Павел Дунай: "Я рассчитываю на то, что на К2 все будет хорошо"

Зимой сезона 2019 года к второй по высоте вершине мира - восьмитысячнику К2 (Чогори / K2, Chogori) высотой 8611 метров, что расположен на границе Пакистана и Китая отправляется испанская (баскская) экспедиция во главе с Алексом Тиконом (Alex Txikon).
Одним из участников экспедиции станет польский альпинист Павел Дунай (Paweł Dunaj).

О ходе этой экспедиции мы будем сообщать в нашей спецтеме: К2 ЗИМОЙ 2019. ЭКСПЕДИЦИЯ АЛЕКСА ТИКОНА

Интервью Павла Дуная для польского радио RMF FM

Павел Дунай (Paweł Dunaj). Фото off . sport . pl
Павел Дунай (Paweł Dunaj). Фото off . sport . pl


Михал Родак, RMF FM: 2 января ты летишь в Пакистан в зимнюю экспедицию на К2. Что чувствуешь за несколько дней до начала?

Павел Дунай: жарко, это значит очень много оргвопросов, так что даже нет времени думать над настроением. Оформляем последние вещи, чтобы все было на месте. Именно сегодня, когда мы разговариваем, много людей помогают нам в этом.

- В теплой постели перед поездкой слишком долго не полежишь...

- Нет, теперь день начинается в 5 или 6 утра, потому что известно, что если не начать рано, то потом не хватит времени, а до отъезда осталось несколько дней. Мы летим не из мест, где мы живем, нам еще нужно добраться, поэтому мы на самом деле уезжаем за сутки до этого. Я еду во вторник вечером, чтобы быть в среду утром в Берлине, откуда я лечу.

- Не знаю, в курсе ли ты, но Алекс уже полетел в пятницу.

- Честно говоря, я ничего об этом не знал раньше, понятия не имею, почему так рано. Возможно, дело в том, чтобы устроить некоторые вещи. В Пакистане оформление чего-либо занимает много времени. Существует поговорка о том, что у нас европейцев
есть часы, а у пакистанцев есть время. Может, он хочет убедиться, что все в порядке, потому, что знаю, что он хочет провести в Исламабаде как можно меньше времени. Когда мы приземлимся 3 января, сразу после этого или, самое позднее, 4 января
отправимся дальше, чтобы не было никакого простоя.

- Алекс полетел первым в Катманду. Там он встречается с непальской группой - шерпами, которые будут с вами, и 3 января они уже будут ждать в Исламабаде остальную часть команды, летящую из Европы.

- Это очень вероятно. У нас сейчас нет связи с Алексом. Мы все улаживаем через Игнасио (Игнасио де Зулоага - координатор экспедиции-специя ред.), то есть его менеджером, который будет руководителем нашей базы.

- Как это вообще случилось, что вы оказались в этой команде? Когда вы начали переговоры? Я понимаю, что это было предложение Алекса?

- И да, и нет. С последней нашей зимней экспедиции на Нангапарбат, если бы мы сейчас не поехали, прошел бы весь 2016 год, весь 2017 и весь 2018, и практически пришлось бы ждать следующей зимы, так что это почти 4 года без высоты.
С "Лохматым" Павлом Витковским (участник экспедиции Нанга Дрим в 2015 и 2016 года, в котором принимали участие, в частности, Павел Дунай и Марек Клоновски-ред.) мы решили, что мы едем любой ценой. Остальная команда сказала, что едет через год. Мы не хотели ждать.

Уже планировали ехать в этом году на Нангапарбат, но подумали: "Нанга была взята. Было бы здорово сделать что-то новое, более сложное".
На Нангу можно вернуться всегда. У нас есть маршрут, мы знаем, что, где и как. Практически все наше снаряжение с предыдущей Нанги - спальные мешки, комбинезоны, палатки - осталось у нашего связного Аббаса. Поэтому мы написали Ашгару, который принимал нашу экспедицию зимой 2013/14 (в которой принимали участие в том числе Томаш Мацкевич, Марек Клоновски, Павел Дунай и Яцек Телер).

Мы поинтересовались, сколько стоит экспедиция на К2 - так, из чистого любопытства. Когда мы получили цифру, челюсть отвисла, потому что зимняя экспедиция - это какие-то космические деньги. За одного человека стоит так же, как семиместная экспедиция на Нангапарбат.
Это правда. Мы решили, что если есть вариант, мы бы хотели попробовать, но вдвоем мы бы, к сожалению, не смогли. Поэтому мы попросились к россиянам, потому что тогда официально только россияне объявили поездку, но они вежливо поблагодарили нас, сказали, что за 25 тысяч долларов за человека мы можем поехать с ними.
Я сказал:"нет, очевидно, что они не хотят нас, и только, чтобы быть вежливыми и культурными, они сказали нам так много". Потом заговорил Ашгар: "Слушайте, если хотите, есть возможность присоединиться к другой экспедиции". Речь об Алексе. Мы ответили, что это очень хорошая идея, и мы спросили, как связаться с ним. Тогда Игнасио уже позвонил нам, так что можно сказать, что это Ашгар нас с Алексом "связал".

- Это забавная история. Когда все это произошло - за последние несколько месяцев?

- Мы начали спрашивать на рубеже сентября и октября. Тогда мы поговорили с Ашгаром, у меня с ним хороший контакт. Мы близко познакомились, потому что он организовал спасательную операцию, когда я попал в аварию на Нангапарбат в 2014 году (Дунай и Михал Обрицки были ранены в лавине - при.Ред.). Он присматривал за мной, доставлял мне картошку фри, покупал чипсы для расслабления, когда я был в больнице. Можно сказать, что это уже было по-дружески, несмотря на разницу в возрасте между нами. Очень симпатичный и внимательный человек.

 Травмированный Павел Дунай (Paweł Dunaj) в базовом лагере Нангапарбат, после лавины, март 2014 года. Фото Paweł Dunaj
Травмированный Павел Дунай (Paweł Dunaj) в базовом лагере Нангапарбат, после лавины, март 2014 года. Фото Paweł Dunaj

Я не хочу сейчас соврать, но Игнасио написал мне примерно 15-16 октября, что они едут, но пока дело строго секретное, и чтобы никому ни слова. Тогда начиналось уточнение деталей, но расчет был, что поеду я и "Лохматый". В конце октября мы отправили аванс - по 2 тысячи евро, но вышло так, что некоторые личные обстоятельства остановили "Лохматого" за день до пресс-конференции Алекса, когда он официально объявил, что он едет зимой на K2, Павел должен был написать ему информацию, что, к сожалению, он извиняется, но не может ехать. В вашем разговоре с Алексом это хорошо объясняется, почему он не сказал, что поляки едут с ним

- В то же время еще есть шанс, что вместо Павла Витковского в состав войдет Марек Клоновски.

- Шансы, на мой взгляд, очень большие, потому что, Марек страстный человек, если что-то решит, то я думаю, что он это сделает. Когда "Лохматый " написал, что не едет, я написал Алексу по электронной почте: "Есть вопрос, хотите ли вы меня вообще в этой поездке, поскольку я потерял партнера, и, как известно, в горах ходят по двое. Я остался без пары, так что вопрос возьмете ли меня хотите в качестве поддержки, или нет, но я буду еще пытаться уговорить своего лидера с Nanga Dream.

И тогда у Марека точно загорелась лампочка. Несмотря на то, что с самого начала, уже больше года назад, он сказал, что нет, он на К2 едет только зимой 2019/2020 г.

Сказал нет, нет и нет, и не пытайся убедить. А потом я увидел, что кто-то написал, что Алекс берет с собой еще солнечные панели, а это для Марека любимая фишка, потому что он любит тему возобновляемой энергии, и тогда все вроде закрутилось. Марек заявил, что хорошо бы поехать, но мы собирались в экспедицию 3 или 4 месяца, а Марек за 2 недели должен охватить все. Форму, к счастью, нет, потому что он тренировался последние 1,5 года довольно интенсивно, а здесь еще нужно собрать деньги, и я знаю, что он собирает.
Мы стараемся помочь ему как можно больше, болеем за него. Мы делимся информацией на Facebook и рассчитываем на то, что он поедет и очень надеемся.

- Собирает деньги, пытается быстро собрать снаряжение. Я часто разговариваю с ним эти две недели и приводил слова Алекса в интервью. Очень тепло о нем говорил.


- Да. Тогда, когда "Лохматый" отпал, еще не было ясности. Я спросил: "Марек, может, ты хочешь поехать за него? Предоплата внесена, а если не поедешь, то пропадет. Давай, может, еще что-то сделаем", он, очевидно, сказал, что нет, но - кмк - после вашей статьи, после разговора с Алексом, Марек увидел, что что люди в интернете тоже на него рассчитывают, потому что он является позитивной личностью и как-то так все хорошо сложилось, что появились теперь большие шансы, что Марек поедет. Я знаю, что уже билет он купил и визу получмл, так что лазейку, чтобы ехать имеет открытую все время.

- Для вас это тоже было бы хорошо, потому что вы хорошая схоженная двойка, чтобы вместе работать.

- Это точно. С Мареком я уже был в трех экспедициях, так что это будет наша четвертая совместная экспедиция. Мы знаем друг друга, так что было бы здорово работать вместе. Он был бы вторым поляком, и, как известно, в течение двух месяцев было бы неплохо по-польски поговорить. Я рассчитываю, что он поедет и мотивирую его, как могу, чтобы он не усомнился ни на минуту, потому что я знаю, что четверг был тяжелый день, когда оказалось, что у него проблемы с комбинезоном, а надо еще достать дополнительно 400 метров веревки. Веревку мы получили в пятницу.
Теперь нужно еще ее Мареку доставить, потому что у него есть место в багаже. Но он жесткий мужик, так что поедет обязательно. Я в этом уверен.

- Вы уже определили, какова будет ваша роль в команде Алекса? Полагаю, вы будете равноправными партнерами и будете работать вместе.

- Когда мы договаривались о деталях, я сказал им: "вы все еще готовы взять меня одного? Я всегда могу быть вспомогателем". У нас нет такого опыта. Ни я, ни Марек не были выше 8000 метров. Мы действовали на 8000ках, но даже до 8000 м ни разу не поднялись, поэтому мы действительно едем в качестве вспомогателей, поддержки, я не знаю, как это точно назвать.
Просто поддержать Алекса, и, кстати, самому что-то "подмаслить", но без каких-либо больших амбиций, чтобы это плохо не кончилось. Мы едем просто сделать хорошую работу, и оставить после себя хорошее впечатление, чтобы через год, или через пару лет сказали, что ребята из Нанга Dream-это хорошие ребята, - стоит их брать, потому что усиливают состав и хорошо помогают.

- Правильно, любой ценой не нужно себя насильно запихивать. В частности, зная Алекса, даже несмотря на возможную в этом году неудачу, приятно просто строить такие отношения.

- Это правда. Впрочем, все мои коллеги из команды Нанга Dream - "дикий кабан" (Михаил Dzikowski - прим. ред.), Dziubas (Фома Dziobkowski - прим. ред.), "Лохматый", "Пожарный" (Павел Kudla - прим. ред.) - с самого начала были так настроены и так планировали, что поедем на К2 на рубеже зимы 2019/2020. Если в этом году К2 зимой не сдастся, то я думаю, что в следующем году там будет многолюдно.

От Редакции:
К2. Чогори - Великая гора
К2. Чогори - Великая гора

Напомним, что восьмитысячник К2 - единственный из 14 восьмитысячников мира, который еще не был пройден в зимний период!

Из минувших шести экспедиций наиболее высокой отметки достигла польская команда в 2003 году: 7650 метров.
Подробней о этом читайте в нашей статье: ИСТОРИЯ ЗИМНИХ ВОСХОЖДЕНИЙ НА ВТОРОЙ ПО ВЫСОТЕ ВОСЬМИТЫСЯЧНИК МИРА - К2


- Мы в последний раз говорили в 2016 году, когда вы с Мареком сидели на Нанге...

- в" зубчатой полости", в С2 (на высоте около 6000 м - прил.Ред.)...

- Да, а позднее, когда вернулись на базу с последнего выхода, когда вы поднялись на 7200-7300 метров. Такие зимние экспедиции затягивают и ждешь возвращения через несколько лет?

- Я не знаю, что такого есть в горах, это, наверное, такие самый популярный вопрос от людей, которые не понимают, зачем альпинисты лезут: "зачем ты это делаешь?". И я не знаю, что ответить. Тогда мы с Мареком спустились, потому что у него уже был сильно обмороженный нос, он чувствовал невероятную боль.
И только поэтому мы спустились, потому что спортивная форма была идеальной. Если бы не этот нос, мы бы пошли дальше. Несмотря на то, что он сильно страдал, все-таки тянет туда вернуться, и
не могу объяснить почему. Просто что-то в этом есть.

- Я больше думал о том, что, когда вы полетели в свою последнюю экспедицию на Нангу, никто не верил в вас. Все наблюдали, что происходило по другую сторону горы - там были Симоне Моро, Адам Белецкий, Алекс Чикон, а вы были вне зоны внимания, и вам удалось сделать действительно много. Я думаю, что в этой экспедиции вы сделали себе имя.

- Действие без шума дает только большие плюсы, много плюсов, потому что никто ничего от тебя не ожидает. Я сейчас чувствую себя очень комфортно, в большом покое. В этом году даже не было времени искать спонсоров. Я еду полностью за свои деньги,
поэтому мне не нужно никому ничего доказывать.
Я собираюсь исполнить свои детские мечты, чтобы поехать в K2 и рассчитываю на то же самое, что мы сможем"сделать " много. Не любой ценой, но сделать так, чтобы быть собой довольным.

- Интересно, как это будет выглядеть. Алекс все очень тщательно планирует. Имеет ясный взгляд на то, как должна выглядеть его экспедиция. Иметь такого лидера-это, наверное, приятная вещь.

- За последние 18-20 лет я много работал с польским скаут-движением, где у вас тоже есть начальник, у вас есть командующий, так что я привык, что есть лидер. Лидер это не тот, кто повелевает тебе, в тот, кто тебя так ведет, чтобы ты хотел идти.

Мы предполагаем, что Алекс является лидером. На самом деле мы действуем под ним, чтобы он смог сделать как можно больше. Мы хотим помочь ему как можно больше, и правда в том, что, может быть, нам что-то "перепадет" и тоже сможем что-то сделать. Видно, что очень хорошая организация. У них все действительно хорошо спланировано, все, до мелочей, и я думаю, что это будет очень хорошая экспедиция. Я рассчитываю на то, что все будет хорошо. Мы точно не будем играть первые скрипки, если вообще будем играть на скрипке, но мы будем стараться максимально помочь.

К2. Желтым цветом отмечен стандартный маршрут 1954 года. Красным цветом - маршрут 1978 года
К2. Желтым цветом отмечен стандартный маршрут 1954 года. Красным цветом - маршрут 1978 года


- Вы обсуждали план, тактику действий? Когда я разговаривал с Алексом, еще интересно, какой путь на вершину он выберет.

- Это уже на усмотрение лидера. Я не могу сказать ничего. Будем ли мы сотрудничать с россиянами, или какой маршрут мы пойдем- это к лидеру. У меня нет таких полномочий, ни даже информации, чтобы говорить об этом.

- У тебя был какой-то контакт с русской командой?

- Нет, когда я разговаривал с Ашхаром и спрашивал о стоимости поездки, сколько стоит сервис и само разрешение, я просто знал, что они едут. Я лично не знаю ни одного из них. Никаких контактов не было, мы даже не писали друг другу. Просто не было времени. Алекс тебе сказал, что должна быть одна общая кают-компания, так что я думаю, что будет много времени для хорошего знакомства, а, как известно, что горы объединяют. Я думаю, что будет отличная атмосфера на базе. Русские-открытые люди, и с ними точно не будет скучно.

- Чего вообще вы ожидаете от К2? На Нанге зимой было очень тяжело.

- Я не соглашусь, что на Нанге было тяжело. Мы просто сами были слишком слабы. Расскажу, как это было, когда мы впервые поехали на Нангу. Мы ожидали, что самые высокие горы зимой-настоящий хардкор, на базе будет -30-40 градусов, комбеза будет недостаточно, и мы туда приехали, и когда на вершине был шторм, то мы на базе бегали в слипках и иногда даже без футболок в +13-14 в середине зимы, в конце декабря или начале января. Так писали в книгах, что это так трудно, тяжело и условия недружественные и то же самое и с К2.

Если смотреть любое видео из зимних экспедиций, то там на самом деле может быть тяжело. Мы ориентированы на худшее, и что будет холодно, но как будет - я не в состоянии сейчас предвидеть. То, что нас не убьет, сделает нас сильнее.

- Главное, чтобы это было просто хорошее горное приключение.

- В этом году я так это и воспринимаю. И чтобы как можно больше помочь. Немного по принципу паломничества в Ченстохову. Как часто говорят люди, и священники, пилигрим - это человек, который ничего не ищет. Нужно помнить об этом, и я исхожу из того же предположения, что мы ни на что не рассчитываем в этой экспедиции, а просто хотим оставить после себя самое лучшее впечатление, просто быть и общаться с горой, быть благодарным за то, что мы можем быть в этом походе, и мы можем подниматься.

Теги: Павел Дунай, Paweł Dunaj, Pawel Dunaj, , альпинизм, К2 зимой, зимняя экспедиция на К2, K2 winter expedition
Автор: Перевод Елены Лалетиной, http://www.russianclimb.com, Михал Родак, https://www.rmf24.pl/
Просмотров: 791
Опубликовано 2018-12-30 в альпинизм

comments powered by Disqus