Мик Фаулер: в альпинизме нет простого пути

Мик Фаулер (Mick Fowler). Фото Joe McGorty / National Portrait Gallery, London
Мик Фаулер (Mick Fowler). Фото Joe McGorty / National Portrait Gallery, London


Один из сильнейших британских альпинистов Мик Фаулер (Mick Fowler), обладатель трёх самых престижных в горном мире премий Золотой Ледоруб (Piolets d’Or) привык к весенним вызовам самых больших гор в мире: борьба с бюрократией, путешествие по опаснейшим в мире дорогам, ослы и яки, дикие медведи и проблемы с снаряжением на склонах гор - не говоря уже о исторических восхождениях в отдаленных уголках Гималаев.

От Редакции:

62-летний британский альпинист Мик Фаулер (Mick Fowler) будучи президентом Британского Альпийского клуба (Alpine Club UK) c 2011 по 2013 годы продолжает не просто быть альпинистом, но и умудряется оставаться на "гребне волны", успешно "соперничая" с более молодыми и сильными альпинистами со всего мира.

Удивительно, но Мик более всех других, трижды (!) завоёвывал самую престижную в альпинистском мире награду - премию Золотой Ледоруб (Piolets d’Or):


Однако в 2017 году Мик столкнулся с новым, совершенно иным вызовом для себя: ему диагностировали рак .
В своих мемуарах (которые он издал в новой книге под названием "No Easy Way") он размышляет о проблемах балансирования альпиниста между экспедиционной жизнью и семьёй; кроме того, он работает в компании "HM Revenue and Customs", на которую также нужно уделять время... а теперь еще и рак...

То, о чем говорит Мик в своих мемуарах это то, что в альпинизме, в прочем как и в повседневной жизни, нет легкого пути решения всех жизненных трудностей.



"Ваш рак... Меня попросили обновить Ваш некролог". Я снова и снова перечитывал это странное письмо, написанное репортером The Daily Telegraph, который обновлял проект некролога в архиве издания. "Это большая честь" - продолжал писать в письме репортер - "Мы делаем это далеко не с каждой знаменитостью". Это письмо было словно удар обухом по голове. Шестнадцать лет тому назад мои проблемы были совершенно другими


Мик Фаулер (Mick Fowler) и Пол Рамсден (Paul Ramsden) в Гималаях. Фото Paul Ramsden
Мик Фаулер (Mick Fowler) и Пол Рамсден (Paul Ramsden) в Гималаях. Фото Paul Ramsden



Вы писали в своих мемуарах, что в каком-то смысле, серьёзные экспедиции планируются раз в год и заблаговременно. Учитывая Вашу занятость на работе и семейные обязанности Вы могли бы себе представить другой вариант планирования экспедиций?

Помимо короткого периода в моей ранней альпинистской жизни я никогда не посвящал себя полностью альпинизму, поэтому я никогда и не был медийной особой, альпинистом, который постоянно нуждается в спонсорской поддержке и рекламе в соцсетях. Спонсорство - это очень сложная часть планирования. Постоянные достижения в горах, безусловно дают спонсорам высокую отдачу; однако на спонсорство влияют не только достижения лучших спортсменов.
К примеру, у меня есть договор с компанией Berghaus, который включает публикацию статей в блоге и работу над дизайном новой одежды, которая также включает её тестирование мной же в Гималаях, во время своей ежегодной экспедиции. Этот контракт позволил мне продолжить работу в моей налоговой службе и найти время для семейного времяпрепровождения. Да и вообще, подобная деятельность прекрасно резонирует с желанием поддержать себя в физической форме и найти хоть пару недель для выезда в большие горы.

"Я забыл про альпинизм, как только снова погрузился в свою рабочую обстановку. Я всегда различал различные аспекты моей жизни, доходило до того, что на работе меня называли "Майк", в альпинистских экспедициях "Мик" и "Майкл" - когда я был дома.
Если бы альпинизм был бы моей работой, я не думаю, что смог бы постоянно наслаждаться им и быть бы мотивированным все время"
Разве эти личности никогда у Вас не пересекались? например переносили ли Вы горные навыки на трудные рабочие или семейные ситуации?


Я всегда был известен как Мик, когда знакомился с новыми друзьями, но когда я выхожу на работу, "Мик", казалось мне, было немного неформальным обращением и поэтому "Майк" было подходящим обращением в офисе.
Как правило меня зовут Майкл близкие люди, однако, как ни странно, когда меня спрашивали и моем имени в больнице я представлялся как раз Майклом. Странно, не так ли? Поэтому у меня и нет практически психологических конфликтов. Возможно во мне живут три различные личности?

Виктор Сандерс (Victor Saunders) и Мик Фаулер (Mick Fowler) после спуска с горы. Фото Mick Fowler
Виктор Сандерс (Victor Saunders) и Мик Фаулер (Mick Fowler) после спуска с горы. Фото Mick Fowler


"Я пережил кризис среднего возраста. Это было не то время, чтобы быть глупым. Моё последнее достижение было на пять метров ниже и на 10 метров ниже от моего последнего приличного выхода. Физически я мог бы быть лучше, но вместо этого обнаружил, что я возвращаюсь к своему последнему достижению". С возрастом Вы поняли что Ваша уверенность и отношения к риску снизились? Если да, то как именно?

Когда я писал это, я имел ввиду, что я мог бы организовать станцию, сделать её безопасной и продолжать восхождение дальше, но такой подход просто лишил бы меня чувства достижения чего-то значимого и просто снизило бы трудность восхождения до моего обычного уровня. Тем не менее, способность принимать риски с возрастом однозначно снизилась в прочем как и уровень объективной опасности, который я готов принять на себя.
Но это не значит что снизилась моя уверенность в горах. На самом деле я чувствую себя более расслабленным и комфортно в горах чем даже несколько лет тому назад.
В первые годы давление сверстников вынуждало меня поверить в то, что наиболее безопасный вариант в горах - это как можно быстрее подняться на вершину. Теперь же я успокоился и просто наслаждаюсь восхождением, поднимаясь на вершины не торопясь.

"Психическая сторона альпинизма может быть столь же сложной, как и физическая сторона. Гора Гросвенор (Grosvenor, 6376) в Китае меня обыграла." На Ваш взгляд какая сторона у Вас сильней: психологическая или физическая? По крайней мере одна черта, которая однозначно выделяется в Ваших мемуарах это Ваше чувство юмора и позитивность в сложных ситуациях - так ли это?

Если под умственной силой Вы имеете в виду решительность, мотивацию и уверенность в себе, тогда я думаю, что это гораздо важнее физической силы. Юмор и позитивность - отличные атрибуты, но расчетливость и компетентность в сочетании с умственной силой гораздо важнее.

«Даже небольшие трудности убирают толпы людей с гор». Это стало моей коронной фразой. Я могу сказать, что довольно забавно выглядит ситуация, когда в горах избежал бесчисленного количества стрессовых и рисковых ситуаций, однако загруз в бюрократических проволочках, которые играют роль своего рода "линии обороны" на пути к победе над горными вершинами .
В значительном объеме Ваших мемуаров описывается бюрократия и логистика, без которых невозможно представить себе организацию сложных экспедиций.
Ваша работа в налоговой инспекции дала Вам возможность посмотреть на бюрократические проволочки с другой точки зрения . Стали ли Вы более терпимы к подобным моментам экспедиции?


Я думаю, что да. Часть меня прекрасно справляется с решением бюрократических проблем. Однажды нас лишили пермита когда мы были уже в пути в Индию и я вынужден был провести целую неделю в Дели, убеждая чиновников восстановить нам пермит. Я уверен, что другие участники нашей экспедиции думали что я вне себя от злости, но в тот момент, когда старший чиновник снова выдал нам пермит запомнился мне как самый лучший момент экспедиции: была покорена еще одна высота! Я думаю что временами мне просто нравится сталкиваться с проблемами и преодолевать их.
Основная проблема была в том, что всё было на китайском языке и единственные люди, которых я знал в Китае, общались лишь на местном диалекте.

«Эмоциональный момент имеет решающее значение для успеха в горах Гималаев». Насколько важны характер и личность при приглашении в команду потенциальных участников экспедиции? Глядя на Ваших постоянных напарников кажется, что они все очень разные и отличаются от Вас; но очевидно, что Вы находите общий язык в горах.

Для меня очень важно, что мои напарники имеют примерно такие же навыки что и я, и я полагаю, что наши решения на горе в любой ситуации будут примерно идентичны. Я очень хорошо лажу с большинством людей, это помогает прекрасно проводить время в совместных экспедициях, но по разным причинам я не считаю это необходимым условием для успеха на горе.

 Пол Рамсден (Paul Ramsden)  и Мик Фаулер (Mick Fowler) на вершине горы  Shiva (6.142м) в Гималаях. Фото Mick Fowler
Пол Рамсден (Paul Ramsden) и Мик Фаулер (Mick Fowler) на вершине горы Shiva (6.142м) в Гималаях. Фото Mick Fowler


«По прошествии лет дополнительные проблемы накладываются на выбор партнеров в экспедицию». Как Вы думаете, Вы будете проводить экспедиции столько, сколько сможете? Если нет, то что может повлиять на Ваше решение?

Да, так и есть. Я намерен продолжать заниматься альпинизмом до тех пор, пока мне это нравиться и у меня есть силы ходить в горы. Безусловно, уровень сложности преодоленных маршрутов будет снижаться, но удовольствие от восхождения это весьма личное дело.
И да, Виктор Сандерс (Victor Saunders) это мой кумир. В следующем сезоне мы планируем многодневное сложное восхождение в Гималаях. Ему уже будет 69 лет. Это настоящее безумие! Я не могу даже мечтать о том, что в свои 69 лет я захочу подниматься по такому сложному маршруту.

"Откровенно говоря, я не могу сказать, что лазание по шотландским скалам сравнимо по уровню удовольствия с большими экспедициями. Однако редко посещаемые скалы страны в совокупности с трудным подходом, неопределенностью условий и чувством достижения цели очень сильно напоминает мне экспедиции на высочайших вершинах мира. ". Планируете ли Вы тратить больше времени на скалы, если большие горы станут далеки?

Да, теперь, когда я ушел из налоговой инспекции я намерен потратить освободившееся время на все виды активного отдыха которые мне так сильно нравятся, но на них у меня не было времени. В частности и на шотландские скалы. В мире так много скал и гор которые я хотел бы посетить

"Одна из худших ночевок, которые у меня были: болела спина, погода просто ужас. Нужно было вставать и убираться со скалы" - это воспоминания о попытке восхождения на Manamcho в восточном Тибете.
Расскажите о самых незабываемых местах ночевок о которых Вы писали в книге. Были ли ночевки еще хуже?


В худшем смысле ничего не сравниться с биваком на маршрут Torture Tube на вершину Тавече (Taweche) который я проходил в 1995 году с Пэтом Литтлджоном (Pat Littlejohn).
Скала была настолько ужасной, что палатку даже нельзя был поставить. Если вспоминать лучшие моменты, то их было так много, что и выбрать один из них невозможно. Ну могу сказать про например бивак на вершине горы Киштвар Кайлаш (Kishtwar Kailash, 6444 м) в 2013 году. Это была западная сторона горы, на которую падали лучи заходящего солнца, погода была идеальной: ни одного дыхания ветра.... а восхождение до этого было сложным и казалось, что на следующий день нам уже ничего не помешает достичь вершины этого прекрасного нетронутого пика.
Это было великолепно: просто сидеть и разговаривать с Полом Рамсденом (Paul Ramsden) глядя на зазубренный вершины восточного Киштвара.


"В последнем доме на нашем пути, что стоял далеко от маршрута и куда нас пригласили местные жители; собралась вся большая семья для того чтобы поглазеть на белых людей, которые только что были на вершине огромной горы, возвышающейся над долиной. Даже мысль о том, что на эту вершину можно подняться не приходила в голову местным жителям и они всё задавали нам вопросы о восхождении. Фотографии, которые мы показывали им на нашем фотоаппарате привели местных в неописуемый восторг." - пишет Мик о первопрохождении на гору Манамчо (Manamcho). Общение с местными жителями в Ваших поездках это большая и важная часть экспедиции. В некоторых районах Вы ожидаете видеть влияние Запада / цивилизации, однако с радостью сталкиваетесь с обратным; в других же случаях вовсе не ожидая попасть в развитую инфраструктуру, наоборот, встречаешь довольно сильную степень развития региона. Расскажите о Ваших впечатлениях о том, как альпинизм и туризм влияют на горные сообщества местных жителей?

В некоторых горных районах туризм и альпинизм полностью изменили образ жизни местных общин. Долина Кхумбу в Непале - классический пример тому. Но туризм, как правило придерживается "проверенных" мест. Многие горные долины Гималаев, Восточного Тибета, Синьцзяна и т. д. вообще не видели туристов.
В тех регионах где я был, наибольшее влияние на развитие оказывает местное правительство. Инфраструктура, под влиянием финансовых влияний правительства развивается; строятся дороги, заходящие все дальше и дальше в горы а в отдаленные деревни приходят электричество, мобильная связь и спутниковое телевидение с интернетом. Все это дает удаленным сообществом такую связь с большим миром, которой раньше вовсе и не было. В последние годы развитие регионов значительно ускорилось, что навсегда меняет образ жизни местных жителей. Но хорошо ли это или плохо - вопрос спорный!

Мик Фаулер (Mick Fowler) на вершине горы Суламар (Sulamar) в китайском Тянь-Шане. Фото Mick Fowler
Мик Фаулер (Mick Fowler) на вершине горы Суламар (Sulamar) в китайском Тянь-Шане. Фото Mick Fowler


«В мире альпинизма, где вес снаряжения критичен, меня иногда удивляет, что мы обрезаем наши зубные щетки для экономии веса, однако берем с собой книги для чтения». А какие книги Вы берете с собой в экспедиции?

На 100% легкое чтиво, предлагающее простое погружение в сюжет и такой же финал. Я помню, что был буквально поражен, когда Крэг Джонс взял с собой книгу "Краткая история времени" Стивена Уильяма Хокинга. Это уже точно не тот жанр, который я бы взял с собой

Судя по Вашим мемуарам Вы презираете спуск по веревке, жумаринг и подвесные спальные мешки. Есть ли у Вас большие планы на будущее?

Нет.

«Отказ от мечты никогда не бывает легким и всегда при этом появляются вопросы без ответа». Хотя Вы и пишете, что Вам не нравится возвращаться к горам, где Вы уже были ранее, скажите, если бы Вам пришлось выбирать одну цель из Ваших прошлых побед, куда бы Вы отправились снова?

Откровенно говоря у меня не было никаких грандиозных целей с которыми я не справился и хотел бы к ним вернуться снова.
Я возвращался к Серо Киштвар после своей первой неудачной попытки; кроме того в моей карьере было множество восхождений, на которые бы вернулся если бы в первой экспедиции потерпел бы неудачу - Тауллираджу, Спантик, Тавече, Сигунян, Мугу Чули, Шива, Гав Дин, Кишвар Кайлаш и Серсанк это лишь некоторые горы из этого списка.

Мик Фаулер (Mick Fowler) в восхождении на  Киштвар Кайлаш (Kishtwar Kailash, 6444 м) в 2013 году. Фото Mick Fowler
Мик Фаулер (Mick Fowler) в восхождении на Киштвар Кайлаш (Kishtwar Kailash, 6444 м) в 2013 году. Фото Mick Fowler


"По мере того как я становлюсь старше, мой список целей растет больше. Полагаю, что это хорошо. Если бы он становился короче, я мог бы его закончить и даже начат думать о смене моего хобби". Вы добавили новое хобби - горный бег. Как он Вам? Хорошо ли это хобби дополняет альпинизм?

На самом деле это было неоднозначно. С одной стороны это хобби забрало бы у меня время, которое я бы мог потратить на экспедиции, но с другой стороны меня привлекала мысль о том, что многие люди с самыми разными уровнями подготовки и способностями бегут в ужасных погодных условиях по горному бездорожью. Как я догадался, и как и случилось на самом деле, этот спорт дал мне знакомство с прекрасными и слегка эксцентричными персонажами.
Есть много общего между альпинистами и горными бегунами, и нет никаких сомнений в том, что бег по горам помогает мне справиться с многодневными гималайскими восхождениями.

«Важно ошибаться», - прокомментировал я. «Однажды мы сможем учиться на ошибках». Мы посмотрели друг на друга и рассмеялись. - пишет Мик о экспедиции к горе Суламар (Sulamar) в китайском Тянь-Шане. Скажите, какая из ошибок в альпинизме дала Вам наибольший опыт?

Никогда не поднимайтесь в след за другой командой в многодневном гималайском восхождении.

«Это сравнимо с отдыхом в санатории в течении четырех недель каждый год», объясняю я своим коллегам на работе в налоговой инспекции, когда они спрашивают меня о том, почему я взвалил на себя тяготы и лишения многодневных экспедиций ».
Конечно Вы выделяетесь из массы офисных работников и Ваши экспедиции часто упоминаются как пример выдающихся личных достижений. Были ли Ваши коллеги или руководство компании столь понимающими, как это кажется из Ваших мемуаров?


Я всегда был уверен что моё отсутствие не причинят коллегам неудобства. И они всегда были весьма понимающими. Однако с моими первыми начальниками было не так то и просто. Очень мало кто из них понимал меня и не могли сказать "нет" когда я просил у них отпуск на "экспедицию всей жизни" которая состоится через год или даже 18 месяцев...
К счастью большинство начальников изменились к лучшему и спустя некоторое время не зацикливались на том, что я каждый год прошу у них отпуск на "экспедиции всей жизни".
Когда я стал старше, мои начальники уже начали проявлять больший интерес. Фактически, я обнаружил, что чем выше они стояли по карьерной лестнице, тем больше они интересовались и поддерживали меня. Некоторые из них проводили свободное время на свежем воздухе и знали что моё имя звучит в альпинистских сообществах. Другие считали меня мотиватором для собственного вдохновения на новые идеи.

После того, как отношения между нашей компанией и международным банком стали хуже, меня попросили провести семинар на альпинистскую тему, как разряжение обстановки на международной налоговой конференции. Спустя некоторое время я стал специалистом и в далеких от моих прямых обязанностей областях. Я был добросовестным, и в целом был на хорошем счету на работе, поэтому мне не отказывали в отпусках для экспедиций; по сути это было моим условием при продолжении работы

Мик Фаулер (Mick Fowler) в восхождении на  Хагшу Пик (Hagshu Peak, 6515 м, Восточный Киштвар, Индия). Фото Mick Fowler
Мик Фаулер (Mick Fowler) в восхождении на Хагшу Пик (Hagshu Peak, 6515 м, Восточный Киштвар, Индия). Фото Mick Fowler


"Спустя несколько недель после восхождения на Тавоче (Tawoche) мы с Пэт менялись фотографиями друг с другом и наслаждались воспоминаниями. Однако внезапно заголовки СМИ наполнила весть про гибель на К2 Элисон Харгривз (Alison Hargreaves) - дебаты развернулись на тему стоит ли считать её безответственной матерью когда она взяла на себя слишком большой риск при восхождении на К2». - Мугу Чули, Западный Непал.
Вы встретили Элисон в Катманду незадолго до её гибели, о которой Вы кратко пишете в мемуарах.
Будучи отцом Вы когда либо сталкивались с критикой о чрезмерных рисках и своей ответственности как родителя?


Только лишь один раз я слышал подобную критику из уст весьма консервативного моего сотрудника; в прочем у меня с ним в то время не было дружеских отношений. Однако, по иронии судьбы, мы с ним в итоге очень сильно сдружились и я думаю что он начал понимать как "дорого стоят" мне экспедиции и что я действительно оцениваю риски, стараясь быть ответственным; снижая их до приемлимого уровня комфортного восхождения.

"Иногда люди спрашивают меня, почему я никогда не шёл на горы достойные газетных заголовков. Но именно здесь, в этих чудесных восхождениях в отдаленных и редко посещаемых регионах Гималаев я нашел ответ на этот вопрос. Шива дал мне всё, что я хотел получить от альпинизма. ".
Если бы Вам нужно было бы выбрать громкую цель, что бы это было?


Я вовсе не эксперт по горам выше 7000 метров, но северная стена Машербрума выглядит весьма впечатляюще. Жаль что она такая высокая гора.


Но иногда гора берет вверх. Мы не смогли подняться на Васуки Парбат (Vasuki Parbat, 6792м), но при этом мы сделали все возможное, были благоразумными, как на наш взгляд, отлично провели время и вернулись домой целыми и невредимыми здравыми. А это главное. Если бы мне гарантировали успех во всех начинаниях, жизнь была бы довольно скучной.


"С самого начала возникли споры о том, стоит ли награждать альпинистов и как вообще можно сравнить различные восхождения?". В своей карьере Вы трижды становились обладателем Золотого Ледоруба и положительно относитесь к тому факту, что в последние годы церемония награждения превратилась в своеобразный "Оскар" с раздачей наград многим командам, в противовес первоначальному формату, когда из сотен восхождений выбиралось одно.
Кроме того Вы были президентом альпийского клуба и в ваших задачах было привлечение молодых людей в альпинизм. Что Вы думаете о новом поколении альпинистов как в мире так и в Великобритании в частности?


В Великобритании альпийский клуб активно поощряет молодых альпинистов, вы растим новое поколение, которое уже демонстрирует удивительные достижения в Альпах и на всё более отдаленных горных вершинах.
Этот энтузиазм и мотивация также есть и в других странах; доступ к горам во всем мире становится все более открытым и многие альпинисты могут наслаждаться Гималаями.
Для нового поколения в горах всё еще остаётся очень много первоклассных проектов. Это всё еще хорошее время для гималайского альпинизма.

Новая книга Мика Фаулера (Mick Fowler) "No Easy Way"
Новая книга Мика Фаулера (Mick Fowler) "No Easy Way"


«Ваше тело привыкает к постоянному напряжению в течение месяца каждый год. Но в этом году мне предстоит совсем другое напряжение », - сказала мне врач. Правильно на поступила или нет, но её слова дали мне надежду.
Незадолго до Вашей большой экспедиции в Гималаи у Вас диагностировали рак. Вы пишите о страхе перед предстоящей борьбой с маршрутом и сбоями в планировании экспедиции, почти затмевая страх перед серьёзным диагнозом; объясняя это тем, что сейчас Вы чувствуете себя гораздо лучше чем раньше. Будучи активным человеком, как Вы думаете, это своего рода отрицание (недоверие) к проблеме как такой, которая не могла сучится с Вами?


Это не было ни отрицанием ни недоверием, тем более, что те проблемы, которые у меня были, казались весьма незначительными, и я действительно не думал, сто может развиться что-то серьезное.
Теперь я понимаю, что это один из пугающих фактов о раке. Он подкрадывается к Вам, и к тому времени, когда возникают осложнения, то зачастую становится слишком поздно.
Я вполне мог бы прожить свою жизнь дальше с Ники, моей женой, которая буквально за шкирки привела меня к врачу, а не просто уехать в Гималаи и пассивно наблюдать за своим здоровьем.

«Все это очень сложно, это бизнес, и нужно постараться получить максимальную отдачу от жизни». Помог ли Ваш опыт в альпинизме в лечении болезни и того лечения, которое предложили врачи? Считаете ли Вы, что позитивные мысли и стрессоустойчивость крайне полезны, ведь далеко не всегда есть "простой способ" преодолеть проблему?

Честно говоря, я не знаю. Мне повезло, что я, как правило, отношусь ко всему позитивно. Но я был удивлен, что целый год, прожитый с раковой опухолью вообще повлиял на моё состояние. Я не знаю, помог ли мне в этом дискомфорт экспедиций, но я, конечно, считаю, что легче принимать такие вызовы по мере взросления.
Плохие ситуации случаются, просто отнеситесь к ним как к неизбежному.

«Мои планы по прежнему связаны с Гиндукушем, Китаем, Каракорумом, Тянь-Шанем, Алтаем, Андами, Восточным Тибетом и даже Антарктидой. И конечно по прежнему остаются интересные приключения ив самой Великобритании. В действительности я беспокоюсь что есть так мало времени и так много того, что хочется пройти».
У Вас диагностировали рак, но Вы поклялись не сдаваться. Какие у Вас планы на ближайшее будущее? Вы вынуждены будете потратить большую часть времени на лечение чем на горы?


Сразу после того, как я издал свою книгу, было решено, что единственный способ остановить меня - это провести операцию на прямой кишке и сделать колостомию. Для хирургов мой организм представил дополнительную проблему, однако потрясающая команда из Northern General в Шеффилде сказала что прогноз на лечение хороший и я снова смогу вернуться в Гималаи уже следующей весной.


Копирование данного материала на другие ресурсы возможна только с разрешения администрации сайта 4sport.ua!

Теги: Мик Фаулер, Mick Fowler, No Easy Way, альпинизм, горы
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам https://www.ukclimbing.com
Просмотров: 702
Опубликовано 2018-10-31 в

comments powered by Disqus