Йорг Верховен: один из самых разносторонних скалолазов в мире

Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)
Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)


Нидерландец Йорг Верховен (Jorg Verhoeven) — один из самых разносторонних скалолазов.

Его тяжелые прохождения, включая боулдеринги и Нос на Эль Капитане в Йосемити, показывают любовь к скалолазанию и высокий профессиональный уровень, которые позволяют ему войти в очень маленькую группу элиты скалолазного мира.
The Circuit захотел узнать у него и Кати Саурвейн, как удалось уроженцу одной из самых равнинных стран мира достичь такого успеха в скалолазании.

Йорг, ты родом из одной из самых равнинных стран мира.

Да, но у нас много залов. В последние годы они растут как грибы.

Большинство из них открылись после того, как ты начал лазить. Расскажи, как это было?

Мой папа отправил меня на скалодром, потому что мне было интересно. С самого начала я знал, что это весело. Я вырос на классном скалодроме с потрясающим духом. Большинство скалодромов в Нидерландах похожи на фитнес-студии, люди приходят туда полазить на час, чтобы подвигаться после работы. На скалодроме, куда я ходил, было несколько хороших скалолазов, которые показали дух спорта.


Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)
Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)



Ты ездил на скалы в первые годы?

У меня был тренер, но он скорее воодушевлял, чем тренировал. Он демонстрировал отношение к скалолазанию как образу жизни. Учил не тому, как становиться сильнее, а способности получать удовольствие от процесса. Для него главной целью лазания в зале был выезд на скалы. Так что мы часто ездили в Фонт, расположенный в 5-6 часах езды, и на юг Франции летом. Я достаточно рано познакомился со скалами.

Сколько времени прошло перед тем, как ты уехал из Голландии, чтобы посвятить свою жизнь скалолазанию?

Для меня все было ясно и однозначно после выпуска из школы. Сразу после последнего экзамена проходил молодежный Кубок в Арко, и я просто собрал свои вещи и остался там. Так что думаю, мне было 17 или 18 лет.

Кажется, ты жил в пещере какое-то время.

Да, там было много скалолазов, и я ждал чего-то совершенно другого. Но это было весело. Хороший опыт. Я был полностью поглощен молодежными кубками в то время. Тогда было 4-5 Кубков в году, и я познакомился со множеством скалолазов. Когда я вспоминаю те дни, то все, что меня заботило — это где-нибудь полазить и найти друзей, с которыми можно лазить. Но несмотря на то, что в Арко не нашлось людей, с которыми я лазил, было весело.

И где ты оказался после Арко?

Начался сезон Кубка Мира, и я стал околачиваться вокруг. Большинство этапов проходили в Европе, так что я побывал в Швейцарии, Бельгии и, наконец, в Австрии, и остался там. Я просто сел на поезд и вышел в Инсбруке, потому что знал, что там есть скалодром.

Первую ночь я спал в парке, потому что не знал, где остановиться. На следующий день я попытался найти скалодром и узнал пару ребят, которые были там, они привели меня к себе домой, и я смог остаться подольше. А потом я познакомился с Катей, и все очень быстро начало меняться. Я никогда не переезжал, я просто остался в Инсбруке.

Мне хорошо здесь. Мне нужны горы, поэтому я уехал из Нидерландов. Мне нужны горы, места для лазания и компания мотивированных людей. Здесь очень развита культура во всех аспектах: альпинизм, спортивные соревнования по скалолазанию, лазание на скалах и все остальное.

Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)
Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)


Ты очень рано начал выступать. Ты даже говорил, что раньше был сфокусирован на Молодежном Кубке.

Да, потому что мне нравилось. Я всегда был очень напористым, мне нравится испытывать себя на соревнованиях, соревноваться с другими. Молодежные Кубки были всего лишь встречами с другими мотивированными скалолазами. Я легко знакомился с людьми, говорил на паре языков, так что достаточно быстро заводил новых друзей. Я бы не стал делать так снова, постоянные переезды выматывают. Попытка выстроить заново жизнь в новом месте — не самое легкое занятие. Но определенно стоило переехать сюда!

Если оглянуться назад, ты выступал на молодежных соревнованиях в прошлом веке, так что ты уже третье десятилетие в соревнованиях. Что позволило стать таким долгожителем в спорте?

Разнообразие и Катя. Я очень напористый, мне до сих пор нравится выступать. Все сильно изменилось за последние годы, но основы те же. Мне нравится соревноваться, а если бы не нравилось, я бы давно остановился. Мои результаты не хуже, чем 5 лет назад, я достиг многих целей, так что это еще одна причина выступать. Просто ради самого процесса, вы же понимаете.

Что тебе нравится в скалолазании? Боулдеринги? Люди?

В первую очередь, хорошая комбинация путешествий с возможностью проводить время с единомышленниками. С людьми, которые отличаются определенной мотивацией и которых всегда приятно увидеть снова. Соревнования - это весело.

Что ты чувствуешь, когда кто-то уходит из соревнований, ведь ты становишься старше?

Мне всегда немного досадно. Томаш Мражек — один из лучших примеров. Мы выступали вместе 5 или 6 лет, я видел этого парня 10 раз в году на соревнованиях, а затем он внезапно ушел и я стал его очень редко видеть. Та же история с Патчи, мне очень жаль. Кристиан Кор сейчас молодежный тренер. Классно, когда ребята остаются в спорте, так что можно их видеть часто.

Когда ты начинал, ты начинал с эры соревнований в сложности.

Да, и очень скоро я перешел в боулдеринг.

И что послужило причиной такого изменения? Некоторое время ты выступал в обеих дисциплинах.

Все началось со сложности, потому что Молодежные Кубки всегда проходили в сложности. Боулдеринг очень молод, он быстро рос вначале. 6 или 7 лет назад я был настолько мотивирован, что выступал на соревнованиях по боулдерингу, пару раз выступал в двойном сезоне, и было забавно!

Боулдеринг полностью отличается сейчас. Я не хочу выступать сразу в двух Кубках сейчас. У меня столько за плечами, я выступил на стольких соревнованиях, что сейчас я хочу поучаствовать в паре соревнований, а потом просто лазить на скалах. Я больше не хочу двойных сезонов, я понял это в последнем году. В сложности я достиг определенной точки и не могу двигаться дальше.

Для меня уже не было ничего нового. Каждый год тренировки для достижения определенного уровня, выше которого я не пойду, потому что я становлюсь старше и у меня уже нет того количества энергии, которое было в молодости. Я могу тренироваться до определенного уровня, и даже на этом уровне я могу выигрывать Кубки Мира лишь иногда, но это уже не похоже на вызов. Все время одно и то же. Я не мог больше расти.

Боулдеринг очень сильно развивается, стиль изменяется, я могу развиваться в разных направлениях, становиться лучше. Оглядываясь назад, я рад, что все еще принимаю участие в соревновательном сезоне. Иначе я был бы сейчас в Гималаях. Тоже весело, но мне больше нравится то, чем я занимаюсь!

Ты меня удивил. А еще я заметил, что в большинстве видов спорта, не имеющих отношения к скалолазанию, спортсмены с возрастом склонны к формам спорта, где требуется больше выносливости. Так что можно подумать, что боулдерингисты переквалифицируются в сложников из-за выносливости.

Сейчас в сложности нужно огромное количество тренировок, для которых нужно быть мотивированным. Я занимался этим 10 лет, у меня нет больше мотивации. Сложность требует силовой выносливости, которая нарабатывается. А боулдеринг изменился, теперь для него нужно больше, чем просто тренировки. Особенно в этом году не помогала хорошая форма, нужно хорошо делать определенные трюки.

Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)
Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)


Ты много говоришь об изменениях в боулдеринге. Расскажи, чем отличался боулдеринг 6-7 лет назад, когда ты начинал выступать?

В первую очередь, было больше лазания по зацепкам и их удержания. Было похоже на стиль лазания, который можно увидеть на скалах и на соревнованиях в Штатах. Сейчас Кубок Мира стал красивее, более сосредоточенным на эстетической стороне вопроса. Он превратился в большое количество рельефов, потому что так лучше смотрится. А во-вторых, они не хотят, чтобы были только силовые проблемы, потому что их очень трудно крутить, и сейчас берут боулдеринг и делают его нечитаемым с земли, так что нужно еще раскусить, как его пролезть, и это можно сделать разными способами. Их делают странными, так что никто не может найти правильный путь сразу.

Теперь больше нужна тактика, гибкость и странные вещи. И это отсеивает многих подготовленных скалолазов. Постановщикам проще накрутить странное и неуклюжее или несколько техничных прыжков, чем пару боулдерингов по мизерам, потому что сложно распределить, например, россиян по кучке мизеров.

Я могу понять развитие и изменения, но мне грустно, что это зашло так далеко. Многие критикуют количество цирковых трюков, которые сейчас встречаются во время боулдерингового сезона, я соглашусь с их аргументами, но думаю, что нужно делать микс. Иногда можно увидеть действительно хорошую комбинацию, например, если в квалификации один прыжок, одна лежачка, две разные силовые проблемы и выход на руки. Я согласен, когда все стили комбинируются в одном раунде. Но иногда в полуфинале много странных проблем, технических.

Тебе нравится выступать на соревнованиях с таким количеством цирковых трюков?

Очень хороший вопрос. Меня расстраивает временами, что мы тренируемся на силовых проблемах из-за возможностей, которые у нас есть. Боулдерингистам легко набрать форму, но тяжело тренироваться на этих цирковых трюках, рельефах, лежачках. У нас нет другого опыта, кроме лазания на соревнованиях, так что может быть очень тяжело.
Например, в полуфинале Чемпионата Мира в Мюнхене чувствуешь себя очень сильным, но не можешь двинуться на лежачке, потому что недостаточно гибкий или не понимаешь, что нужно сделать. Или настолько странное движение, что после такого раунда остается чувство, что ты ничего не делал. Иногда очень фрустрирует, что нужно месяцы тренироваться, чтобы набрать форму, а воспользоваться ей не получается. Но легче критиковать. В будущем мы увидим, куда двигается спорт, он меняется очень быстро.

Как ты думаешь лучшие боулдерингисты первых дней соревнований смогли бы выступать на сегодняшних проблемах, и понравился бы им стиль?

Я думаю, что современный стиль был бы интересен, но им пришлось тяжело, особенно тем, кто выступал давно. Уровень намного выше. Рост уровня заметнее среди тех, кто обычно занимает 10-30 место. Уровень вырос экспоненциально. Это невероятно!

Катя: Да. Но также и с первого по десятое место. Когда я впервые выступала на Кубке Мира, я даже не тренировалась специально. Я тренировалась в сложности и просто попробовала. И стала 3-й. Сейчас я намного сильней.
Но также и остальные. Еще сезон или полтора сезона назад вы говорили, что заранее известно, кто будет в полуфинале у девочек... и у кого большие шансы попасть в финал.

Зрителей завораживает, потому что случиться может все, но для тех, кто вкладывает в это 100% времени, такое положение вещей может быть очень фрустрирующим. Например, в сложности я знаю, тренируюсь ли я для нее. Если я посвящу целый сезон тренировкам, то знаю, что попаду в финал или на подиум. В сложности, если у вас хорошая форма, вы хорошо лезете. А вот в боулдеринге... Мне не лезлось в Китае, я сделал много ошибок и занял 3-е место. На других соревнованиях я чувствую, что лезу хорошо, но не попадаю в финал или в полуфинал.

Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)
Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)


Ты ищешь трюки или другие движения, когда просматриваешь боулдеринг?

Да, можно изучить трюки. Есть пара таких, которые возникают снова, потому что те же постановшики. Некоторые постановщики предпочитают определенные трюки, но крутить их на каждых соревнованиях... Иногда они ставят их слишком часто, например, на Кубках Мира.

Можно быть уверенным, когда видишь проблему, точно знаешь, как нужно сделать. Хотя нет абсолютно одинаковых боулдерингов. Например, прыжки с разбежкой всегда разные. Ты заешь, что будет, но столько возможностей сделать ошибку. Даже зная, чего ждать, можно все испортить.

Так что нужно иметь высокий уровень интеллектуальной подготовки.
Важна не только интеллектуальная подготовка, отчасти речь идет об удаче. Если шагнуть на правильную часть рельефа или сделать определенное движение, все сложится так, что потом будешь сам удивляться, как ты это сделал. Иногда это случается, иногда нет.
И потом у тебя есть еще одна попытка, и снова не получается найти правильное положение и ты...
Нет, обычно учишься достаточно быстро, и это делает скалолазание приятным. Как только ты выучишь определенное движение или трюк, тело делает их автоматически.

Оглядываясь на твою карьеру, каковы твои наибольшие достижения?

Я медленно рос в качестве соревновательного спортсмена. Сначала было большим шагом попасть в полуфинал. Потом целью стало попасть в финал, потом на подиум, а потом я постоянно был рядом с подиумом и очень близок к победе на Кубке Мира в сложности, но постоянно становился вторым. В 2008 у меня получилось выиграть Кубок Мира. Так это было облегчение. После этого я расслабился, не мог найти мотивации сделать это снова. Вложить всю энергию в единственную цель — выиграть Кубок Мира. Не могу представить себе, как Килиан сделал это 5 раз.

И что произойдет, если ты выиграешь Кубок Мира в боулдеринге?

Это моя последняя цель. Всегда целью было выиграть Кубок Мира в боулдеринге, я был очень близок пару раз. В 2013 в Торонто мне не хватило одного бонуса, или что-то вроде этого. 2014 не был богат достижениями, но может в следующем году? Хотя всегда есть цели, которых ты никогда не достигнешь, и ты знаешь это. Нужно быть очень везучим, чтобы достигнуть всего, чего хотелось бы в карьере.

Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)
Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)


Стиль постановки развивается в сложности и боулдеринге. В 2014 году в Имсте мы увидели намного более боулдеринговый маршрут в мужском финале. Это правильное направление движения?

Очень сложный вопрос. Пол де Вайлд (Paul De Wilde) - постановщик маршрутов, но Мартин имеет больше отношения к боулдерину. Я пробовал финальные маршруты, я тестировал их утром. В первую очередь, мне не нравится стена в Имсте, с моей точки зрения, она не интересна. Мне не нравятся зацепки, которые у них есть, они маленькие, а хотелось бы увидеть разные стили лазания. Но, думаю, что финальный маршрут с возможностями, поддержкой и зацепками и остальным, что у них было, - очень хорошая работа.
Мужчины все напутали, никто не нашел правильный расклад. Может, трасса была слишком сложная. Так что меня все расстроило. Но для шоу это был хороший маршрут.

Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)
Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)


С точки зрения зрителей, это был неудобный маршрут для лазания, казалось, что они не могут восстановиться.

Все может быть. Зависит от скалолазов, а не от маршрута. Казалось, что для них он очень неудобный, но я его пробовал, он был нормальным. Все иногда делают ошибки и не попадают в поток, тогда все кажется неудобным.

Катя: «Я думаю, что это было увлекательное зрелище, потому что маршрут был тяжелым с самого начала. У всех были проблемы со старта, было интересно смотреть. У женщин было наоборот. Нужно было ждать, пока они доберутся до потолка возле топа, и тогда становилось интересно. Не очень зрелищно».

Я думаю, что в постановке женских маршрутов на Кубке Мира в сложности не нужно больших изменений. Начали тестирование ИМТ, ввели ограничения по ИМТ, и я думаю, что конечная цель такая же, как и в изменении маршрутов. Но с маршрутами можно сделать намного больше.

Я считал ИМТ, и даже с ИМТ 17 некоторые из тех, кого я знаю, и кто очень не здоров, все же пройдут этот тест.
Да, иногда люди с ИМТ ниже 17 полностью нормальные. Не будучи профессиональным медиком, трудно сказать, кто болен. Это очень субъективно. Так что я бы скорей изменил стиль маршрутов, чем говорил бы кому-то: «Ты не здоров!»

Как бы ты его изменил?

В первую очередь, в женском скалолазании нужно убрать мизера. Последние пару лет в финале постоянно можно увидеть что-то интересное в начале, а вторая половина маршрута — только мизера. Они знают уровень девушек на мизерах, а девушки вряд ли сильно напутают и будут держаться, пока будет хоть что-то, на чем они могут повиснуть. Если накрутить пассивы, то трое точно упадут сразу. Но если вы накрутите мизера, они будут лезть очень медленно, а это провоцирует сбрасывать вес. Нужно переходить на более короткие маршруты с более динамичными движениями, намного больше похожими на боулдеринг.

Девушкам может показаться слишком сложным на старте, и все сорвутся. Но постепенно они изменятся, и все послужит хорошей цели. Молодежь смотрит на топ-скалолазов и видит тощих людей. Не стоит недооценивать роль примера в скалолазании. Меня немного пугают некоторые скалолазы, которые очень серьезно относятся к весу. Мне это не нравится, но это не мое дело.

Что будет с Йоргом после завершения карьеры? Я имею ввиду, что ты все забросил после школы ради скалолазания.

Для меня не будет больших перемен после того, как я перестану выступать, потому что в скалолазании много аспектов, направлений, которыми можно заняться. Не будет большой проблемы перестать выступать и заняться чем-то еще. Я это уже делаю. Я не вижу веских причин, почему стоит полностью прекратить лазить. Ведь так много направлений, таких как высотный альпинизм или боулдеринг и сложность. Я могу делать все, что захочу.

Тебе кажется привлекательным то, чем занимается Давид Лама?

Он немного плохой пример, потому что вряд ли кому-то кажется привлекательным. Но я уверен, что попробую альпинизм в будущем, не хочу заходить так далеко. Иногда это почти самоубийство, а вы знаете, я не хочу оставлять Катю.

Увидим ли мы тебя когда-нибудь в составе австрийской сборной? Ты здесь так давно живешь.

Я думал об этом. Во-первых, нелегко стать австрийцем, во-вторых, в этом преимущества и недостатки. Сейчас перевешивают Нидерланды. У меня нет причин становиться австрийцем, кроме чувства, что мне хочется здесь быть. Если я стану австрийцем, мне нужно будет пойти в армию.

Есть и другие не привлекательные аспекты. Но австрийцы очень добры, и они мне много помогали в прошлом, я благодарен за это. Так что иногда кажется честным стать австрийцем и выступать за Австрию. Но учитывая то, что моя карьера подходит к концу, из-за скалолазания не стоит менять страну. Так что не думаю, что это случится скоро. Выступать за Нидерланды по-прежнему интересно, чтобы показать, что страна с развитыми скалолазными традициями, несмотря на то, что этого не ожидают. Всегда забавно наносить Нидерланды на скалолазную карту мира.

Хочу вам обоим задать последний вопрос. Вы оба очень преуспели в карьере, выступаете уже более десяти лет, чувствуете ли вы обязательство или ожидания играть роль представителя спорта, особенно перед молодежью? Я спрашиваю, потому что ты говорил о своем голландском происхождении. Ты думаешь, важно находиться на международной арене?

В первую очередь я хочу представлять скалолазание как отличный спорт, в котором не обязательно быть очень худым. Меня пугает такая ролевая модель, когда нужно быть тощим. Многие из тех, с кем я лажу, на 10 лет меня младше, так что они младше на одно или два поколения.

Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)
Йорг Верховен (Jorg Verhoeven)


Катя: «Я не думаю о том, чтобы быть хорошей ролевой моделью, когда я с ними. Но очень важно быть не слишком соревновательной, а также не курить и не пить каждый день».

Поэтому Инсбрук так хорошо работает. Здесь всегда была смена поколений. Они начинали с Рейни где-то в 1995 г. У него была небольшая группа очень мотивированных скалолазов и возможности, так что они начали расти. А следующее поколение смотрело на них и понимало «мы делаем так, а они делают так, и это работает».

Катя: «Я думаю, что это очень важно. В некоторых командах курят, молодые люди приходят и тоже начинают курить... Плохо. Даже если ты себя не чувствуешь ролевой моделью, нужно задумываться о том, что ты делаешь».

Если мы разрушаем себя на вечеринке, это очень деликатный вопрос, потому что молодое поколение смотрит и думает «Они не берегут себя». И все же бывает всего пару раз в год, а в остальное время они видят вас серьезными спортсменами, и понимают, как это на самом деле. Хорошо понимать, что ты пример для кого-то. Особенно в Нидерландах я стараюсь мотивировать людей не только на соревнования, но и на приключения, выход за привычные границы.

Например, в интернете я вижу, что все любят читать 8а и другие сайты или журналы, и им кажется, что это далеко от них. Может, поэтому им и нравится читать про что-то совершенно другое. А я всегда стараюсь сделать очевидным, что они могут делать что-то вроде этого. Они могут поехать в горы или на скалы, и у них будут такие же приключения, как и у меня. В целом, мы не делаем ничего, кроме попыток развития и стать немного лучше, чем мы были. Каждый может так.

Теги: Йорг Верховен, Jorg Verhoeven, скалолазание
Автор: Анна Шляхова, http://www.lasportiva.ru/
Просмотров: 2382
Опубликовано 2015-10-29 в скалолазание

comments powered by Disqus