История альпинизма в лицах: Станислав Гронский (Stanisław Groński)

Мы продолжаем публикацию статей История альпинизма в лицах >>>> , в этой статье мы расскажем о:

Станислав Гронский (Stanisław Groński)
Станислав Гронский (Stanisław Groński)


Станислав Гронский (Stanisław Groński)

7 сентября 1907 года, Дрогобыч, Украина — август 1957 года, гора Монблан, Франция)


В августе 2017 года исполнилось 60 лет со дня трагической гибели во французских Альпах знаменитого польского альпиниста, дрогобытчанина по происхождению Станислава Гронского.

А 9 сентября 2017 года прошло 110 лет со дня рождения этого незаурядного человека, о котором, к сожалению, так мало знают его сегодняшние земляки-дрогобытчане.
С целью заполнить еще один пробел в истории города Дрогобыч мы предлагаем вниманию читателей разведку исследователя жизни и творчества Станислава Гронского от дрогобытчанина Валентина Монакова.

В последние годы постоянно выплывают из забвения фигуры дрогобытчан, жизненные достижения которых стоят изучения и освещения.

В прошлом году, первого октября 2016 года, была проведена конференция из цикла "Фигуры Дрогобыча", посвященная одной из таких личностей - Станиславу Гронскому. Ее организовали и провели во Всеукраинском методическом центре Союза учителей-полонистов дрогобычские туристические клубы "Бескид" и "Виват".
В мероприятии приняли участие и польские гости.

Автор этих строк, заместитель председателя ДКТ "Бескид", сделал доклад о жизни и деятельности нашего земляка-альпиниста.
Директор Центральной ячейки горного туризма Польского туристско - краеведческого общества (COTG PTTK) в Кракове Ежи Каплон (Jerzy Kapłon) сделал содержательную презентацию своей работы по исследованию истории польского туризма в Дрогобыче.

Со времени конференции материалы о Гронском существенно пополнились и позволила сделать уточнение и важные выводы.

Станислав Гронский - первый из дрогобытчан, которой покорил высочайшую вершину Европы гору Монблан (Mont Blanc, 4810 метров).
В 1932 году он разными маршрутами дважды поднялся на вершину - по стене Peuterey и через гребень Eperon de la Brenva.
Эти маршруты относятся к сложным альпинистским восхождениям.
Восхождение по стене Peuterey стоит в перечне важнейших в истории польского альпинизма. Среди наших земляков-галичан только двое альпинистов были на Монблане раньше.
В 1910 году доктор Тадеуш Островски (Tadeusz Ostrowski), впоследствии львовский профессор медицины, вместе с двумя товарищами совершил траверсное восхождение на Монблан.
А в период с 1925 по 1927 годы уроженец Турки инженер Адам Карпиньски (Adam Karpiński), известный польский конструктор спортивных самолетов и планеров, взошел на 19 вершин-четырехтысячников в Альпах, в том числе и Монблан.
Таким образом "львовский" Монблан был первым, "Турковский" - вторым, а "дрогобычский" - третьим, однако в спортивном понимании более сложным.

За свою жизнь Станислав Гронский еще не раз покорял альпийские вершины.

К сожалению, Станислав стал также и первым дрогобытчанином, которого снега этого горного огромного массива забрали навсегда.
Шестьдесят лет назад, вероятней всего 9 августа 1957 года, во время рутинного восхождения произошла совершенно неожиданная трагедия. Гора забрала вместе с Станиславом двух югославских альпинистов (Dragan Tekić, Dragan Stanicević).
А во время спасательной операции погиб Вавжинец Жулавски (Jerzy Wawrzyniec Żuławski, 1916 - 1957), тогдашний председатель Высокогорного клуба Польши, близкий друг Станислава Гронского.

В различных источниках можно найти статьи, интервью и воспоминания, посвященные Станиславу Гронскому. А теперь наконец и в Дрогобыче свежий взгляд и новые факты дают материал для понимания условий, при которых формировались фигуры такого уровня на дрогобычской земле.
Именно история, как отражение непрерывной связи прошлого и настоящего, еще пригодится.

Мир во второй половине 19 века экономически и научно продвинулся вперед. Австро-Венгрия, в состав которой входила тогда Галичина, после "весны народов" становилась все более развитой частью европейского цивилизационного пространства, в котором происходил прогресс науки, техники, естествознания, народоведения, что вместе с чрезвычайно богатым национальным составом Австро-Венгерской империи и хорошо развитым транспортным сообщением между различными ее регионами, по оценкам современных историков, создавало особую роль этого государства в Европе.

У народов, населявших империю, в новых условиях или начался, либо значительно ускорилось развитие культурной и политической национальной элиты. Различные слои населения благодаря потребностям экономики и росту уровня жизни получали возможность учиться.
Современные транспортные сети, демократические средства массовой информации, появление свободного времени у людей, работавших, формировали новые увлечения и культурные направления в сфере общественной активности, спорта, развлечений и отдыха.

Считается, что с 1865 года, когда была покорена гора Маттерхорн (нем. Matterhorn, итал. Monte Cervino, фр. Mont Cervin, 4447 метров), берет свое начало спортивный альпинизм.
В то время были созданы альпийские клубы в Англии, Австрии, Италии, Швейцарии.
Цель деятельности тех клубов была гораздо шире, чем только спортивные достижения. Важной составляющей горного туризма всегда был чисто практический опыт населения гор, которое выживало в суровых природных условиях. Но новоприбывшие искатели приключений привнесли своё духовное измерение в культурный мир горцев не только романтическим и научным, но также и природоохранным видением природы.
После становления альпийских клубов в ведущих странах Европы и значительных успехов в покорении не только Альп, но и Кавказа, пришло время Карпатских гор, в том числе Татр.
Карпаты силами австрийских ученых уже в начале XIX столетия активно изучались топографами, геологами и естествоиспытателями. Первые карты очень приличной точности в масштабе 1:28 000 создали австрийцы в период от 1763 до 1787 года.

Значок памяти Станислава Гронского (Stanisław Groński
Значок памяти Станислава Гронского (Stanisław Groński


Массовость туризма требовала новых организационных форм, а национальная платформа инициаторов значительной степени создала определенный вид соревнований на первенство в этих процессах.

В 1869 году австрийский врач Генрих Валлманн (Heinrich Wallmann, 1827 - 1898) впервые предложил создать туристическое международное Карпатское общество.
В 1871 году он распространил на трех языках (венгерском, немецком и польском) обращение по всей стране, в том числе и в Галичине.

Откликнулось только шестеро. Среди них, кстати, был уроженец Дрогобыча Йозеф Стефан Шалай (Józef Stefan Szalay, 1802 - 1876), будущий организатор и владелец здравницы в предгорьях Карпат в городе Шчавница (Szczawnica).
Поэтому только в декабря 1873 года года эта идея была воплощена в создание Венгерского карпатского общества (Ungarischer Karpathenverein (UKV), Magyarországi Kárpát Egyesület (MKE)), венгерско-немецкого по составу, с территорией деятельности, ограниченной преимущественно южной частью Татр.

А уже третьего августа 1873 года на приеме, который состоялся у владельца закопанским имением Людвика Айхборна (Ludwik Eichborn, 1847 - 1908) в честь упомянутого ранее дрогобытчанина Йозефа Шалая, капитан австрийской армии Феликс Плавицки (Feliks Pławicki, 1834 - 1925) предложил создать Галицкое татранское общество (Galicyjskie Towarzystwo Tatrzańskie), вскоре переименованное в Татранское общество (Towarzystwo Tatrzańskie, далее ТТ), устав которого был утвержден во Львове 19 марта 1874 года.

Многие наших земляков приняли участие в работе этого общества. Достаточно вспомнить, что почетными членами общества вместе с председателем Альпийского клуба в Лондоне Джоном Боллом (John Ball, 1818 - 1889) мы видим мэра Кракова доктора Юзефа Дитля (Józef Dietl, 1804 - 1878), уроженца Подбуже и адвоката Николая Зибликевича (Mikołaj Zyblikiewicz 1823- 1887) из Старого Самбора.
В работе господина Ежи Каплона о туризме в Восточных Карпатах приведено мнение, что именно Галичина, особенно южная и восточная ее части, была колыбелью развития славянского туристического движения.

Вскоре открылось первое отделение ТТ в Станиславе (1877) и Коломые (1878).
Делегатом ТТ от Дрогобыча был профессор Емерик Турчински (Emeryk Turczyński, 1834 - 1896), учитель дрогобычской и коломийской гимназий, ботаник, флорист, автор перечня растений, которые встречаются вокруг Дрогобыча, Перемышля и Станислава.
Благодаря исследованиям господина Ежи Каплона теперь известно, что третьим по очереди отделением было дрогобычское, созданное в 1879 году.

В том же 1879 году было принято решение о создании отделения в Стрые, но оно не начало работу. Дрогобычское тоже было не слишком активным и прекратило деятельность 1883 году. Активным отделением было львовское, образованное в 1883 году, хотя тоже действовало непродолжительное время. Из всех созданных в нашей стране отделений только Коломийское работало непрерывно до 1939 года.
Интересно, что именно в 1883 Иван Франко организует Этнографический статистический кружок, позже "Кружок для устраивания походов по родному краю". Франко в труде "Украинско-русское студенческое путешествие летом 1884" описал один из самых массовых походов на территории Галичины в конце XIX века, организованных кружком. В работе светлой памяти Зенона Филиппова "Спортивный туризм" тезисно изложена история туристических организаций, в том числе украинских, в нашей стране.

В России подобную туристическую организацию на начале 1898 г. задумал Александр фон Мекк (предприниматель, общественный деятель). Показательно, что почти три года бродил устав среди российских разрешительных инстанций и только благодаря вмешательству известного географа Петра Тянь-Шаньского (Семенова) наконец был рассмотрен и утвержден в декабре 1900 года.
На увлечение горами самого Петра Семенова (1827 - 1914) имел прямое влияние его учитель Александр фон Гумбольдт (Friedrich Wilhelm Heinrich Alexander von Humboldt, 1769 - 1859), немецкий ученый, который в свою очередь признавал, что перечитывал много раз книги покорителя Монблана Горация- Бенедикта Сосюра (Horace-Bénédict de Saussure 1740 - 1799).
Кстати, свидетелем восхождения на Монблан Горация-Бенедикта Сосюра был граф Мартин Дидушицкий (Wawrzyniec Marcin Dzieduszycki, 1772 - 1836) из древнего русского дворянского рода, дядя Владимира Дидушицкого, основателя природоведческого музея во Львове. Эта цепочка связи приводит к 1818 году, когда путем именно Горация-Бенедикта Сосюра на Монблан первым среди славян и восьмым среди туристов, опередив даже французских, взошел польский поэт Антоний Мальчевский (Antoni Malczewski, 1793 - 1826).

В Австро-Венгрии уставы туристических организаций были направлены на пропаганду туризма и создание его инфраструктуры, защите природы, развитию производств и промыслов горцев. Прямая государственная помощь с 1873 до 1914 года в составе общих доходов Татранского общества составила 9,7 процентов. Выглядит вполне неплохо, учитывая сегодняшние тенденции сделать общественные организации "наполнителями" городского бюджета. Это как если бы депутаты городского совета платили аренду за использование ратуши для заседаний с их зарплаты ...

Когда нефтяные месторождения получили индустриальное значение, Дрогобыччина превращается в "галицкую Пенсильванию" и постепенно перенимает все тогдашние тренды. Новые человеческие, научные, технические ресурсы пришли в наш регион.

29 сентября 1904 года в гимназию имени Франца Йозефа был принят на должность заместителя учителя отец Станислава Гронского Юзеф Врубель (Józef Wróbel, 1876 -?), тогда еще студент отдела философии Львовского университета (1902 - 1905 годы). Перед тем он закончил обучение в отделе инженерии Львовской Школы политехники (1900 - 1902 годы), после летней военной службы в Комарно (сегодня Словакия). Конечно, до того было обучение в гимназии. Сначала два года в Новом Сонче (Nowy Sącz, 1890 - 1892 годы), затем в городе Подгуже (Podgórze, 1892 - 1899 годы), а в будущем Краков, где он сдает магистратуру.

Сын гуральского пана, он в детстве работал ЮГАС (juhas) - младшим помощником баца (главного пастуха). Надо отметить тягу к обучению обычного горного парня, который только в 14 лет поступил в гимназию, куда большинство детей поступали тремя-четырьмя годами ранее. Эти три-четыре года наверняка пошли не только на выпас овец. Он наблюдал в горах людей с образованием и доходами, которые восхищались туризмом, благодаря Татранскому обществу в том числе. Их пример был мотивацией для способного парня получить знания и соответствующее положение.

Фамилия "Гронский" Юзеф Врубель (вместе с сыном) берет в 1930 году. Обе фамилии - "Врубель" и "Гронский" - все равно распространенные были как в родном селе Гронь (Groń), так и в окружающих селах гуральского Подхале (Podhale). Поэтому причина смены фамилии была, наверное, вполне семейная.

В начале учительской карьеры Юзеф Гронский (Врубель) преподает гимнастику, в том числе таким гимназистам как Бруно Шульц и Андрей Мельник, а после рождения 9 сентября 1907 сына Станислава Костки (дата рождения подтверждена метрикой) вскоре получает должность действительного учителя, а менее чем через год сдает учительский экзамен и получает право преподавать физику и математику.
Пользуясь каждой возможностью он идет в горы, лес, показывает ученикам красоту окружающей природы. Постоянно вывозит свою семью в родное село у подножия Татр. Он становится для сына первым проводником и тренером, учит его ходить в сложных горах, где малый Сташек уже в семь лет вместе с отцом совершает свое первое восхождение на хребет Котельница (Kotelnica, словацкое Kotolnica, высота 2065 метров) на расстоянии около 30 километров от села Гронь, о чем с восторгом рассказывает позже, во взрослом возрасте, знакомым.

Юзеф Гронский (Врубель), как учитель, очень активно привлекает учеников к путешествиям в Карпаты, руководит скаутскими походами.
По инициативе Дрогобычского круга Общества учителей средних школ, в котором он занимает должность казначея, открывается первый летний оздоровительный лагерь в cеле Урыч для учащихся из малоимущих семей.
Сохранилось замечательное описание похода учеников старших классов из этого лагеря на Парашку в 1911 году. Из новых исследований Ежи Каплона следует, что именно Юзеф Гронский (Врубель) был инициатором создания в 1930 году Дрогобычского отделения ПТТ (Польского Татранского Общества). Отец передает сыну и воспитывает в нем лучшие черты будущего спортсмена и человека, которые потом многие вспоминали с уважением и благодарностью.

Твердость воли, целеустремленность, физическая сила, выносливость, порядочность, надежность, общительность, доброжелательность, постоянная готовность помочь - далеко не все положительные черты, которые отличали Станислава Гронского в его дальнейшей жизни.
Высокий уровень приобретенных знаний, владение несколькими языками (особенно французским), естественный интеллект, музыкальность - все это тоже характеризовало его как незаурядную личность. Учитывая результаты исследований, есть смысл говорить о Гронских, отца и сына, как выдающихся фигур в истории Дрогобычского туризма.

Следует напомнить также, что именно во Львове начался переход в горном туризме в форму современного альпинизма. Инициатором тех изменений была новаторская группа татерников львовского клуба "Гималая Клаб" (Himalaya Club, 1904 год) в составе Романа Кордиса (Roman Kordys 1886 - 1934), Зигмунта Клеменсевича (Zygmunt Aleksander Klemensiewicz, 1886 - 1963), Ежи Масленки (Jerzy Maślanka 1886 - 1961).
Во Львове в 1907 году начата печать первого в нашей стране профессионального журнала альпинистов "Татерник" (Taternik), который выходит в современной Польше и сегодня.
Как говорил известный польский альпинист и публицист Ян Альфред Щепаньский (Jan Alfred Szczepański, 1902 - 1991), "мы знаем три важнейших поворотных момента в истории польского высокогорного спорта: переход от использования помощи проводников к самостоятельному альпинизму и связанное с тем возникновение закрытого высокогорного клуба и профессиональной альпинистской литературы, понимание альпинизма как спортивной деятельности и создание для него соответствующей идеологии, наконец направление альпинистской элиты к новаторскому спортивного и экзотическому Альпинизму. Первый перелом случился около 1908 года второй около 1929 года, третий около 1931 и во всех этих изменениях "Гималая Клаб" сыграл роль очень существенную, неоднократно пионерскую, в значительной мере руководящую ".

На той благодатной почве происходит формирование молодого покорителя гор Станислава Гронского, который еще во время учебы в Дрогобычской гимназии в 1922 году заканчивает высокогорные курсы и начинает свой собственный путь к победам.

Всем известны достижения современного польского альпинизма, история которого полна свершениями и драматизмом. Воспитанники львовской высокогорной школы, к которой бесспорно принадлежит Станислав Гронский, сделали весомый для этого вклад, особенно для зимнего альпинизма, в котором польские спортсмены славились более всего.

В год окончания Станиславом дрогобычской гимназии в 1925 году его отец Юзеф Гронский (Врубель) получает дополнительно должность директора Второй частной женской гимназии имени Генрика Сенкевича в Дрогобыче.

С 1926 до 1931 года Станислав учится в Высшей школе международной торговли во Львове на двух факультетах - торговли и юридическом. Одновременно он постоянный участник восхождений в Карпатах и ​​Татрах. Площадки в Бубнищах и других скалах наших Карпат являются для него традиционными полигонами для совершенствования техники восхождений, в то же время как выходы в высокие Татры во время каникул становятся настоящими экзаменами. Высокий материальный статус Ґроньского-старшего и его поддержка сына в его восторженные горами дают свой результат.

1929 Станислав Гронский совершает три восхождения в категории очень сложных в районе Яворового хребта близ словацкой границы и становится одним из 123-х (в то время) участников элитной группы высокогорных спортсменов Туристической Секции ПТТ.

В 1930 году с 18 июля по 5 августа в обществе как очень известных, так и молодых татерников того времени он совершил десять восхождений по новым маршрутам. Одним из его напарников был дрогобытчанин Тадеуш Пехович (Tadeusz Piechowycz, 1908 -?), Возможно из семьи Михала Пеховича (Michał Piechowicz) - мэра Дрогобыча с 1938 Году (преемника Раймунда Яроша) и крестного отца Станислава Гронского.

Станислав Гронский (Stanisław Groński
Станислав Гронский (Stanisław Groński


В 1931 году Станислав после окончания Высшей школы отбывает летнюю военную службу. Во время короткого отпуска он успевает выйти в Татры и делает историческое восхождение, названное потом его именем - "филяр (столб) Ґроньского" (Filar Grońskiego).

Уже в марте 1932 года, сразу после армии, Станислав Гронский активно включается в подготовку экспедиции Туристической секции ПТТ в Альпы. Тогда еще дрогобычанин, он был среди трех кандидатов, проезд которых оплачивало общество. Остальные кандидаты участвовали в экспедиции за собственные средства. Интересно, что общество доверило Станиславу, как молодому специалисту по экономике, вести сложные счета и хронику экспедиции.

С 1930 по 1932 года - звездный период дрогобычских туристических достижений семьи Гронских. Далее пришло время самостоятельной жизни Станислава.

Работу на железной дороге в городе Гнезно (недалеко от города Познань) он начал в 1932 году в должности практиканта - референдария и вся его служебная карьера до конца жизни проходила в управлениях различных отделов Польской государственной железной дороги.

После Альп с 1932 года Станислав Гронский перешел преимущественно на зимний альпинизм.

Но первый зимний сезон 1933 года в Татрах после переезда Станислава Гронского на новое место сложился трагически. В Познани, в гимназии, преподавал профессор Винсент Биркенмайер (Wincenty Birkenmajer, 1899 - 1933), авторитет среди татерников и альпинистов.
Он пригласил Станислава сделать чрезвычайно сложное зимнее восхождение вместе. Биркенмайер был в 1932 году в Альпах и имел возможность оценить молодого и талантливого альпиниста. Думаю, что Станиславу тоже казалось престижным идти рядом с известным спортсменом.

Целью была 800 метровая стена горы Ганек (Ganek, 2462 метра) в Высоких Татрах на границе со Словакией. Винсент Биркенмайер уже проходил ее летом и был бескомпромиссно настроен повторить восхождение в зимних условиях. В свои 34 года перед завершением активного спорта он хотел сделать действительно чрезвычайное достижения. К сожалению, сложилось совершенно иначе.

Бирко, так называли Биркенмайера коллеги, достался Закопане с заездом в Краков за снаряжением и провел две ночи в поезде. Затем они уже вместе ехали в бричке с Закопане в базу в Ростоке. Далее пеший семикилометровый подход по снегу без лыж с полным зимним снаряжением по 17 кг на каждого и ночлег в зимних условиях у озера. Биркенмайер уже утром 14 апреля перед выходом на стену плохо себя чувствовал. Попытки Гронского уговорить его на перенос восхождения не дали результата, но Станислав все же забрал к себе часть того, что должен был нести напарник.

В начале подъем происходил очень медленно. Надо было постоянно вырубать ступеньки во льду. Мешали небольшие лавины, поэтому пришлось ждать до полудня, когда количество их уменьшилось. В восемь часов началась метель. Станислав Гронский снова предложил тогда еще возможный возврат, но напарник отказался. Около часа ночи они преодолели первые 150 метров стены к месту начала основного маршрута, так называемого "филяр крыльца", который поднимается на 500 метров.
В тот день у Бирка сломался ледоруб (чекан). Два часа обустраивали грот в снегу для бивака. Остаток ночи пошел на установку палатки, раскладку вещей, приготовления пищи. Весь следующий день метель, и над ними сходили лавины.
Этот день и ночь они решили отдохнуть, и Станислав Гронский утром после того чувствовал себя вполне хорошо. Напарник тоже не жаловался на усталость. Погода несколько улучшилась, но снег падал постоянно.
С 7:30 до 11:00 они поднялись всего на 70 метров. Через некоторое время вдруг снова поднялся сильный ветер. Видимость стала нулевой.
Кроме того, Биркенмайер чувствовал себя хуже и, несмотря на назначенный порядок, передал Гронскому работу над маршрутом еще в первой половине дня. Ступени, вырубленные проводником, засыпало снегом так, что следующему приходилось делать новые. Разумеется,мысли о том, чтобы идти дальше на вершину, не было. Решили взять вправо в направлении так называемой "галереи Ганковои" в надежде, что найдется лучшее место для бивака.
В 11 вечера, в полной темноте, они дошли до края "галереи", но ветер был там еще сильнее, ежеминутно готовый сорвать их в 400-метровую пропасть.
Попытка воспользоваться палаткой закончилась потерей её дна, части продовольствия и одной рукавицы Бирка. Они просидели под тентом палатки до шести утра, обессиленные и переохлаждённые, пытаясь запустить спиртовую горелку промокшими спичками и не заснуть от усталости и холода.
Мысль была только о кратчайшем пути к базе. Состояние Винсента Биркенмайера ухудшилось настолько, что он едва двигался. Ценой неимоверных усилий Станислав Гронский продвинулся, практически неся партнера на руках, еще метров на 100, когда почувствовал, что Бирко потерял сознание. На самом деле уже навсегда.
Рюкзаки Гронскийи оставил еще раньше. Положив тело партнера в сделанную в снегу полку, имея с собой только ледоруб, из последних сил пошел в сторону Попрадского озера, к которому добирался 5 часов (около трех километров). Его случайно нашли в полусознательном состоянии, обмороженном в полукилометре от озера, где располагался приют. Там ему оказали помощь,в том числе и финансовую. Сильный, молодой организм Станислава Гронского быстро восстановился, и 19 апреля он уже был в Закопане, разговаривал по телефону со спасательной группой, которая планировала снять тело погибшего, а 22 апреля описал это событие в письменном виде. Это описание было напечатано в "Татернике".

В июле 1933 года Юзеф Гронский выходит на пенсию. Семья, как свидетельствуют некоторые источники, переехала в Познань.

Станислав Гронский после 1933 года многие сложные зимних восхождений проводит самостоятельно.

1934 год стал уникальным для польского высокогорного туризма. После успехов предыдущих трех лет в Татрах и Альпах пришла пора экзотических гор.
В один год были проведены три альпинистские экспедиции в различных частях мира.
В том числе летом 1934 состоялась экспедиция в Высокий Атлас в Африке. Во время экспедиции, в которой принимал участие Станислав Гронский, он получил прозвище "Моисей" за найденную среди раскаленных скал воду.
В Высоком Атласе членами экспедиции были покорены 61 вершина.
Массивы Аит Аттик и Ихил МьГун впервые увидели альпинистов. Станислав занимал должность казначея экспедиции, хотя в ней кроме туристической секции ПТТ (в которую входил Гронский) были представлены все присутствующие тогда в Польше высокогорные организации.
Его авторитет растет. Станислав Гронский начинает регулярно публиковать свои авторские статьи и фотографии, читать лекции, в том числе, например, 15 декабря 1934 под названием "Экскурсия на Везувий", что указывает на его пребывании на Везувии, возможно - на пути домой из Атласа.
В сентябре 1934 года он занесен в перечень для голосования кандидатов в члены Главного правления секции, но не набирает голосов.

Станислав Гронаский использует каждую возможность для выхода в горы. В зимних Татрах снова делает самостоятельные восхождения на само Рождество 24-25 декабря 1934 года, дважды в феврале и один раз в апреле 1935 года.

В 1935 году наступает время перемен в личной жизни Станислава Гронскиго.
27 июля 1935 состоялся брак Станислава и Марии из дома Подобинських (Maria Podobińska 1908 - 2001). Мария в 1925 году закончила учительскую семинарию. Ее отец Еугениуш, известный судья в Жешуве, городской советник, с 1930 году получил должность прокурора окружного суда в Стрые. Из сообщений в прессе узнаем, что Станислав Гронский занимал на момент брака должность референдарского асессора в Дирекции государственной железной дороги Познани.
Молодую пару благословил священник инфулат Михал Токарски, известный также тем, что в короткий период в сентябре 1939 года исполнял обязанности президента Жешува.
После брака Станислав пригласил жену в путешествие в Татры. Мария Гронская в 1997 году рассказала об этом в интервью на радио, вспоминая экспедиции Станислава в Альпы (1936,1937).
Из ее рассказа возникает фигура спортсмена высокого роста - 1 метр 96 сантиметров. У него были сделаны на заказ в Закопане горные ботинки 46 размера и огромный рюкзак, три свитера - от тонкого до толстого. Очень тщательно он готовил снаряжение, продукты.
Разрабатывал маршруты по путеводителями, написанными на разных языках, даже на японском, по переводу которого он лично обращался в посольство Японии.

Мария Гронская умерла 2001 года и похоронена в Жешуве.

С конца 1935 года до середины февраля 1936 завершился процесс объединения альпинистов в одном Высокогорном клубе (далее ВК) с региональными отделениями в Варшаве, Кракове и Закопане. Станислав Гронский становится членом Краковского отделения и избирается в Управление на должность библиотекаря. Кроме того, он является представителем Краковского отдела в Центральном управлении. Начинается его активная деятельность в руководящих органах. Он часто берет слово по различным вопросам, имеет собственное мнение и не боится его высказывать, является последовательным и всегда подчеркивает важность следованию уставных норм. Также принимает активное участие в полемике по приоритетным направлениям будущих экспедиций Высокогорного клуба и становится на стороне тех, кто целью выбирает Гималаи.

Среди них - Адам Карпински, которой становится во главе созданной в 1936 году Гималайской комиссии, которая после исследований подтвердила реальность организации экспедиции в Гималаи в понимании размера необходимых для этого средств. Полемика, кроме средств, касалась также разделения на научные и спортивные задачи.

Среди проведенных с 1936 по 1938 года экспедиций с участием членов ВК видим разумный компромисс в выборе цели, но с преобладанием гималайского акцента. Были проведены экспедиции на Шпицберген и в Анды, в которых альпинисты выполняли дополнительные научные задачи. В то же время последующие экспедиции на Шпицберген, а также к Гренландии и в Африку имели научный характер и проводились другими организациями, такими как львовское Географическое общество (Towarzystwo Geograficzne) (Гренландия) и Польское общество поисковых экспедиций (Polskie Towarzystwo Wypraw Badawczych) (Африка) с участием альпинистов ВК.

14 июня 1936 года Гималайская комиссия представила Управлению ВК план подготовки экспедиции в Гималаи, который ставил задачу освоения техники преодоления различных ледовых образований.
В двух экспедициях в Альпы Станислав Гронский участвовал в интересных ледовых переходах. В массиве Монблан Станиславом Гронским и Виктором Островским (Wiktor Ostrowski, 1905 - 1992) 5-7 августа 1937 был пройден "маршрут Куффнера" ​​на гору Мон-Моди (Mont Maudit, 4465 метров), сложный и опасный, повторенный всего лишь пару раз в то время. Он также пытается взойти на гору Маттерхорн по "итальянскому гребню", но из-за сильного намерзания льда на скалах альпинисты теряют много времени, а отсутствие бивака заставляет их вернуться.

12 августа 1938 года вместе с сестрой Анной, студенткой медицины во Львове, он делает траверс юго - западной вершины горы Верх под Файко (Wierch pod Fajki) через скалы "skalnej igły", которые вскоре обвалилась после удара молнии.

В сентябре 1938 года Станислава избирают членом Управление ВК, а в ноябре его секретарем. Также он входит в состав Комиссии экспедиций ВК и переезжает на постоянное место жительства в Варшаву. Первого декабря переходит в варшавский круг ВК.

12 марта 1939 на II Чрезвычайном общем собрании ВК, протокол которых вел Станислав, было сообщено о получении разрешения от Британии на проведение экспедиции в Гималаи Гарвал (Garhwal Himalaya), для участия в которой были уже выбраны Адам Карпиньски, Якуб Буяк (Jakub Bujak , 1905 - 1945?), Януш Клярнер (Janusz Klarner, 1910 - 1949?) и Стефан Бернадзикевич (Stefan Bernadzikiewicz, 1907 - 1939). Проведение экспедиции было непростым решением.
В воздухе чувствовалась неизбежность войны.

После долгого переезда экспедиции 12 июня начался штурм на гору Нанда - Дэви Восточная (7434 метров), который завершился 1 июля восхождением Якуба Буяка и Януша Клярнера. Это была шестая по высоте вершина мира, покоренная альпинистами.

Якуб Буяк закончил Львовскую политехнику в 1930 году, в 1937 защитил там докторскую, был одним из первых конструкторов реактивных двигателей в Польше.

Сбылась мечта "Гималая Клаб". Долгие годы до ее реализации шли польские "гималаисты". Без сомнения большая заслуга в том альпинистов из Львовщины - А. Знаменцкого (Aleksander Znamięcki, 1884 - 1964), А.Карпиньского, С. Гронского.

К сожалению, триумф и радость были рядом с трагедией. В ночь на 19 июля А. Карпинский и С.Бернадзикевич погибли под лавиной при попытке выйти на другую гору - Тирсули (7074 метров).

На обратном пути экспедиция встретила известие о начале войны. Я. Буяк и Я. Клярнер 9 сентября приехали во Львов через Бухарест. Забегая вперед, следует рассказать о дальнейшей трагической судьбе двух альпинистов, каждый из которых исчез при невыясненных обстоятельствах, что заставило говорить о "проклятии богини Нанда - Кали", в которое верили местные жители, не пытаясь тревожить горы.

Перед самой войной, летом 1939, года Мария и Станислав Гронские побывали в Грозде.

Война резко остановила стремительное развитие польского альпинизма.
Во время немецкой оккупации Польши деятельность ПТТ была запрещена и проходила подпольно. Главной задачей было сохранение имущества, документов.
Большая часть альпинистов передвинулась ближе к Татрпм и продолжала восхождение. Но позже немцы захватили и заблокировали основные дороги в горах. Несмотря на то деятельность с риском продолжалась и передвинулась впоследствии на словацкую сторону.
Издавался машинописно "Татерник", особенно важной была публикация сохраненного отчета гималайской экспедиции.

На территории Швайцарии силами интернированных польских военных, а также преподавателей политехнических курсов, организованных в лагерях интернированных, был создан высокогорный клуб "Винтертур" (Klub Wysokogórski Winterthur), который выпускал машинописью "Татерник - Винтертур",где фиксировалась деятельность клуба в швайцарских Альпах, печатались статьи и отчеты о работе.

Одним из главных организаторов клуба был Мачей Мешка (Antoni Maciej Mischke, 1911-2003), брат Казимира Мешка (Kazimierz Mischke, 1899 - 1993), горного инженера из Борислава, члена Высокогорного клуба и Дрогобычского ПТТ.
В клубе "Винтертур" был преподаватель курсов, доктор химии, тот самый Тадеуш Пехович, дрогобытчанин, напарник Станислава Гронского по восхождению 1930 года.
Вторым главным деятелем "Винтертура" был уроженец в Львова Ежи Гайдукевич (Jerzy Hajdukiewicz, 1918 - 1989) известный после войны альпинист.
Во время пребывания в Швейцарии до 1946 года он побывал на 17 четырёхтысячниках, а к 1980 году на всех четырехтысячниках в этой стране.

Во время войны Станислав Гронский в декабре 1939 года совершил первое зимнее восхождение на гору Скрайний Гранат (Skrajny Granat, 2225 метров) с северо-восточной стороны.

На словацкой стороне Татр, частично новым маршрутом, Станислав 26 июля 1943 взошел на гору Остра Башня (Ostra Veza, 2129 метров), гору Грубый Верх (Hruby Wierch, 2428 метров) и далее по новому пути сделал восхождение на Млиницку Долину (Mlynicka Dol .).
Интересно, что в 1939 году Казимеж Вежиньски (Kazimierz Wierzyński, 1894 - 1969), известный поэт, дрогобытчанин, написал стихотворение "Hruby", посвященный горе Грубый Верх (Hruby). Не потому ли Гронский выбрал ее своей целью? Стихотворение заканчивается вопросом: «Где я сейчас?»

Думаю, такой же вопрос возник у Станислава сразу после войны. Варшава стояла в руинах и варшавское отделение ВК, к которому он принадлежал до войны, бездействовало. В 1945 и 1946 годах проходят общие собрания ВК, но мы не видим среди руководящего состава Станислава Гронского.

В 1946 году началось оживление в горах благодаря активным во время войны альпинистам, которым удалось уже в 1947 организовать тренировочную экспедицию в Альпы, где были показаны замечательные результаты. Но и там не видно участия Гронского.

В нем вызревает новое видение своей дальнейшей роли, формируется новый жизненный план. Его выходы в горы теперь происходят летом, преимущественно во время учебных сборов для молодежи. Блокировка новой властью ПТТ выезда в Альпы 1948 только усиливает его намерения.
Станислав делает следующий запланированный шаг - в 1948 году сдает экзамен на старшего инструктора. Он чувствует провал, который наступит в высокогорном спорте.
В 1949 году закрывается недавно восстановленный "Татерник", в котором Станислав еще успевает после войны опубликовать два очерка.
Поэтому в 1951 прекращает существование юридическая независимость высокогорного спорта и альпинизм отходит на задний план для новых спортивных функционеров.
После очередных выборов наступает полный коллапс в работе ВК. Думается, что в ожидании такого развития событий Станислав в 1949 году переезжает на постоянное жительство в Щецину. Решение, кажется, очень прагматичным и в то же время ностальгическим.
В каком-то смысле это было возвращение в недоступный Дрогобыч.

Большое количество выходцев из Восточной Галиции переселилась в те годы в западные регионы новой Польши, создавали знакомую ментальную среду.
Известно например, что в Щецине поселилась Ирэна Павлевська (Irena Pawlewska - Szydłowska, 1892 - 1982), знаменитая женщина-"татерник" из Львова, член туристической секциии ТТ с 1909 года, которую привел в горы Зигмунт Клеменсевич.
Впоследствии она стала надежной помощницей Станислава Гронского. В Щецине также жила дочь его двоюродного брата из Борислава Ежи Романа Гержабека, погибшего в самом начале войны в 1939 году. Наверное Станислав надеялся найти на новом месте больше возможностей для реализации своих планов.

Свою деятельность Станислав начал с изучения окружающих территорий. Как человек с заложенной отцом любовью к природе и краеведения, он использовал тогдашние тенденции в развитии массового туризма для подготовки своих дальнейших планов.
Богатая краеведческая среда, старая архитектура, большое количество городищ и других исторических объектов - все это создавало условия для построения перспективной туристической "республики" с собственным видением и опытом.
Он в совершенстве изучил невысокие Буковые Горы, которые находятся у Щецина, с прекрасными лесными пейзажами, очень похожими на карпатские. Исследовал искусственные известняковые гроты, например так называемый грот "Геринга" у Изумрудного озера.
По словам Марии Гронской, сначала сам, а потом в компании заинтересованных молодых людей, проводил там тренировки очень похожие на скальные карпатские, где когда-то Роман Кордис, а затем и Станислав Гронский отрабатывали альпинистскую технику.

Под его руководством было маркировано по примеру Татр около 300 километров маршрутов в Буковых Горах, которые стали излюбленным местом путешествий и отдыха жителей Щецина.
Маркированные маршруты стали также местом для дозированной планомерной физической подготовки учеников-альпинистов, которые с полными рюкзаками проходили установленный километраж. Но не только.
Молодежь любила послушать рассказы Станислава у костра. Песни тоже были в почете.

Работы Станислава за короткое время его жизни в Щецине с 1949 до 1957 год действительно впечатляют. Этот период его деятельности хорошо изучен, но еще не был рассмотрен в контексте его Дрогобычского прошлого. В Щецине с теплом берегут память о знаковой фигуре выдающегося альпиниста, наставника молодежи, человека энциклопедических знаний, вспоминают о Станиславе и в дни его рождения и смерти, организуют мероприятия его имени.

Далеко от высоких гор вместе с единомышленниками он создал площадку для подготовки молодых альпинистов и воплощал свои методы обучения, постоянно возвращаясь в Татры для их тестирования, а также чтобы участвовать в обучении молодых альпинистов из других регионов Польши.
Среди его учеников был, например, Анджей Завада (Andrzej Zawada, 1928 - 2000) известный польский альпинист.

В Щецине появилась небольшая сплоченная группа альпинистов, которая впоследствии могла начать серьезные восхождения.

И время пришло.

Счастливым и странным образом совпали два события: смерть Сталина в марте и покорение Эвереста в мае 1953 года альпинистом из Новой Зеландии Эдмундом Хиллари и шерпом Норгеем Тенцингом.
Началось движение в сторону открытия польского альпинизма миру после длительного перерыва.

Созданный Станиславом и его коллегами Высокогорный клуб в Щецине в своем замысле и начальной реализации был настолько грамотно построен, что скорая потеря руководителя в 1957 не прервала его закономерное развитие, особенно в области зимнего альпинизма.
Были безусловно и потери, возможно чувствовалось и отсутствие Станислава. Но изначально предоставленный клубу импульс заставлял не останавливаться и искать выходы из провалов, новые пути успеха.
Пришло время молодых.

Можно назвать много альпинистов из Щециньского отделения ВК, известных на весь мир. Большая заслуга в том Станислава Гронского. Именно члены отделения, с которыми он начинал работу, были инициаторами обустройства памятных таблиц в честь Гронского в Щецине, в Сербии, на символическом кладбище в Словакии и Франции, посвященных погибшим альпинистам.

Памятный знак в честь Станислава Гронского в Буковом Лесу близ Щецина
Памятный знак в честь Станислава Гронского в Буковом Лесу близ Щецина


Памятный знак в честь Станислава Гронского в Буковом Лесу
Памятный знак в честь Станислава Гронского в Буковом Лесу


Памятный знак с именемь Станислава Гронского на символическом кладбище всем погибшим в Татрах
Памятный знак с именемь Станислава Гронского на символическом кладбище всем погибшим в Татрах


Наряду с шаблонами тогдашней идеологии всегда существовала другая суть, независимая от времен и языков. Это любовь к горам и неизбежная спортивная преемственность.
Тренировка на скалах Бубнища и Урича, длинные переходы Карпатами с набитыми рюкзаками, песни у костра.
А потом экзамены в Больших Горах. Именно по такой, знакомой старым дрогобычским туристам программой, Станислав формировался как альпинист и с подобной же программой он когда-то приехал в Щецин.

В 1957 году Станислав участвовал в экспедиции альпийского клуба в Альпах, где во время траверса Монблана он, вероятно, попал в ледовую трещину и погиб вместе с двумя югославскими спутниками.
не смотря на длительные поисковые выходы, тело Станислава так и не было найдено

После смерти Станислав Гронский был назначен почетным членом ВК. Символические таблички отмечают его имя в Юлийских Альпах , Буканских горах близ Щецина, Татранском символическом кладбище близ Острова и кладбище в Шамони .

В этом году исполняется 110 лет со дня рождения Станислава Гронского и 60 лет со дня его исчезновения в Альпах. Почтим память нашего земляка.

Теги: история альпинизма в лицах, выдающиеся альпинисты, сильнейшие альпинисты, Станислав Гронский, Stanisław Groński, Станислав Гронски
Автор: http://maydan.drohobych.net/
Просмотров: 799
Опубликовано 2017-11-16 в альпинизм

comments powered by Disqus