надеясь использовать альпинистов как "лабораторных крыс" в исследованиях влияния большой высоты на организм человека.

Производитель снаряжения из Сиэтла Eddie Bauer обеспечил команду альпинистов а также всех 37-и высотных шерп необходимой одеждой: это были пуховые спальники с нейлоновым коконом с первыми в своем роде закрытыми липучками.

Подробней о одежде и инновационном снаряжении американских альпинистов на Эвересте в 1963 году смотрите в нашей фотогалерее >>>>

одежда покорителей Эвереста в 1963 году
одежда покорителей Эвереста в 1963 году


Поэтому в этой экспедиции на плечи Нормана Диренфурта ложилась вся тяжесть ожиданий положительных результатов для спонсоров. Он верил в Наибольшие шансы успешного восхождения на вершину Эвереста именно через Южное седло и сосредоточил все свои силы именно на этом направлении.

Так, в недавно опубликованном дневнике Нормана Диренфурта видно, что он считал идею Хорнбейна таковой, которая могла поставить под угрозу срыва всю экспедицию.

Но разочарование было взаимным. В записи на пленку, вскоре после подведения итогов экспедиции, Ансуэл выразил свое недовольство решением Нормана Диренфурта: "Высотные шерпы были убраны с Западного гребня и их усилия были сосредоточены на стандартном маршруте" - сказал он, "Не все альпинисты предпочитали восхождение через Южное седло, это в наших умах выглядело как колебания Нормана Диренфурта, у него не было решительности в плане восхождения по Западному гребню. И если бы Норману можно было бы привести еще более весомые доводы, то он мог бы легко изменить свои первоначальные планы"

Глава 3"Гибель альпиниста на Эвересте. Его жена в Вайоминге осталась вдовой” - The New York Times, March 26, 1963


Уже на ранних этапах экспедиции команда была объединена изнурительной задачей пешего треккинга к Базовому лагерю, а затем еще и установкой высотных лагерей.
Помимо усталости от пешего перехода команде пришлось преодолевать различные непредвиденные ситуации: В один из дней похода, под Носильщиками рухнул хрупкий мост, ранив при этом восьмерых человек. Но другой день они помогали спастись местной женщине в одной из деревень, когда загорелся ее амбар с Яками. Но наиболее тревожным событием в начальном этапе экспедиции была вспышка оспы среди носильщиков, которой первым заразился в регионе Кхумбу 13-и летний носильщик.
"Мы посмотрели на него, откинув одеяло и увидели что у мальчика были опухшие ноги и потное лицо, это была оспа..." - писал в своем дневнике Barry Bishop.
Мальчик умер....

И хотя ни один из высотных шерп не был инфицирован опасной болезнью, а экспедиция была снабжена вакцинами от оспы, Ульман, в своей книге "Americans on Everest" писал, что в результате этой вспышки оспы в регионе Кхумбу умерли около 40 местных жителей.

Как только экспедиция достигла Базового лагеря Эвереста, ее первоочередной задачей было преодоление ледника Кхумбу

(От ред: Ледопад Кхумбу — ледопад, который находится в непальском регионе Кхумбу, в верхней части ледника Кхумбу, стекающего с южных склонов Эвереста. Ледопад расположен на высоте 5486 м на склонах горы Эверест, обращенных в Непал.
Немного ниже ледопада Кхумбу обычно располагается базовый лагерь альпинистов, совершающих восхождение на высшую точку планеты по классическому пути через Южное седло. Здесь располагался базовый лагерь первой советской экспедиции на Эверест.
Ледопад Кхумбу это одно из самых опасных, труднопроходимых мест на классическом пути на Эверест с юга. Быстрое движение льдов приводит к непрерывному изменению ледовой ситуации на маршруте: расширению трещин, падению ледовых стенок и сераков.
Это требует немедленного переоборудования пути техническими средствами прохождения и страховки - лестницами, мостами, перилами.)


Тогда, в 1963 году американская команда также как поступают и сегодняшние альпинисты, наняла для работы на ледопаде специальную группу высотных шерп. Но при этом стоит учесть что в то время альпинистское снаряжение было не такое развитое как сейчас и процесс преодоления ледопада занимал больше времени и сил.
У шерп, которые строили маршрут через ледопад были алюминиевые лестницы от компании Acme - металлургического завода в Сиэтле, но при этом все равно, шерпы в большей степени полагались на канаты и веревочные лестницы, которые они перебрасывали через опасные трещины создавая подобие переправы.


 Маршрут длинной в 280 километров к Базовому лагерю Эвереста американская экспедиция смогла преодолеть лишь за 3 недели
Маршрут длинной в 280 километров к Базовому лагерю Эвереста американская экспедиция смогла преодолеть лишь за 3 недели


Маршрут американской команды на Эверест 1963 года. Маршруты через Западный гребень и через Южное седло расходятся в высотном лагере Camp2 выше ледопада Кхумбу
Маршрут американской команды на Эверест 1963 года. Маршруты через Западный гребень и через Южное седло расходятся в высотном лагере Camp2 выше ледопада Кхумбу


23 марта 1963 года, во второй день экспедиции, при прокладке маршрута через ледопад Кхумбу в следствии обвала одной из стен ледопада пострадали две команды альпинистов находящихся в этот момент на ледопаде.

Джейк Брайтенбах (Jake Breitenbach) - 27 летний альпинист и горный гид Teton из Вайоминга стал первой жертвой ледопада. Его напарники по связке Дик Повналл (Dick Pownall) и шерпа Sherpa Ang Pema получили многочисленные травмы, но выжили.
Жена Джейка Брайтенбаха, с которым она прожила в браке 3 года была уведомлена о трагедии шерифом штата Вайоминг.

"Мы поднялись к месту трагедии, но так и могли добраться до Джейка", вспоминает Уиттакер. "Мы перерезали веревку, которая вела к нему, и спустили в низ раненных, я нес шерпу Ang Pema так как носит потерпевшего пожарный. Мы спустились в Базовый лагерь в очень деморализованном состоянии"

В аудиозаписи разбора трагедии после экспедиции, Barry Bishop отметил, что мужчины не впали в горе с головой и не повернули домой. "Мы знали. что лучшим монументом для Джейка станет преодоление этого ада на Эвересте".

Глава 4"Американцы на вершине!" - The New York Times, 3 мая 1963


На протяжении следующего месяца экспедиция работала над созданием высотного лагеря Camp2 на отметке в 6500 метров, в котором, в палатках компании Eureka модели Draw-Tite в последствии ночевала четверка альпинистов.
Именно с этого лагеря обе команды пошли своим собственным маршрутом, создавая для себя высотные лагеря, а также проводились акклиматизационные выходы на более высшие отметки. При этом, команда "Южного седла" шла в более быстром темпе и к концу апреля они уже смогли установить пятый высотный лагерь Camp5 - на Южном седле (сегодняшний стандартный маршрут на Эверест нумерует этот высотный лагерь номером 4).

А вот дела "команды Западного гребня" по созданию высотных лагерей шли куда медленней, этому способствовало меньшее количество шерпов, выделенных Норманом Диренфуртом а также меньшее количество кислородных баллонов; к тому же, взятая ими бензиновая лебедка, с помощью которой они хотели затащить снаряжение в свой высотный лагерь Camp3 сломалась.

1 мая, после создания высотного лагеря Camp6 на стандартном маршруте, на отметке всего лишь в 600 метрах ниже вершины Эвереста, обе команды "Южного седла" готовы были начать штурм вершины.
Первыми на этот штурм вышли в 6.00 утра Джим Уиттакер (Jim Whittaker) и шерпа Gombu, при этом погода была настолько штормовая что по их словам невозможно было рассмотреть даже носок своего собственного ботинка; вслед за ними вышли Норман Диренфурт и шерпа Анг Дава.
"Мы не могли разглядеть носок собственного ботинка" - вспоминает Уиттакер о том дне, "Я огляделся вокруг и сказал своему напарнику: Вверх, Gombu! Мы поднимаемся вверх" . Прежде чем выйти из высотного лагеря они растопили снег для воды но при этом положили бутылки в свои рюкзаки а не под куртки, из за этого вода через несколько минут снова замерзла.

Но, несмотря на восхождение которое проходило практически без глотка воды, они все же смогли достичь вершины к 13:00 дня. Шерпа Gombu, как он потом рассказывал репортерам, стоял на вершине Эвереста и думал лишь об одном: "Как теперь спуститься в низ?"

Благополучный спуск в низ теперь был первостепенной задачей Уиттакера, но еще более острей для Уиттакера стала задача опорожнения кишечника. Стоя на вершине мира он, не расцепляя связку, отошел от своего напарника Gombu как можно дальше.
"Я стянул штаны и пошел на сторону Непала, ведь ветер все равно всё выдул бы в Тибет. А когда я снял рюкзак, то моя фотокамера выпала и покатилась по склону в сторону Непала и вскоре остановилась в снегу. Тогда я подумал: "вот чёрт, ведь я собирался ее там и оставить" Это пример того, как слабо работает ум на высоте выше 8000 метров". К счастью для Уиттакера и всего остального мира он пришел в себя и подобрал фотокамеру - ведь на ней были запечатлены исторические фотоснимки первого покорения Эвереста американцами.

1 мая 1963 года: Джеймс  Уиттакера (James “Big Jim” Whittaker) на вершине Эвереста
1 мая 1963 года: Джеймс Уиттакера (James “Big Jim” Whittaker) на вершине Эвереста


Норман Диренфурт и шерпа Анг Дава, которые не смогли подняться выше Южной Вершины Эвереста, ожидали возвращения Уиттакера и Gombu в высотном лагере Camp6. Когда они спустились, радист в высотном лагере Camp2 передал закодированное сообщение о успехах экспедиции, это сообщение было коротким и дословно звучало как "долговязый и маленький".
При этом Диренфурт, находясь в Camp6 из-за физического истощения был не в состоянии снимать триумфальное видео, хотя до последнего надеялся на эти кадры. В итоге, эти кадры были сняты позже в специально выбранном месте недалеко от Базового лагеря; эта площадка играла роль высотного лагеря Camp6.
При этом Диренфурт постарался максимально восстановить Camp6: так например один из членов экспедиции гремел тентом палатки изображая сильный ветер, а Уиттакер в это время говорил по рации.
На получившемся видео Вы можете заметить как Уиттакер во время съемки этой сцены еле сдерживает улыбку и за доли секунды до конца съемки даже выходит из образа.



После того как Джеймсон Ульман, официальный биограф экспедиции опубликовал пресс-релиз успешного покорения вершины Эвереста, все стали требовать от Нормана Диренфурта раскрыть имена первых американцев ступивших на вершину Эвереста. Ульман также оказался "зажат в тиски" главным редактором журнала "Life", требовавшего того же самого. При этом, сам Диренфурт возражал против публикации имен, считая что СМИ подорвет усилия остальной части команды, и он заявил: " "Life" в конечном счете не настолько большой наш спонсор как National Geographic".

Давление на Диренфурта возрастало подобна лавине, и в это был даже замешан Генри Стеббинсон - первый посол США в Непале. Наконец, 9 мая, Диренфурт сдался, хотя и не был рад такому повороту событий. "Я буду проклят Богом если Америка будет считать героями одного или двух альпинистов из всей команды" - сказал он. Ведь он знал, что при этом лишь двое получат общественное признание и станут гордостью страны: он сам и Джеймс Уиттакер.
Но это было лишь за две недели до поистине исторического события американского альпинизма.

Глава 5"Сильные ветра сдерживают альпинистов на Эвересте" - Los Angeles Times, 18 мая 1963 года


После непродолжительного затишья и праздника успешного восхождения на Эверест, альпинисты начали перегруппировку для следующего покорения вершины.

Том Хорнбейн и Вилли Ансуэл были неумолимы в своем стремлении к новому маршруту, их состояние Диренфурт описал в своем дневнике как "патологический фанатизм»[7]

В этой борьбе Хорнбейн вынужден был быть сверхбдительным о борьбе за ресурсы экспедиции.
В Базовом лагере, он буквально отскочил от стоящего рядом гляциолога Мейнарда Миллара, который сказал: "Теперь, когда вершина Эвереста взята, мы должны обратить все наши силы на исследовательскую часть экспедиции"

Восхождение Уиттакер и Gombu на вершину Эвереста потребовало от экспедиции опустошение 75 из имевшихся 95 баллонов кислорода, и при этом, оставшуюся часть баллонов Диренфурт планировал потратить на вторую двойку альпинистов которую планировал выпустить по тому же самому маршруту. Этой следующей двойкой стали молодой, 26 летний альпинист Лютер Джестад (Luther “Lute” Jerstad) и ветеран альпинизма - Барри Бишоп (Barry Bishop) , который уже имел в своей карьере первое покорение соседней с Эверестом вершины Ама-Даблам ( 6 812 м) в 1961 году.

Несмотря на это решение Диренфурта: Вилли Ансуэл (Willi Unsoeld), Том Хорбейн (Tom Hornbein), Корбет и Эмерсон, а также радист экспедиции Al Auten и пять высотных шерпов занялись переноской снаряжение и грузов на Западный гребень Эвереста с установкой высотных лагерей Camp 3 и Camp 4 установленного на высоте 7620 метров.

 Том Хорбейн (Tom Hornbein) с группой шерпов при переноске вещей на Западный гребень
Том Хорбейн (Tom Hornbein) с группой шерпов при переноске вещей на Западный гребень


В ночь на 16 мая буря на западном гребне Эвереста почти утихла.
Хорбейн и Ансуэл лягли в эту ночь спать в свою палатку в Camp4 лишь за полночь. По воспоминаниям Ансуэла: "Вдруг, неожиданно мы были разбужены криками Аль Аутена, который всунув голову в нашу палатку кричал нам что палатки разрушены. Нам потребовалось некоторое время, чтобы осмыслить эту фразу и наружу для рассмотрения случившегося".

В том месте, где должны были стоять палатки с четырьмя другими альпинистами они обнаружили лишь скос снежной площадки, ведущей куда-то вниз, в темноту. Хорбейн, Ансуэл и Аль Аутен спустились на 45 метров по этому обвалу на Тибетской стороне Эвереста и там они обнаружили перевернутую палатку в которой были американский альпинист Корбет и шерпа Таши Шерпа.
"Никто из нас не пострадал... После обвала я шарил по стенам палатки, пытаясь понять что произошло, ведь потолок и пол поменялись местами... Мы не знали где мы оказались" - сказал Корбет в интервью после экспедиции.
"А направление пути в данной ситуации было очень важно, ведь к югу от нас был край Западного гребня и в это самый момент мы были на вершине скалы с многокилометровой пропастью под ней" - сказал Аль Аутен.

"Палатки были полностью разрушены, мы стояли над ними смотря как развивается словно флаг на ветру кусок оборванного тента, открывая огромные дыры в палатку и плакали" - вспоминает Ансуэл. Они закрепили остатки палатки с помощью ледорубов и как могли соединили разорванный тент, в этой порванной палатке провели ночь Корбет и Таши (Corbet и Tashi); Хорбейн, Ансуэл и Аль Аутен спали в своей палатке. На следующее утро ветер еще более усилился доходя порывами до 160 км/ч, они все лежали ничком, прижимаясь к своим ледорубам, что-бы их не сбросило ветром с горы.

В конце концов шторм утих, но альпинистам пришлось столкнуться с неизбежными тяжелыми последствиями непогоды: команда "Западного гребня" потеряли в шторме очень много снаряжения и оборудования необходимого им для создания и поддержания высотных лагерей по маршруту на вершину Эвереста.
"Мы даже думали что этот шторм вынес нам смертный приговор на Западном гребне", сказал Корбет.

Но, несмотря на все это, Хорнбейн в ту ночь придумал новый план атаки вершины, он разбудил Ансуэла и начал рассказывать ему свою идею. Так, вместо того, что бы устанавливать по предыдущим планам еще два высотных лагеря выше Camp4, они установят один бивуак на отметке выше 8200 метров, это будет маленькая палатка на двух человек, промежуточный лагерь Camp4B[8].
Этот бивуак должен был служить ночевкой перед штурмовым восхождением на вершину, где им предстояло бы преодолеть крутой 600 метровый кулуар к вершине, а уже с вершины Хорнбейн планировал спуститься по стандартному маршруту и дойти к ночи до Camp6 на Южном седле Эвереста.

Когда они сообщили о своем плане по рации Диренфурту, он сказал: "Мы на все 200 процентов с вами", и он также согласился придержать восхождение Барри Бишопа (Barry Bishop) и Люта Джестара (Lute Jerstad), которые готовились покорить Эверест по стандартному маршруту, с той целью, что бы обе команды смогли встретиться на вершине Эвереста 22 мая.
Этот же день - 22 мая был назначен Диренфуртом как день начала сворачивания экспедиции.

В своем отчете после экспедиции Хорнбейн охарактеризовал этот план как "последнее отчаянное усилие". По меркам того времени, их штурмовой рывок на вершину проходил по 1220 метров крутому, совершенно неизвестному участку Эвереста в течении двух дней и все это на высоте выше 8000 метров, а затем и спуск по также неизвестному для них маршруту - это была действительно безумная идея.
Ведь если что либо пошло бы не так после того как они покинули свой Camp5 они бы даже не смогли вернуться назад, потому что их маршрут поднимался слишком круто вверх а их снаряжение было крайне ограниченно... они были словно кошка на дереве - цепляясь как можно сильнее у них был лишь один путь - наверх и никакой возможности повернуть назад.
После того как Корбет и Таши Шерпа обустроили высотный лагерь и оставили их одних в Camp5, для Хорнбейна и Ансуэла был лишь выбор: идти на штурм вершины или погибнуть на горе.

Для них это восхождение было сродни лотерее, но азартная игра в последствии войдет в историю альпинизма.

В то время лишь легендарный австрийский альпинист Герман Буль (Hermann Buhl) - который совершил первопокорение восьмитысячника Нанга Парбат соло без кислорода и в 1953 году, мог бы претендовать на более смелое восхождение.

В целом, Американская экспедиция 1963 года на Эверест планировала все свои восхождения в старом, осадном стиле. Но 22 мая Хорнбейн и Ансуэл открыли новую эпоху в альпинизме, привнеся в него смелые, легки и быстрые восхождения, которые затем перейдут в строгие стандарты уже современного альпинизма.

Глава 6"Четыре американца встретились на Эвересте, двое из них прошли по новому маршруту" - Los Angeles Evening и Sunday-Herald Examiner, 23 мая 1963 года


В ночь на 21 мая, Корбет, Аутен и команда из пяти высотных шерп привели Хорнбейна и Ансуэла к узкому, полуметровой ширины выступу который располагался чуть ниже знаменитой "Желтой Полосы"[9]

 «Желтая полоса» (The Yellow Band) на Эвересте
«Желтая полоса» (The Yellow Band) на Эвересте
.

"Шерпа Ang Dorje дошел до этого лагеря" - сказал Корбет в интервью после экспедиции, "он очень тяжело дышал, сел на склон под тяжестью своего рюкзака, сорвал с лица кислородную маску, положил в рот сигарету и закурил.... Мы были на высоте 8300 метров".

Далее команда помогла установить этот штурмовой лагерь для двух альпинистов и попрощались с ними, с сознанием того, что это встреча вполне могла быть последней. "Мы все втроем потом сознались друг другу что когда прощались с нашими друзьями - плакали, но это не было видно за нашими кислородными масками" - сказал Корбет

В ту предштурмовую ночь, Хорнбейн и Ансуэл съели полностью пищевой рацион (курица, рисовый суп и грейпфруты). тогда же Хорнбейн написал письмо своей жене, с которой он смог бы увидеться только если благополучно дойдет до вершины.
Около 21:00 ночи Ансуэл вышел из палатки по нужде, при этом Хорнбейн предложил закрепиться за страховую веревку, "Нет, спасибо, Том, но горный гид должен уметь справляться с такими задачами сам" - ответил ему Ансуэл.

В 4:00 утра следующего дня, 23 мая, два альпиниста проснулись, позавтракали и принялись привязвать кошки к своим ботинкам в темноте, и незадолго до 7:00 утра они навсегда покинули свой бивуак.

Сначала их путь проходил вверх по кулуару, прорезая "Желтую Полосу", в верхней части которой они должны были подняться на две веревки по известняку, в котором задача установить станцию страховки была большой проблемой - скальная порода крошилась.
К полудню они смогли выйти на предвершинные склоны Эвереста, но при этом они не могли понять как же они все таки смогли выйти к самой вершине Эвереста.

Конечно, сегодня, это кажется очевидным ответом, но как заметил Ансуэл: "Эверест настолько огромен, что находясь на его склоне Вы наблюдаете совершенно другую картину от той которую рассматривал находясь в низу. Поэтому когда мы поднимались по нашему маршруту мы не могли с уверенностью сказать были ли мы сейчас на Западном или Восточном кулуаре" . Они смогли связаться по рации с Уиттакером в Базовом лагере, что бы попросить его просмотреть их линию и подсказать какое либо верное направление движения, но он ничего не смог увидеть поскольку этот склон зарыла метель.
Когда Ансуэл сказал Уиттакеру что они уже кажется прошли свою точку невозврата, Уиттакер попытался заставить их все же повернуть назад.

"Ребята, я хочу что бы Вы пересмотрели свои планы. Мне не нравится как это звучит с ваших слов. Вы же всегда имели запасной план в горах" - сказал им Уиттакер.

"Он был по настоящему обеспокоен", вспоминал Ансуэл. "Главное для нас было услышать голос "Большого Джима". Тогда я помню что с большим трудом сам говорил по рации, мой голос очень сильно дрожал, но его слова успокаивали меня" .
По результатам этих переговоров, Хорнбейн и Ансуэл решили что смещение их обратно к Западному гребню выведет их на вершину Эвереста. В 15:00 дня на середине своего маршрута они нашли подходящую крошечную площадку что бы остановиться на обед.

Почти в то же самое время, без их ведома и даже без ведома кого-либо еще в экспедиции, Барри Бишоп (Barry Bishop) и Лют Джестад (Lute Jerstad) были всего лишь в 300 метрах над Хорнбейном и Ансуэлом в непосредственной близости от вершины Эвереста.

В 15:15 дня 23 мая Барри Бишоп и Лют Джестад взошли на вершину, поднявшись на нее по классическому маршруту, на вершине дул сильный ветер... И хотя они имели при себе рации они ими не пользовались, потому Диренфурт и остальные участники экспедиции так и не знали что происходит с этой двойкой.
По сегодняшним меркам, Барри Бишоп и Лют Джестад по срокам выполнения работ вышли в своем штурме далеко за рамки разумного. И когда они не обнаружили на вершине Эвереста никаких признаков команды "Западного гребня", они развернулись на спуск, предполагая что Хорнбейн и Ансуэл отказались от своей идеи.

Но Хорнбейну и Ансуэлу не было времени что бы заниматься еще расчетом и планированием встречи. Когда они снова повернули к Западному гребню, они оказались на гряде скалистых утесов, преодоление которых потребовало от альпинистов по их словам: "три или четыре повода заняться чистым скалолазанием, а затем пройти еще немного по крошащейся породе". Здесь они сняли с ботинок кошки и начали медленно подниматься, но при этом понимая что день уже клонился к вечеру а они до сих пор не представляли как далеко они от вершины и сколько еще необходимо пройти.

"Это было одно удовольствие, которое вытеснило все другие мысли, мы чувствовали себя как будто совершаем восхождение где нибудь на Альпийских пиках" - сказал Ансуэл

Наконец, около 18:15 вечера Ансуэл остановился и принялся бухтовать веревку. В разговоре с Барри Бишопом после восхождения он сказал что остановился только тогда, когда увидел флаг установленный трем неделями ранее Уиттакером.

"Вдруг, подняв голову я увидел в 15 метрах от себя американский флаг, сияющий в косых лучах солнца и страшно хлопающим полотном на ветру. Он был обернут вокруг пикета один раз и очень слабо изношен. Мы с Хорнбейном уже не могли даже разговаривать, остались лишь одни эмоции, мы понимали насколько сплотил нас этот подъем. Это было свидетельством межличностных отношений, а не преодоление Большой горы" - вспоминал Ансуэл.

Но день неумолимо завершался а им предстояло преодолеть еще около 600 метров в низ к высотному лагерю на стандартном маршруте. Праздновать победу им сейчас было некогда. Ансуэл включил рацию и ему ответил Майнард Миллер (Maynard Miller) находившийся в лагере Camp2. От новости успешного восхождения по Западному гребню он был в не себя от радости, но все же поинтересовался не видят ли они следов Барри Бишопа и Люта Джестада. "Да. Мы видим очень слабо различимые следы альпинистов" - ответил Ансуэл, и как он позже вспоминал, если бы не эти следы, они наверняка пошли бы на спуск не в ту сторону...

В течение следующего часа пара спускалась буквально в слепую. Они вышли на знаменитую Ступень Хиллари, где вскоре были полностью поглощены опустившейся на склоны Эвереста темнотой. "Вилли Ансуэл скрылся из виду... на седле... там, где 21 день ранее Уиттакер выронил свой фотоаппарат" - вспоминал Хорнбейн, "Я крикнул ему что бы он не двигался и ждал меня".
Фонарь Ансуэла уже практически сел и они уже не могли различать следы альпинистов в снегу. Они просто продолжали спускаться в низ надеясь на удачу, пока Хорнбейн не предложил попытаться включить в последний раз фонарь. Они снова увидели следы... они начали кричать в темноту... и кто-то из темноты им окрикнул в ответ.

"Это был первый раз в моей жизни, когда я использовал международный сигнал бедствия, состоящий из трех криков подряд[10] ", сказал Ансуэл, "Мы уже было потеряли всякую надежду на спасение, как вдруг услышали ответ".

Невероятно, но Барри Бишоп (Barry Bishop) и Лют Джестад (Lute Jerstad) все еще продолжали спуск в низ, но на этой отметке они потеряли нить маршрута и просто сидели на склоне. Однако определить насколько далеко друг от друга находятся группы было невозможно: на Эвересте бушевал ветер и эхо разносило крик по склонам горы... Они могли быть как в нескольких десятках метрах так и в сотнях метрах друг от друга.

"Было около 19:30 вечера, когда мы впервые услышали их голоса", вспоминал Джестад, который читал в слух стихи, что бы убедиться что не сходит с ума. "Мы крикнули в ответ: Кто там? а они кричали снова и снова... На второй или третий раз перекрикивания мы даже подумали что это кто то идет за нами с низу из Базового лагеря".

Хорнбейн, забыв о предосторожности слепо пошел на голос Барри и Люта, и внезапно сорвался в низ. "Он сделал несколько шагов и просто исчез в темноте. Я вытащил его назад используя статическую веревку, но все же ребра этим падением он повредил" - вспоминает
Ансуэл.

Лют Джестад (Lute Jerstad) недалеко от высотного лагеря Camp6 на Эвересте. 1963 год
Лют Джестад (Lute Jerstad) недалеко от высотного лагеря Camp6 на Эвересте. 1963 год


Лишь два часа спустя, и Хорнбейн и Ансуэл наткнулись два сгорбленных тела Барри Бишопа и Люта Джестада, который уже перестал двигаться. Это было в 21:30 и они находились примерно на полпути между вершиной Эвереста и Camp6.
Они все уже 14 часов подряд боролись с этой горой, и только у Хонбейна, оставалось немного кислорода в баллоне, и то, вероятно потому что в самом начале был неправильно подключен регулятор подачи кислорода.

Барри Бишоп был самым обессиленным сейчас из них четверых. Хорнбейн дал по одной таблетке дексадрин-амфетамина из своего запаса Барри и Люту.

«Мы продолжали спускаться ниже и ниже, спотыкаясь, падая, вставая и снова падая, тормоша Барри, когда он проваливался в сон на ходу", сказал Ансуэл. "Когда он садился, мы думали что он уже не встанет. Мы чувствовали себя подобно диким зверям, но инстинкты старого гида вышли на первый план, и мы хотели сделать все возможное что бы поставить его на ноги. Мы постоянно твердили ему: "Любой человек может пройти 100 метров, достаточно лишь сделать 100 шагов"

В 00:30 ночи, полностью обессиленные группа наконец то решает остановиться на ночь. Даже с учетом сегодняшнего снаряжения, ночлег на высотах выше 8000 метров без палатки и спального мешка это как правило смертный приговор.

В свое время b> Герман Буль провел ночь стоя на вершине Нанга Парбат и выжил, а итальянский альпинист Вальтер Бонатти (Walter Bonatti) выжил после открытой ночевки на высоте чуть выше 7920 метров при первом в истории покорении вершины К2 в 1954 году, хотя его высотный шерпа, Амир Махди , который был с ним, получил серьезные обморожения.

Но на высотах выше 8000 метров, которые называют "Зоной смерти" выжить в таких условиях гораздо тяжелее. Четыре альпиниста находились на отметке выше любой другой вершины в мире. Под их ногами бушевала гроза, раскидывая молнии над равнинами Индии на востоке. Ночь была темная, безлунная, и они должны были там погибнуть, но несмотря на температуру в -18 градусов, ночь оказалась весьма спокойной.

Ни один из них в дальнейшем не вспоминал перенесенные страдания той ночью. В последствии они все вспоминали этот момент в гордо поднятой головой, как бойскаут рассказывает о походе на уикэнде.

Лют Джестад: "Вилли и Том нашли хорошее место, мы положили Барри, свернувшегося калачиком и стали моститься рядом, я несколько раз обходил вокруг, даже чуть был не сорвавшись в низ, ища место и для себя"

Барри Бишоп: "Я наслаждался этим моментом отдыха каждый раз когда открывал глаза. Я пытался шевельнуть пальцами в ботинке, проверяя насколько их обморозил, но не смог определить шевелятся они или нет"

Лют Джестад: "В моем рюкзаке лежат кошки, Это ты меня толкаешь ногами? "

Барри Бишоп: "Да, они лежат прямо у моей правой почки".

Ансуэл снял ботинки Хорнбейна и принялся массажировать ему пальцы ног, что бы избежать обморожения, при этом положив его ноги на свой оголенный живот.

"Я не мог это почувствовать, он наверное массировал их в течении получаса" - вспоминал Хорнбейн, "А я все это время думал: боже... если мои ноги лежат на его животе, то я должен почувствовать это, но я ничего не чувствовал".

В 4:30 утра небо над Гималаями начало светлеть, но им пришлось ждать еще около часа, пока первые лучи восходящего солнца покажутся из-за горизонта.

Барри Бишоп все еще лежал в бреду, но команда начала спуск в низ. "Я помню как Том похлопал меня по голове, как это делают хваля собаку... видимо Вилли тоже был немного не в себе... "

"Мы оставили тебя позади, даже не понимая, как ты устал на самом деле", сказал Хорнбейн. "Мы завернули за скалистый выступ и увидели Дэйва Дингмана... Он полагал что на склоне Эвереста надо уже искать бездыханные тела Барри Бишопа и Люта Джестада

В самом конце экспедиции, после "разбора полетов", Барри Бишоп задал лишь один вопрос о этом моменте: "Лют, я все никак не могу вспомнить что мы ели в тот день?"

Лют Джестад: "Лишь тарелку супа, больше ничего. Ноу нас еще были печеные бобы, найденные на месте лагеря неудачной Индийской экспедиции на Эверест, интересно что было бы с нами если бы мы их съели, наверное отравились бы..."

Хорнбейн: "У нас было немного консервированного сыра"

Лют Джестад: "У Вас был сыр???"

Глава 7"На Эвересте будет летать спасательный вертолет, что бы доставить обмороженных альпинистов в госпиталь" The New York Times, 25 мая, 1963 года



К 22:30, после короткой остановки для сна и питья чая в высотном лагере Camp6, изнеможденная группа смогла спуститься в Camp2 спустя 40 часов после начала своего штурмового восхождения. Во время этого спуска Ансуэл свзался по рации со своей женой, которая в этот момент была в Катманду в Американском посольстве и сказал ей:
- "Я тебе обещаю что это будет мое последнее большое восхождение".
- "На этот раз у меня есть много свидетелей твоих слов" - ответила Джолин

 Лют Джестад (Lute Jerstad) в высотном лагере Camp6 на Эвересте. 1963 год
Лют Джестад (Lute Jerstad) в высотном лагере Camp6 на Эвересте. 1963 год


Стопы и пальцы на ногах у всей группы уже были обморожены. На следующий день они проходили через ледопад Кхумбу, через то место, где погиб их товарищ Джейк Брайтенбах.
"Тогда я подумал: Джейк, у нас для тебя есть эта вершина" - вспоминал Барри Бишоп. Один из шерп, работавший у себя в деревне каменщиком, вырезал в Gorak Shep на большом валуне имя Джейка, залжив тем самым мемориал этому трагическому событию.
Тело Джейка покоилось во льдах до 1969 года, пока ледопад Кхумбу не выпустил его из своего плена.

Из Базового лагеря Эвереста, Барри Бишопа и Ансуэла шерпы несли на носилках в Намче-Базар, где они могли бы быть переправлены вертолетом в Катманду. В следствии обморожения, Ансуэл потерял девять пальцев на ногах, Барри Бишоп все десять.

Барри Бишоп (Barry Bishop) с обмороженными пальцами после покорения Эвереста
Барри Бишоп (Barry Bishop) с обмороженными пальцами после покорения Эвереста


Как и ожидалось, пресса отнеслась к подвигу Тома Хорнбейна и Вилли Ансуэла как к дополнительному "бонусу" к героическому восхождению Уиттакера. Хоть журнал "Life" и "National Geographic" вдвоем сделали все возможное, чтобы объяснить широкой публике значение Западного гребня, все же маршрут через Южное седло был главной обсуждаемой темой в то время. А Уиттакер стал лицом экспедиции.
Он получил главную роль в фильме Орсона Уэллса "Americans on Everest", а также символический "ключ от города" Сиэтл, став его почетным гражданином. В 1970 году он стал вторым генеральным директором REI.

На протяжении многих лет, маршрут Хорнбейна привлекал к себе взгляды и мечты альпинистов. Журналист Джон Кракауэр (Jon Krakauer) в своей книге «В разрежённом воздухе» (Into Thin Air) описывает Хорнбейна и Ансуэла как Национальных героев, также он уже написал предисловие к новому юбилейному изданию книги о Хорнбейне.

В феврале 2013 года Уиттакер и Хорнбейн присоединились к Диренфурту и Дингману на ежегодном ужине в честь Американского Альп Клуба в Сан-Франциско, чтобы отметить 50-летие своей экспедиции.

Вилли Ансуэл один из самых активных участников этой экспедиции не написал ни одной книги о ней, но его карьера развивалась стремительно. Он стал профессором философии и читал лекции в Evergreen State College, в Вашингтоне.
Несмотря на свой ​​обет прекратить "большие" восхождения, он в 1976 году отправился в горы Garhwhal в Индийских Гималаях со дочерью что бы попытаться подняться на вершину горы Нанда Деви. При этом восхождении его дочь, умерла от симптомов высотной болезни в палаточном лагере.
Ее отец и жених, оба были с ней в этот момент.
Позже, Вилли Ансуэл включал рассказ о этом трагическом инциденте в свои лекции, часто перемежая темный эпизод ​​с юмористическими рассказами.

Два года спустя Вилли Ансуэл погиб в лавине вместе с одним из своих учеников при попытке восхождения на вершину Ренье.

Его жизнь стала предметом двух биографических книг Robert Roper "Fatal Mountaineer" и книга написанная официальным биографом президента Кеннеди - Laurence Leamer "Ascent".

Конрад Анкер (Conrad Anker), один из самых уважаемых американских альпинистов на сегодняшний день, отмечает, что например El Capitan был впервые покорен примерно в тот-же период, в 1958 году. Это восхождение заняло 47 дней, в то время как сегодня некоторые альпинисты могут пройти этот маршрут всего лишь на несколько часов.

Западный гребень Эвереста даже на сегодняшний день является одним из самых сложных маршрутов в Гималаях, и вероятно, таким останется еще надолго.
За всю его 50-и летнюю историю, только лишь 17 альпинистов повторили вариацию восхождения по маршруту Хорнбейна-Ансуэла, причем 13 из них погибли при восхождении.

Новейшая история подтверждает уникальность этого маршрута. Прошлой весной две команды, собранные из сильнейших современных альпинистов пытались взойти по Западному гребню, в одной из команд, под руководством Eddie Bauer участвовал сын Барри Бишопа - Брент, а другая экспедиция проходила под эгидой компании The North Face в составе которой был и Конрад Анкер. Тогда, обе команды были остановлены на отметке Camp3 из-за опасностей камнепадов.

Как и все великие подвиги в альпинизме, Западный гребень, возможно был предназначен только для тех, кто полностью посвятил себя этому восхождению. Хорнбейн описывал это как: "Общее чувство отрешенности от всего остального мира, семья, дети, дела, все уходило на второй план, оставался только лишь Эверест, и только стена надо мной манила меня вверх"

В июле 1963 года, вся команда собралась в Белом доме, где президент Джон Ф. Кеннеди подарил им высшую награду Национального географического общества - медаль Хаббарда.

 президент Джон Ф. Кеннеди награждает Нормана Диренфурта  наградой Национального географического общества - медалью Хаббарда
президент Джон Ф. Кеннеди награждает Нормана Диренфурта наградой Национального географического общества - медалью Хаббарда




На этот перевод статьи распространяется закон об «Авторском праве». Перепечатка материала на другие ресурсы возможна только с разрешения администрации сайта! Спорные вопросы разрешаются в судебном порядке

Теги: Эверест, Everest, Американская экспедиция на Эверест 1963, Джеймс Уиттакер, James Whittaker, Наванга Гомбу, Nawang Gombu, Барри Бишоп, Barry Bishop, Лют Джестад, Lute Jerstad, Том Хорнбейн, Tom Hornbein, Вилли Ансуэл, Willi Unsoeld
Автор: Редакция 4sport.ua по материалам www.outsideonline.com/
Просмотров: 12848
Опубликовано 2013-05-01 в альпинизм

comments powered by Disqus