Алекс Пуччио: "история болезни', источники мотивации и планы

Алекс Пуччио Photo: Jon Vickers
Алекс Пуччио Photo: Jon Vickers


«Пошевели пальцами, чтобы убедиться, что ты не парализована», — это были первые мысли Алекс Пуччио (Alex Puccio по пробуждении после операции по сращиванию позвонков. Потом она снова провалилась в головокружительный сон.
Несколькими днями ранее Алекс еще лазила на ЭКМ в Вайле. Тогда грыжа межпозвоночного диска (ГМП) оказала излишнее давление на позвоночник и все изменилось в худшую сторону.

За три месяца до этого, в Вайле, можно было заметить, как Алекс растирала шею, трясла руками. Фундамент ее травы уже тогда был заложен.

Когда она тренировала детскую команду Momentum climbing, один из ребят неоднократно запрыгивал ей на спину. Тогда она не чувствовала какого-либо дискомфорта, но, проснувшись в 3 часа ночи от невыносимой боли, не смогла даже сесть на кровати. В течение следующих пяти дней она была не в силах просто поддерживать голову, не говоря уже о тренировках.

«Состояние было ужасное», — говорит Алекс. «Сначала я подумала, что просто потянула мышцы, так как болело что-то в районе шеи и плеч. Через неделю боль стала утихать, но не уходила полностью. Она возникала периодически на протяжение нескольких месяцев, а потом начался Кубок мира. Несмотря на то что я повредила диск еще раньше, мой доктор уверен, что окончательную грыжу диска я заработала на последнем ЭКМ».

Смотрите короткий фильм о том, как Алекс Пуччио пролезла свою первую V14 (8B+), «Jade», в Rocky Mountain National Park:



Алекс встретилась с массажистом, мануальным терапевтом и хирургом, но ни один из них не посчитал нужным сделать рентген. Хотя все единогласно решили, что это была просто мышечная перегрузка или вывих. Алекс не чувствовала ни какой-либо стреляющей боли, ни онемения, ни слабости. Нельзя сказать, что она была удивлена, когда у нее обнаружили ГМП.

«Я сделала глубокий вдох и подумала: »Что же будет дальше?» Доктор объяснил мне, что я могу остаться парализованной, если не сделать операцию. И я понимала, что это единственный выход для меня. Уже на следующее утро я была в больнице, а через 24 часа меня оперировали. Все произошло довольно быстро. Мой хирург с самого начала и до конца действовал беспритязательно, он нашел время, чтобы объяснить мне необходимое. Он мне очень помог мне не отчаяться».

То, сколько она узнала о серьезности травмы, научило Алекс обращать внимание на сигналы, которые посылает ей тело. «Если мне говорят, что все в порядке, я прислушиваюсь к их мнению, — говорит она, — однако, я все равно буду слушать свою интуицию и принимать окончательное решение основываясь на своем состоянии здоровья. Хотя я сомневаюсь, что сильно изменю свои тренировки из-за травмы».

После двух серьезных операций в прошлом году Алекс говорит, что научилась терпеть и ждать. Еще она осознала, насколько много значит для нее лазанье на скалах и как важно уметь любить то, что ты делаешь, когда это так легко можно у тебя отнять.

«Главное, что травма и восстановление забрали у меня, — это мое время. Время, которое я мечтала провести путешествуя, на скалах. Но зато я приобрела кое-что другое — время, проведенное с друзьями. Что-то хорошее есть всегда и во всем. Во всяком случае, я предпочитаю так думать».

Алекс тренирует детскую команду Momentum climbing Photo: Jon Vickers
Алекс тренирует детскую команду Momentum climbing Photo: Jon Vickers


Хоть Алекс и говорит, что в ближайшее время будет выступать меньше, это не значит, что она не будет выступать вообще. Травма, операция и восстановление пустили под откос все ее планы на лето, обиднее всего было, конечно, что она не могла выбираться на скалы. Поэтому Алекс планирует наверстать упущенное этой осенью и зимой.

«Очень хочу прокатиться по штатам и полазить на скалах, что, кстати, помогает на соревнованиях. Планирую также попробовать спортивное лазанье — это будет новым для меня. С нетерпением жду того момента прикосновения к скальной породе. Мне не страшно участвовать в соревнованиях. Зная, что я травмировалась еще до того ЭКМ, а на нем состояние просто ухудшилось, я понимаю, что могу получить травму везде и в любое время. Меня немного беспокоит, что обычная мышечная боль после тренировки идентична боли от ГМП. Непросто различать, где травма, а где стандартный посттренировочный эффект.

Пока Алекс учится терпеть, слушать свою интуицию и расставляет приоритеты, она занимает себя тренировками настолько, насколько позволяет ее состояние.

«Все говорят, что я выздоравливаю неестественно быстро, но на самом деле я просто не сдаюсь во время травмы. Есть люди, которые, получив травму, сидят на диване и ждут выздоровления. Я нахожу возможности тренироваться даже с гипсом, поэтому нахожусь в форме и потом прихожу в свой обычный режим быстрее, чем можно ожидать».

Итак (о самоотдаче Алекс в плане тренировок нам уже многое известно) она начала понемногу тренироваться уже через две недели после операции, постепенно увеличивая нагрузку и время тренировок. Через четыре недели она уже висела на фингере и делала упражнения на корпус.



«Сначала тело немного тряслось и чувствовалась слабость, но через неделю проснулась мышечная память и мышцы вспомнили, как надо работать. Каждый раз, когда я пробовала новое упражнение, приходилось около недели его нарабатывать, но все это потихоньку отходит. Я буду вынуждена начинать с самого начала, когда окончательно выздоровею. И даже если я буду немного отставать, то понадобится лишь один или два месяца, чтобы прийти в то же состояние, что и до травмы».

И действительно! Алекс пролезла свою самую сложную спортивную трассу, как раз перед тем как отправиться в трехмесячное путешествие. «Atomic Cow» 8b в районе Wild Iris, Вайоминг. (фото)

Алекс пролезла «Dead Souls» 8b в районе American Fork.
Алекс пролезла «Dead Souls» 8b в районе American Fork.





АЛЕКС ПУЧЧИО ВОССТАНАВЛИВАЕТСЯ ПОСЛЕ ОЧЕРЕДНОЙ ТРАВМЫ

Теги: Алекс Пуччио, Alex Puccio, скалолазание, буолдеринг
Автор: http://mountclimb.pro/
Просмотров: 1071
Опубликовано 2016-09-20 в скалолазание

comments powered by Disqus

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ