Боржавские хроники. И личный опыт

Полонина Боржава зимой. Фото Марьяна Маланчак, photographers . ua
Полонина Боржава зимой. Фото Марьяна Маланчак, photographers . ua


Статья Николая Дроботенко о зимнем туризме на Боржаве в украинских Карпатах

Часть 1. О лбах и граблях.

Жизнь так ничему и не учит. Ещё не стихла волна обсуждений рождественских спасработ на Боржавском хребте. Тогда пятеро фрирайдеров в один день - 6 января, в тумане по ошибке спустились на дикие южные склоны Боржавы. Двое вернулись на гребень к полуночи. Третий погиб. Четвёртый вышел на хребет через сутки. Пятого – Игоря Грищенко, искали пять дней, и это освещали все центральные СМИ. Казалось бы, катающиеся на Боржаве должны были усвоить аксиому – выход в туман на фрирайд выше леса чреват плачевным исходом. Но нет. Некоторые, не взирая на чужой опыт, берутся за доказывание теорем.
25 января на Боржаве окончилась очередная поисково-спасательная операция.

Всё как обычно. Не обращая внимания на туман, четверо сноубордистов поднялись на гору Гемба. Утратив ориентиры, они спустились на южную сторону Боржавского хребта вместо северной. После чего в 16.20 позвонили в спасслужбу. Им повезло – если бы группа выкатилась чуть ниже, возможность сделать звонок была бы утрачена.

После сообщения о происшествии сноубордистам перезвонил командир Воловецкого отделения горноспасателей Василий Райчинец, и дал жёсткие указания – НЕ пытаться идти вверх (в туман, на хребет). Уходить вниз по долинам ручьёв в село Березники, до которого километров 15 непростого (с буреломами), но надёжного спуска. Предупредил, что в ущелье связи не будет. Дал установку - не паниковать. Группа спасателей выйдет навстречу.

И тут я проставлю важный акцент. В данном случае попавшие в нештатную ситуацию сноубордисты ВЫПОЛНИЛИ указания спасслужбы. И пошли вниз. В отличие от заблудившейся 6 января группы, с которой в абсолютно аналогичной ситуации говорил по телефону тот же Райчинец. Тогда тройка фрирайдеров ПРОИГНОРИРОВАЛА указание идти вниз, и пошла вверх (с пропавшими в тот же день Игорем Грищенко и Виталием Полтораком связи не было).
В результате двое из заблудившейся тройки к полуночи вышли на гребень Боржавы, оставив на склоне более слабого. Оставшийся – Виктор Драчев, умер от переохлаждения - таков вывод судмедэксперта.
Возвращаясь к событиям 25 января - около часу ночи сноубордисты были встречены спасателями в долине Боржавы. Они были уставшими, но живыми. О чём и сообщил официальный сайт ГСЧС

Итог.
Выполнение группой указания спасателей – это плюс. Минус же в том, что вопреки многочисленным историям о заблудившихся в карпатском тумане фрирайдерах эти ребята решили покататься в тумане. И наступили на грабли, проигнорировав чужой опыт.
И ещё один штрих. У группы не было «аварийных наборов» на случай ЧП. В частности - ни у кого не было налобного фонаря. В результате шли в ночных буреломах при свете смартфонов. Благо, пауэрбенк был. Тоже наука.

Часть 2. Андрей.

А за пять дней до описанных событий – 20 января в 23.20 на номер 101 поступил звонок от жены горнолыжника, который не вернулся после катания в село Пилипец. Связь с пропавшим отсутствовала.

Тут же было поднято отделение горноспасателей Василия Райчинца, которое в ночь вышло обследовать северные цирки Боржавы. Поиск результатов не дал.
Утром в село Березники для осмотра южных склонов хребта выехала группа Евгения Чизмара - отделению Райчинца после ночных поисков нужно было дать отдых.
Однако в 10.30, как раз к приезду спасателей, потерявшийся вышел на связь. И спасателям осталось его лишь забрать и привезти в Пилипец. Уставшего, но живого. Об этом также сообщила ГСЧС на своём сайте.

Но эта история для меня лично предстала вдруг в неожиданном ракурсе. По приведенной ссылке можно прочесть:
«На щастя, чоловік перед виходом у гори прочитав багато корисної літератури про те, що треба мати із собою, тож обладнав свій рюкзак усім необхідним. Спорядження й дозволило в Карпатах уникнути обморожень та переохолоджень».

Тут и начинается личное. Пресслужба почерпнула информацию, конечно, от Чизмара – руководителя спасательной группы. А Чизмар ей рассказал следующее.
Встретив в Березниках заблудившегося, которого в местном магазине уже успели накормить-напоить (его вид не оставлял сомнений, что такого человека нужно кормить и поить), Женя в беседе с ним произнёс нечто следующее: «Есть в Интернете такая статья – "Они должны были выжить"». И Андрей (так зовут парня) вдруг ответил: «Читал!» Для Жени это стало сюрпризом.
Но когда Андрей перечислил, что после прочтения статьи собрал в «аварийный набор», Женя почти прослезился (это дословно – любит Женя красивые образы), и мгновенно позвонил мне. «Он читал твою статью! И у него в рюкзаке…» При перечислении онемел уже я. Потому что у Андрея в рюкзаке были:
- карта
- компас
- смартфон
- пауэрбенк
- свеча
- спички
- каремат
- запасные носки
- запасные варежки
- кружка
- маленькая пила (!) и
… (что окончательно повергло меня в онемение) …
- портативная газовая горелка - не туристическая, а бытовая, с баллончиком.

Так в сообщении ГСЧС появилась фраза «На щастя, чоловік перед виходом у гори прочитав багато корисної літератури…». А у меня появился номер телефона Андрея.

*****

Мы проговорили с ним вечером минут сорок, когда Андрей уже чуть отошёл от пережитого. Меня интересовало всё. Психологическое состояние. Давило ли одиночество и отсутствие возможности сделать звонок. Выбор маршрута движения. Где ночевал. Чем из «аварийного набора» воспользовался.

С первых же слов я составил о нём впечатление как о замечательном парне. Маркером стало то, что… ему было стыдно (редкое, по нынешним временам, качество). Дико стыдно перед спасателями. Да и перед собой тоже. Поэтому я не оглашаю фамилию - Андрей попросил. Стыдно.

Ему 35. Стоит на лыжах уверенно. Собираясь в Пилипец с женой и детьми, экономил на весе вещей – посему оставил дома свои лыжи с ботинками. Взял комплект в Пилипце напрокат. Поднялся на Гембу пешком. Увязался за незнакомыми фрирайдерами, чтобы съехать за ними, но потерял их в тумане. Съехал куда-то. И тут началось…

Пропала телефонная связь. Никого рядом. Сразу из подсознания возникли примеры, описанные в прочитанной недавно статье. «Не паниковать», «валить вниз» и «работать» - эти установки стали лейтмотивом на пути спуска. Бурелом и кустарник на склоне тяжело дался, что в конечном итоге согнало Андрея в русло ручья. Рядом с ручьём – снег по бёдра. Принял решение идти по воде - так быстрее.

Ноги промокли. Стало глубже – вышел на снег, надел лыжи. Подлип жуткий – натёр лыжи свечой (это вспомнилось из статьи). В горнолыжных креплениях было идти неудобно, но лыжи не давали проваливаться. Где-то удавалось скользить, отталкиваясь лыжными палками. Прокатные ботинки стали сильно натирать ноги.

К сумеркам нашёл охотничий домик. Печка-буржуйка, дрова, топчан, два матраца. Но решил идти – понимал, что жена поднимет тревогу, если он не выйдет на связь. Прошёл ещё некоторое расстояние, но усталость и жутко натёртые ноги развернули его назад, к хижине.

Вернулся. В темноте, светя встроенным в пауэрбенк фонарём, достал из рюкзака спички. И тут он проклял себя, что не поместил спички в гермопакет (зима – не должны ведь были промокнуть!) В ручье у него было падение на спину – лежавший в боковом кармане рюкзака коробок отсырел…

Спичек в хижине не было. Лишь кусок старой тёрки. До середины ночи Андрей терпел холод, но часам к трём решил: если не найдёт хоть одну спичку в хате – пойдёт дальше ночью. При фонаре обползал весь дом. И в щели между досками нашёл спичку. Одну. Минуты две медитировал над ней и куском найденной тёрки (попытка в запасе – одна!), чиркнул, зажёг. От спички зажёг газовую горелку.

Горелкой развёл огонь в печке. Это была победа – появилась возможность согреться и высушить мокрые вещи.
С рассветом двинулся в путь. Дошёл до села. При первых признаках связи – сделал звонок. Вся история.

*****

Мы детально поговорили об ошибках и глупостях. Главной из которых, безусловно, было желание пофрирайдить в тумане. Да ещё и увязавшись за группой незнакомых людей. Тут Андрей, конечно, посыпал голову пеплом. Это урок на всю жизнь.

Но наряду с разбором ошибок (разобрались - проехали), я сказал ему, что он – большой молодец. Не скис, а боролся. И довёл этот процесс до конца. Из совершённых же глупостей Андрей сделал выводы. «Из-за таких дураков как я выходят спасатели…» - сказал он в завершение разговора. «Прошу прощения у спасателей» - написал уже в мессенджер.
Отличный парень (впрочем, это я уже говорил).

В «аварийном наборе» более всего меня интересовало, конечно – зачем он брал горелку на однодневный фрирайд. Ответ был таков - горелкой при ЧП на порядок проще разжечь любые, даже мокрые, ветки. Плюс в любой момент можно вскипятить/нагреть в кружке воду. Если брать термос – в нём лишь ограниченный объём чая. И термосом костёр не разожжёшь, если что (ну, логика есть).

Чего у Андрея не было из того, что должно было быть:
- не было отдельного GPS-навигатора (полагался на навигатор в смартфоне);
- не было спасательного одеяла;
- не было отдельного фонаря – полагался на встроенный в пауэрбенк. В результате встроенным фонарём посадил пауэрбенк (закономерный исход). С тем, что нужно иметь отдельный фонарь – согласился.

Ну и наибольший прокол – спички без гермокапсулы либо гермопакета. Это тоже урок на всю жизнь.

Что пригодилось:
- свеча (натирал лыжи от подлипа)
- фонарь, он же паурбэнк (хотя нужно эти девайсы иметь отдельно)
- сухие запасные носки (в хате)
- спичка (одна, к счастью, найденная)
- газовая горелка с кружкой (разжёг дрова, нагрел воду)
- смартфон (вышел на связь).

По тактике – всё делал правильно. Шёл вниз вдоль ручьёв. Мог дойти до Березников часам к девяти вечера (прикинули с ним суммарное время в пути). Но усталость и натёртые ноги остановили его в хижине. Если бы продолжил свой путь – никто бы об этой истории не узнал (жена заявила в службу спасения только в 23.20).

Подведу итог этой части, сначала приведя две цитаты.

Первая: «Прошу прощения у спасателей».
Могу лишь выразить уважение Андрею за мужество это сказать.

Вторая цитата – о прочитанной Андреем статье: «Все делал как в ней написано (ну почти все))) Все осталось в подсознании. Сейчас моя уверенность в том что она спасла мне жизнь близка к 100 процентам. Так что я бы ее перед каждым подъёмником повесил бы».

Это написано Андреем мне в мессенджер. И для меня слова «осталось в подсознании» являются ключевыми. Это то, к чему я стремился – к записи информации на подкорку. Чтобы она сработала в нужный момент. У Андрея – сработала. И я благодарен ему за «обратную связь».

А теперь сделаю небольшую ремарку. Некоторые могут подумать, что постоянно упоминая статью «Они должны были выжить» автор занимается хвастовством и самопиаром. Дорогие гиганты мысли (обращаюсь к думающим таким образом). Мы говорим сейчас о жизни и смерти, верно?

У меня перед глазами два примера - Андрей и Виктор.

Мне уже никогда не удастся поговорить с замёрзшим в ночь с 6 на 7 января на склонах Боржавы Виктором Драчевым. Но по двум признакам:
а) рюкзак у Виктора был пуст абсолютно (это констатировали спасатели), и
б) он не сделал попытки уйти со склона, на котором замёрз, в зону леса – я с прискорбием сознаю, что статья, прочитанная Андреем, Виктору на глаза не попалась.

Андрею же советы статьи помогли остаться живым.

И для меня ответ на вопрос «делиться опытом или созерцать молча» лежит между двумя судьбами: Виктор – Андрей. Поэтому, не взирая на оскомину, которую может вызывать упоминание заголовка «Они должны были выжить», я дам ссылку на текст, хоть и не считаю его идеалом. Рекомендую прочесть (тем, кто ещё не прочёл). «Но можете этого и не делать, если вас не интересует результат», как сказал бы Жванецкий.

Теперь – к личному опыту.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!

Не посещающие Боржавский хребет могут не читать всё последующее – пойдёт специфика, будет скучно. Далее, практически – конспект лекции. Обучающий материал. Предупредил? С заинтересованными – пойдём дальше



Полонина Боржава зимой. Фото Игорь Мелика, igormelika.com . ua
Полонина Боржава зимой. Фото Игорь Мелика, igormelika.com . ua


Часть 3. Личный опыт прохождения ущелья Боржавы. Лайфхак на случай «заблуда».


Людей, застрахованных от ошибок, не существует в природе. Порой гибнут опытнейшие - в мировой практике таких примеров, к сожалению, много. Даже в истории «домашней» Боржавы они, увы, есть.

Год назад, имея за плечами некий опыт, я тоже умудрился сделать не фатальную, но ошибку. Ошибка та самая – «свал» в тумане не на северную, а на южную сторону Боржавского хребта.

Скрывать промахи комфортнее для самолюбия. Но их публичный анализ приоритетней моего личного эго. Это способ уберечь остальных. Поэтому я разберу на мельчайшие составляющие свои ощущения, мысли, действия, и дам личные рекомендации по прохождению ущелья Боржавы. Загляну себе в мозг и опишу его работу в тот день.

Итак, в январе 2018-го, уже практически шести десятков лет от роду, я понял, что по-прежнему бываю азартен. Новые, только купленные великолепные лыжи – это и стало причиной ошибки. Хотелось потестить. В итоге – пара разминочных спусков по трассе, и, не взирая на туман - подъём на скитурах на Гембу (ты же знаешь здесь всё!). Ощущение полнейшего наслаждения поведением новых лыж, полная уверенность, что спускаешься в нужную сторону (ты ведь 24-й год уже на Боржаве!) Зачем тебе сейчас компас (он в рюкзаке)?! Зачем навигатор (он - там же)?! И тут…

Вынырнув из тумана уже глубоко в зоне леса, ты понимаешь, что находишься на юге хребта. Достаёшь навигатор и компас – так и есть! Достаёшь мобильный – нет связи.

«Ты как сюда попал, старый пень!!??» - первая реакция практически вслух. «Ты же сам пять лет назад писал в статьях, что на юг спускаться НЕЛЬЗЯ!? Ты публично давал рекомендации по ориентированию на Боржаве, и сейчас сам же и влип?!! Поззз-зорищще!!!»
Выплеск эмоций - 30 секунд. Громко, с проклятиями в собственный адрес.

После чего тумблер «Эмоции» выключается наглухо. А тумблеры всех внутренних ресурсов переводятся в положение «On». Организм подбирается. Мозги начинают работать не как часы – как компьютер. Ни малейших эмоций – только холодный расчёт. Голова мгновенно анализирует ряд параметров:
- погоду (туман)
- крутизну склонов (там, где нахожусь, в лесу - круто)
- лавиноопасность (здесь – нет)
- глубину снега (по пояс, если снять лыжи)
- возможные трудо/энергозатраты, которые впрямую связаны с затратами времени:

а) либо идти, барахтаясь в снегу, вверх – на скитурах, в камусах, обходя кусты и деревья, широким зигзагом («в лоб» не пройдёшь). А чтобы надеть камуса, нужно снять лыжи и утонуть в снегу на крутом склоне.

б) либо, не снимая лыж, продолжить движение вниз.

Обработав всю имеющуюся информацию, мозг командует – «Вниз!» В буреломное ущелье, в котором никогда не бывал. Но знаю (и вижу по карте) – километрах в 15 (с учётом рельефа) находится село Березники. В котором я тоже никогда не был.

И тут я вернусь к событиям 6 января сего года, когда на юг Боржавы спустились пять человек. Все они приняли решение идти вверх, в туман. Для одного это окончилось смертью. Судьба остальных описана в первом абзаце статьи. Я же, проанализировав все параметры, принял решение идти вниз. И в этом – разница между нами. Между New School и Old School.


Часть 3-1. Мои действия.

  1. Первое, что я сделал – ВЫКЛЮЧИЛ РАДИОМОДУЛЬ СМАРТФОНА, переведя его в режим «полёта». Чего не делают многие, попав в аналогичную ситуацию. Телефон при поиске сети потребляет заряд интенсивнее и быстрее садится.

  2. Все дальнейшие действия подчинены главному всепоглощающему принципу - БЕЗОПАСНОСТИ. Ты больше не должен совершить ни единой ошибки. Потому что – один. Без связи. И на помощь никто не придёт.

    Факторы риска:
    а) получение травмы (что усугубит ситуацию и может повлечь фатальный исход);
    б) кувырок на крутом склоне с уходом в снег головой вниз (также вероятен смертельный исход). Как это происходит – смотрим видео



    а лучше – читаем статью

  3. Глаза сканируют склон, выбирая самый безопасный путь спуска. Мозги обрабатывают. Концентрация внимания – максимальная.

  4. Организм переведен в состояние «Соревнования, чемпионаты», в которых участвовал ранее. В том числе в мышечной памяти всплывают ощущения первого чемпионата Украины по скитуру 99 года, проведенном нами на Близнице. Ни одного лишнего хаотичного движения. Всё делается быстро, точно, без потерь времени и лишней траты энергии. «Чемпионат! Финиш – в Березниках! Гоу!»

  5. По возможности – ни единого шага вверх, даже при обходе упавших стволов. Только вниз. Только – сбрасывать высоту.

  6. Практически сразу отметил – оптимальное преодоление буреломов идёт по следу диких зверей (рекомендую запомнить эту деталь). В буреломе (лесу) если есть следы зверя – именно по ним нужно идти, если ваши направления движения совпадают.

  7. Борьба с буреломами и кустарником на склоне отнимает много сил и энергии. Внутренний компьютер в какой-то момент командует: «Вниз, в ручей!». Ручей - нижняя точка ущелья. На другом берегу просматривается приемлемый для движения участок склона (пока).

  8. Преодолеть водную преграду можно в один-два прыжка с камня на камень. Но внутренний компьютер выдаёт «Alarm!» с пояснением: «Январь, на камнях может быть плёнка льда. Поскользнуться, упасть в воду, сломать руку/ногу – ситуация перейдёт в ранг критической. Поэтому – вброд!»
    Брод с тщательной постановкой ноги в дно - это надёжно. Опять компьютер внутри: «Исходя из расстояния до Березников – должен дойти без холодной ночёвки. Мокрые ноги – не помеха. Пошёл!». Бродов на пути было несколько, но это увеличило скорость прохода ущелья.

  9. Иногда идёшь прямо по ручьям параллельно основному руслу реки – так быстрее, чем на скитуре в глубоком снегу с обходами упавших деревьев, снимая/надевая лыжи при перелезании через брёвна.

  10. Периодически включаю радиомодуль смартфона для проверки сети. Задача - не вызвать спасателей, а наоборот, предупредить Женю Чизмара, чтобы спасслужба не дёрнулась. Сам накосячил – сам ситуацию и исправлю. Просто чтоб знали, где я нахожусь и куда двигаюсь (но связь не появилась вплоть до Березников).

  11. Страшно ли в таких ситуациях? Конечно страшно. Страх перед лицом опасностей – это нормально. Но он должен быть конструктивным, а не паническим. У меня в этой ситуации он был именно таковым. Это даже не страх, а реальная оценка опасностей и противопоставление им своих выверенных расчётливых действий.


Достаточно. Идём далее.

Часть 3-2. Особенности прохождения.

  • Самый сложный участок – первые пару километров верховья. После чего долина реки расширяется и буреломы остаются на склонах. Поэтому – не вешать нос при первых встреченных трудностях.

  • Физическая нагрузка выше средней. Нужно держать себя в форме. Вообще. В жизни.


Часть 3-3. Время прохождения.

У меня на скитурах (хотя многократно их пришлось снять/надеть) путь до Березников занял около трёх часов. Точного хронометража нет – не до того было.
На подходе к Березникам встретил местного фермера на УАЗ-е, который подбросил меня до села. Но это уже не имело особого значения – на подходе к селу засыпанная снегом летняя дорога, и скитуровским шагом оставалось пройти ерунду.
Отзвонился Жене Чизмару из Березников в 16.44. К ужину был в Пилипце.

Безусловно, ключевую роль сыграл опыт. Сорокалетний опыт общения с горами. И соревновательный опыт. Никаких лишних и хаотичных движений. Никаких лишних потерь времени и энергии. КПД – максимальный. Работа на результат. Всё как на соревнованиях.
Теперь об ориентирах по времени для всех, кто окажется на южных склонах хребта.

Для оценок возьмём две реперные точки:

1. В соревновательном темпе проход по ущелью занял около трёх часов.

2. Группа спасателей Жени Чизмара в 2013-м тащила Диму Беляева со сломанными ногами из верховий Боржавы до Березников примерно 10 часов.

Между двумя этими точками сформируем шкалу.

А) хорошо подготовленные физически, психологически и тактически владельцы скитуров должны укладываться при прохождении ущелья Боржавы в 3-4 часа (Проверено лично. И надеюсь, в заочном чемпионате «Дойдём до Березников!» молодые ребята всё-таки выиграют у старого дряхлого деда. Это я о себе. Шучу. Но знайте – у Жени Чизмара вы не выиграете никогда. Уже не шучу).

Б) горнолыжники без скитурных комплектов расстояние до Березников могут пройти за 5-7 часов (доказано Андреем - суммарное время его движения с натёртыми ногами составило около семи часов).

В) сноубордисты – самые тихоходные, поскольку весь путь преодолевают пешком, утопая в снегах, неся в руках сноуборды. Расчётное время на проход до Березников – 8-9 часов (если не хныкать).

Г) если вы идёте 10 часов – значит идёте со скоростью, с которой группа Чизмара тащила носилки с Димой Беляевым.

Если дело идёт к «холодной ночёвке» (альпинистский жаргон) - это не повод сразу же умереть. Доказано Димой Беляевым, пролежавшим со сломанными ногами на поверхности лавины более суток в 2013-м. Доказано в этом году в ночь с 6 на 7 января при температуре -20 Виталием Полтараком – напарником Игоря Грищенко. И доказано самим Игорем Грищенко, выдержавшим три «холодных ночевки» при ориентировочно -20 (четвёртая была в хижине). Держите в памяти эти примеры.


Часть 3-4. АКСИОМА БОРЖАВЫ.

Аксиому сформулирую следующим образом – из какой бы точки около горы Гемба вы по ошибке не попали на юг - ВСЕ ручьи и реки с южной стороны Боржавского хребта на участке между вершинами Великий Верх-Гемба-Магура-Граб ведут в село Березники. И исключений в этом правиле нет.

К сожалению, этого не знал Игорь Грищенко, бродивший по ущелью пять дней. Именно его история понудила меня к публичному формулированию «Аксиомы Боржавы». Хотя её мог бы озвучить любой, кто заглядывал в карту района.

Я не хочу программировать читателя на однозначный спуск в Березники после случайного «свала» на юг. «Вверх» или «вниз» - определяют внутренний компьютер и холодная голова, анализирующие массу параметров. Основной фактор – туман, в котором вы можете бродить сутками. Не говоря уже о риске выхода на лавиноопасные склоны.

А если опыта нет, голова работает плохо, связь исчезла и вас начинает одолевать паника – вниз однозначно. Даже без компаса, карты и навигатора. Любой ручей выведет вас в село Березники (повторяем вышеприведенную аксиому). Этот путь проделали уже десятки заблудившихся туристов, фрирайдеров. В том числе самые субтильные девушки. Все живы. Умер, к сожалению, один Виктор Драчев, оставшийся выше леса на склоне, и который не пошёл вниз.

Но если вы пошли вниз - не расценивайте свой выбор как катастрофу и выживание. Расценивайте как однодневный туристический выход. Т.н. «поход выходного дня» (ПВД) - 15 км, несколько часов пути. Выживанием этот ПВД можете сделать только вы сами, вследствие своих же ошибок. Не дайте панике вас одолеть, и всё окончится хорошо.

Теги: Карпаты, туризм, Карпаты зимой, Боржава, Боржава зимой
Автор: Николай Дроботенко, www.facebook.com//nick.drobotenko
Просмотров: 1607
Опубликовано 2019-02-07 в спортивный туризм

comments powered by Disqus