С мамой на вершину Эль-Капитана

Как еще знаменитый экстремал Алекс Хоннольд (Alex Honnold) может получить удовольствие от лазания по скалам, если учесть что он и так проходит без какой либо страховки сложнейшие большие маршруты?

Ну разве что, взяв свою маму с собой на восхождение на Эль-Капитан (El Capitan) в национальном парке Йосемити (США) - это пожалуй самая известная скала на Земле !

Дирдре Воловник (Dierdre Wolownick), мама Алекса в течение 44 лет работала простым учителем, но как оказалось, Алекс смог "заразить" страстью к скалам даже ее, и вот уже восемь лет как Дирдре занимается скалолазанием, конечно в паре со своим сыном.
Ежегодно Алекс совершает легкое восхождение в паре с мамой, и на этот раз он выбрал Эль-Капитан и маршрут Lurking Fear.

Эль-Капитан (El Capitan). Маршрут Lurking Fear проходит левее от главной скальной формации. Фото Karissa Frye
Эль-Капитан (El Capitan). Маршрут Lurking Fear проходит левее от главной скальной формации. Фото Karissa Frye


Каждый год, с тех пор как я начала заниматься скалолазанием, восемь лет тому назад, мой сын Алекс Хоннольд организовывает для мене незабываемые сентябрьские дни, в честь моего дня рождения.

"Конечно идем на скалы", сказал он, " Но тебе нужно научится проходить карманы" (от ред: тип зацепки в скалолазании)

Я понятия не имела что это такое. Поэтому подошла к этому вопросу как и к любой другой из многочисленных проблем в моей жизни. Сперва я узнала что это такое, достала необходимое снаряжение и установила график тренировок. Так же как и в моих марафонских забегах, когда мне было 50. Для каждого из своих четырех марафонов я тренировалась по 18 недель; но сейчас у меня в запасе было лишь несколько месяцев.
Насколько же трудным будет это обучение?

После моей первой тренировки я вообще не могла шевелить руками несколько дней. Когда я опустила мое растянутое до боли тело в горячую ванну, у меня начали появляться вопросы а в здравом ли я уме?

Тем не менее, однозначная, твердая цель позволяет мне разбить проблему на более мелкие, небольшие и вполне достижимые задачи.

Первый шаг: найти скалодром неподалеку от дома, где я бы смогла тренироваться проходить зацепы, и должен быть рядом товарищ. Прежде всего меня вынудили проходить с верхней страховкой. Несколько друзей даже разрешили мне провесить веревки на их деревьях у дома.
Но все это было лишь около 10 метров в высоту, а я должна была за день пролазить не менее 600 метров.
Статистика прохождения маршрута Lurking Fear говорит, что большинство скалолазов тратят на него 4 дня: но для моего сына, короля скоростных восхождений это смешная цифра. Мы должны были подняться и спуститься за день.

Таким образом мой следующий шаг: каждую неделю, начиная с мая месяца, я приезжала в Йосемити, оставалась там с друзьями и упорно тренировалась на скалах, накапливая навыки в скалолазании. Мне нужно было получить опыт в восхождении на большие стены, и натренировать выносливость.
С друзьями или в одиночку, я часами проходила маршруты на отвесных стенах. На треккинге "Four-Mile Trail" длинной 7,4 километра моя скорость становилась все быстрее.

Алекс привел меня к шести веревочному маршруту East Ledges Descent, что бы проверить чему я научилась.
Я прошла его.
Тогда на обратном пути в долину он предложил мне задержаться у скалы и попробовать еще The Heart Route.

Дирдре Воловник (Dierdre Wolownick). Фото Karissa Frye
Дирдре Воловник (Dierdre Wolownick). Фото Karissa Frye


Когда Алекс поднимался со мной, его советы на скале казались мне весьма расплывчатыми. Но для него Эль-Капитан это домашняя скала, а для меня это поход через густой лес. Я никогда ранее не была настолько близко к Эль-Капитану, раньше я разве что смотрела на него с обзорных точек с дороги.
Каждый раз, когда я останавливалась, я видела всех этих скалолазов, им было около 20 лет, я же достаточно взрослая что бы быть им как бабушка.

Я подошла к линии, а перед мной работали два парня, я внимательно и с трепетом наблюдала за ними. Но второй парень, судя по всему не подозревал что я смогла уже пройти на скале, и что я могу тоже начать лезть.

В этот день я прошла одну из шести веревок маршрута. И даже сильные аргументы, звучащие у меня в голове не смогли выжать из меня большее.

Я слишком стара для этого. Я не могу быть на скале рядом с этими молодыми скалолазами. Я одна, а что если что-то случится?
Мои мысли были очень настойчивы. К счастью, моя тяга к приключением заткнула эти мысли, по крайней мере на одну веревку.

Несколько лет назад, когда я ушла на пенсию после 44 лет преподавательской работы, передо мной открылась масса возможностей. Я могла бы вернуться к дирижированию или, по крайней мере, сыграть в оркестре.
Пройти обучение за границей, в стране, которую я хотела посетить.
Писать.
Развлекаться с моими (будущими) внуками.

Алекс Хоннольд (Alex Honnold) и Дирдре Воловник (Dierdre Wolownick) на Эль-Капитане. Фото Karissa Frye
Алекс Хоннольд (Alex Honnold) и Дирдре Воловник (Dierdre Wolownick) на Эль-Капитане. Фото Karissa Frye


Тогда у меня и в мыслях не было такого слова как скалолазание.

Теперь же я узнала куда больше, особенно когда начала подниматься на первую веревку Эль-Капитана. Если ли в мире более сказочная стена?
Я была переполнена одним из главных аспектов этого вида занятия: страхом, вот на что я не рассчитывала совсем так это именно на страх.
Информированный, рациональный страх. Я прожила достаточно долго, чтобы научиться быть осторожной. Для своего возраста я знала достаточно, что бы быть мудрее.

Как только я оставила позади землю, я была одна на скале, на этой незнакомой мне территории. Хотя я еще долго стояла на земле, проверяя свое снаряжение и сомневаясь в том, что я достаточно научилась что бы начать лезть по скале без посторонней помощи или же в комфортной компании.

Примерно через 10 метров меня снова начали терзать сомнения. Я остановилась и проверила снаряжение, проверила железо, натянула застежки на лямках бесетки, затем посмотрела на долину, слегка возвышаясь над ней и повернула голову вверх, к Эль-Капитану.

Я была на Эль-Капитане!

Дирдре Воловник (Dierdre Wolownick) на Эль-Капитане. Фото Karissa Frye
Дирдре Воловник (Dierdre Wolownick) на Эль-Капитане. Фото Karissa Frye


В течение следующих нескольких месяцев я показывала многим моим друзьям, как использовать те или иные линии восхождения, как переговариваться друг с другом, как проходить участки на высоте около 300 метров.
Старый принцип, который говорит что Вы что-то знаете, если можете учить других работает и здесь.

Хэллоуин. 31 октября 2017. Прекрасный день для Lurking Fear .

Тренировки, которые я проводила несколько раз на скале в темноте казались мне менее интенсивными. И есть что-то интимное в том, что вы делаете на ощупь, нащупываете снаряжение, веревку на этой монстровой стене, нависшей над Вами. Вы слышите только свое сердце и свое желание, насколько сильно Вы хотите пройти маршрут.

Когда Алекс пропал из виду на этой огромной гранитной стене, будучи сперва маленьким темным пятнышком, я поняла, что мне не приходило в голову, что я никогда по настоящему не видела, как огромная стена поднимается вверх. Он часто мне говорил об этом, но эти слова были для меня лишь частью воображения. Теперь же я наблюдала это своими глазами, видела как он пробегает с рекордом Эль-Капитан, конечно через бинокль.
А теперь я слышала его дыхание, слышала как он хватается за зацепы, делает шаг, еще один...
Потом он крикнул: "Смотри как я прохожу!" Это была тяжелая работа, и для него тоже. Вероятность увидеть его в падении заставила меня раскаяться в своих действиях. Но он не сорвался. Я расслабилась и начала ощущать те эмоции, когда смотрю медленный, изящный балет.
Я оценивала его умение, меня потрясала его работа и контроль тела. Невероятно как человек может быть способен на такую красоту.
Когда он закричал, мне уже было ясно что делать и как. Так мы и проходили вновь и вновь.

Каждый раз я подсчитывала веревки, когда добиралась до болтов. Когда я насчитала 9, Алекс сказал что мы на 12-ой. Это казалось невозможным,но это были именно те новости, которые мне были нужны. От усталости, которую я чувствовала в своих руках, я знала что дальше все будет труднее.

Во время большинства восхождений, которые я делала с Алексом, мне нужно было постоянно разговаривать с собой, чтобы преодолеть страх, усталость или эмоции. Я чувствовала, что это же происходит и сегодня, начиная с 12 и 13 веревки.
Моя голень, там где натирала бесетка, пульсировала, мои два пальца на ногах в скальниках каждый раз выли от боли, когда я ставила ногу на зацеп. Оба пальца на руках распухли и кровоточили. Я не могла контролировать восхождение без моих больших пальцев.

Несколько шагов спустя я оглянулась и посмотрела вниз. Ничего, никаких негативных, никаких страхов. Просто изумление от того, как все красиво.
Все эти тренировки на более простых маршрутах вылились в ошеломляющую комфортную ситуацию на большой высоте. Практика позволяет сделать если не совершенное лазание, то уже точно менее страшным.

Статистика прохождения маршрута Lurking Fear легко доступна онлайн. Самая тяжелая работа над этим маршрутом началась еще весной и завершилась этим Хэллоуином. Lurking Fear был знаковым маршрутом, невероятной линией.
Прохождение маршрута исчерпало меня, взволновало и принесла мне множество новых уроков, узнать которые можно лишь через тяжелый труд.

Дирдре Воловник (Dierdre Wolownick) на тренировке перед Эль-Капитаном. Фото Karissa Frye
Дирдре Воловник (Dierdre Wolownick) на тренировке перед Эль-Капитаном. Фото Karissa Frye



Как учитель, музыкант, мама, я всегда знала, что маленькие шаги могут сделать возможным даже самое тяжелое дело. Мой сын показал мне это на своих достижениях, он постоянно говорит о этом в статьях.
Самая большая, самая невероятная цель становится доступной, если она разбита на мелкие кусочки.
Lurking Fear был невозможным для меня до тех пор, пока я не начала заниматься мелкими деталями за несколько месяцев до прохождения.
Для меня, эти части задачи должны были быть маленькими и легкими и к тому же в сопровождении друзей.

Последним сюрпризом, самым большим, был страх. Ужас. Беспокойство. Основная задача родителей - предвидеть плохие вещи, которые могут случиться с нашими драгоценными маленькими детьми и защищать их.

Теперь, вместо этого я собиралась сама сделать одно из этих очень плохих, опасных вещей, ведь я убедила саму себя оставить свой страх позади и выйти на большую стену, на сотни метров выше всякой безопасности, и довериться лишь тонкой веревке. Одной единственной веревке. Одному элементу снаряжения.
Молодые люди, у которых нет детей не знают о чем я говорю. Но старики и родители знают.

В отличие от моего сына, я не тренировала себя игнорировать опасности на стене. Это само по себе вызывает страх в сердцах большинства родителей, и это понятно.
Но, как Алекс, и его столь же экстраординарная сестра, как только я поставила для себя цель, я всегда стараюсь добиться результата.

Это была куда большая работа чем та, на что я была бы готова. Последние две веревки потребовали от меня больше сил, чем было в тот момент у меня в руках. Я подтягивала жумар уже обеими руками. Я была уже в плохой форме, ведь Алекс постоянно напоминал мне как нужно поступать, но это был единственный способ что бы подняться на вершину.

«Вершина» казалась неуловимой целью. Я думала, что мы закончили, потому что стало слишком темно, но вдруг Алекс закричал: еще одна веревка и всё! И потом меня начали поздравлять. Была ли эта группа камней частью маршрута или уже все, я стояла на вершине?

Дирдре Воловник (Dierdre Wolownick) на Эль-Капитане. Фото Karissa Frye
Дирдре Воловник (Dierdre Wolownick) на Эль-Капитане. Фото Karissa Frye



У меня не было времени остановиться и подумать. Я не понимала где я ступаю ногами, а потом появилась еще одна веревка и еще одна, о Алекс сказал что это уже для поддержи руками, поэтому я догадалась что мы уже на вершине. У меня не осталось даже слов, что бы спросить его об этом.

«Вершина» больше напоминала изнурительную, выматывающую серию мучений, чем состояние блаженства. Я чувствовала себя обманутой.

И всё-же это была вершина! Я смогла пройти маршрут! Из моих глаз вот-вот готовы были посыпаться слезы, но у меня не было времени на эти сентиментальности.
Я стряхнула свои бедные руки, медленно согнула мое артритное колено, чтобы посмотреть, смогу ли я ходить. Я взяла себя под контроль. Нам предстояла еще долгая прогулка. Забавно, что скалолазы называют это «прогулкой». Мне не хотелось ходить вообще.

Мы проходили с Алексом над скалами и валунами, Он сказал что никогда ранее не видел огней Half Dome, поэтому мы остановились, чтобы посмотреть на темную долину.

Дирдре Воловник (Dierdre Wolownick) на Эль-Капитане. Фото Karissa Frye
Дирдре Воловник (Dierdre Wolownick) на Эль-Капитане. Фото Karissa Frye


Мы прошли 19-веревочный маршрут за 13 часов снизу вверх. Двадцать часов спустя мы были в своей машине.

На протяжении многих лет я часто слышала о «сезоне» в Йосемити. Алекс и его друзья и коллеги тренируются там весной и осенью каждый год. Они творят историю.

В течение моих десятилетий у меня было много «сезонов», как учителя, писателя, дирижера, матери. Сезоны для экзаменов. Для путешествий. Для концертов. Но мой сезон в Йосемити не был похож ни на что другое.

Каждый год, когда мы с Алексом собираемся вместе, я думаю: «Я никогда этого не сделаю!» И каждый год я прохожу маршруты.

Я не могу представить, что могло бы превзойти прохождение Эль-Капитана за день. Но я не могу дождаться, чтобы узнать это

На этот перевод статьи распространяется закон об «Авторском праве». Перепечатка материала на другие ресурсы возможна только с разрешения администрации сайта!


Теги: скалолазание, Эль-Капитан, Алекс Хоннольд, Alex Honnold, Йосемити, Дирдре Воловник, Dierdre Wolownick, Lurking Fear
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам https://www.climbing.com
Просмотров: 287
Опубликовано 2017-11-14 в скалолазание

comments powered by Disqus