Любовь и смерть на Эвересте: Сергей Арсентьев и Френсис Дистефано

 Сергей Арсентьев и его жена Френсис.
Сергей Арсентьев и его жена Френсис.


В мае 1998 не вернулись с Эвереста Сергей Арсентьев и его жена Френсис Дистефано (Francys Distefano-Arsentiev)...

"Пожалуйста, не оставляйте меня", – таковы были последние слова американки Фрэнсис, которые она сказала британскому альпинисту Йену Вудхоллу, отказавшемуся от попытки вынести женщину со склона Эвереста.


Воспоминание о 40-летней Фрэнсис преследовало мужчину последующие 9 лет, пока он не отдал все свои сбережения на снаряжение новой экспедиции в горы и захоронение тела умершей.

Трагическая история началась, когда в 1998 году 50-летний Йен Вудхолл и его возлюбленная (а ныне жена) Кэти О'Доуд находились всего в 350 метрах от вершины Эвереста. В тот сезон множество людей так и не смогли преодолеть всю дистанцию, их тела покоились в разных частях склона. Но Йен был шокирован, когда заметил, что одно из тел подает признаки жизни.

"Мое сердце замерло, когда я понял, что этот человек в красно-черном костюме был жив, но абсолютно один на высоте 8,5 км, всего в 350 метрах от вершины, – вспоминает британский альпинист. – Мы с Кэти, не размышляя, свернули с маршрута и попытались сделать все возможное, чтобы спасти умирающую. Так закончилась наша экспедиция, которую мы готовили годами, выпрашивая деньги у спонсоров… Нам не сразу удалось добраться до нее, хотя она лежала и близко. Двигаться на такой высоте – то же самое, что бежать под водой".

Когда Йен и Кэти приблизились к женщине, они в ужасе увидели, что ее одежда была разбросана вокруг, на ней был лишь термальный костюм.

"Это побочный эффект гипотермии – кажется, что тебе жарко и хочется сорвать с себя одежду, – продолжает Йен. – Пока Кэти прижималась к ней, стараясь согреть ее своим теплом, я убрал волосы с лица женщины. Никогда не забуду свой шок, когда я понял, что знаю ту, чья жизнь в моих руках".

Кэти и Йен видели уроженку Колорадо Фрэнсис и ее русского мужа по имени Сергей на базе альпинистов у подножья горы. Эта пара планировала покорить Эверест со стороны ненадежного северного склона, да еще и без дыхательного оборудования. Это еще не удавалось ни одной женщине, и каждый шестой из пытавшихся мужчин не возвращался живым.

Йен вспоминает, что, обнаружив Фрэнсис, он попытался одеть ее, но ее мышцы атрофировались, она походила на тряпичную куклу. Она все время бормотала: "Я американка. Пожалуйста, не оставляйте меня".

"Мы одевали ее два часа. Моя концентрация внимания была потеряна из-за пронизывающего до костей дребезжащего звука, разрывавшего зловещую тишину, – продолжает свой рассказ Вудхолл. – Я понял: Кэти вот-вот и сама замерзнет насмерть. Надо было выбираться оттуда как можно скорее. Я попытался поднять Фрэнсис и нести ее, но это было бесполезно. Мои тщетные попытки спасти ее подвергали риску Кэти".

"Я чувствовал себя раздавленным, – говорит Йен. – Каждый мужчина верит, что, когда судьба бросает вызов, найдется внутренняя сила, которая поможет выполнить долг. Но я не был достаточно большим и сильным, чтобы спасти жизнь этой женщины. Мы ничего не могли сделать. Убитые горем, мы вернулись в лагерь".

На базе Йен попытался связаться с кем только можно, но никакая спасательная экспедиция не решится подняться на такую высоту, да еще и в такую погоду.

Муж Фрэнсис Сергей, предположительно, также погиб на склоне. У пары остался сын, которому сейчас 19 лет.

"Не проходило и дня, что бы я ни думал о Фрэнсис, – продолжает Йен. – Спустя год, в 1999-м, мы с Кэти решили повторить попытку добраться до вершины. Нам это удалось, но на обратном пути мы в ужасе заметили тело Фрэнсис, она лежала точно так, как мы ее оставили, идеально сохранившейся под влиянием низких температур. Такого конца никто не заслуживает. Мы с Кэти пообещали друг другу вернуться на Эверест снова, чтобы похоронить Фрэнсис".

На подготовку новой экспедиции ушли 8 лет и все сбережения Вудхолла. Но 20 марта 2007 года Йен вместе с местным проводником достиг Фрэнсис и похоронил ее.

"Я завернул Фрэнсис в американский флаг и вложил записку от сына, – рассказывает британец. – Мы столкнули ее тело в обрыв, подальше от глаз других альпинистов. Теперь она покоится с миром. Наконец, я смог сделать что-то для нее".

Тело Френсис Дистефано (Francys Distefano-Arsentiev), завернутое в флаг на склоне Эвереста
Тело Френсис Дистефано (Francys Distefano-Arsentiev), завернутое в флаг на склоне Эвереста



------------------------------------------------------------------------------------------------------


В 80-х - начале 90-х Сергей был одним из сильнейших альпинистов Советского Союза. До своего отъезда в Соединенные Штаты он был в питерской альпинистской компании одним из самых популярных персонажей по прозвищу, почему-то, «Мафия».
С симпатией была принята у нас и его третья жена, Френсис – Фрэнка. Ее отличное здоровье, успешные восхождения на памирские семитысячники, муж, сильный и опытный альпинист, который поддерживал ее планы, – все это, казалось, придавало ее мечте реалистические черты.

Francys Distefano-Arsentiev
Francys Distefano-Arsentiev


Фрэнка мечтала стать первой в Америке покорительницей Эвереста и тоже хотела сделать бескислородное восхождение.

19 мая Сергей и Фрэнка поднялись в лагерь на высоте 8.200 м. Им оставалось переночевать там, на следующий день достичь вершины и спуститься.

Первая неудачная попытка достичь вершины, вторая... Уже две ночи без кислорода на 8.200 м... Толя Мошников (ЗМС, Санкт-Петербург) успешно сходил на вершину вместе с клиентом и к вечеру спустился к палатке Арсентьевых.

Считая, что дальнейшее пребывание на 8200 крайне опасно, он предложил Сергею назавтра спускаться вместе с ним вниз. Но назавтра Арсентьевы снова пошли наверх... Уже после трех ночей на 8.200 без кислорода...

Они поднимались очень медленно… Рустам Раджапов (участник узбекской команды), спускавшийся с вершины, уговаривал их повернуть вниз... Но они ее достигли лишь в седьмом часу вечера…

В последних лучах садящегося солнца они стояли там, куда так стремились и куда, наконец, дошли...

Темнота уже вплотную подошла снизу, когда они начали спуск. Но в эту ночь у палаток на 8.200 они так и не появились... Четвертая ночевка, теперь «холодная»: без палатки, спальных мешков, горячей пищи и, конечно, снова без кислорода.

На следующий день, 23-го, поднимавшаяся от 8.200 к вершине группа узбекских альпинистов встретила одинокого Сергея, который спрашивал, не видели ли они его жену. Как они ухитрились разойтись, потерять друг друга ночью?... Сергей продолжил спуск, узбекские спортсмены – подъем и, спустя час, на высоте около 8.500, нашли Френсис – в почти бессознательном состоянии. Они сделали для нее все, что смогли: отдали один из таких драгоценных для них баллонов с кислородом, поставив максимальную подачу 4 л/мин., сделали уколы, массаж и... продолжили свое восхождение… Позднее, на обратном пути с вершины они даже сделали попытку спускать ее вниз, но это оказалось выше их сил.

В этот же день вечером, возвращаясь с вершины, Олег Григорьев, руководитель узбекской группы, послал своих людей вниз, сообщить Сергею о происходящем, а сам остался с Френсис на 8.500 и покинул ее только в 20 часов. Вскоре навстречу ему показался Арсентьев. Он спросил Григорьева: «Она еще жива?» и Сергей пошел наверх. Уже четыре дня он все время ходил вверх и вниз между 8.200 и вершиной и сейчас, в ночь на пятый день, он снова шел наверх.

Судя по рассказам тех, кто видел Фрэнку на следующий день, Сергей был с нею в эту ночь. Он отключил опустевший кислородный баллон, снял с ее лица уже не нужную маску и привязал к перильной веревке, спрятал ее оледеневшие руки внутрь под пуховку.

Да, они были вместе в эту ночь, вдвоем, страшно далеко от теплого мира живых людей, на невообразимой высоте рядом с темным молчащим Эверестом. Она уходила из этого мира, и никто уже был не в силах удержать ее... Он хотел, чтобы ей было теплее, удобнее - в эти последние часы уходящей от нее жизни он продолжал заботиться о ней также, как заботился всю их недолгую совместную жизнь.

Френсис умерла 24-го, по-видимому, около 11 часов утра.

Сергея после той ночной встречи с Григорьевым никто не видел. Нашли только бухту веревки и ледоруб, оставленные им на гребне Эвереста, чуть ниже Фрэнки. Какие мысли могли придти ему в голову этой ночью, ему, уже похоронившему двух женщин, которых любил?
Может быть, он думал о том, что третью, подругу, делившую с ним счастье, трудности и опасности восхождений в горах, он сам, своими руками отвел на ее самую высокую в мире Голгофу? А может быть, о том, что теперь на Земле для него не осталось места, куда бы он мог вернуться с Эвереста? Конечно, этого не знает никто.
Но к нам, в мир живых, Сергей Арсентьев не вернулся.

От Редакции:

Тело Сергея Арсентьева, возможно, найдено летом 1999. В июне Анатолий Мошников переслал по запросу из RISK ONLINE фотографии Сергея Арсентьева, сделанные во время Российской Эверестской Экспедиции 1998.
Недавно Лиана Даренская переслала нам ответ Джейка Нортона, члена Исследовательской экспедиции Мэллори - Ирвайн 1999: «Прошу прощения за задержку с фотографиями Сергея. Мы определенно его видели - я помню фиолетовый пуховый костюм.
Он был в положении как бы поклона, лежа сразу за Джохеновским [Jochen Hemmleb - историк экспедиции] "неявно выраженным ребром" в районе Мэллори примерно на 27150 футах [8254 м].
Я думаю, это - он.
Дайте мне знать, если что-либо будет нужно еще. У меня также есть фотография его жены (Рассел сказал, что ее семья хотела иметь какое-нибудь фото ее тела, отсоединенного от закрепленных веревок на 1-ой ступени), которую я сделал после того, как ее отстегнули... Джейк»


Френсис Дистефано (Francys Distefano-Arsentiev) у Эвереста
Френсис Дистефано (Francys Distefano-Arsentiev) у Эвереста



Официальная хроника событий в мае 1998 года на Эвересте:

27/05/98

По сообщению Анатолия Шабанова из БЛ 27.05.: Следов Арсентьева так и не обнаружено, по видимому надо предполагать,что он погиб. Есть подтверждение, что взошли 3 шерпа из команды ЮАР и 3 китайца. 27.05 взошли 3 американца, а так же Григорьев и Федоров из команды Узбекистана, которые были вынуждены прервать свое восхождение 23.05. для оказания помощи Френсис Дестифано-Арсентьев.-- Балмагамбетов Ханиф -- и Мац Роман,совершившие восхождение-- 24.05, находится уже в ABC на 6 400 м. Уних проблемы с ожогами глаз.

24/05/98

Информация по сообщению Анатолия Шабанова из базового лагеря 24/05/98: Произошла ужасная трагедия. Не зря Эверест называют горой-убийцей. Горы забрали свою очередную жертву. Писать об этом тяжело. Мы публикуем здесь лишь сухую хронику событий. 21/05/98 участник Узбекской экспедиции Рустам Раджапов поднялся за один день с 6,400 м на 8,200 м. 22/05/98 Раджапов совершил восхождение на вершину. Позднее в этот же день около 13:30 взошли двое чехов. Сергей Арсентьев и Френсис Дистефано-Арсентьев,проведя на 8,200 м три ночи (!), вышли на восхождение и взошли на вершинув 18:15. Восхождение совершено без использования кислорода. Таким образом,Френсис стала первой американской женщиной и всего второй за всю историю женщиной, совершившей восхождение без кислорода. Фрэнсис Дестифано-Арсентьев. Дорога на Эверест.1998 г. Сергей Арсентьев. Аннапурна. 1991 г.

23/05/98

Участники узбекской экспедиции Олег Григорьев, Андрей Федоров,Сергей Соколов, Светлана Баскакова и Марат Усаев вышли с 8,200 на восхождение. Немного отойдя от палаток, они встретили спускающегося Арсентьева, который начал их расспрашивать, не видели ли они Френсис. Ребята напоили Арсентьева чаем, и он спустился к палаткам, а они продолжили восхождение. Видимо Арсентьеви его жена провели холодную ночевку на горе. После прохождения 1-ой ступени они нашли Френсис, лежащую без движения,но еще живую. Было принято решение, что Соколов, Баскакова и Усаев продолжат восхождение, а Григорьев и Федоров останутся с Френсис. По консультации по рации с врачом, находящимся в базовом лагере они дали ей кислород, поставив на максимальный расход (всего было использовано 3 баллона) и выполнили другие необходимые медицинские рекомендации. Чуть позднее к ним подошли альпинисты из ЮАР и 3 или 4 шерпа. Совместными усилиями они смогли спустить ее примерно на 100 м, но, не смотря на оказанную помощь, Френсис умерлау них на руках около 11:00.(23/05/98) Арсентьев, услышав по рации, что происходит с Френсис, взял кислород и вышел с 8,200 м наверх. При спуске узбекские альпинисты не встретили Арсентьева. Были обнаружены лишь его ледоруб и веревка. До сих пор (вечер24/05/98) Арсентьев в лагерь на 8,200 м не спустился и местонахождение его неизвестно. Соколов, Баскакова и Усаев совершили восхождение на вершину Эвереста. 24/05/98

Участники узбекской экспедиции Тухватуллин Ильяс, Заикин Андрейи Докукин Алексей совершили восхождение на вершину Эвереста. Участники узбекской экспедиции Балмагамбетов Ханиф + 1 человек (фамилия неизвестна - неустойчивая связь) поднялись на 8,200 м, планируя попытку восхождения на 25/05/98. Была обнаружена пропажа 5 баллонов кислорода,и сейчас предпринимаются меры компенсировать пропажу. Участники российской экспедиции уже покинули базовый лагерь, за исключением Мошникова и Слепиковского, которые находятся в АВС на 6,400 м, ожидая известий об Арсентьеве. Участники узбекской экспедиции покидают АВС 27/05/98 на яках в базовый лагерь, а 28/05/98 из базового лагеря на джипах в Катманду. Уточнения по восхождению Кульбаченко. При восхождении на вершинную башню он поднимался по скалам справа, в то время как четверка екатеринбуржцев поднималась и спускалась слева по снежно-ледовому кулуару. На вершине он был в 16:35. Есть фотографии, сделанные им на вершине. (Информация получена Шатаевым при встрече в Москве в аэропорту 24/05/98). Между прочим, Кульбаченко стал первым белорусом, взошедшим на Эверест. Журнал "RISK-online" приносит свои печальные соболезнования всем друзьям и родным Френсис Дистефано-Арсентьев. Мы также поздравляем узбекских альпинистов с восхождением на Эверест. Фото: В.Шатаев. Эверест. Северное седло.( 7 007м)

21/05/98

Информация по сообщению А.Шабанова по телефону из базового лагеря 21/05/98: 21 мая около 13:00 по непальскому времени на вершину Эвереста взошли Анатолий Мошников и Роман Жиль (Франция, участник российской экспедиции). Поздравляем от всей души! Погода сохраняется хорошая, хотя во время спуска группы с вершины были порывы ураганного ветра. Сведений о восхождении Слепиковского Пока нет.Участники первой взошедшей четверки спустились в базовый лагерь и подтвердили факт восхождения Виктора Кульбаченко (Белоруссия, участник российской экспедиции).Ребята разминулись с ним, выбрав другой путь спуска. Кульбаченко был навершине в 16:00. Поздравляем (жаль, что с некоторой задержкой)! Сергей Арсентьев и Френсис Дистефано-Арсентьев по-прежнему ночуют на 8,200 м, планируя восхождение на 22/05/98. У них некоторые проблемы со снаряжением (не было батареек для фонарей). Самочувствие отличное. Группа участников узбекской экспедиции в составе 6 человек поднялась на 7,500 м (7,700 ? - неустойчивая связь). Решающий штурм намечен на 23 мая.

20/05/98

Информация по сообщению А.Шабанова по телефону из базового лагеря 20/05/98: Уточнения по восхождению 18/05/98. Команда из 4 человек (Виноградский,Тимофеев, Першин, Болотов) взошла на вершину в 15:20, выйдя с 8,200 м в5:20 утра). Находясь на вершине, они связывались с базовым лагерем и офицер связи официально зарегистрировал факт восхождения на вершину. При этом ребята не видели Виктора Кульбаченко на вершине, предполагая, что он вернулся, не доходя до вершины. Тем не менее, Кульбаченко после спуска в базовый лагерь заявил, что до вершины дошел. Команда екатеринбуржцев пока эту информациюне подтвердила, мы опубликуем дальнейшие известия по этому восхождению. Фото: В.Шатаев. Эверест с Северного седла. (113 К)

20/05/98

с ночевки на высоте 8,200 м вышли на восхождение Сергей Арсентьеви его жена, американка Френсис Дистефано-Арсентьев, которая шла без кислорода.Эта двойка не взяла фонарей и, дойдя до скал, они были вынуждены вернуться.Тем не менее, они планируют повторный выход на 21/05/98, оставшись на ночевку на 8,200 м. Кроме того, на 21/05/98 планируют выход с 8,200 м Анатолий Мошников, его партнер из Франции Роман Жиль и эстонец Борис Слепиковский,также работающий в составе российской экспедиции. Однако на момент связи (18:30 по непальскому времени) эта тройка еще не поднялась на 8200 м. Участники узбекской экспедиции планируют решающие штурмы на 24 и 25 мая. Всего выйдет 9-10 человек двумя или тремя группами. Они рассчитывают на сохранение хорошей погоды, так как обещанный на 19-20 мая циклон прошел мимо и пока сохраняется устойчивая погода. Часть участников уже покинула базовый лагерь и находится на пути в Катманду:Захаров, Сушко, Ишутин + 1 человек (?) - 19 мая; Кульбаченко - 20 мая.

17/05/98

К сожалению, по техническим причинам мы не сообщали новостей из Гималаев в последнее время. Попытаемся восполнить этот пробел. После ставших традиционными проблем с доставкой грузов на северную сторону Эвереста, три экспедиции из СНГ - 2 российских и 1 узбекская поставили все высотные лагеря и вынуждены были пережидать период непогоды. По оценкам иностранных альпинистов, наши ребята являются самой сильной командой с севера, многие работы на горе выполнены именно ими и все с надеждой смотрят на них, когда они выйдут на восхождение. Не смотря на то, что часть высотных лагерей пострадала из-за ураганных ветров (разрушено несколько палаток в лагерях 7,000 и 7,600 м), участники экспедиций начали подъем в высотные лагеря в надежде на окно хорошей погоды, которая по предварительным прогнозам обещана на 17 - 21 мая. По различным причинам часть восходителей не смогут принять участие в решающих штурмах (Кузнецов Александр, Шатаев Владимир,Захаров Николай, Ишутин Михаил, Сушко Александр). Фото:В.Шатаев. Северное седло. Путь подьема по СВ гребню.

17/05/98

Информация сообщенная по телефону из базового лагеря Анатолием Шабановым, руководителем узбекской экспедиции: Группа Российской экспедиции на Эверест с севера в составе: Кузнецов Петр, Седусов Борис, Колесников Константин, Климин Алексей, выйдя с ночевок на 8,300 м в 6:00, вынуждена была принять решение о спуске в районе II ступени в 14:15 из-за огромного количества снега. Погода при этом стоит хорошая. 18/05/98 в 1:00 планирует выход с ночевок 8300 м интернациональная группа в составе: 2 китайца, 2 японца, 2 индуса, 4 шерпа. 18/05/98 в 4:00 планирует выход группа восходителей из 3 различных экспедиций (2 российских и 1 узбекской): Виноградский Евгений, Тимофеев Сергей, Болотов Алексей; Кульбаченко Виктор; Раджапов Рустам, Баскакова Светлана, Туляганов Шавкат (?). Следующая информация ожидается 19/05/98 в 15:00 моск. времени. По сообщению Министерства туризма Непала в субботу, 16/05/98 в 4:30 по непальскому времени на вершину Макалу 8,463 м взошли участники российской экспедиции: Андрей Александров, 35 лет; Николай Кадошников, 35 лет; Иван Аристов, 40 лет.


Тело Френсис Дистефано (Francys Distefano-Arsentiev), завернутое в флаг на склоне Эвереста
Тело Френсис Дистефано (Francys Distefano-Arsentiev), завернутое в флаг на склоне Эвереста



--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


За время, прошедшее с момента трагедии (март 2006 года), мы опросили лично нескольких участников событий и получили огромное количество материалов от наших корреспондентов в России и заграницей. Данная реконструкция является результатом сопоставления информации, полученной из различных источников.
Несмотря на то, что остается еще много неясного, мы надеемся, что эта реконструкция является наиболее полным и объективным отражением тех трагических событий, которые происходили на склонах Эвереста в конце мая 1998 года.


17/05/98

Сергей Арсентьев, Фрэнсис Дистефано-Арсентьев, Борис Слепиковский и Алексей Ковальчук (все - участники Российской экспедиции) стартуют из АВС (Advance Base Camp) на Северное Седло. Анатолий Мошников, Жиль Роман и Гия Тортладзе (все участники Российской экспедиции) находились в АВС, дожидаясь спуска четверки восходителей, совершивших 17/05/98 неудачную попытку восхождения на вершину.

18/05/98

Арсентьев, Дистефано-Арсентьев и Слепиковский поднимаются на 7,700 м. Мошников, Жиль Роман и Тортладзе поднимаются на Северное седло. С Северного седла спускаются на отдых в АВС участники узбекской экспедиции Раджапов, Соколов и Баскакова. Ковальчук отказывается от восхождения и также спускается в АВС.

19/05/98

Сергей Арсентьев и Фрэнсис Дистефано-Арсентьев поднимаются на 8,200 м. Радиосвязь между всеми российскими группами на маршруте и базовым лагерем устойчивая. Слепиковский остается на 7,700 м, переносит свой кислород с 7,500 м. Мошников и Жиль Роман поднимаются на 7,700 м. Тортладзе спускается в АВС. Арсентьев передает по рации, что самочувствие у них нормальное, они собираются стартовать 20/05/98 в 1 час ночи.

20/05/98

Проведя ночь на высоте 8,200 м, Сергей Арсентьев и Фрэнсис Дистефано-Арсентьев сделали попытку восхождения на вершину. Дойдя до скал Первой Ступени, они были вынуждены вернуться к палаткам. Анатолий Мошников, который поднялся на 8,200 м около 15:00 для попытки восхождения, увидел спускающихся с гребня Сергея и Фрэнсис, снял их на видео. Сергей шел вниз напористо и не выглядел уставшим, Фрэнка шла медленнее, спустилась минут на 30 позже и сразу залезла в палатку. Сергей спустился к своей палатке и сразу подошел к палатке Мошникова (в 70 метрах от них). Он объяснил, что они стартовали с 8,200 только в 6:30 утра, т.к. по непонятным причинам у них сели все батарейки, причем у Фрэнсис было два фонаря. На вопрос Мошникова, не собираются ли они спуститься, Сергей сказал, что они сделают назавтра вторую попытку. Мошников дал ему батарейку и предложил 20/05/98 идти вместе. Жиль Роман поднялся на 8,200 м около 17:00, Слепиковский в 22:00.

21/05/98

Мошников и Жиль Роман вышли на восхождение в 5:30. Слепиковский сходил к палатке Арсентьевых и вышел чуть позднее, через 1 - 1,5 часа он повернул назад. Сергей и Фрэнсис позднее вновь попытались выйти наверх, но поднялись только на 50-100 м и вернулись к палаткам. Мошников вернулся с вершины около 18:30, Жиль Роман чуть раньше. Сергей Арсентьев поздравил Мошникова с восхождением и пожаловался, что опять сели батарейки. Мошников пытался уговорить Сергея спускаться вниз, но тот говорил, что чувствует себя хорошо, и отказался. Мошников предлагал Сергею также рацию, т.к. у арсентьевской рации сели батарейки. В 12:00 ночи на 8,200 пришел Рустам Раджапов, поднявшись за день с 6,400 м. Григорьев, Соколов, Баскакова, Усаев и Федоров поднялись с 6,400 м на 7,700 м.

22/05/98

Сергей и Фрэнсис вышли на восхождение. Время выхода с 8,200 м не ясно, но это было рано. По некоторым данным это произошло в 2-3 часа. Из базового лагеря за ними наблюдал в 60-ти кратную трубу Анатолий Шабанов (руководитель узбекской экспедиции). На 10-ти часовой связи с Мошниковым он передал, что видит двойку в районе Первой Ступени. В 14:00 их видели у скал выше Второй Ступени (около 8,750 м). Рустам Раджапов (член узбекской экспедиции, вышедший на восхождение в 8:00) обогнал их на крутом снежном предвершинном склоне (8,750-8,800 м) примерно в 15:30-16:00. Темп движения у Фрэнсис был медленный - часто садилась отдыхать. Раджапов был на вершине в 16:45. Около 17:45 во время спуска с вершины Раджапов встретил Сергея и Фрэнсис на пологом склоне у скал примерно в 100 м (по расстоянию) от вершины.

Темп движения у Фрэнсис еще более замедлился. Раджапов прошел с ними назад в направлении вершины около 50 м, уговаривая вернуться, так как уже поздно, и они могут не успеть спуститься до темноты. Сергей сказал, что беспокоиться за них не надо, так как у них осталась заброска внизу (между 1 и 2 ступенями), в том числе баллон кислорода, палатка и теплые вещи. Раджапов на спуске на высоте около 8,630 м видел эту заброску, это был почти пустой рюкзак и баллон кислорода. Палатку позднее обнаружили на 7,700 м, значит, в заброске ее не было. Раджапов спустился на 8,200 в 20:30. Из базового лагеря сам выход на вершину не виден, но предположительно они вышли на вершину около 18:15. Последний раз Раджапов видел Арсеньева и Фрэнсис на спуске выше Второй Ступени (8,750 м) в 19:30. Таким образом, Сергей и Фрэнсис остались на Горе на холодную ночевку. По-видимому, Сергей и Фрэнсис смогли спуститься в эту ночь до своей заброски на высоте 8,630 м.

23/05/98

Участники узбекской экспедиции Олег Григорьев, Андрей Федоров, Сергей Соколов, Светлана Баскакова и Марат Усаев вышли на восхождение с 8,200 м в 6:00. Всего у них с собой было 10 баллонов кислорода. Около 9:35 на высоте 8,450 м они встретили Сергея Арсентьева, который спросил: "Где моя жена? Не спустилась ли она вниз?" Ребята ответили отрицательно. Ничего не сказав, Арсентьев начал спускаться к палаткам, а они продолжили восхождение. В 10:40 после Первой Ступени (примерно в 100 м от ночевки 8,630 м) узбекские альпинисты подошли к Фрэнсис. Она стояла, опершись на камень, в полубессознательном состоянии. Страховочной системы на ней не было, самостраховка была пристегнута к замку куртки.

После консультации по рации с врачом чешской и словацкой экспедиций дали ей несколько таблеток трентала и кислород с расходом 4 л/мин. (Федоров отдал ей свою маску), но она все время срывала маску, что-то бормотала.
Ноги не работали, то есть самостоятельно спускаться она не могла. Результаты осмотра: зрачки расширены, взгляд неподвижен, пальцы рук обморожены (белые). Усадив, ей сделали массаж ног и рук. В 11:00 была радиосвязь с группами, находящимися на 7,700 и 7,100 м. Мошников (7,100 м) рекомендовал спускать Фрэнсис вниз. С этого момента рация была постоянно на приеме. В 11:40 Григорьев принимает решение, что Соколов, Баскакова и Усаев продолжат восхождение, а Григорьев и Федоров останутся с Фрэнсис. В 13:00 Федоров также продолжил восхождение. Он шел без кислорода (его маска и кислород остались у Фрэнсис). Григорьев продолжил восхождение в 13:30 (с кислородом).

Перед уходом он пристраховал Фрэнсис к перилам и закрепил кислородную маску. Через 100 м на 8,630 м он нашел место заброски Арсентьева, где были пустой рюкзак, пустой кислородный баллон, маска с редуктором, фонарик и фляжка. Он взял с собой маску с редуктором для Федорова. Перед Второй Ступенью он нашел страховочную систему Фрэнсис. Над Второй Степенью Григорьев обгоняет Федорова, отдает ему свой начатый баллон кислорода и маску с редуктором, найденные на 8,630 м. Встретив спускающуюся тройку, договорился, что Усаев отдаст свой баллон Федорову.

Все трое уже шли, используя второй баллон кислорода.Соколов, Баскакова и Усаев были на вершине в 14:30. На спуске под предвершинным гребнем Усаев отдал свой кислород поднимающемуся Федорову. Назад к Фрэнсис первой вернулась Баскакова в 15:50, подключила ей свой баллон с остатками кислорода. Соколов, Баскакова и Усаев находились вместе с Фрэнкой до возвращения Григорьева. Григорьев был на вершине в 16:00. В 16:10 он встретил на спуске Федорова, который поднялся на вершину в 16:30. (23/05/98) Григорьев отправил вниз Соколова и Усаева.

Усаев после того, как отдал свой кислород Федорову, чувствует себя плохо. Они спустились к палаткам на 8,200 м, и Соколов рассказал Арсентьеву о том, что произошло с Фрэнсис. Он сразу же вышел наверх без кислорода, но они его уговорили вернуться, и он взял с собой 1 баллон с кислородом, чай и медикаменты. В 18:20 Григорьев с помощью Баскаковой начал спускать Фрэнку с Первой Ступени, одев на нее найденную страховочную систему. Спуск осуществлялся через карабин и узел УИАА, плюс зажим PЕTZL. Баскакова оттягивала ноги Фрэнки, чтобы они не цеплялись за скалу. Они спустили ее вертикально вниз на двух связанных веревках (около 80 м) и подтащили траверсом к тропе метров 15 под основание большого камня. К этому времени спустился Федоров, у которого кислород закончился на 8,750 и он чувствовал себя не очень хорошо.

После этого у Фрэнки начались конвульсии, и Григорьев отправил Баскакову вниз. Затем в 20:15 он пристраховал Фрэнку, подключил последний баллон кислорода, поправил рукавицы, шапку, капюшон и ушел вниз сам. В 20:00 Григорьев по рации передал, что видит Арсентьева, поднимающегося вверх. На спуске в 20:40 Григорьев встретил Арсентьева. На вопрос: "Фрэнка здесь?", он ответил: "Она еще жива". На 8,200 м Григорьев спустился в 21:15. Арсентьев в эту ночь так и не возвратился на 8,200 м, оставшись на Горе без палатки еще на одну ночь. Всего это была пятая ночевка Сергея и Фрэнсис на высоте выше 8,000 м фактически без кислорода, из них вторая без палатки.По непроверенным данным участники узбекской экспедиции пытались уговорить кого-то из шерпов, находящихся на 8,200 м, за деньги помочь спустить Фрэнсис, но все отказались.

24/05/98

Участники узбекской экспедиции Тухватуллин Ильяс, Заикин Андрей и Докукин Алексей вышли с 8,200 м в 4:55.В 7:50 к Фрэнсис первым подошел Тухватуллин, затем Ian Woodall, Cathy O'Dowd, четыре шерпа из южноафриканской экспедиции (всего 6 человек) и остальные участники узбекской экспедиции. (24/05/98) Фрэнсис была еще жива, но уже никого не узнавала. Она все время повторяла: "Help, help!" (Помогите!). Ее руки были вне рукавов под пуховкой, без рукавиц, шапка снята, кислородная маска снята и подвязана шнурком к перильной веревке, кислородный баллон отсоединен. Сама Фрэнсис была привязана к концу перильной веревки. В 50-60 м от нее на гребне ниже по тропе найдены ледоруб и веревка Сергея. Следов обрыва снежного карниза на ледник Канчунг обнаружено не было, как и тела на северных склонах.

Альпинисты из ЮАР напоили Фрэнсис чаем. Провели пальпацию и массаж ног, убедились, что идти она не может. Тухватуллин предложил сделать ей укол адреналина и даже согрел ампулу, но южноафриканцы отказались. Потом, посовещавшись между собой, все южноафриканцы, не говоря ни слова, развернулись и пошли вниз, отказавшись от своего восхождения. Cathy O'Dowd при этом плакала. В 9:15 после радиосвязи с базовым лагерем участники узбекской экспедиции пошли наверх. Минут через 20-30 трое шерпов догнали узбекскую тройку. До предвершинного взлета шерпы шли вместе с Тухватуллиным. Потом Тухватуллин остановился и стал ожидать отставших Заикина и Докукина.

В это время шерпы прошли вперед и были на вершине в 12:30, затем в 13:20 Тухватуллин, 13:50 Заикин и Докукин. Начали спуск в 14:00. Проходя мимо Фрэнсис в 18:00, ледоруба Арсентьева на прежнем месте обнаружено не было. На теле Фрэнсис были видны галки. Так как до этого по радиосвязи Шабанов сообщил им, что шерпы констатировали смерть Фрэнсис, то к телу не подходили. На 8,200 м спустились в 18:30. По информации Шабанова, в 11:00 китайский офицер связи в базовом лагере подошел к Шабанову и сообщил, что американская восходительница 5 минут назад умерла на руках у шерпов.
Из-за плохого знания английского, Шабанов мог неправильно его понять. До сих пор фактических свидетелей смерти Фрэнсис не установлено, и не ясно, на чем базируется заявление офицера связи. По сообщениям руководителя экспедиции ЮАР Ian Woodall, шерпы Pemba Sherpa и Jangmu Sherpa (без упоминания третьего шерпы, что было сделано позднее) в 10:30 были на вершине. По его словам, все южноафриканцы покинули Фрэнсис до момента ее смерти. Мошников оставался в АВС до 26/05/98, не снимая палатки Арсентьева, в надежде, что он вернется.

25/05/98

Участники узбекской экспедиции Ханиф Балмагамбетов и Роман Мац, совершавшие восхождение в этот день, подходили к телу Фрэнсис, пытаясь забрать ее фотоаппарат, но он был зажат обвязкой. Балмагамбетов сделал фото тела Фрэнсис. По непроверенным сообщениям других восходителей Фрэнсис была прикреплена к веревке с помощью жумара.

27/05/98

Следов Арсентьева так и не было обнаружено. Надо предполагать, что он погиб, хотя официально он считается пропавшим без вести. Анатолий Шабанов, руководитель узбекской экспедиции, сообщил из базового лагеря, что Григорьев и Федоров совершили восхождение на вершину 27/05/98, хотя фактически они были на вершине 23/05/98.

29/05/98

Из Катманду было направлено официальное сообщение о гибели Фрэнсис Дистефано-Арсентьев родственникам погибшей.

Теги: Эверест, Эверест, трагедии на Эвересте, смерть на Эвересте, Фрэнсис Дистефано, Сергей Арсентьев, Francys Arsentiev, Serguei Arsentiev
Автор: www.akayomov.narod.ru, http://www.alpklubspb.ru/
Просмотров: 16118
Опубликовано 2015-06-07 в альпинизм

comments powered by Disqus