Противоречие на вершине К2

К2 (Чогори) высотой 8611 метров
К2 (Чогори) высотой 8611 метров


В 18:00 31 июля 1954 года два легендарных итальянских альпиниста: Лино Лачеделли ( Lino Lacedelli) и Акилле Компаньони (Achille Compagnoni) поднялись на вершину второго по высоте восьмитысячника в мире - горы К2 (Чогори) высотой 8611 метров.

Историю 1954 года Вы можете прочитать в интервью с первопокорителем горы Акилле Компаньони: ПЕРВОПОКОРЕНИЕ К2 ГЛАЗАМИ АКИЛЛЕ КОМПАНЬОНИ

И хотя до этого исторического момента вершину К2 пытались покорить наряду с итальянцами и американцы и британцы, именно после подвига Лино и Акилле гора К2 стала считаться именно "итальянской вершиной".

Подробней о альпинистской истории К2 читайте в нашей статье: K2. ВСЕ МАРШРУТЫ ВОСХОЖДЕНИЯ НА ВТОРОЙ ПО ВЫСОТЕ ВОСЬМИТЫСЯЧНИК МИРА

Состав команды 1954 года: Ардито Дезио (Ardito Desio) - руководитель; Лино Лачеделли ( Lino Lacedelli), Акилле Компаньони (Achille Compagnoni), Вальтер Бонатти (Walter Bonatti), Уго Анжелино (Ugo Angelino), Эрих Абрам (Erich Abram), Марио Фантин (Mario Fantin), Чирилло Флореанини (Cirillo Floreanini), Пино Галотти (Pino Gallotti), Гуидо Пагани (Guido Pagani), Марио Пучоз (Mario Puchoz), Убальдо Рей (Ubaldo Rey), Джино Солда (Gino Soldà) и Сержио Виотто (Sergio Viotto).

Итальянская экспедиция на восьмитысячник К2 1954 года, вероятно, является самой тяжелой в истории альпинизма. Почти сразу после приезда команды начались судебные тяжбы.
Спорили обо всем - от финансов экспедиции до прав на фильм и руководства Ардито Дезио (Ardito Desio), организатора экспедиции.
Однако самый ожесточенный и продолжительный спор носил гораздо более фундаментальный характер.
Вальтер Бонатти (Walter Bonatti), в то время самый молодой участник команды, утверждал, что двое альпинистов, впервые достигших вершины, солгали о ключевых моментах своего восхождения.
Он вел долгую и тяжелую битву за то, чтобы именное его версия событий была принята в Италии и в международном альпинистском мире.
Но был ли прав Бонатти, и какое значение теперь следует придавать роли Роберта Маршалла, самопровозглашенного «диванного альпиниста», сыгравшего решающую роль в споре?

Сегодня Вальтер Бонатти признан одним из легенд мирового альпинизма, но в 1954 году он был самым молодым членом команды. На ранних этапах экспедиции он не претендовал на лидерство, но под конец экспедиции ему доверили жизненно важную задачу.
Говоря о выносливости, стоит сказать, что Бонатти и пакистанский носильщик Хунза Амир Махди несли два 18-килограммовых кислородных комплекта из своего седьмого лагеря на высоте 7440 м к отметке примерно на 8100 м.
Они оказались на расстоянии вытянутой руки от самой вершины горы, но не смогли добраться до своей палатки, и им пришлось провести ночь на холоде без какой-либо защиты.
На следующий день они спустились, оставив Лино Лачеделли и Акилле Компаньони снаряжение и кислородные баллоны для их попытки штурма вершины; которым те воспользовались на все 100% и тем самым вошли в историю альпинизм.
В этом выходе Вальтер спустился вниз без происшествий, в то время как пакистанец Махди получил серьезно обморожения.

Лино Лачеделли ( Lino Lacedelli) и Акилле Компаньони (Achille Compagnoni) на вершине К2 в 1954 году
Лино Лачеделли ( Lino Lacedelli) и Акилле Компаньони (Achille Compagnoni) на вершине К2 в 1954 году


Этот эпизод не получил особого освещения в официальной экспедиционной книге Ардито Дезио «The Conquest of K2» , но в 1961 году Бонатти опубликовал свою первую автобиографию «Le Mie Montagne» в которой подробно рассказал о том, что произошло на К2.

Подписанный Вальтером перед экспедицией контракт запрещал рассказы и интервью в течение двух лет после экспедиции . Но даже если бы он заговорил, его голос скорее всего не был бы услышан в период патриотической волны, которая последовала за покорением К2 : в победе одиннадцати альпинистов его личный опыт великого одиночки был неуместен.

В 1961 году Вальтер публикует книгу "Моим горам", которая станет культовой для поколения альпинистов. В ней он рассказывает первый раз свою безумную ночь на площадочке, вырытой в снежном склоне, где он мог только-только сидеть, притиснувшись к своему напарнику Махди, полуобезумевшему от боли и страха. Он рассказывает про эти бесконечные часы при -25, про метель, от которой перехватывало дыхание, про яму, вырытую в снегу, чтобы спрятать голову (ветер 70 км в час при -25 приводит к такому же ощущению холода, что -60 при безветрии). И про свое непонимание - почему его спутники его оставили практически на верную смерть? Он заканчивает главу, посвященную К2, фразой :"это обожгло каленым железом душу молодого человека и дестабилизировало его недостаточно окрепшую психику"

Вальтер весьма резко высказался в отношении к Лино и Акилле, обвиняя их в том, что он разместили свой штурмовой высотный лагерь настолько высоко, что нагруженные снаряжением Вальтер и Махди физически не могли туда добраться. Более того, Лино и Акилле, по словам Вальтера, бросили их на произвол судьбы.
В своей книге Бонатти изобразил Компаньони человеком, находящимся на грани истощения, который настолько дорожил своему положению лидера в штурмовой команде, что был готов был подвергнуть опасности жизни других членов команды.

Вальтер Бонатти (Walter Bonatti) в 1954 году
Вальтер Бонатти (Walter Bonatti) в 1954 году


Три года спустя в итальянской газете появилось сообщение, основанное на интервью Акиле, в котором рассказывалось совсем другое. Теперь Акиле обвинил Бонатти в попытке совершить несанкционированную попытку восхождения на вершину, отказе от помощи своему напарнку Махди и, что самое опасное, в использовании кислорода предназначенного для Лачеделли и Компаньони.
Бонатти отверг все обвинения, подал в суд за клевету.

Отношения Вальтера с итальянскими альпинистами заняли много времени прежде чем все решилось. Несмотря на выигрыш судового дела против одного журналиста обвинившего Вальтера в воровстве кислорода в экспедиции на К2, он так и не примирился с Акилле (который в свою очередь придерживался своей собственной версии событий на К2).
В конце концов, после бесчисленных публикаций, статей, комментариев, и только после смерти Ардито Дезио – руководителя экспедиции, итальянский альпийский клуб (CAI) договорился по большинству вопросов Вальтера.
Окончательным результатом был компромисс, который не удовлетворил никого, и, вероятно, не в полной мере удовлетворил даже Вальтера (потому что никто не мог вернуть ему шанс подняться впервые на вершину К2 ).
Но, по крайней мере, это соглашение дало ему чувство закрытия дела для общественности.

Но споры не прекратились.

 Акилле Компаньони (Achille Compagnoni) на вершине К2 в 1954 году
Акилле Компаньони (Achille Compagnoni) на вершине К2 в 1954 году


В течение следующих сорока лет Вальтер в одиночку вел "партизанскую кампанию" против итальянского альпинистского истеблишмента, требуя, чтобы официальная история экспедиции была пересмотрена, для признания его жизненно важной вспомогательной роли и признания эгоистичного поведения Лачеделли и Компаньони и лжи, которую они опубликовали.
Бонатти говорил, что нельзя доверять ни высоте, ни времени описанным в книге «The Conquest of K2» событиям, и, что особенно важно, нельзя утверждать что Лачеделли и Компаньони достигли вершины только своими собственными силами.

Согласно интервью, которое дал Компаньони, кислород штурмовой двойки закончился на расстоянии в 100-200 метрах от вершины К2. Не смотря на это он с Лачетти продолжали двигаться к цели, неся на себя тяжелые и уже бесполезные кислородные комплекты, поскольку снять их в условиях "зоны смерти" было весьма трудно; к тому же он решили оставить на вершине горы какой-то след, не оспоримое доказательство своего пребывания.

Бонатти же осудил двойку альпинистов, назвав их слова ложью, которую легко опровергнуть, используя здравый смысл и математику. Во-первых было бы просто абсурдно утверждать, что кто-то будет нести 18 кг кислорода, только для того, чтобы оставить баллоны на вершине горы, даже если кислород в них закончился.
Во-вторых, учитывая скорость набора высоты штурмовой двойкой (когда они шли с кислородом и без) и сравнив её с прохождением предвершинного участока, Бонатти пришел к выводу, что кислородные баллоны у вершины К2 не были пусты.

Бонатти опубликовал книгу с изложением своего видения ситуации, но никто не обратил на нее особого внимания. После долгих лет судебных тягот по поводу экспедиции на K2 в Италии не было особого интереса к этим спорам.

Подробней о событиях на К2 в интервью самого Вальтера Бонатти читайте в статье: ИСТОРИЯ АЛЬПИНИЗМА В ЛИЦАХ: WALTER BONATTI (ВАЛЬТЕР БОНАТТИ)

Затем случилось нечто неожиданное: в бой вступил австралийский хирург Роберт Маршалл (Robert Marshall).

Маршалл был заядлым путешественником и страстным читателем книг по альпинизму. Давний поклонник Вальтера Бонатти, он убедился, что была допущена серьезная несправедливость.
В 1993 году он написал статью, в которой утверждал, что нашел фотографические доказательства, подтверждающие, что Компаньони лгал.

Рассматриваемые фотографии впервые появились в экспедиционном отчете 1955 года.
На одном снимке был запечатлен изображен Лино Лачеделли, стоящим рядом со своим кислородным комплектом, на другом - Компаньони на вершине в кислородной маске.
Это, по утверждению Маршалла, было абсолютным доказательством того, что кислорода хватило на всем пути - иначе зачем на Акиле была надета маска?
Когда статья была переведена и опубликована в Италии, она получила широкую огласку и убедила многих, что Бонатти был прав.
Маршалл выступал на конференциях и переводил издание книги Бонатти, включал анализ фотографий восхождения на вершину и длинный отрывок, в котором он изложил сложную теорию заговора, которая, по его мнению, лежала в основе этой истории.

Вальтер Бонатти (Walter Bonatti)
Вальтер Бонатти (Walter Bonatti)


Сегодня никто не ставит под сомнение работы Роберта Маршалла о К2, но если Вы посмотрите на них подробно, то увидите, что в них есть серьезные изъяны.
Во-первых Маршалл намекает, что имел место какой-то "заговор": фотография Компаньони на вершине, отсутствующая в «официальной версии», была заменена размытым изображением, на котором у него нет маски.
Нет никаких доказательств этому и нет никакого смысла в том, что кто-то пытался скрыть компрометирующее фото: данные снимки были самыми первыми двумя фотографиями вершины К2, появившимися в итальянской прессе, опубликованными в газете Il Corriere Della Sera в 1954 году под заголовком «Первая фотодокументация событий», задолго до появления каких-либо книг.

Во-вторых и Бонатти, и Маршалл совершили ошибку, применив стандарты 1980-х годов к рассказу, события которого проходили в 1950-х.
Современное кислородное оборудование считается весьма надёжным, но оно не было таковым в 1950-х годах. И это был не единственный пример статей Роберта Маршалла, смотрящего в прошлое современными глазами.

Согласно комментарию Маршалла к итальянской экспедиции K2, опубликованному в книге «The Mountain’s of My Life», а затем подробно описанному в его книге « K2 Lies and Treachery» , история о преждевременном опустошении кислородных баллонов была краеугольным камнем сложной теории заговора, целью которого было назначение Бонатти "козлом отпущения" в том числе и за обморожения, которые получил его напарник, пакистанец Махди.

Бонатти вернулся с горы физически невредимым, но Махди позже пришлось ампутировать все пальцы ног.
По словам Маршалла, Дезио волновался, что этот инцидент испортит репутацию его исторической победы. Маршалл предвидел серию встреч между Компаньони, Дезио и разгневанным Мохаммедом Ата-Уллахом, пакистанским офицером связи, прикомандированным к итальянской команде, в ходе которой и возник план, как сделать Бонатти "козлом отпущения", выбрав для этого самого молодого и самого малозначимого члена команды.
При этом следовало избегать любой критики пары первовосходителей на вершину К2, в том числе и за то, что они расположили свой штурмовой высотный лагерь слишком высоко.
Маршалл подтвердил свою теорию, сославшись на гневные сообщения в пакистанской прессе и письменные показания, сделанные в ответ итальянскому послу в Карачи в сентябре 1954 года, для прояснений события на горе.

Но, нет никаких писем, записей в дневнике, записок альпинистов или каких-либо архивных свидетельств, подтверждающих слова Маршалла, и идея о том, что Ата-Улла ворвался в палатку Дезио и потребовал объяснения обморожения Махди, не имеет исторического смысла.
Итальянская экспедиция была лично одобрена премьер-министром Пакистана, пакистанская армия построила мосты, которые позволили итальянцам добраться до К2 быстрее, чем любая предыдущая экспедиция, Лачеделли и Компаньони установили национальный флаг на вершине самой высокой горы Пакистана.
Действительно ли у Ата-Уллы хватило смелости или желания устроить публичный скандал, когда он и все остальные были так воодушевлены первым восхождением на К2?

В 1950-х годах альпинизм считался опаснейшим видом спорта, а обморожение - одной из профессиональных опасностей - как для западных альпинистов, так и для их восточных наемных носильщиков. Всего за несколько лет до этого Морис Эрцог (Maurice Herzog), потерял все пальцы на ногах и большую часть пальцев на руках при восхождении на Аннапурну, а две последние экспедиции на К2, в 1939 и 1953 годах, привели к гибели двух американских альпинистов и трех шерпв.
Роберт Маршалл проигнорировал тот факт, что и Лачеделли и Компаньони также спустились с горы с тяжелым обморожением, а их коллега Марио Пучос погиб в самом начале экспедиции.

Что касается мысли о том, что руководителя экспедиции Адрито Дезио напугала пакистанская пресса, то и этого не могло быть, поскольку Адрито не ушел домой вместе со своими альпинистами, после успешного восхождения на К2 он остался в горах Каракорума для второй научной экспедиции.
Когда в начале сентября в Карачи были опубликованы критические сообщения прессы, Адрито находился за много километров от ледника Биафо и понятия не имел, о чем сообщается в СМИ.
Кроме того, негативное освещение в прессе было сосредоточено не на обморожении Махди, а, скорее, на ошибочном представлении о том, что итальянцы помешали ему достичь вершины, потому что они хотели сохранить эту привилегию для себя. В письменных показаниях итальянского посла, подписанных Бонатти и Компаньони, нет никаких упоминаний об обморожении Махди.

Состав команды 1954 года
Состав команды 1954 года



Компаньони отверг обвинения Маршалла и Бонатти, но не стал подавать на них в суд. Вместо этого он апеллировал к патриотическим ценностям и призвал к прекращению обвинений. Некоторым это может показаться подозрительным, но в то время, когда была опубликована статья Маршалла, Компаньони было за 80 лет, и, проведя годы в суде из-за неудавшейся попытки получить долю от прибыли фильма о экспедиции на K2, у него уже не было сил и желания к новой судебной тяжбе.
У Компаньони был жесткий, иногда резкий характер; у него не было ни харизмы Вальтера Бонатти, ни его рекордов в альпинизме. Однако это не делает его лжецом.

Что касается Лино Лачеделли, Бонатти и Маршалл изобразили его подхалимом Компаньони, но эти двое мужчин не были друзьями ни до экспедиции, ни после. Когда в 1955 году Компаньони подал в суд на продюсеров фильма об экспедиции, Лино не поддержал его и даже подписал коллективное письмо, осуждающее его действия. В своей книге "K2, the Price of Conquest" Лино критически описыва Компаньони, но настаивал на том, что история о нехватке кислорода была правдой - что бы ни писали Бонатти или Маршалл тридцать или сорок лет спустя - он был уверен, что это так, потому что он сам испытал эту нехватку.

«Математические доказательства» Бонатти редко подвергаются сомнению, но и с ними тоже есть проблемы. Его расписание в день штурма вершины было непоследовательным; он объединил книгу Компаньони «Men on K2» и книгу Дезио «The Conquest of K2 » в одну мифическую «официальную версию» и отказался принять свидетельство Пино Галлотти, другого итальянского альпиниста, который был свидетелем событий и вел подробный дневник.
Роберт Маршалл поверил Бонатти, потому что считал его благородным человеком, но это история не о личностях, а о кислородном снаряжении. Все исторические свидетельства показывают, что вероятность того, что с снаряжением Компаньони и Лачеделли что-то пошло не так, была гораздо выше, чем если бы оно работало идеально.

В конечном итоге Бонатти выиграл дело о клевете в 1966 году.
Ему не нужно было переписывать всю историю дня восхождения, чтобы доказать, что с ним поступили несправедливо; судья признал, что он не бросал Махди, не пытался устроить «неофициальную» попытку и не использовал кислород штурмовой команды.
Роберту Маршаллу не нужно было придумывать сложную теорию заговора, чтобы объяснить фотографии, сделанные во время восхождения.
Самая простая версия произошедшего: Компаньони и Лачеделли говорили правду о том, что кислород закончился в результате "ошибки" а не "заговора"'.

Хиллари и Тенцинг оставили небольшой крест и немного сладостей на вершине Эвереста, Герман Буль (Hermann Buhl) оставил свой ледоруб на вершине Нангапарбат, Лачеделли и Компаньони отнесли свои пустые кислородные баллоны на вершину К2 и оставили их там в качестве маркера.

Это может показаться странным, может показаться иррациональным, но в чрезвычайных ситуациях люди часто ведут себя необычно.
Придумывание теории заговора - это всего лишь попытка навести порядок в хаосе - реальность часто намного страннее.

Теги: , К2, Чогори, первое восхождение на К2, история альпинизма, первопокорение К2, Лино Лачеделли, Lino Lacedelli, Акилле Компаньони, Achille Compagnoni,
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам https://rockandice.com/
Просмотров: 569
Опубликовано 2020-09-14 в альпинизм

comments powered by Disqus