Джон Кракауэр. Into Thin Air (по-русски): Сквозь разреженный воздух

Джон Кракауэр (Jon Krakauer). Into Thin Air (по-русски): Сквозь разреженный воздух
Джон Кракауэр (Jon Krakauer). Into Thin Air (по-русски): Сквозь разреженный воздух



Рассказ свидетеля трагедии на горе Эверест.

Вступление

В марте 1996 года, по заданию журнала Аутсайд (Outside), я отправился в Непал, чтобы принять участие в восхождении на гору Эверест и написать об этом статью. Я был одним из восьми клиентов экспедиции под руководством Роба Хола, хорошо известного гида из Новой Зеландии.
Десятого мая я оказался на вершине, вершине за которую многие заплатили страшную цену.

Из пяти моих товарищей по команде, которые достигли вершины, четверо включая Хола, погибли в ужасной буре, которая началась почти без предупреждения, когда мы все еще были на горе. На момент моего спуска в базовый лагерь в списке погибших числились девять альпинистов из четырех разных экспедиций, еще трое пополнят этот список до конца месяца.

Я был сильно потрясен результатами экспедиции, и мне не легко было написать статью. Однако через пять недель после возвращения из Непала моя рукопись была в редакции журнала, и статью опубликовали в сентябрьском выпуске. После этого я попытался забыть об Эвересте, выкинуть его из головы и продолжить жизнь, но я не смог этого сделать. Пытаясь рассеять неясность эмоционального восприятия, я продолжал думать о том, что произошло на горе, и я, словно одержимый, все вертел и вертел в голове обстоятельства смерти моих товарищей.

Статья в журнале было настолько точной, насколько это было возможно в тех обстоятельствах. Однако мои выводы были излишне жестокими, а последовательность событий слишком сложна для восприятия выжившими людьми, разбитыми усталостью, кислородным голоданием и шоком.
Например, на одном из этапов моего расследования я опросил трех человек, ставших вместе со мной свидетелями одного и того же события, и все трое расходились в таких ключевых подробностях, как время, слова, сказанные участниками, и даже в том, кто принимал участие в произошедшем.
Буквально через несколько дней после того, как статья в Outside пошла в тираж, я узнал, что несколько фактов, указанных в ней, ошибочны. Большинство ошибок были просто неточностями, неизбежными в работе журналиста, описывающего подобные события, однако одна из ошибок была непростительно грубой, и оказала ошеломляющее воздействие на друзей и семью одного из погибших.

Кроме допущенных ошибок сильно сбивало с толку ограничение объема статьи. Марк Бриант – редактор журнала, и Ларри Бурк – издатель, предоставили мне необычайный простор для изложения истории – 17 тысяч слов, что в примерно в пять раз больше чем, обычный объем статьи в Outside. Но даже в этом случае я чувствовал себя связаным, рассказывая о трагедии. Это восхождение на Эверест пошатнуло устои моей жизни, и для меня чрезвычайно важным стало передать все события самым подробным образом, а не в узких рамках журнальной статьи. Данная книга является плодом этого чувства.

Прогрессирующая ненадежность человеческого сознания на большой высоте усложнила мою работу. Чтобы не полагаться на свое собственное восприятие, я брал длинные интервью у большинства участников событий, причем по несколько раз. Когда представлялась возможность, я сверялся с записями радио переговоров, сделанных в базовом лагере, где люди не теряли ясности мышления. Читатели, знакомые со статьей, опубликованной в журнале, могут заметить некоторые расхождения с книгой, которые вызваны, в основном, новой информацией, которая стала известна в ходе моего исследования событий.

Несколько авторов и редакторов советовали мне не писать книгу так быстро, а подождать год или два, что бы в моем взгляде на события появилась некая перспектива. Их советы звучали разумно, но я, в конечном счете, не последовал им, по большей части потому, что случившееся на горе не давало мне спокойно спать. Я решил, что эта книга поможет мне оставить Эверест в прошлом.

Конечно, она не помогла. Более того, я согласен с тем, что читатели не очень-то помогают автору, который пишет для катарсиса, для очищения, как это было у меня. Но я надеялся, что достигну чего-то излив душу, и вкусив немедленные последствия, шумиху и скандалы. Я хотел, чтобы в моем рассказе была грубая сырая честность, которая стирается по прошествии времени и по мере утихания душевной боли.

Некоторые из тех, кто советовал мне не торопиться с написанием книги, в свое время отговаривали меня и от экспедиции на Эверест. И у меня было много разумных причин, по которым следовало отказаться от поездки, но попытка восхождения на Эверест – это в глубине своей нерациональный поступок: победа желания над здравым смыслом. Каждый, кто серьезно задумывается о восхождении на Эверест, практически, по определению стоит за гранью разумных доводов.

Простая правда в том, что я хорошо это знал, но все равно поехал. И, поступив таким образом, я принял участие в гибели хороших людей, и это то, что останется в моем сознании на очень долгое время.

Джон Кракауэр
Сиэтл
Ноябрь 1996 года


ПРОЧИТАТЬ КНИГУ "Into Thin Air: Сквозь разреженный воздух" НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ МОЖНО ЗДЕСЬ >>>>


Другие книги по альпинизму Вы можете прочитать в нашей спецтеме: Книги о туризме, альпинизме

Теги: Эверест, трагедия на Эвересте, Эверест 1996, Джон Кракауэр, Jon Krakauer, В разрежённом воздухе, Into Thin Air, Трагедия на Эвересте, погибшие на Эвересте
Автор:
Просмотров: 6598
Опубликовано 2013-12-09 в альпинизм

comments powered by Disqus