Ушба раз, Ушба два — продолжение

Решение о второй попытке было принято быстро. Мы ясно понимали, что шансы на Шхаре будут меньше, а уезжать без «надкушенной Ушбы» не хотелось. Вася об этом думал, наверное, на спуске. Мне же нужно было переварить эмоции, я созрел к вечеру.

Первую часть рассказа читайте в статье: УШБА РАЗ, УШБА ДВА

Первейшей задачей было найти каску взамен потерянной. Из всего, что продаётся в магазинах, мне на голову налазят только две — Petzl Elios и Grivel Salamander, поэтому купить каску мне непросто, а в Местии альпинистских магазинов нет вообще. Но свершилось чудо: мне одолжили каску спасатели в МЧС и она идеально села (Petzl Vertex Vent). Третья, значит. Даже как зовут не спросили, только куда иду и когда вернусь.

Шхельда и Эльбрус
Шхельда и Эльбрус


Мы провели большую работу над ошибками, уже с уважением к горе и маршруту. Изменили тактику, взяли больше еды (но на спуск всё равно только изотоник и аминокислоты), по два инструмента, достаточно расходника на дюльферы, буры оставили. Запланировали день отдыха после подхода.

Подход оказался вдвое короче: мы шли быстро и не устали, чувствовали себя отлично. На ночёвках испытывали некоторое недоумение: что мы здесь будем делать полтора дня? Наши сомнения разрешил прогноз погоды: нужно было стартовать на следующий день, чтобы успеть в погодное окно.

Снова под Ушбой
Снова под Ушбой


Мне казалось, что во второй раз должно быть легче. Ничего подобного — было так же тяжело, потно и немного страшно :) Мы должны были стартовать в четыре утра, но внезапный ливень загнал нас назад в палатку на час. Дальше всё шло по плану, правда, впритык по расписанию полётов камней. Меня не покидало ощущение, что «за нами рушится мост». Прошли 50 метров — там накрыло, прошли ещё 50 — снова накрыло там, где были. И так все 200 метров полки.

Отдыхаем на безопасном ребре
Отдыхаем на безопасном ребре


Мы шли с хорошим временем и решили не останавливаться на первом бивачном месте. До площадок на южном гребне было 4 часа ходу. В этот раз мы хотели отыскать загадочный кулуар из описания питерцев и пошли чуть влево от нашей предыдущей линии. Чтобы идти влево, надо было траверсировать широкую депрессию с лунным пейзажем напротив выхода из большого кулуара, который в этот раз рыгал камнями редко и экономно.

 Ледопад ледника Гуль
Ледопад ледника Гуль


Мы вышли в самое страшное место, аккурат у выхода из кулуара, и сделали станцию в тени груды конгломерата. Вася первый перебежал депрессию на всю длину верёвки внатяг и сделал станцию в каменной нише. И в этот момент такое началось! Кулуар решил высыпать всё, что накопилось в нём за день. Разогнавшиеся арбузы летели по всей ширине депрессии. Какое счастье, что мы были в двух единственных безопасных местах на 100 метров вокруг. Моё укрытие было такое маленькое, что я мог дотянуться до пролетающих арбузов рукой. До прихода каменной лавины я постоянно выезжал из своей ниши вместе с конгломератом, а потом стало даже удобно.

Наша верёвка была как раз поперёк всего этого безобразия. Я натянул её, чтобы она не лежала на камнях, и это помогло — на ней не осталось ни следа. После первой попытки верёвка стала 50-кой, её перебило на спуске, укорачивать ещё не хотелось.

Стеночка первого ключа
Стеночка первого ключа


Мы сменились перед первым ключом — характерной стенкой. Описание Наумова говорило идти влево, траверсом с набором высоты по снежным полям в левый кулуар. Снежных полей не было, а рельеф был гнилой, уступ в левом кулуаре не допускал мысли туда лезть. Вечерело. Бивак из описания питерцев был где-то рядом, над нами. Но где?! Мы его не смогли найти в прошлый раз ни на подъёме, ни на спуске. Куда лучше лезть, где ночевать? Одни вопросы. Стенку можно было лезть в нескольких местах. В самом лёгком месте она была ~V. В ботинках с рюкзаком было сложно, поэтому я вытягивал рюкзак на репе. Смеркалось, впереди был ещё четвёрочный кусок.

Наверное, у меня есть какой-то «нюх» — это был не первый и не второй случай: из массы заманчивых вариантов куда лезть я выбрал единственный правильный. На следующей верёвке я вылез прямо на площадку, которую с десяти метров не видно с любой стороны! Да, это была площадка из описания питерцев! Она была в страшном кулуаре, но закрыта скальной нишей от камней сверху и с боков. Редкие камни пролетали в 10-15 метрах над головой, используя скалу над полкой, как трамплин. И тут был лёд!!! Всего в пятнадцати метрах, в безопасном месте! Я был ошеломлён. Поверил в то, что площадка, только когда вылез на неё из-за края. Василий пришёл в неистовство — такая удача, он уже морально приготовился к сидячей ночёвке.

Подлазим к ключу
Подлазим к ключу


Во второй день по разрушенному борту кулуара мы вышли на широкое южное ребро. Под ногами было адское месиво камней. На бивачных площадках мы оценили свежий прогноз погоды. Нужно было принять решение, что делать дальше: лезть до вершины и спускаться ночью или день отсиживаться в палатке. Следующим утром прогноз обещал грозу и обильные осадки. Как выглядит 3 мм осадков, мы уже прочувствовали, как выглядя 15 мм — не хотелось.

Василий лезет трудный, но сухой вариант ключевой стенки
Василий лезет трудный, но сухой вариант ключевой стенки


Под ключом мы были рано и пролезли его значительно быстрее, без жести, которая была во время первой попытки. Василий не хотел снова лезть в ручье, поэтому выбрал нависающую линию, по сухому, вправо от классического хода. Получилось примерно F 7а / А0 (А0 — одно движение до станции). Не думаю, чтобы кто-нибудь там когда-либо лазил классически :D После этой верёвки Вася снял скальники и оставшуюся шестёрку долез уже в ботинках. В нависании я «жюмарил» на реверсо и прусике, остальное пролез, хватаясь за петли. В этот раз лез без тёплых перчаток — 6a всё-таки, за спиной тяжёлый рюкзак, на ногах ботинки с рантом. После мокрого участка, который не получилось целиком облезть, у меня случились „screaming barfies” — это «их» ледолазный термин для описания дикой боли, когда тёплая кровь снова приливает в переохлаждённые предплечья. Терпеть молча невозможно :) Не знаю, есть ли аналог в русском языке.

После ключа я долез до полки две верёвки. Мы были уставшие и промокшие, лезть дальше в ночь сил не было, поэтому решили делать день отсидки. Только проклятая лесная палатка здорово попортила нам кровь, — крепко дуло, мы скакали по полке метр на полтора, над пропастью, больше часа, чтобы подготовить палатку к плохой погоде.

Déjà vu
Déjà vu


Обещанные осадки начались после полудня следующего дня и продолжались ночью с соответствующей иллюминацией. Утром мы испытали déjà vu: вид из палатки был абсолютно такой же, как во время первой попытки. Всё было покрыто свежим снегом и натёчным льдом. Это был мой день, я взял в руки тяпки и пошёл. Только снова как-то не очень чувствовал пальцы ног, поэтому сразу вернулся в палатку и полчаса разогревал их над горелкой. Отпустило. Полез. Две тяпки вместо одной — это фора! Вылез на гребень, дальше была трудная верёвка — плохая страховка, на равновесии, четвёрочный микст. Но с каждым движением приходила уверенность: ничего особенного, всё привычно!

Пролез сложные верёвки — довольный, чую вершину
Пролез сложные верёвки — довольный, чую вершину


Мы не взяли ни воды, ни еды, потому что думали, что обернёмся быстро. Ну и еды не было :) Когда я подумал, что уже конец трудной части, пришлось траверсировать страшно разрушенный бастион. К этому времени температура чуть поднялась и камни размёрзлись. Страховки нет, всё сыпется. Помог кусок сохранившегося льда и якорный крюк, который носил в кармане на всякий случай.

«Снежно-ледовый» гребень у вершины
«Снежно-ледовый» гребень у вершины


После выхода на вершинный гребень гора наконец приняла нас: дальше из множества неприятных вариантов нам выпадали только самые лучшие. Вершина была между двумя слоями туч, нам было тепло и светло, ветер утих, перед вершиной увидели глорию — как это символично!

 Глория у вершины, символично
Глория у вершины, символично


На вершине на нас сошла какая-то блажь. Мы глазели вокруг, шутили, грелись на солнце. Нам было хорошо, так хорошо, что мы забыли сделать общее вершинное фото :)

На фоне Северной Ушбы
На фоне Северной Ушбы


Василий
Василий


С вершины мы оценили подход по Ушбинскому леднику и порадовались, что не пошли туда. Равно как и траверс. Гребень между вершинами Ушбы был нестрахуемой кучей щебня.

Ушбинский ледник — подход на подушку
Ушбинский ледник — подход на подушку


В конце концов, пора было возвращаться. Нас ждали почти сорок дюльферов. Дюльферы по гребню освежающие сами по себе, потому что нельзя оступиться, но последний доставил исключительно яркие эмоции.

Единственный шлямбур на маршруте
Единственный шлямбур на маршруте


Скальный блок станции оказался… свободно стоящим на сантиметровой полочке и прислонённым к вертикальной стенке! Пока Василий дюльферял, из-под блока посыпалась крошка и он пошатнулся. Я придержал нашу станцию руками и попросил Васю закрепить конец верёвки на следующей станции. Расходник был у него, поэтому пришлось дюльфернуть, не нагружая верёвку.

Остросюжетные дюльферы по гребню
Остросюжетные дюльферы по гребню


Мы вернулись к палатке после заката.

С утра натощак мы начали дюльферять. Шли быстро, благодаря хорошо отработанной технике и петлям после первой попытки. Пришлось сделать ещё десяток новых станций, потому что верёвка была короче на 10 метров.

Довольные, спускаемся
Довольные, спускаемся


Приключений почти не было. Вася занимался верёвкой, я «контролировал небо». Только раз на станцию в узкой теснине прилетели три дыньки. Последние 50 метров они летели на фоне голубого неба долго-долго. Я успел сказать Васе, что камень, оценить, что самостраховка меня никуда не пустит и что, пожалуй, и не надо никуда бежать. Заметил, что Вася метнулся к станции и прилип к скальному блоку. Осталось только чуть подождать, пока камни долетят и действовать по ситуации. У нас было два метра пространства между скальными стенками и грёбанные камни летели как раз сюда. Камни подлетели ближе, я понял, что рыпаться не надо, — один летел чуть слева, второй чуть справа, между мной и станцией, третий над головой. Бах! Стоп, справа же Вася!!! Медленно повернулся, Василий отлип от камня, потёр плечо, проверил дырочку в клапане рюкзака. Фууух! Камень ударил в станцию.

Вообще-то, это всё продолжалось секунду-две. Не знаю, почему так расписался.

 Белый отпечаток на валуне на уровне головы — это след от прилетевшей дыньки
Белый отпечаток на валуне на уровне головы — это след от прилетевшей дыньки


Мы вышли из кулуара в самое деликатное место — нужно было пересечь выход кулуара и потом спуститься вниз под ним же. Нам снова… повезло? Так много не везёт никому. Не знаю, что случилось, просто камни резко перестали лететь. Совсем. Больше не было камней.

Тут мы встретили четверых турков, которые отважно толпились на выходе из кулуара, и Сергея Дидору с напарником. Турки упорно и бесстрашно лезли попеременно вверх. Дидора гулял туда-сюда и хотел ставить палатку прям в камнепроводе, где мы перемещались короткими перебежками между укрытиями. Отговорили.

Мы фривольно дюльфернули с одного крюка. Через несколько дней его вырвал на дюльфере Дидора. У них был дублирующий стоппер, поэтому они не убились. Перед ними дюльфернуло четверо турок и, наверное, камни летели. Чёрт его знает, Вася божился, что крюк был хорош.

Ужасное место вдоль рёбрышка до снежника мы проехали в полнейшей тишине. Ни камней, ни ветра, только адреналин в крови. Развязались, собрали всю волю в кулак, чтобы не терять концентрации, и сошли последние несколько сот метров по фирну вниз. Отпустило только на леднике.

Торжествуем и слегка не в себе, восхождение закончилось, — мы внизу
Торжествуем и слегка не в себе, восхождение закончилось, — мы внизу


В среде альпинистов Ушба имеет репутацию горы полумифической. Фотогеничная, с богатой историей, непредсказуемая погода, масса маршрутов, но нет простых. Шабаш ведьм — один из переводов названия — как оказалось, вполне точно её характеризует: слишком большой фактор везения. С другой стороны, во время первой попытки мы наделали ошибок, а во второй всё прошло как по маслу: все опасности первой попытки присутствовали в полный рост, но мы их избегали. Я считаю, туда можно и нужно ходить за двое суток в обе стороны, чтобы минимизировать объективные риски.

Теперь можно отдыхать!
Теперь можно отдыхать!


Литр пива по дороге в Местию выключил меня на три часа :) У нас не было времени на ещё одну гору, поэтому мы просто отдыхали. Съездили в Ушгули посмотреть на Шхару.

Впер-р-рёд!
Впер-р-рёд!


Там по привычке метнулись к горе, 8 километров в одну сторону. Но утомлённым Ушбой организмам это не понравилось, вечером мы еле ползали.

Шхара? Шхара подождёт
Шхара? Шхара подождёт


Если ангелы-хранители существуют, то мой поседел, а Васин уже давно такой :)

P.S.

Вот фотография с линией маршрута из музея Михаила Хергиани в Местии и моя фотография горы летом 2015 года. Когда сделана фотография для музея, неизвестно, музей открыт в 1985 году.



Судя по фото, команда Хергиани шла по бастиону и ребру — там четвёрочные скалы и разрушено, им не летело на головы. Сейчас стартовать по оригинальной линии нельзя — с ледопада к началу непрерывно летят камни, да и сама ледовая арка вот-вот обвалится. С момента съёмки ледник просел, но состояние стены такое же. Мы шли иначе, схалтурили, оказывается :) Теперь понятно, для чего площадки у жандарма на ребре.



Теги: альпинизм, Ушба, Кавказ, восхождение на Ушбу
Автор: Евгений Образцов, http://activelife.dp.ua/
Просмотров: 1286
Опубликовано 2016-06-14 в альпинизм

comments powered by Disqus