Алекс Хоннольд: Один на стене

Алекс Хоннольд: Один на стене (Alone on the Wall)
Алекс Хоннольд: Один на стене (Alone on the Wall)


Наконец-то мне в руки попала, собственно, сама книга, герой и автор которой Алекс Хоннольд (Alex Honnold) возглавляет элитный клуб скалолазов-альпинистов – клуб супер-стиля в скалолазании – фри-соло. Free-solo-climbing, от free – свободный, и solo – одиночный, лазание по естественному рельефу без напарника. Бывает еще соло без напарника, но с самостраховкой – страховкой, которую скалолаз организует сам себе по мере лазания. Хоннолд все же любит фри-соло на бигволлах. То есть, в одиночку без страховки на больших стенах - Big Wall.

Алекс Хоннольд (Alex Honnold)
Алекс Хоннольд (Alex Honnold)


Из Предисловия к книге:

Алекс “No Big Deal”[1] Хоннольд (Alex Honnold) - профессиональный скалолаз, чьи смелые фри-соло восхождения сделали его одним из самых известных и признанных скалолазов в мире.

Об Алексе писали в “60 minutes” и “New York Times”, размещали на обложке “National Geographic”, а также снимали многочисленные фильмы, включая номинированный на “Emmy” фильм “Alone on the Wall”.

Алекс Хоннольд (Alex Honnold) в соловосхождении на стене Эль Капитан
Алекс Хоннольд (Alex Honnold) в соловосхождении на стене Эль Капитан


Он также является основателем благотворительного фонда защиты окружающей среды “Honnold Foundation”, который ищет простые и экологически устойчивые способы улучшения жизни во всем мире.

Соавтор этой книги – Дэвид Робертс, автор “The Lost Explorer” (совместно с Конрадом Анкером), истории о поиске тела Джорджа Мэллори на Эвересте. Его последняя книга вышла в 2013 году и называется “Alone on the Ice”.


Понятие «бигволл» (BigWall) в альпинизм внес совершенно чудаковатый человек, которого в горы занес божий глас. Я имею ввиду кузнеца Иогана Салатэ – упоминание маршрутов его имени также встречается на страницах этой книги. В 1922 г. в поисках лучшей доли в возрасте 23 лет он уехал из Европы в Америку.
И хотя Йоган был уроженцем Швейцарии, в горах он до этого так и не бывал.
Сначала он основался под Сан-Франциско, потом переехал в Сьерра-Неваду, где полюбил прогулки в предгорьях, после чего начал заглядываться и на высокие горы. Еще в Сан-Франциско ему был глас с небес, посоветовавший для укрепления здоровья стать вегетарианцем. Иоганн, к тому моменту переименовавшийся в Джона, гласа послушался и здоровьем окреп реально. Для укрепления все того же здоровья он начал прогуливаться по горным тропинкам. И вдруг, когда ему было уже 46 лет, ударился в альпинизм.

Подробней о биволлах читайте в нашей статье: 100 ЛЕТНЯЯ ИСТОРИЯ БОЛЬШИХ СКАЛЬНЫХ МАРШРУТОВ

За 10 лет Салатэ не просто освоил навыки, но прошел – чего до него никто не делал – все основные стены долины Йосемити. При этом кузнец брал на восхождение минимум снаряжения, но вовсю пользовался крючьями, которые сам же и выковывал. Придумал штуковину, известную ныне как скайхук – «небесный палец». Его восхождения стали классикой долины Йосемити, но с альпинизмом он завязал так же быстро, как и начал им заниматься, прекратив через десять лет совершать восхождения раз и навсегда. А вот культовой фигурой остался на все времена.

…Так вот – о фри-соло. Вы предствьте: человек лезет по гладкой отвесной стене и под ним примерно такой же крутизны и ровности рельеф на несколько сотен метров вниз и вверх. Любая ошибка – фатальный исход на 200%. Надо иметь воистину железные нервы, или полное их отсутствие. То есть быть не просто очень спокойным или флегматичным, а не воспринимать мозгом раздражители типа деревьев внизу размером в 3 мм и людей в 1 мм.

Это непростая задача даже для супер-альпинистов.
Многие из них признавались в боязни высоты. Но эти ребята умеют справляться со своими страхами, управлять своими чувствами, переключать сознание, и, благодаря этому, преодолевать себя и горы.
Но даже такие профи удивляются тому, что делает Алекс Хоннолд. Есть вещи за гранью понимания, и Хоннолд – одна из таких загадок. Как это ему удается, он и рассказывает в книге.

Должен отметить, как бы это было не прискорбно, что для альпинистов и скалолазов подобного уровня такое хождение по лезвию бритвы нередко заканчивается фатально. Дерек Херси, Чарли Фоулер, Майкл Реардон, Дэн Осман, Дин Поттер, Джон Бахар, Шон Лири, - вот список знаменитых имен, известных каждому альпинисту и скалолазу в Америке и за ее пределами, уже оставивших бренный мир после очередной попытки поразить человечество.
Хоннольд не раз говорит об этом на страницах книги. Впрочем, фатализм входит в условия игры, где он - один из первых.

Несколько месяцев по приглашению издательства «Эксмо» я работал над русским издание этой книги в качестве технического редактора, а также написал предисловие к этому изданию. Это весьма непросто - донести специфику не только до профессиональных клаймеров, но и для широкого круга поклонников экстремальных приключений. Как получилось – вместе с редакторским коллективом «Эксмо» - теперь судить читателям. Но я своей работой доволен.

И когда эта работа шла, я, конечно, не мог представить, что через некоторое время мы все будем оглушены трагической гибелью другого уникального спортсмена стиля «Free-solo-climbing» - Ули Штека.
И теперь книга Хоннольда, где он откровенно рассказывает о том, как формируются и живут небожители, каковы механизмы их силы, психики и воли, приобретают особое значение.

Alex Honnold. “Alone on the Wall”
Alex Honnold. “Alone on the Wall”


Отрывок из книги Алекса Хоннольда "Один на стене"
Глава первая. Лунный свет.


Я начал восхождение сразу после рассвета. Я даже сомневался, нашел ли правильное начало, учитывая, что не был на нижних питчах[2] уже два-три года. Начало маршрута довольно скользкое и неоднозначное – уклоны, траверсы и трещины по диагонали справа. Но все это не так сложно, как остальные две трети стены.

Так или иначе, я нервничал и даже испытывал легкое головокружение. Вчера весь день шел сильный дождь, и теперь скала стала песчаной, вязкой и более сырой, чем я ожидал. Наверное, мне следовало подождать еще сутки, прежде чем начинать восхождение. Но я был на взводе. Я не мог смириться с мыслью о том, чтобы просидеть в своем фургоне еще один день, обдумывая все те же мысли, которые крутились в моей голове последние сорок восемь часов. Следовало ковать железо, пока горячо.

“Moonlight Buttress” - практически вертикальная, песчаная скала высотой в 1765 метров, расположенная в Национальном парке Зайон. Возможно, в отношении чистоты и классики - это один из лучших маршрутов среди тысячи других в Зайоне. Кроме того, среди категории непрерывного лазанья по щели, он один из самых сложных в мире.

Первопрохождение “Moonlight Buttress” было совершено в октябре 1971 года двумя легендарными американскими скалолазами. На подъем ушло полтора дня, считая ночевку в палатке на выступе посередине стены. Американцы использовали различное снаряжение, подтягиваясь или вися на анкерах и крючьях.

Спустя двадцать один год в апреле 1992 года, Питер Крофт и Джонни Вудворд совершили первое свободное восхождение без искусственных точек опоры, найдя ту последовательность движений, благодаря которой они смогли одолеть “Moonlight Buttress” без подвисаний. Скалолазы пролезли маршрут в девять питчей и оценили его сложность на твердую 7с+ (сейчас понижена до 7с). В 1992 такая сложность свободного лазанья на мировом уровне была близка к пределу, и подвиг Крофта-Вудворда считался невероятным.

Питер Крофт уже тогда был одним из моих кумиров: в 80-х он вывел фри-соло лазание без веревки и какого-либо снаряжения до небывалого уровня. Даже спустя десятилетия многие маршруты, которые он прошел без страховки, так и не были пройдены повторно.

И насколько мне известно, никто даже не думал о соло-восхождении на “Moonlight Buttress”. Но именно его я и надеялся совершить 1 апреля 2008 года.

В глубине сознания меня беспокоила мысль о ключевом месте этого маршрута, которое называют “Rocker Blocker”. Речь идет о просторном карнизе размером около 75 см наверху третьего питча. По причине того что карниз рыхлый, кто-то приковал его двумя анкерами. Этот выступ позволяет хорошо расположиться в 120 метрах над землей.

Но меня беспокоил не сам карниз. С “Rocker Blocker”, стоя на цыпочках, вы только подходите к ключевому перехвату. По сути, вы сталкиваетесь с болдеринговой проблемой сложности 7b+ прямо с этого карниза. С него не нужно прыгать, чтобы сделать движение, но придется качнуться вверх к небольшому краю. Пока я лез простые участки маршрута внизу, мысль об этом движении каждый раз грозно нависала надо мной. Я был уверен, что в случае падения смогу придержаться за карниз, но проверять это мне совсем не хотелось.




За день до этого, сидя в под дождем в своем фургоне, я умышленно представлял все то, что может случиться со мной во время восхождения. Включая отламывание зацепки или просто соскальзывание с нее и последующее падение. Я видел себя отскакивающего от нижнего карниза и пролетающего весь путь до земли словно тряпичная кукла, ломая по дороге большую часть костей. Скорее всего, я истеку кровью уже у подножья горы.

Накануне ночью я плохо выспался. Проснулся рано утром, как и планировал, надеясь не застать солнце на скале, и лезть пока будет прохладно.

Чтобы достигнуть подножия “Moonlight Buttress”, вам нужно перейти вброд реку Вирджинию, которая в начале апреля зверски холодная. Я перешел ее босиком. Быстрый поток реки поднялся до уровня колен. Мои ноги мгновенно окоченели, а во всем теле возник легкий шок. Плюс ко всему, мне приходилось балансировать и аккуратно ставить ноги между гладкими речными булыжниками.

Я припрятал свои трекинговые ботинки и рюкзак на том месте, которое посчитал началом “Moonlight Buttress”. Я решил ничего с собой не брать наверх - ни еды, ни воды, ни сменной одежды. Пристегнув мешок с магнезией, я зашнуровал скальники. Мои стопы все еще оставались холодными, но при этом не окоченевшими - я мог ощущать свои пальцы. На мне были только шорты и футболка. В последний момент я надел наушники и включил iPod. На нем в случайном порядке играл плейлист с моими ТОП-25 треками - в большей мере панк и современный рок.

Это может прозвучать неубедительно, но у меня не было часов, и я был полностью уверен в том, что установлю новый рекорд в скорости восхождения на “Moonlight Buttress”. Я использовал iPod, чтобы посчитать количество минут, потраченных на маршруте. В целом музыка помогает сфокусироваться, но теперь я предпочитаю лазить без iPod, потому что расцениваю его в качестве дополнительной опоры.




Для меня вся суть фри-соло на больших стенах заключается в подготовке. И я проделал тяжелую работу на “Moonlight Buttress” в течение нескольких дней накануне восхождения. Остальное было делом техники.

Однажды я пролез весь этот маршрут вместе с профессором философии по имени Билл Рэмси. В свои 45 он довольно хорошо лазил и работал над свободным восхождением на “Moonligh Buttress”. Профессор завербовал меня, и вместе с ним я одолел маршрут классическим свободным стилем. Это был замечательный день - мы оба пролезли “чисто”, ни разу не сорвавшись.

Однако, это было два-три года тому назад. И теперь за несколько дней до моего одиночного восхождения я был сфокусирован на верхних 250 метрах маршрута - длинном и гладком участке вдоль каменной тропы к вершине “Moonligh Buttress”.

Мне понадобилось 180 метров веревки, чтобы спуститься вниз и отработать движения на верхней страховке. Для самостраховки я использовал Mini Traxion, который блокирует веревку при срыве и проскальзывает вверх, когда лезешь. Если бы я упал или просто решил отдохнуть, Mini Traxion крепко удержал меня.
На такой страховке я дважды пролез верхние 180 метров маршрута. Его ключ - тяжелейший участок в стиле “make-or-brake” (“сделай или сдохни”) - удивительно гладкий “камин” длинной 55 метров. Это четвертый из девяти питчей на маршруте. Именно он является причиной оценки сложности трассы в 7c. Это непрерывный и действительно напряженный участок, где руки сильно “забиваются” еще до того, как доберешься до верха.

Каждая тренировка занимала у меня около часа. Я был полностью сосредоточен. Не было такого места, где я бы сорвался или почувствовал себя неуверенно. Но затем я понял: 180 метров веревки недостаточно для решающего, уходящего вправо траверса сложности 6с+ на третьем питче. Поэтому на следующий день я вернулся на вершину с 250-метровой веревкой, снова спустился вниз и отрабатывал движения на траверсе, пока не “отшлифовал” их.

Во время тренировки я повстречался с другими скалолазами. Я даже спас одну “цыпочку”, которая лезла на искусственных точках страховки и застряла на маршруте, сама толком не зная что творит. Я крикнул ей: “Эй, хватай!”, и качнул конец страховочной веревки в ее сторону, чтобы она смогла выбраться из своей западни. Девушка была весьма мне признательна. Не каждый день на этом маршруте кто-то вот так спускается сверху.

А после пришли два дождливых дня. Я сидел в своем фургоне на стоянке с кинотеатром в Спрингдейле, глядел в ветровое стекло и размышлял.

Чтобы убить время, я сходил в кино, но оставшиеся полтора дня сидел в фургоне и просто думал. Теперь, когда я проделал всю работу, оставалось только думать. Думать о том, как я буду лезть. Сидеть и думать, час за часом. Визуализировать каждое отдельное движение и все что может произойти. Вот на чем стоило сосредоточиться перед принятием подобного вызова.
Именно это я имею в виду под подготовкой. Теперь я понимаю, что если тщательно подготовился, то запросто смогу сделать все, что визуализирую - взять каждую зацепку и каждый мизер на долгом пути к вершине стены.




В конце марта 2008 года Алекс Хоннольд был известен лишь среди небольшого круга друзей. Семь лет спустя в возрасте 30 лет он стал, пожалуй, самым известным скалолазом в мире. Но это не претензия на звание лучшего скалолаза - на самом деле нет такого понятия, т.к. этот спорт подразделяется на множество разновидностей - от альпинизма в Гималаях до болдеринга в спортивном зале.

Причина стремительного роста популярности Хоннольда в том, что он вывел самый экстремальный и опасный вид скалолазания далеко за пределы когда-либо возможного: лазание длинных и сложных маршрутов без страховки. И когда он начал это делать, некоторые из его друзей подумали: он точно погубит себя.

Фри-соло - это лазание без веревки, напарника или “железа”, которое крепит вас к стене (крючья, закладки или эксцентрики). В своей абсолютной простоте оно понятно даже далеким от скалолазания людям. Ставка предельна: если ты срываешься - ты умираешь.

Фри-соло далеко не просто трюк. Оно сводит скалолазание к своей элементарной задаче: мужчина (или женщина) только в скальных туфлях на ногах и с магнезией на пальцах против скалы. Это скалолазание в своей абсолютной чистоте.

Алекс лазит не только фри-соло. Книга истории скалолазания в Йосемити была переписана заново, когда он соединил три серьезных маршрута на трех разных стенах и пролез их на время одну за другой с минимальным использованием веревок и страховки. Начиная с 2013 года Алекс расширил свои горизонты в альпинизме, где он уже делает такое, чего до него еще никто не делал.

Вкратце, Алекс Хоннольд - скалолазный визионер, который приходит, может быть, раз в поколение. Он умный и веселый человек с удивительно маленьким эго. Человек, который хочет сделать этот мир лучшим местом для людей, менее одаренных, чем он сам. Алекс нравится почти всем: и тем, кто его знает, и тем, кто с ним едва знаком. Как сказал Джон Кракауэр: “Он абсолютно искренен. В нем нет говна”.


Теги: Алекс Хоннольд, Alex Honnold, скалолазание, один на стене, Alone on the Wall
Автор: Сергей Шибаев, соцсеть Вконтакте
Просмотров: 3148
Опубликовано 2017-05-20 в скалолазание

comments powered by Disqus