Адам Белецкий: "Для нас, поляков - восхождение на восьмитысячники зимой это своего рода спорт "

Адам Белецкий (Adam Bielecki). Фото montagna . tv
Адам Белецкий (Adam Bielecki). Фото montagna . tv


Польский альпинист Адам Белецкий (Adam Bielecki) был одним из главных героев минувшего зимнего сезона, который наряду с Денисом Урубко участвовал в масштабной спасательной операции на восьмитысячнике Нангапарбат и пытался подняться на вершину соседнего восьмитысячника К2.

Зима, судя по всему - любимый сезон для Адама, ведь в его карьере есть не только попытки, и два первых зимних восхождения на восьмитысячники: на Гашербрум I (Gasherbrum I, 8 080 м) 9 марта 2012 года и Броуд Пик (Broad Peak 8051 м) 5 марта 2013 года.

В этом интервью, во время традиционного польского горного фестиваля "Ladek Mountain", 35-летний Адам рассказывает о зимнем альпинизме и своих будущих проектах

Адам, здесь, в Польше - вы настоящая звезда альпинизма, и многие говорят, что Вы являетесь наследником прошлого поколения польских альпинистов

Я альпинист, и то, чем я занимаюсь - восхождения на вершины гор. Понятие «наследник», по сути это ярлык, навешенный журналистами, но я позволяю им это делать.

Но если бы мне пришлось поразмышлять о том, что лежит в основе моей альпийской истории, то я считаю, что моя страсть к восьмитысячникам сильно зависела бы от национальности. Я уверен, что если бы я был альпинистом из какой нибудь другой страны, то меня вряд ли бы так привлекала идея восхождения на восьмитысячники зимой. Для нас, поляков - это своего рода спорт, подпитываемый моим воображением после прочтения в юности книг о зимних восхождениях; эти потрясающие истории разожгли "огонь" во мне.

У меня есть фотография, которой я дорожу и горжусь; это объясняет насколько всё это важно для меня. Это фото было сделано на фестивале, где я имел возможность встретиться с Анджеем Завадой (Andrzej Zawada) - инициатором зимнего польского альпинизма в Гималаях.

Давайте поговорим о зимних восхождениях: В 2016 году Вы были на Нангапарбате. Что Вы думаете об этом первом зимнем восхождении?

Еще до 2016 года у меня была возможность подниматься на вершины гор в связке с Мухаммадом Али "Садпара" (Muhammad Ali "Sadpara") и Алексом Тиконом (Alex Txikon), они - оба по настоящему подготовленных альпиниста; и даже Симоне Моро (Simone Moro), с которым я никогда не получал удовольствие от восхождения. Я считаю, что их большая страсть была вознаграждена этим первым зимним восхождением.

В моих планах было желание подняться на Нангапарбат спустя две недели; идея которую очень трудно реализовать; но в то же время я не был поражён успехом их команды. Ведь в конце концов, им нужно было только подождать подходящее погодное окно в конце зимы. Они супермены и очень мотивированные. В общем, я был рад услышать о их победе на зимнем Нангапарбат.

Что Вы думаете о ситуации во время работы над маршрутом?

Такое случается. Во время экспедиций всегда бывают сложные ситуации. Мы предполагаем, что все альпинисты - сильные личности, но и у них могут быть проблемы нарциссизма и эгоцентризма.
Возьмите и закройте группу людей в небольшом пространстве палатки с плохой погодой снаружи, которая не даёт выйти несколько дней подряд; конечно возникают различные трения, но это в природе человека.
Представьте, что Вы закрываетесь в палатке в течение двух месяцев со своей семьёй и Вашими лучшими друзьями: после небольшого периода "нормального сосуществования" начинаются бои, это часть жизни.

Обычно я стараюсь не допускать себя до таких состояний, стараюсь избегать попадания в середину конфликта; концентрируюсь на других моментах, размышляя например о тактике восхождения.

Адам Белецкий (Adam Bielecki)
Адам Белецкий (Adam Bielecki)



Давайте закончим с Нангапарбат. В этом году Вы с Денисом Урубко были главным героем невероятного спасения, что являлось признаком прекрасной акклиматизации. Считаете ли Вы, что в тот момент, с такой подготовкой, Вы могли бы достичь вершины K2?

Невозможно быть уверенным в достижении вершины. Конечно же я полагал, что К2 можно пройти. Но у меня не было чувства безопасности, ведь всё решала погода. Мы понимали, что если будет подходящее погодное окно,и мы будем хорошо акклиматизированы, то тогда конечно есть большая вероятность достичь вершины. Если же погода плохая, дует сильный ветер, мы уже не можем ничего сделать, независимо от того, насколько мы сильны как альпинисты.

Во время самой экспедиции я никогда не думал о возможностях восхождения на вершину. Я просто старался изо всех сил, работал изо всех сил, чтобы попытаться достигнуть цели.

На К2 также был конфликт интересов...

Также как и в большинстве случаев, я считаю, что всё дело в проблеме взаимопонимания. В данном случае между Денисом Урубко и Кшиштофом Велицким (Krzysztof Wielicki) не было чёткого определения ролей. Они должны были попытаться понять друг друга, попытаться прийти к консенсусу в руководстве экспедицией и о том, что такое зима, когда она начинается и когда заканчивается.
Это основные вещи, о которых альпинисты должны были поговорить перед началом экспедиции, поскольку как только команда выйдет к горе, будет уже слишком поздно.

Здесь, в Польше очень многие критиковали Дениса за сложившуюся на К2 ситуацию. Но я не думаю что всё так просто, я считаю что ответственность должна ложиться на обоих. Да и другие члены команды также внесли свой вклад в ухудшение ситуации.

Считаете ли вы, что для Дениса быть, по сути, единственным не поляком в экспедиции, могло бы стать проблемой?

Я думаю что для него это была трудная ситуация. Все члены команды уже давно знали друг друга, свободно общались на польском, шутили и смеялись вместе. Он был аутсайдером с самого начала. Но в то же время не стоит забывать, что он очень силён и супермотивирован, и это никак не упрощало ситуацию.

Вы когда-нибудь имели возможность поговорить с Денисом о своей зимней концепции?

Мы много о чём говорили, но не об этом. Для меня вопрос решается чрезвычайно простым способом: берем год в 365 дней, делим его на 4 сезона и один из сезонов определяем как зимний.

У Дениса есть свое мнение, и он конечно же может его иметь; он может иметь любые, какие угодно мнения которые ему нравятся, это не то, что меня может волновать. Денис - мой друг и наши отношения основаны на взаимном уважении.
Мы сформировали сильную команду, и я действительно люблю его как человека, хотя он говорит, что мои восхождения на Гашербрум I и Броуд Пик не являются истинно зимними восхождениями. Это не проблема, если хотите перепройти эти вершины: сходите и поднимитесь на них; улучшите зимнее восхождение; и не беспокойтесь, я не переживаю, мне все равно.
У меня в Денисом по этому поводу нет конфликта.

Денис Урубко и Адам Белецкий
Денис Урубко и Адам Белецкий



Есть ли у Вас новые проекты на примете?

В данный момент я уделяю время своей семье, поскольку в зимний период у меня нет больших проектов; но в любом случае я планирую много восхождений в Альпах, Татрах и Канаде. Я не собираюсь в экспедицию на восьмитысячники. Может быть весной я приеду в Гималаи.
Я хотел бы вернуться к Аннапурне, где был полтора года тому назад. Тогда я пытался подняться по Северо-Западной стене в альпийском стиле, но не смог закончить восхождение.

Давайте вернемся к зиме на K2 ...

Да, конечно, я буду участвовать в экспедиции.

Денис тоже?

Пока еще нет полностью сформированной команды, еще слишком рано говорить о команде, но мне трудно представить, как можно совершить штурмовое восхождение на К2 с кем-то, кроме Дениса.

Теги: Денис Урубко, Кшиштоф Велицкий, К2, альпинизм, Гималаи, Krzysztof Wielicki, Адам Белецкий, Adam Bielecki, альпинизм, горы
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам www.montagna.tv
Просмотров: 636
Опубликовано 2018-10-08 в альпинизм

comments powered by Disqus