Маргарита Мартинез: 58-летняя рекордсменка мира по скалолазанию

Маргарита Мартинез (Margarita Martinez)
Маргарита Мартинез (Margarita Martinez)


В свои 58 лет, в 2016 году, Маргарита Мартинез вылезла маршрут "Whole Shot" 8b в каньоне Maple, изначально считавшейся 8b+, что на данный момент является возрастным женским мировым рекордом!
Подробнее о возрастных рекордсменах в скалозании читайте в нашей статье: МИРОВЫЕ РЕКОРДЫ В СКАЛОЛАЗАНИИ

Маргарита Мартинез (Margarita Martinez) - постановщик балетных танцев, приехав в США в свои 16 лет из Пуэрто-Рико, к 34 годам открыла для себя скалолазание.
Впервые я увидела Маргариту Мартинез в Red River Gorge, она лезла трассу Bohica, 8a, словно танцуя. Она сорвалась в конце концов, но я помню, как она рассмеялась при этом, и потом, когда мы разговаривали с ней, она была веселая. Такое отношение к жизни в целом и скалолазанию в частности видно и по ее интервью.

Она родилась в Пуэрто Рико, но переехала в США в юности, чтобы стать балериной. Она танцевала в балете около десяти лет, но ей пришлось оставить это занятие, потому что совмещать поездки по работе и троих детей стало невозможно. Она стала искать что-то, что сможет заменить ей балет, и наконец в возрасте 34 лет она познакомилась со скалолазанием. У нее было несколько серьезных травм и операций (перелом позвоночника, лодыжки, а недавно — серьезная травма плеча), но она продолжила заниматься, повышая и повышая свой уровень.

Недавно она организовала свое дело по продаже специальных вкладышей в обувь, которые впитывают запах, drypointe.com.

В прошлом году, в возрасте 58 лет, она вылезла свою первую 8б в Maple Canyon и не собирается останавливаться. Незадолго до этого ее врач сказал ей, что ей нужно делать замену плечевого сустава и бросать скалолазание. Она обратилась за помощью к физиотерапевту Эстер Смит (Esther Smith), и сейчас тренируется и лезет сильнее, чем когда-либо.

В этом интервью Маргарита рассказывает о своем развитии как скалолаза, о том, как она тренируется, и что она изменила в своей жизни, когда стала чуть старше.

О чем мы разговаривали:

  • о тренировках, чтобы вылезти 8б в 58 лет

  • как она справляется с ревматоидным артритом

  • о ее отношении к лазанию и тренировкам

  • что такое MaxiРull и как он помогает в развитии выносливости

  • почему она тренируется с весами и что именно делает

  • о ее тренировочном графике.


Маргарита, для тех, кто ничего о вас не знает, — расскажите, пожалуйста, немного о себе.

Меня зовут Маргарита Мартинез, я из Пуэрто Рико, родилась в Понсе. Я приехала в США, когда мне было 16, чтобы присоединиться к балетной труппе Цинциннати (Cincinnati) и закончить школу. Я танцевала в труппе, закончила университет Цинциннати, получила степень по танцу, и закончила магистратуру по испанской литературе. Я профессионально занималась балетом двенадцать лет, закончила в 28, потому что у меня были дети, которым надо было ходить в школу, а я постоянно была в разъездах, в общем, пришлось выбирать, я выбрала семью.

Но мне нужно было найти замену танцу. Я много чего попробовала, фигурное катание, теннис, но все было не то. Я очень боялась высоты, но все равно решила пойти на один из скалодромов, он был при университете Огайо. Тогда на всю Америку было 150 залов, сейчас трудно в это поверить. В общем, мне было 34, и я решила пойти побороться со страхом. Так я занялась скалолазанием.

Маргарита Мартинез (Margarita Martinez) - балерина
Маргарита Мартинез (Margarita Martinez) - балерина


Я читала статью, где вы говорите, что скучали по танцу, а скалолазание напомнило его вам.

Да, лазание это танец, просто на вертикали.

А как вы сейчас чувствуете, скалолазание заполнило ту пустоту, которая осталась, когда вы перестали заниматься балетом?

Да, точно. На самом деле, я думала, я никогда не смогу лазать с нижней. Прошло полгода, пока я наконец решилась попробовать, потому что я боялась падать, боялась высоты. Я помню, в свой первый приход на скалодром я залезла на 12 футов (примерно 3,6 м), а высота скалодрома была 23 фута, но почувствовала, что мне достаточно! Но это хорошо, можно встретиться лицом к лицу со своим страхом и победить его. А еще там я встретила своего мужа. Он помогал мне растить моих детей, у меня трое детей, а теперь еще и трое внуков, и это здорово.

Расскажите нам подробнее о том, как вы начали лазать. Сегодня многие уверены, что заниматься этим спортом нужно лет с восьми, а то и с двух. Вам было 34. Как вы считаете, это дает преимущество или мешает?


Я думаю, то, что я была старше и мудрее, — это преимущество. Хотя мы еще поговорим о моих травмах, потому что в лазании вопрос заключается не в том, получишь ли ты травму, а в том, когда ты ее получишь. Но возраст дает лучшее ощущение своего организма, мы можем слушать его и не давать себе зайти слишком далеко. Дети не могут этого почувствовать, они считают себя неуязвимыми.

Если вы хотите стать профессиональным скалолазом, наверное имеет смысл начинать рано, но я-то просто люблю лазать. Мне нравится приезжать на скалы и лазать пятерки, шестерки, это неважно, хоть четверки. Главное получать удовольствие от дня на скалах, от людей, с которыми ты лазаешь.

Да, только вы пролезли трассы немножко сложнее. В прошлом году первую 8б, верно?

Верно. Но я же пришла из танца, где, в общем, нет нагрузки на руки, и у меня ушло пять месяцев тренировок, чтобы один раз подтянуться. На третий месяц я просто рыдала и говорила, что никогда не смогу сделать одно подтягивание. Сейчас я могу сделать двадцать, так что, конечно, всегда есть возможность стать сильнее.

А как вы считаете, вы перенесли какие-то сильные стороны из танца в скалолазание?

Я думаю, танец дал мне баланс. Я хорошо знала свое тело, понимала, как нужно ловить равновесие. Также, мне очень повезло, я начинала лазать с людьми, которые умели очень технично работать ногами. Важнее всего остального – люди, у которых ты учишься. Начинать нужно именно с хорошей техники, потому что тогда ты не просто подтягиваешься по трассе, а всем телом двигаешься вверх.

Вы сейчас хотя бы немного танцуете?

Да, у меня в гостиной стоит балетный станок, я выполняю у него некоторые упражнения.

Маргарита Мартинез (Margarita Martinez) - скалолазка
Маргарита Мартинез (Margarita Martinez) - скалолазка


Это помогает вам сохранять гибкость?

На самом деле, я потеряла большую часть своей гибкости, и отчасти это произошло из-за скалолазания, потому что в лазании мы больше используем сокращение мышц, а в балете, наоборот, растяжение. То есть в балете движение направлено наружу, а в лазании – наоборот, к себе. Но главным образом, я потеряла гибкость, когда у меня был перерыв в лазании на четыре года, с 45 до 49 лет. А в 2005 у меня обнаружили ревматоидный артрит, однажды утром я проснулась и поняла, что не могу идти и плохо вижу. Это, пожалуй, основная причина.

То есть вы перестали лазать, и у вас начался артрит?

Я перестала лазать, и все это было очень странно, думаю, я просто недостаточно двигалась. Я занялась производством праздничных тортов, я думала, если я сумею развить это как бизнес, это даст мне свободу. Но в итоге это дело меня просто поглотило. В один год я сделала 120 свадебных тортов, это приносило большой доход, но если бы у меня появилось тогда свободное время, я бы просто легла спать, потому что мне не хватало времени на сон, не говоря о физической нагрузке. Так что я думаю, недостаток движения послужил предпосылкой к появлению артрита.

Насколько я знаю, впервые вы занялись кондитерским делом в 16 лет, когда вам нужно было оплачивать балетные классы?

Да, я тогда делала торты ко дню рождения.

И когда вы бросили балет, вы вернулись к этому делу и решили глубже изучать кондитерское мастерство?

Маргарита Мартинез (Margarita Martinez) - кондитер
Маргарита Мартинез (Margarita Martinez) - кондитер


Верно. Я поехала в Чикаго и в Атланту учиться у лучших кондитеров-декораторов. Мой преподаватель делал торт к свадьбе принцессы Дианы и принца Чарльза. У меня неплохо получалось, и довольно скоро это превратилось в дело, на которое у меня уходило абсолютно все время. Но я скучала по лазанию, и решила, что нет, надо заниматься чем-то другим, вернулась к преподаванию танцев. Но мне хотелось нормально совмещать лазание и работу, и в общем так появился мой проект DryPointe, которым я сейчас занимаюсь. Это специальные вкладыши для обуви, которые впитывают влагу, и в ней тогда не размножаются бактерии.

То есть вы наконец нашли дело, которое дало вам свободу? Вы можете теперь совмещать скалолазание и работу?

Верно. Сейчас я живу в Red River Gorge, у нас 15 градусов, влажность 38% и безоблачное небо J У меня гибкое расписание, я могу заниматься делами хоть ночью, а днем идти лазать.

А еще у вас каждый год работает кемпинг в Maple Canyon, верно?

Да, и в этом году мы тоже там будем. Оттуда я тоже могу заниматься DryPointe.

Ясно. Возвращаясь к нашей основной теме: вам почти 59, и вы продолжаете повышать свой уровень лазания.

Ну я в темпе улитки это сейчас делаю, но в целом да.

Расскажите нам, как вам удалось выйти на 8б в прошлом году. Также хотелось бы услышать про ваши травмы, как вы восстанавливались, как тренировались.


Когда я начинала лазать, было не так много скалодромов, и их уровень, конечно, был далек от современного. Тем не менее, через полтора года я вылезла 7а+. Конечно, сейчас за полтора года все 7с+ вылезают, но тогда, осенью 91го, во всей Америке было шестеро женщин с уровнем лазания 7с+ (прим.пер.: она использует американскую шкалу, где 7с+ — это 5.13а). Так что у меня был неплохой прогресс.

И в то время я читала все статьи по тренировкам, что мне попадались в журналах Rock and Ice и Climbing Magazine. И там многие писали, как они шесть недель тренируют одно, потом шесть недель другое, и так далее. Я несколько раз пробовала так делать, но для меня этот подход не работает. Мне нравится тренировать все одновременно.

Маргарита Мартинез (Margarita Martinez)
Маргарита Мартинез (Margarita Martinez)


Я лазаю не потому, что гоняюсь за цифрами. Да, я достигла определенной категории, но это не то, что для меня важно. Главное, что я бросаю себе вызов. Когда мне говорят про пирамиду прогресса, что нужно пролезть одну трассу такого-то уровня, четыре пониже, шестнадцать еще пониже, я могу ответить, что у меня было самое большое плато на 7с+, какое только можно представить, просто потому что я не хотела двигаться дальше. Я пролезла какое-то огромное количество этих 7с+, чувствовала себя на них комфортно, довольно быстро их залезала. То есть я вышла на плато, потому что так мне было проще. Для того чтобы достичь этого уровня, не надо сильно много тренироваться. Переход к следующей категории – вот что сложно, и чем выше, тем сложнее.

Вначале я тренировала то, что могла. Я выступала на соревнованиях, и встретила там множество прекрасных людей, которые помогали мне тренироваться. Робин вела занятия по выходным, когда мы все собирались и лазали.

Робин Работу?

Да, и она действительно здорово это делала. В этих тренировках участвовали и Крис Шарма, и Кэти Браун, да в общем, все, кто тогда лазал. А соревнования, я думаю, помогли мне в борьбе со страхом падения, потому что на соревнованиях ты так или иначе или лезешь до топа, или падаешь.

Я решила выйти с плато 7с+, когда поняла, что устала от него. И самым сложным для меня было то, что это потребовало работы над трассами, а мне никогда не нравился процесс длительной наработки. Для меня лазание всегда было развлечением, а что за развлечение без конца падать на одном и том же месте. Но таковы правила игры, и если гоняться только за действительно удачными днями, их может оказаться два-три за год.

В общем, вы решили потратить больше времени и усилий, и стали лазить 8а.

Да, и не так много времени уходило на то, чтобы их вылезать, как я это себе представляла. В один сезон я залезла три 8а, потом стала лазать 8а+. Я не люблю резко повышать планку, так что я решила залезть как минимум четыре 8а+, перед тем как пробовать 8б. Ну и так я залезла 8б, но потому что это было продолжением трассы, которую я вылезала раньше.

Что касается тренировок, то я истинный приверженец MaxiPull.

Это что такое?

В начале 90х была такая компания по производству досок для висов, которая создала MaxiPull. По сути это труба со специальным покрытием типа наждачки, установленная под таким углом, чтобы вы на ней могли висеть довольно долго.



На ней можно делать разные тренировки, а причина, по которой компания не выжила, заключается в том, что каждый мог сделать такой девайс самостоятельно. И мой тоже самодельный.

MaxiPull помогает вам понять ваш максимальный уровень забитости. Если у вас нет этого понимания, мозг начинает мешать вам. Вы начинаете думать: «Ой, а не слишком ли я забился, чтобы вщелкиваться?» Каждому нужно понимать его индивидуальную максимальную забитость, помнить, как тело себя чувствует в этот момент.

Вы висите на доске, 45 секунд вис, 15 секунд отдых, и так пять минут. Потом пять минут отдыха, и все заново. Большинству достаточно начинать с 30 секунд, потому что провисеть 45 действительно тяжело. Я не врач и не очень понимаю, научился ли мой организм быстрее утилизировать молочную кислоту, или я научилась лучше восстанавливаться, так или иначе, это работало.

Смотрю сейчас на изображения – MaxiPull выглядит как хороший пассив. Почему вы считаете, что это лучше, чем любая другая доска, чем это лучше висов на полочках?

Я делаю висы и на полочках тоже, потому что MaxiPull нужен не для того, чтобы сделать ваши пальцы сильнее, он нужен для того, чтобы помочь вам выжать максимум из всего, что у вас уже есть. Когда висишь на нем, иногда чувствуешь, как вес перераспределяется с кончиков на другие части пальцев, учишься отдыхать на нем. Очень странное ощущение. И MaxiPull должен висеть довольно низко, чтобы вы реально могли висеть на нем на максимум, до слез. У меня есть друг, который пробовал эту же 8б и никак не мог ее залезть. Я ему сказала: продолжай делать свои висы на полочках, а еще приходи ко мне на MaxiPull. Он потренировался три недели, а потом залез эту 8б с первой попытки.

Убедительный довод!

Да, эта штука работает. Помимо этого, я продолжаю делать висы на полочках, сейчас пытаюсь висеть с весом по 10 секунд. Сильные пальцы очень важны, и я считаю, что лучше работает метод, когда вы висите на больших полочках с большим весом, чем на меньших с меньшим.

Но сегодня я не променяю возможность полазать на свежем воздухе на тренировку. Я не из тех людей, которые говорят: «У меня идет вторая неделя тренировочного цикла, я не могу ехать лазать». Мне все-таки почти 59, и я буду использовать любую возможность полазать на скалах в свое удовольствие.

Возвращаясь к MaxiPull, как часто вы на нем тренируетесь?

Как минимум раз в неделю, после лазания. Я считаю, что во время лазания, даже на скалах, я никогда не дохожу до той грани, когда почти плачешь, когда висишь.

Я вишу после лазания, потому что висы на MaxiPull не повреждают пальцы, это такая большая зацепка, что там нельзя ничего повредить. Ну и я всегда это делаю на второй день лазания, конечно. Если я работаю над проектом, я работаю над ним в первый день, никогда два дня подряд. Я лучше переключусь на что-нибудь другое, чтобы отвлечься. Потом у меня день отдыха, потом я возвращаюсь к проекту. У меня обычно несколько проектов одновременно. Моя сильная сторона – это выносливость. Если я работаю над трассой какой-то высокой категории, например 8б, то это будет трасса под мои сильные стороны. Но на более низком уровне, 8а, я могу поработать над своими слабостями. Например, сейчас я работаю над очень болдеринговой трассой, у меня это всегда вызывало сложности. То есть я стараюсь пробовать такие трассы на непредельных категориях, чтобы развиваться.

И вы этим занимаетесь одновременно с работой над проектами, просто на второй день лазания?

Ну да.

Маргарита Мартинез (Margarita Martinez)
Маргарита Мартинез (Margarita Martinez)


Судя по вашим пролазам, вы предпочитаете нависающие маршруты?

Да, там ни обо что не стукнешься J Я по-прежнему боюсь падать, а на нависаниях мне не так страшно, потому что в случае чего ты повисаешь в воздухе и все.

А как вы вообще работаете с этим страхом?

Для меня веревка – это что-то вроде перил. То есть например, если бы на балконе не было ограждения, то вряд ли я бы смогла подойти к краю. Но я могу подойти и облокотиться на перила, потому что они меня держат. Так же и веревка. Я научилась зависеть от веревки, и это делает меня неплохим скалолазом в трудности, но в болдеринге я просто ничего не могу, мне страшно. Любое падение – до земли. Я считаю, мне пора изобрести «олдеринг» (игра слов, oldering от англ. old – старый. – прим.пер.), болдер с верхней страховкой. У меня нет цели вылезти определенную категорию в болдеринге, мне просто нужно делать движения, которые у меня не получаются, чтобы развиваться.

О да, я бы тоже с вами сходила на «олдеринг»!

Я так хочу делать все эти движения, но мне так страшно, особенно когда они достаточно высоко. В моем возрасте, у меня уже было много серьезных травм, и мне надо быть аккуратной.

В 94 году мой муж Рени упал на меня – это было до появления «удочек» (clipsticks). А я смотрела вверх, и в общем поймала его. У меня защемило позвоночник, пятый и шестой шейные позвонки, прямо как у Алекс Пуччио. Только у меня парализовало всю левую сторону, это было очень страшно. Я думала, это никогда не пройдет.

Вам сделали операцию?

Да, меня прооперировали старым методом, когда они берут кусочек кости из бедра и вставляют в шею. У меня ушло несколько месяцев, чтобы снова восстановить чувствительность в левой части тела и научиться брать предметы. Я могла сунуть руку в огонь и ничего не почувствовать, в общем, потребовалось много работы.
Но как всегда, после любой травмы ты очень замотивирован вернуть себе работоспособность. После четырехлетнего перерыва, у меня ушел год на восстановление до 7с+, я начала с 5а, но поскольку я делала это раньше, организм быстро восстановился. Я ломала лодыжку, когда меня неудачно «поймали». Я пропустила оттяжку, а потом на одном движении у меня улетели ноги, мой напарник подумал, что я падаю, подпрыгнул и выбрал веревку и тем самым сдернул меня со стены… Я была где-то в 3,5 метрах над последней оттяжкой, и врезалась в стену. Два дня спустя мне сделали операцию, пять недель я не могла ничего делать. Потом я начала лазать, и этот маршрут стал первым, который я залезла после травмы.

Да ладно? И вы снова пропускали оттяжку?

Нет, я научилась там клинить колено и вщелкиваться.

А можете подробнее рассказать про свое плечо? Я недавно общалась с вашим врачом, какой диагноз она вам поставила, и что вы делали?

Я пролезла трассу Madness в декабре 2014, и на ней поняла, что мне не хватает сил для движений, где держишься широким хватом. Нехватка силы – моя основная проблема. Не пальцев, а просто верхней части тела. У меня, например, плохо получаются тренировки на кампусе. Я решила, что хочу исправить этот момент, и стала тренироваться. Я придумывала болдеринги, где нужно было браться широко, выжиматься из блока, ну и так далее, чтобы стать сильнее. И в процессе я себе повредила плечо, почти у всех так случается. Эстер Смит, мой доктор, говорит, что 80% людей, которые к ней приходят, не получали острых травм, они просто тренировались.

Я не особо обратила внимание на симптомы, я подумала, ну расслаблюсь немножко, сокращу тренировки. В феврале я поехала лазать болдеринг в Chattanooga, и это было самое плохое, что я могла сделать. Но идти ко врачу я не хотела, вы же знаете, каковы скалолазы, мы просто не хотим ничего знать. Но в итоге в конце марта 2015 мне все-таки пришлось дойти до врача, мне сделали МРТ и сказали, что единственное, что они могут предложить – это замена плечевого сустава. Я понимала, что это может означать бросить скалолазание навсегда. Я спросила, может ли помочь какая-то терапия, и мне назначили лечение. Я прошла кучу процедур, но ничего не помогало. Я не могла поднять руку выше пояса, не могла надеть пальто…

У меня было два надрыва ротаторной манжеты, надрыв суставной губы, тендинит бицепса, бурсит, а из-за ревматоидного артрита еще было два костных нароста. Один был маленький внизу, а второй большой, наверху кости, и защемлял нерв. Врач сказал, что, будь я помоложе, можно было бы сделать операцию, а так может стать только хуже.

Вы совсем не могли лазать?

Совсем. Я пробовала, но боль была чудовищной, а мне было с чем сравнивать: травмы позвоночника очень болезненны.



А еще вы балерина.

Да, где вы все делаете стоя на больших пальцах ног! В общем, лазать я не могла. Врач порекомендовал терапию и отсутствие нагрузок до июня, а мы в это время как раз должны были быть в Maple. И там кто-то посоветовал мне обратиться к Эстер. Я заметила, что я уже чего только ни пробовала, но готова пойти к любому, кто может мне помочь. И после визита к Эстер мне на 100% стало лучше.

Через полтора месяца я залезла 8а.

А что именно вы с ней делали? Может, остальные тоже смогут подобным образом восстановиться?

Она понимала, что мое плечо действительно в очень плохом состоянии. Она стала работать с рукой с дистального конца. То есть вместо того, чтобы работать с бицепсом там, где он прикрепляется к плечу, она занималась им со стороны локтя. Она говорила, что мне нужно создать пространство там, чтобы плечо могло восстановиться. Она не только показала мне упражнения, которые мне надо было делать, она показала, как правильно делать висы, чтобы не пережимать плечо. Она сказала: «Эта кость не вчера появилась на свет, у тебя, может быть, уже давно эти проблемы. Все, что я хочу сделать, — это залечить все маленькие надрывы в твоем плече, вернуть тебя в то состояние, в котором ты была. Совершенства мы не достигнем, но давай хотя бы просто вернемся назад».

Когда вы говорите о «создании пространства» в суставе, вы имеете в виду, она научила вас правильно делать висы? Она работала с вашим телом непосредственно, или только упражнениями?

Нет, не только упражнениями, и честно говоря, на следующий день после ее работы у меня все очень болело. Я прикладывала лед, делала все, как она говорила. Она как бы освобождала мышцы, и тем самым восстанавливала микроциркуляцию в тканях, которая помогала им восстанавливаться. Единственное воспаление, которое так и норовит вернуться, — это тендинит бицепса, из-за костной шпоры, которая его задевает. Но Эстер научила меня, какие упражнения делать, как растягиваться, как мне в целом работать с плечом в таком состоянии.

Какие бы вы назвали главные упражнения, которые вы делали и продолжаете делать?

Я думаю, это упражнения на подвижность плеча. Мы работали над тем, чтобы отводить плечо назад, потому что сначала я не могла даже достать до мешка с магнезией. После упражнений на подвижность мы перешли к укреплению плеча, постепенно увеличивая нагрузку.

Я узнала от нее, что я всю жизнь неправильно делала висы. На самом деле, я много чего делала неправильно. Научила ли она вас правильно висеть, и используете ли вы это до сих пор в своих тренировках?

Неправильное положение плечей
Неправильное положение плечей

Правильное положение плечей
Правильное положение плечей


Я по-прежнему использую MaxiPull, так что да. Главное в висах – следить за положением плеча и не расслабляться. Особенно если вы делаете долгие висы, как на MaxiPull. Я думаю, большинство людей ошибаются, концентрируясь во время висов только на положении локтей. На самом деле, сложно держать локти прямыми, а плечи включенными.

Да, точно. Как я поняла, все дело в положении бицепса при висах (статья Эстер Смит о правильном положении плеча при лазании и висах http://blackdiamondequipment.com/en_US/experience-story?cid=esther-smith-shoulder-maintenance-for-climbers). Как сейчас себя чувствует ваше плечо?

Сейчас у меня все хорошо. Я всегда говорю: очень легко обнаружить у себя травму плеча, потому что перестаешь спать. Скалолазы обычно сутулятся, а ночью, если спать на спине, плечо расслабляется, уходит назад, и обычно это причиняет боль. Помогает взять маленькую подушку и положить ее подмышку. Иногда я ловлю себя на том, что просыпаюсь посреди ночи и засовываю подушку подмышку. Это действительно помогает нормально спать, а сон – это восстановление.

Я чуть было не травмировала себе второе плечо – так же, как и первое, — все пошло от небольшого повреждения предплечья, а все так или иначе тянется к плечу, но я вовремя поняла, что я не так делаю, и сейчас я это исправляю. Я могу делать самомассаж, а еще купила специальную штуку для локтя, которую продает Эстер, и меня это все спасает.

У меня была проблема, кажется, с плечелучевой мышцей, я не эксперт. В общем, я ничего не могла делать. Висеть могла, но не подтягиваться. Но я поняла, что все дело в плече, и как только я откорректировала положение плеча, мне стало лучше.

Сейчас вы в состоянии тренироваться?

Да, вполне. Но надо понимать, что я не схожу с ума по тренировкам, у меня другой подход. Когда я лезу трассу, нижнюю часть я стараюсь пролезть максимально экономично. Я называю это «проводить инвентаризацию» J Я постоянно слежу за тем, какая рука у меня более забита, стараюсь равномерно распределить нагрузку. Я очень много думаю, когда лезу, а не просто делаю все подряд. Особенно это важно для онсайта. Также во время онсайта я беру не только замагнеженнные зацепки. Иногда я понимаю, что для моих рук, может быть, использование более маленьких зацепок будет оптимальнее. И то же самое во время работы над трассой, на редпоинте, я анализирую, сколько именно сил требует то или иное движение.

Например, на одной из трасс, которые я лазала, ключ на последних трех оттяжках. Мне нужно было убедиться в двух вещах: что я настолько экономично лезу первую часть, что могу восстановиться перед ключом, и что ключ требует от меня не более 70% силы, потому что иначе я его не пролезу. После этого я повторяю эту часть несколько раз, просто чтобы убедиться, что я могу ее пролезть. Иногда приходится потренировать силу, чтобы пролезть маршрут. Только иногда бывает, что после этого вы возвращаетесь к трассе, можете пролезть ключ, но не можете пролезть трассу целиком. Поэтому я работаю не только над силой для конкретных зацепок и движений, но и над экономичностью лазания до ключа.

Я правильно поняла, что вы тренируетесь под конкретные ключи на трассах?

Не совсем. Я все это делаю на трассе. Я в основном лазаю на скалах, зимой разве что перемещаюсь в зал. Но чаще всего мои тренировки происходят после лазания весь день на скалах.

Типа висов на MaxiPull?

MaxiPull, обычный фингерборд, работа с весами и так далее.

Можете описать свое примерное расписание на неделю?

Все зависит от времени года. Если я иду на скалы, я сначала пойду лазать что-то тяжелое, проект. Сейчас, например, я какое-то время не лазала, поэтому я просто возвращаю форму на семерках. Но в общем сначала я бы лазала проект, а следующий день посвятила бы онсайтам, а может быть, вторичному проекту. Мне нравится лазание онсайт, ведь так много есть районов, где я не была, новые трассы, это здорово. После этого я возвращаюсь домой и работаю либо над силой, либо над выносливостью. Либо я тренируюсь на фингере, либо делаю офп с весом.

Что именно из офп вы делаете?

Упражнения на бицепс, трицепс, много на грудные: разводки, жимы. Знаете, у меня есть друг в этих краях, Адам Тайлор. Он хороший скалолаз. Я как-то у него спросила: «Адам, зачем ты тягаешь такие веса? Ты делаешь жим стоя с безумным каким-то весом!» А он мне очень просто ответил: «Я умею лазать. Мне просто нужна сила, чтобы это делать». И все действительно к этому сводится, особенно если ты девочка, особенно если ты лазаешь много лет. Ты приходишь на соревнования, смотришь на трассы и говоришь: «О, я знаю, как это надо лезть!» Вопрос в том, можешь ты это или нет, верно? Мне очень не хватает силы верхней части тела, поэтому мне приходится над ней работать намного больше, чем остальным.

Вы говорили, вы подтягиваетесь, а подтягивания с весом вы делаете?

Да, 100 раз.

за сколько времени?..

Да быстро, на это много не нужно. Минут двадцать уходит, наверное. Я сначала делаю без веса, 10, 10 и 5, и потом 25 отжиманий. Потом немножко добавляю вес, снова делаю 10, 10 и 5, и опять 25 отжиманий. Потом пять подходов по 5 раз с гораздо большим весом, так чтобы последний раз еле-еле делался. Снова 25 отжиманий. И опять пять подходов по 5 и 25 отжиманий.

Учитывая ваше плечо, 25 отжиманий впечатляют.

Я просто их раньше делала неправильно, а Эстер показала, как их нужно делать. Когда я их правильно делаю, я делаю с колен, но так лучше. Так что большую часть с колен, и потом пять раз с прямых ног.

В общем, все это после второго дня лазания, онсайтов?

Да. Потом я делаю день отдыха, я в этот день могу покататься на велосипеде, или еще какой-то аэробной работой заняться. А бывает, что у меня много работы, и тогда я просто сижу и работаю. А потом все заново.

Этим летом было, наверно, два раза, когда я по два дня отдыхала. Многие говорят, что я слишком много лазаю. Но я вижу, что с возрастом все теряется намного быстрее. Много мышц и очень быстро. А еще у меня ревматоидный артрит, и я не могу держать зубную щетку. Так что мне нужно делать больше, чем другим.



Как вы думаете, в чем основное отличие вашего подхода к лазанию и тренировкам сейчас, в 59, от того, что у вас был в 34 года?

Думаю, главное, что я слушаю свой организм. Если я в разгар тренировки почувствую, что что-то идет не так, я остановлюсь. Может, это не тот день, чтобы тренироваться. Или конкретная трасса – например, я повредила плечелучевую на трассе, где был очень плохой щипок, — я тогда решила, что вернусь к ней весной, а сейчас не время ее лазать. Так что главное прислушиваться к себе и не доводить до той грани, когда что-то может повредиться, потому что в этом возрасте прогресс идет реально со скоростью улитки.

Вы чувствуете, что сейчас не можете прогрессировать так, как раньше?

Margarita Martinez: Конечно. Сейчас все действительно очень медленно, и требует намного больше целеустремленности, всего намного больше, от диеты до режима сна.

Вам сейчас больше сна требуется?

Да, и не удается его получить, потому что в моем возрасте ты четыре раза за ночь встаешь в туалет. В общем, сложно.

Ладно, последнее, о чем я хотела поговорить, это ваша диета. Чем вы сейчас питаетесь?

Я раньше об этом вовсе не думала J А потом послушала ваш подкаст. В общем, начнем с того, что у меня ревматоидный артрит, поэтому я не ем глютен, а прошлым летом я отказалась и от молока.
Я не пью никаких лекарств, кроме препарата Aleve от артрита, так что меня вполне устраивает моя диета. Я знаю многих людей, которые вроде как не употребляют глютен, а потом идут и берут себе пиво. Нет, я действительно не ем глютен, и это хорошо. Потом я послушала ваш подкаст и подумала: «Боже мой, я же вообще не знаю, что я ем!» Так что я постаралась понять, чем я питаюсь, в среднем получается на 1500-1600 калорий в день.

Ну, немного.

Да, но мое тело так нормально функционирует. Я до этого никогда не считала калории, потому что выздоравливала после анорексии, и взвешивалась либо раз в году у врача, либо после скалолазной поездки, чтобы убедиться, что я не потеряла вес. В общем, я не хотела этим заниматься, но потом подумала, что просто хочу понять качество еды, которую я ем, и сократить сахар, чтобы помочь организму жить с артритом.

А как вам кажется, исключение глютена и молочки помогли вам с артритом?

Да, точно совершенно. Исключение глютена точно помогло с артритом, а насчет молочки… Я и не знала, что можно жить без этих желудочных колик!

Достигнув уровня сложности 7c+ бросила лазить на 4 года из-за ревматоидного артрита
Достигнув уровня сложности 7c+ бросила лазить на 4 года из-за ревматоидного артрита


Да, вы не одна так говорите. Здорово, что вы до сих пор обнаруживаете новые вещи, которые вам помогают.

Да, и то же самое с тренировками, потому что ты все время меняешься, становишься чуть сильнее здесь, чуть слабее там, поэтому и тренировки надо менять. Нужно постоянно анализировать, что именно тебе нужно делать. Некоторые предпочитают, чтобы им тренер говорил, что им нужно, но я считаю, если ты лазаешь какое-то время, ты сам знаешь, что тебе нужно.

На моей странице в Facebook, в заметках, есть статья «Пятнадцать вещей, которые каждый скалолаз должен знать про лазание» (https://www.facebook.com/notes/margarita-martinez/15-truths-about-being-a-climber/10152123248690943). На мой взгляд, она открывает глаза на многое, например, нельзя двадцать лет подряд говорить «пассивы это моя слабость». Если у тебя проблемы на пассивах, ну так пойди сделай что-нибудь с этим, да? Нужно лицом повернуться к своим слабостям.

Да, похоже, вы делаете именно это.

Это нужно делать, и особенно, когда становишься старше, потому что это многое меняет.

Как вы думаете, что вы будете лазать в 75, 80 лет?

Не знаю. У меня есть друг, ему как раз сегодня стукнуло 70, и он лазает восьмерки. Так что я надеюсь! J

В общем, бросать лазание вы не собираетесь?

Нет. Я думаю, большинство людей бросает лазать потому что они говорят: «Я лазаю на таком-то уровне, и только лазание на этом уровне делает меня счастливым». А мне нравится лазать и пятерки, и шестерки. И я думаю, я долго еще буду в состоянии это делать.

Так что, если для вас основная ценность – это уровень лазания, то наверное вы не будете всю жизнь этим заниматься. Но если вы получаете удовольствие от дня, проведенного на скалах с друзьями, вы вполне можете это делать много лет.

Спасибо вам большое, очень вдохновляет, как вы продолжаете заниматься скалолазанием, несмотря на все ваши травмы.

А травмы будут случаться. Даже и не думайте, что вам удастся их избежать. Весь вопрос в том, как вы будете справляться с ними.

Теги: Маргарита Мартинез, Margarita Martinez, скалолазание
Автор: http://climbingschool.ru/
Просмотров: 2035
Опубликовано 2017-08-20 в скалолазание

comments powered by Disqus