Погибших на Эвересте укроют саваном: российские альпинисты готовят уникальную экспедицию

Цеванг Палджор, гражданин Индии, погиб во время восхождения на самую высокую в мире вершину Эверест в 1996-м. С тех самых пор, вот уже более 20 лет, его тело лежит на северном склоне горы на высоте 8500 метров.

Яркие зеленые ботинки альпиниста стали ориентиром для других групп восхождения. Если вам встретился «мистер зеленые ботинки», значит, идете верным путем.

Использовать труп в качестве указательного знака?
Цинизм, бессердечие — по нашим, земным понятиям. Там, на высотах, где нет ни зверей, ни птиц, куда не долетают вертолеты, где от кислородного истощения зависает мозг и атрофируются все моральные нормы, трупы бывших коллег, лежащие на маршруте, — обыденная вещь. Для многих, но не для неправильных русских.

Тот самый мистер Зеленые ботинки.
Тот самый мистер Зеленые ботинки.


Если нет возможности спустить тела вниз, то надо их хотя бы прикрыть, говоря по-научному, капсулировать, чтобы не пугали новичков-первопроходцев, чтобы покоились на горной вершине по-человечески, насколько это возможно.
Инициатором опасного восхождения в зону смерти стал российский альпинист, экстремальный путешественник Олег Савченко, который и рассказал все подробности операции.

— Наша операция называется «Эверест. 8300. Точка невозврата». На северном склоне вершины, со стороны Тибета, мы намерены капсулировать 10–15 трупов умерших по разным причинам альпинистов, чтобы отдать им должное, — говорит Олег.

Эверест — самая высокая точка на планете. Высота 8848 метров. Находиться здесь для человека — все равно что выйти в открытый космос. Нельзя дышать без кислородного баллона. Температура — минус 40 градусов и ниже. После отметки 8300 метров начинается зона смерти. Люди гибнут от обморожения, от нехватки кислорода или отека легких. Он может закончиться сам по себе, может отказать оборудование. Самая нехорошая ситуация, когда человек остается со всем этим один на один — кто-то отстал от группы, у кого-то еще раньше погиб напарник...

Александр Абрамов готовит новый материал для капсулирования тел погибших альпинистов.
Александр Абрамов готовит новый материал для капсулирования тел погибших альпинистов.


Говорят, всего на горе в разных местах лежат около 250 трупов, и новые покорители вершины каждый раз проходят мимо десятков мумий погибших: Томаса Вебера из Арабских Эмиратов, ирландца Джоржа Деланея, Марко Литенекера из Словении, россиян Николая Шевченко и Ивана Плотникова. Кто-то вмерз в лед, встречаются совершенно оголенные трупы — обезумев от кислородного голодания на страшном морозе, люди порой начинают неистово сбрасывать с себя одежду...

Альпинисты рассказывают невероятную историю британца Дэвида Шарпа, погибшего на северном склоне Эвереста в мае 2006 года на высоте более 8500 метров.
У покорителя гор отказало кислородное оборудование. Мимо умирающего прошли 40 (!) путешественников-экстремалов, журналисты канала «Дискавери» даже взяли у замерзающего человека интервью. Но помочь Дэвиду — значило бы отказаться от восхождения. Никто не стал жертвовать своей мечтой и жизнью. Что первично, а что вторично для этих людей, я так и не поняла.

— Почему же альпинисты не спасли умирающего? — спрашиваю я Савченко.

— Понимаете, эвакуировать тела с высоты более 8300 метров почти невозможно. Стоимость спуска может достигать фантастических сумм, и даже это не гарантирует положительного результата, так как по дороге смерть может настигнуть и спасаемого, и спасателей.

Как-то в Южной Америке, где я делал восхождение на семитысячник Аконкагуа, мой напарник заболел горной болезнью и... начал скидывать с себя одежду при -35 градусах, крича: «Мне жарко!» Мне больших трудов стоило остановить его, а потом тащить на себе вниз, так и не дойдя до вершины. Когда спустились, рейнджеры-спасатели сделали мне выговор, что я поступил неправильно. «Только сумасшедшие русские могут так поступать», — услышал я от них.

В горах существует правило: если кто-то сошел с дистанции, надо его оставить, по возможности сообщив спасателям, и продолжать путь, иначе вместо одного трупа может быть два. Ведь в лучшем случае мы могли остаться без конечностей, как один японец, который делала восхождение примерно в одно время с нами и решил заночевать на склоне, не дойдя до промежуточного лагеря. Но я абсолютно не жалею о том поступке, тем более что через два года я все-таки взял ту вершину. А парень тот, которого я спас, до сих пор звонит мне каждый праздник, поздравляет и благодарит.

Вот и в этот раз, услышав от проводника группы, чемпиона СССР по альпинизму, мастера спорта Александра Абрамова о страшных «указателях» на Эвересте, Савченко решил сделать все по человечески — капсулировать тела умерших.

Группа, в которую входят шесть самых опытных альпинистов, включая Людмилу Коробешко — единственную россиянку, покорившую семь высочайших вершин мира, начнет восхождение по северному, относительно более безопасному склону уже во вторник, 18 апреля. Путь, по словам Савченко, может занять от 40 дней до двух месяцев.

Восхождение на вершину. Впереди Олег Савченко.
Восхождение на вершину. Впереди Олег Савченко.


На мой вопрос о том, как они намерены себя обезопасить, Олег отвечает, что основная надежда на волю и характер каждого члена группы. «Несмотря на то что каждый из нас опытный альпинист, никто не может дать стопроцентную гарантию того, что пойдет хорошо на высоте. Ни один врач не предскажет поведение в таких сверхэкстремальных условиях, когда реакция может быть непредсказуемой. К физическим особенностям при реальном подъеме примешивается усталость, обреченность, страх.

Команда планирует сделать семь остановок и начать пользоваться кислородными масками на 7800 метрах.

— Как вы понимаете, что пора принять порцию кислорода?

— Когда его не хватает, чтобы сделать вдох, когда начинаются жуткие конвульсивные вдохи — это легкие начинают бесконтрольно сжиматься.

— Что представляют собой капсулы, которые вы понесете с собой?

— Это вечное нетканое полотно, сделанное по самым современным технологиям. Оно выдерживает от -80 до +80 градусов, не уничтожается, не подвержено тлену. По крайней мере, как заверили нас производители, тела альпинистов пролежат в таких саванах до 100–200 лет. А чтобы ткань не растрепало ветром, мы закрепим ее специальным альпинистским креплением — ледобурами.

Крепления — ледобуры.
Крепления — ледобуры.



— Одно дело идти в гору самому. Другое — подниматься с грузом, рулонами ткани...

—- Вы знаете, она довольно тонкая, сверхлегкая, один квадратный метр весит всего 60 граммов.

— Будете подписывать капсулированные в ткань трупы?

— Нет, никаких табличек не будет. Мы не собираемся организовывать на Эвересте кладбище, просто прикроем тела от ветра. Может, когда-нибудь в будущем, когда появятся технологии более безопасного спуска с гор, их потомки заберут их оттуда.

Теги: Эверест, трупы на Эвересте, альпинизм, Эверест 2017,
Автор: http://www.mk.ru
Просмотров: 1449
Опубликовано 2017-04-17 в альпинизм

comments powered by Disqus