Снаряжение альпинистов минувшего столетия



Вчера, 8 августа отмечался Международный день альпинизма (День альпиниста), по случаю которого Николай Дроботенко на свой странице в соцсетях опубликовал познавательную статью о снаряжении альпинистов, по которому можно составить представление об эпохе.

"Сегодня – Международный день альпинизма. Но я сейчас не об этом. А о вещах, по которым можно составить представление об эпохе.

На старинных картинах, гравюрах и фресках моё внимание всегда приковывали не лица. А предметы, детали. Вглядываясь в одежды и антураж, я воссоздавал в уме образы соответствующих эпох.

После знакомства с горами мой взгляд стал останавливаться и на деталях эпохи зарождения альпинизма. Альпенштоки в человеческий рост, крученые верёвки, дамы в юбках с ледорубами на ледниках… Но если горную экипировку XVIII-XIX столетий я могу лишь с интересом рассматривать, то о снаряжении 70-х годов прошлого века могу кое-что рассказать.

Итак, на представленном фото, сделанном эдак лет сорок назад, запечатлен некий, если можно так выразиться, горовосходитель. На котором развешено определённое, с позволения сказать, альпинистское снаряжение.

На голову восходителя нахлобучена каска строителя - альпинистских касок промышленность СССР не производила вообще (привет всем Petzl-ам вместе взятым). Альтернативой был мотошлем.

В качестве альпинистских очков большой удачей считалось достать очки сварщика (привет фирме Julbo) с игривой кличкой «консервы», кои мы видим на фото. Купить такие очки не представлялось возможным – экономика социализма не предполагала продажу сварочных очков ширнармассам. В результате любители гор отслеживали на стройках каких-нибудь сварщиков, и, соблюдая строгую конспирацию, подходили к ним с жидким сорокаградусным предложением (в стеклотаре ёмкостью 0.5 литра), от которого те никак не могли отказаться. После чего сварщик по «легенде» должен был заявить мастеру, что очки он раздавил/потерял, и ему выдавали новые. Так работала советская экономическая модель.

Рядом с очками на фото прекрасно просматриваются висящие на шнурке механические часы с двумя заводными головками – это легендарные часы Андрея Бузыкина из культового советского фильма «Осенний марафон». С механической трещоткой-будильником.

Тут я не могу не сделать маленькое лирическое отступление. Единственный существенный минус альпинизма, который проклинают все без исключения горовосходители мира – это необходимость рано вставать. Порой в 2-3 часа ночи. Или в 3-4 утра. Подняться в такую рань можно было лишь двумя способами – либо заведя механический будильник (электронных часов ещё не было и в помине), либо выпив с вечера максимальное количество чая. Запечатлённый на фото спортсмен, видимо, всё же предпочитал механический будильник гидравлическому.

Кстати, а почему будильник висит на шее и среди дня? Ответ прост - важно было не пропустить время связи с альплагерем (наблюдателями). И хорошо, если внизу тебе выдали лёгкую рацию «Виталка» (радиостанции выдавали под роспись - их продажа в СССР была строго запрещена, а утеря сулила серьёзные неприятности). В случае невезения ты получал трёхкилограммовый «Карат». Это было нечто похожее на кирпич по габаритам и весу. Хотя… кирпич в размерах был всё же поменьше.

Идём далее.

На восходителе надет анорак из каландрированного капрона, пошитый заботливыми руками любимых девушек. У кого не было девушки – ходил в брезенте либо шил себе сам. И вообще всё делал сам, в чём могла бы помочь девушка. Капрон добывался из списанных парашютов, купленных на складах аэропорта Жуляны (привет всем Gore-и-прочим-«тексам»).

За спиной альпиниста на фото проглядывается рюкзак, самостоятельно сшитый из добытого в тех же Жулянах парашюта, но уже тормозного. По сравнению с брезентовым рюкзаком Абалакова это был, конечно, прорыв и писк моды.

Капроновые швейные нитки, также отсутствовавшие в свободной продаже, нужно было аккуратно выпарывать из швов парашютов. И наматывать добытые куски на шпулю швейной машинки. Ими шили анораки и рюкзаки. А также пуховки, коих тоже не было в советской продаже - магазинный выбор для альпиниста лежал между ватником и пальто.

Шейный отдел рассматриваемого спортсмена демонстрирует нам хлопчатобумажное, извините за выражение, «термо»-(прости, Helly Hansen)-бельё производства безвестной фабрики советского трикотажа. Также в поднятом вороте угадывается рубашка из байки (привет Polartec-у). И синий шерстяной спортивный костюм (почему в СССР все должны были ходить исключительно в синих костюмах - остаётся загадкой).

Отдельного внимания заслуживает специальное снаряжение.

Между лямками рюкзака, за спину, у горовосходителя заткнут ледоруб с деревянным древком (проглядывается клювик у четвёртого позвонка и штычок ниже левого локтя). И виден привязанный к нему, переброшенный через плечо чёрный страховочный реп. Да, мы порой красили репшнуры анилиновыми красителями разных цветов – вот такие дураки были! Поскольку в СССР все верёвки выпускались только белого цвета (костюмы – синие, помните?)

Верёвку для альпинизма производила Ленинградская судоверфь. Эта же верёвка для суровых пропахших рыбой мужчин немножко иной профессии фигурировала в документах как рыболовецкий канат. И она ласково называлась «дубовой». На вопрос: «И как мы пролезем этот участок маршрута?», часто звучал дежурный ответ: «Вытянем верёвку в прямую и приставим её, как швабру, к стене!».

Стальные треугольные карабины выпускала та же Ленинградская судоверфь - по фэншую к дубовым верёвкам полагалось носить только сталь. Хотя на фото уже видна и пара титановых Irbis-ов – это был прорыв в советской альпиндустрии.
На уровне … кхм… скажем так – живота у сфотографированного любителя гор… ну, чуть пониже… одиноко болтается вщёлкнутый в карабин стальной (а какой же ещё?) скальный крюк.

Под левой рукой развешено ещё некое специфическое «железо», но даже увеличение фотографии не даёт возможности его распознать. Хотя, помнится, запечатленный на фото субъект (я просто немножко знаком с фигурантом) на лямку рюкзака обычно навешивал ледобуры.

Вокруг талии у спортсмена намотан расходный репшнур, большой узел которого хорошо виден под пряжкой грудной обвязки. И вот тут мы рассмотрим изюминку...

Альпинистская брезентовая система (да-да, брезентовая), состояла из двух частей - верхней обвязки и нижней беседки. Грудная часть состояла из «пояса Абалакова» и поддерживающей петли. И производила её (давайте угадаем с одного раза?) … та же упомянутая судоверфь. Нижние части альпинисты шили вручную из подходящих ремней. Судоверфь как-то медлила с производством беседок, хотя к 80-м, наконец, освоила и их выпуск.

Пояс Абалакова не имел штатных полочек для развески альпинистского снаряжения. Полочки выгибались плоскогубцами из попавшегося под руку алюминиевого или стального прута и насаживались на систему (см. фото).

На этом осмотр снаряжения рубежа 70-х-80-х годов можно было б и завершить. Жаль, в кадр не попала обувь рассматриваемого субъекта. Современным любителям гор было бы любопытно увидеть на ногах восходителя трикони (кожаные ботинки с набитыми по ранту стальными «зубами») либо сельские резиновые галоши. Особо в альпинистской среде ценились галоши т.н. «азиатские» - оч-чень они были хороши для лазания по скалам (привет всем производителям скальных туфель).

Ну и о брендах эпохи. «Харьковские жюмары», «Свердловские ледобуры» - это были бренды 80-х, поименованные по названиям городов, в которых энтузиасты осваивали кустарный выпуск альпинистского специального снаряжения. А «закладки Стрельникова» и «айсбайли Гриневича» в узких кругах были ценимы покруче яиц Карла Густава Фаберже.

*****

Вот так они и жили лет 35-40 назад. Автоклавы делали из заготовок для чайников, скайхуки – из ножек от примуса, платформы для работы на ИТО – из мисок и тазиков. Но как же классно себя ощущали среди снегов, льдов и вершин, верно? Субъект на фото явно бы подтвердил. Вон, физиономия какая довольная, аж зависть берёт…

А вот теперь - с Международным днём альпинизма, друзья."

Теги: горы, альпинизм, история альпинизма
Автор: Николай Дроботенко, https://www.facebook.com/
Просмотров: 669
Опубликовано 2019-08-09 в альпинизм

comments powered by Disqus