Первые украинцы на Монблане: как это было

Монблан. Вид с южной стороны
Монблан. Вид с южной стороны


Украинские туристы, пластуны Богдан Яцив и Игорь Суховерский 29 августа 1947 года приехали в Шамони, откуда канаткой поднялись на высоту 2000 метров, где после короткой подготовки, 30 августа начали восхождение на Монблан.
Погода была хорошая, хотя время на такое путешествие - достаточно позднее.
Вечером того же дня они пришли к первой хижине на высоте 3100 метров. Там заночевали, а на другой день, 31 августа, ночевали в следующем лагере на высоте 3880 м.

Это был последний отдых перед достижением цели. Оставив рюкзаки, только с необходимым снаряжением и продовольствием, отправились наверх.
День был хороший, светило солнце.
Хотя разреженный воздух на такой высоте несколько сдерживал ход, и имея перед глазами заснеженную вершину горы - цель их мечтаний - альпинисты с радостью побороли препятствия и в 10.31 утра 1 сентября 1947 достигли цели.

Молодые пластуны, члены КЛК стали первыми украинскими альпинистами, которые взошли на Монблан. Украинский флаг развевался четверть часа на высочайшей вершине континента и своим шелестом сообщал заснеженным вершинам Альп о присутствии украинцев.

Богдан Яцив - "Белый Джек". Фото 100krokiv . info
Богдан Яцив - "Белый Джек". Фото 100krokiv . info


 Игорь Суховерский - "Колюмб". Фото 100krokiv . info
Игорь Суховерский - "Колюмб". Фото 100krokiv . info


В 1947 году беженцы из Украины жили преимущественно в лагерях для переселенцев в Германии и Австрии. Обстоятельства были тогда угнетающие.
Родина оккупирована враждебным режимом, поминая злодеяния, будущее наше было неопределенным и невеселым.

Чтобы скрепить дух в обществе, в пластовом курене "Бурлаков" зародилась мысль вознести украинский флаг на вершину самой высокой горы в западной Европе, Монблан и заявить миру: "Мы есть, мы будем!".

Мое воспоминание повторяю в 60-ю годовщину этого восхождения и также в годовщину смерти моего друга альпиниста, Игоря "Колюмба" Суховерского - (здесь стоит вспомнить, что в 1991 году альпинисты из Киева подняли украинский флаг на Монблан по случаю независимости Украины).

Решение идти на Монблан родилось у меня еще в Мюнхене, перед выездом на Джамбори во Францию ​​в 1947 году.

Я упаковал в рюкзак: ветровку с капюшоном, свитер, штаны, грубые носки и крепкие ботинки. Это была вся моя одежда для высокогорных восхождений. Кошки, веревку, ледоруб я думал одолжить в турбазе под Монбланом.

От Редакции:
Джамбори, Париж, 1947, в американском лагере. Стоят слева: Юрий "Куба" Купчинский, Богдан "Белый Джек" Яцив, Петр Горбань в индейский перьях, индейско-американских скаутов, Зенон "Шепцьо" Шепарович. Сидят слева: Х. "Длинный" Андрейхович, Крестоносец Михаил "Отец" Левицкий и французский скаут Рошер
Джамбори, Париж, 1947, в американском лагере. Стоят слева: Юрий "Куба" Купчинский, Богдан "Белый Джек" Яцив, Петр Горбань в индейский перьях, индейско-американских скаутов, Зенон "Шепцьо" Шепарович. Сидят слева: Х. "Длинный" Андрейхович, Крестоносец Михаил "Отец" Левицкий и французский скаут Рошер


Всемирный скаутский Джамбори (англ. World Scout Jamboree) — международный скаутский слёт, организуемый Всемирной организацией скаутского движения раз в четыре года (за исключением военных лет). Каждый раз проходит в разных странах мира, где существует скаутское движение. Как правило, принимают участие несколько десятков тысяч скаутов со всего мира, в возрасте 14-17 лет (не считая руководителей и организаторов).



Из дневника восхождения (Богдан Яцив. "На Монблян!", Книга Ватаги Бурлаков, Нью-Йорк - Львов, 2010)

21 августа 1947
Еще на Джамбори я нашел себе товарища в восхождение - "Колюмба". Еще должен был идти с нами "Куба" (Юрий Купчинский), хороший альпинист, но он получил травму.
Колюмб и я решились идти на Монблан независимо от того, получим материальную помощь или нет. Мы экономили на всём, не покупали никаких лишних мелочей и постепенно собирали провиант.

23 августа

Сегодня в 11 ночи решились окончательно.
Мы получили от Украинского Комитета в Париже помощь в 10,000 франков, а от инженера Созонтова провиант на все время путешествия.
Дополнили наше снаряжение, заняв несколько вещей у товарищей, едущих обратно в Германию, а кое-что купили в парижских магазинах. Не забыли и о украинском национальном флаге, фотоаппарате. Хорошую камеру одолжил "Папирчик" (Игорь Король), не зная не пропадет ли техника на Монблане.

28 августа

Мы уже собрали достаточно еды и все необходимые вещи. Парижские земляки отнеслись к нам очень благосклонно. Пакуем рюкзаки. Рюкзаки весят по 30 кг. Билеты купили за полную цену по 1200 франков.
Готовы к отъезду, идем спасть в 22:00

29 августа

Париж. Встали в 6:00 утра. Поезд отправился с вокзала Сен-Лазар в 7:20 утра. Мы заняли хорошие места с мягкими сиденьями.
Впереди у нас 16 часов езды из Парижа на юг к итальяно-швейцарской границе.
Красивый пейзаж.
В Шамони мы вышли с вагона и легли спать в зале ожидания.

30 августа

Подъем в 7:00 утра. Одеваемся по туристскому: штаны, длинные носки, свитер, ветровка. Мы на высоте 1050 метров, на улице довольно холодно, как и обычно в горной местности.
Улаживаем в городе все наши дела: дозакупаем открітки и значки, веревку, яблоки, одалживаем в турбазе кошки, оставляя в залог наш адрес.
Кроме того, получаем дополнительную информацию о нашем восхождении (работе канатной дороги, состоянии маршрута) в туристическом бюро и в бюро горных гидов.
Канатка забрасывает нас на высоту в 2300 метров, что избавляет нас от ка минимум полдня прозаического похода.

Итак, садимся в кабину канатки и поднимаемся на 1800 метров. На этой высоте мы должны пересесть на рельсовый вагончик и через полчаса будем на нужной высоте.
Высаживаемся с канатки. Отсюда открывается совершенно другой вид и наше настроение меняется.
Полчаса мы ждем рельсовый вагончик. Безоблачное небо. Становится довольно жарко.
Мы сидим на хребте, поросшем кустарником. Перед нами раскинулся массив Монблана.

От ледников ярко отражается солнечный луч, освечивая темные места. Рельеф вырисовывается неровностями и полосами. Некоторые места ледника такие яркие, что даже смотреть на них нельзя, слепнут глаза.

Неподалеку, где кончается один из языков ледника, шумит горный поток.
Наконец приехал наш вагончик.
Мы запрыгнули в него незамедлительно. Внутри полно туристов.
Проезжаем два тоннеля и задерживаемся на конечной станции.
Теперь, совсем близко перед нами, выросли скалистые и ледяные хребты

Чувствуется величественность природы. Мы видим перед нами на скале нарисованную большую стрелку и надпись красными буквами: "К хижине влево 4 ч. ходу ". Мы сразу же отправились в путь. За нами пошли еще три туриста. Остальные люди осталась неподалеку от канатки, любуясь окружающим видом.
Дорога обычная, горная, скалистая. Местами была вытоптана тропинка, местами она пропадала, и надо было идти "на нюх". Пройдя каменное поле, через час мы подошли под скалистый гребень; два чача мы шли по гребню и под конец еще час серпантина с выходом на ледник.
С ледника уже была видна хижина: крохотный домик в окружении величественных скал. Мы почувствовали, что наши рюкзаки стали тяжелее.

К 18:00 мы пришли в первой хижине на высоте 3160 метров. В это время из долины поднялось облако и на полчачса здесь стало туманно и холодно.
В хижине мы встретили двух швейцарцев, они уже спускались с вершины Монблана вниз. Мы поужинали и вышли с швейцарцами на улицу. Они говорили по немецки и мы кое-что от них узнали относительно нашего дальнейшего маршрута.
Я подробно осмотрел окрестности и прошелся по леднику, откуда было видно конечную станцию ​​канатки.
Все постройки были маленькие и терялись среди скалистого окружения.
По другую сторону вырастала стена, на которую мы должны подниматься завтра и на вершине этой стены вырисовывались контуры второй хижины на высоте 3800 метров.

Мы с Колюмбом достаточно долго присматриваемся к скалам и угадываем, куда повернет заврашний маршрут. Немного нам разъясняют швейцарцы. Нужно пройти по краю ледника и добраться до стены.
Отсюда перейти небольшой поток, который виднеется черной полосой и выйти на малый скалистый хребет, простирающийся до самого верха.
Этим хребтом и надо подниматься. Швайцарец предостерегает, чтобы мы не сходили с хребта в стороны, поскольку кулуарами постоянно сыпятся камни.
Мы еще долго присматриваемся к горе, а затем возвращаемся обратно в хижину.
Она маленькая, построенная в форме барака, разделенная на три части: кухня, гостиная комната и спальная комната. Ложимся на матрасы, подстилаем четыре одеяла под низ, четырьмя накрываемся и в 22:30 засыпаем.

31 августа

Сегодня воскресенье. Мы встали в 7:30. Спалось очень хорошо. Позавтракали и в 9:30 отправились.
Сначала легкий подход, за час обошли ледник и приблизились к стене. В итоге мы у стены. Рядом видно кулуар (тот, с черной чертой), это ручей; слышно как почти беспрерывно грохочет камнепад.

Осторожно подходим ближе, прячась от камней в любом скальном выступе. Мы подошли вплотную к краю жёлоба в удачном месте, защищенные каменными глыбами; ждем подходящего момента, чтобы перебежать на другую сторону.
В это время каменная лавина лютует. Слышно, как над нашими головами пролетают единичные камни и, вращаясь, издают звук подобный работе мотора.

Внезапно становится тихо. Я поднимаюсь и собираюсь перейти на другую строну, но вновь слышу в нескольких сотнях метрах надо мной глухие удары. Это летит уже следующая партия. За несколько секунд камни будут около нас.
Снова прячусь в укрытие. Мы обдумываем, что может быть причиной такого роста интенсивности камнепадов. Я догадываюсь, что главной причиной, судя по всему, является солнце, которое в течение недолгого времени освещает кулуар, да и ветер не менял своего направления. Предполагаю, что через некоторое время на горе оттают все камни, и интенсивность несколько уменьшится. Действительно, за полчаса промежутки между обвалами увеличились.

Наконец наступает подходящий момент, и я спокойно, но быстро, перехожу 50 м на другую сторону. Здесь снова прячусь под скалой. Колюмб тем временем вслушивался, не летит ли с горы очередной камень, чтобы я мог своевременно повернуть назад. Теперь переходит Колюмб. Ему тоже везет. Ничего не сыпет сверху.
Извилистой линией мы поднимается на хребет и теперь идем по скалам вверх. В нескольких метрах над нами должна быть хижина.
Время от времени мы слышим каменную лавину, но мы уже в безопасном месте на хребте. Сюда камни не залетает.
Поднимаемся все выше и выше.
Чувствуем, что рюкзаки при наборе высоты становятся слишком тяжелыми, но они и должны быть таковыми, поскольку что на случай плохой погоды мы запасли много еды и одежды и можем переждать непогоду в хижине наверху. Иначе пришлось бы возвращаться вниз, ведь продуктов здесь нигде не достанешь.
Около полудня мы проголодались.

В 13:00 выбрали подходящее место, плоскую каменную плиту, сбросили с плеч рюкзаки. Рядом был снег. Я нагреб его в котелок, поставил его на плитку с сухим спиртом, защитил пламя от ветра и за 20 минут сварилось густое, питательное какао с молоком и сахаром. Закусили плодами и двинулись дальше.
Хотя солнце светит ясно, здесь - холодно. Вид с нашей высоты прекрасный, я делаю снимки.
Рядом тянется заснеженный массив.
Под нами каменные поля и ледники, разрезанные полосами. Мы идем очень медленно, экономя силы. На маршруте нет никаких знаков, только время от времени на снежном поле можно заметить следы ботинок, или на скалах царапины от гвоздей на подошвах. Это знак, что мы идем правильно.
В конце концов заблудиться здесь нельзя, надо идти прямо в гору и не сходить с хребта.

На маршруте наше внимание привлек шум и грохот, отличный от камнепада. Мы посмотрели на заснеженный массив и увидели снежную лавину.
Я хотел сделать снимок, но пока вытащил аппарат, лавина закончилась, лишь в низу было видно клубы снежной пыли.
Перед самой хижиной хребет становится очень крутым и началось тяжелое лазание с тяжелыми рюкзаками.
Просто под ногами - дно пропасти, но даже в течение нескольких часов к такому виду невозможно привыкнуть и отнестись к нему равнодушно.
В итоге мы поднялись
Стоим напротив хижины. Это маленький барак, обитый медными листами, стоит над самым краем стены, прикрепленный к скале канатами. Это кажется, единственное подходящее место, где хижина могла быть построена, поскольку кругом ледник.

В середине тесно. Смотрим на часы - 17:30, высота 3800 метров.
Тесно, но уютно...
У столов сидит немало туристов. Сбрасываем рюкзаки, заказываем чай (50 франков) и выходим на улицу.
Солнце светит бледно, дует холодный ветер. Видим, что из долины поднимаются небольшие облака.
Отсюда видно веселую зеленую долину Шамони, кусок канатки и конечную станцию, первую хижину и часть сегодняшнего маршрута. В другую сторону перед нами заснеженный массив ледника, он заслоняет самый шпиль Монблана.
В этом направлении будем идти завтра. Мы нетерпеливы и уже с интересом ищем маршрут.
Но на ярком от солнца снегу никаких следов, ни неровностей, все белое, только в глазах слёзы.
Вид прекрасный и объемный, однако, стоя без движения, мы немного замерзли.

Вернулись в хижину на ужин. Пьем чай, едим колбасу, хлеб, макароны (подаренные соседями - мы им за это дали яблоки), запиваем еще раз кофе и наконец, плоды.
Заметили, что аппетит у нас не идеальный. Говорят, что это влияние высоты. Все спрашивают кто мы такие; мы отвечаем, что мы украинцы и пластуны (мы были в униформе с шляпами). Закончили ужинать вместе с другими.
Стало весело и приветливо, как в любой высокогорной хижине. Французы темпераментные и приветливые, любят петь. Мы тоже веселые и довольные, что уже близко подошли к Монблану.

Двое крепких французов из французского альпийского клуба были смотрителями хижины. Они также занимаются спасработами в случае аварийных ситуаций. От них мы узнаем, что завтра будет хорошая погода, как и сегодня. Небольшие облака поднимаются, - это испарения воды с долины. Мы готовимся к завтрашнему восхождению и вымотанные, ложимся спать.

1 сентября

Сегодня встали в 4:30. Комната залита светом Луны, ясно так, что не надо светить фонариками. Одеваемся тепло из-за ветра (свитер и ветровка). На голову вместо пластовой шляпы, - берет и капбшон, лицо мажем вазелином; очки позже будут беречь глаза от солнца. Завтракаем: мясо нам не по вкусу.
Рюкзаки остаются в хижине.
Колюмб привязывает сумку с продуктами. Я контролирую, беру с собой карту, компас, свисток, украинский национальный флаг и фотоаппарат.
Выходим наружу и натягиваем на ботинки кошки, сами связываемся концами 25-метровой веревки.
Дует легкий ветер. На руки натягиваем грубые шерстяные носочки, служащие нам как перчатки. Я чувствую, что от металлического ледоруба тянет холодом и мерзнут руки.

Отправляемся в 6:00 утра. Перед нами ледник, покрытый примерзшим снегом. Видим тропинку, вытоптанную туристами, которая идет в направлении хребта 400 метро высотой. Мы его должны перейти и тогда всплывет вершина Монблана.

Ноги ступают по снегу, кошки хорошо подогнаны и держатся крепко. Тропа идет сначала полого, малым хребтом. Время от времени выныривает над пропастью. Осознаем, что стоит лишь поскользнуться и ... Но мы спокойны, у нас есть вера в кошки, ледоруб и веревку и в наше чувство равновесия.

Продолжается долгий подход. Поднимаемся. Идем очень медленно, почти черепашьим темпом. Мы знаем, что нельзя допустить того, чтобы сердце билось быстро и не хватило дыхания. Тем более на такой высоте - выше чем 4000 м.
Очень скоро наступает физическое и психическое бессилие и человек не может идти дальше.
Действительно, некоторые признаки высокогорной болезни нам самим пришлось пережить, но мы знали, что это случается при каждом высокогорном туре.
Примерно за полчаса, как мы вышли, я почувствовал себя плохо. Мне кажется, что сделаю еще несколько шагов и дальше уже не пойду, потому что не хватит сил.
Когда смотрю на гору, вижу долгий маршрут и знаю, что это еще даже не половина пути. В сознании зарождается мысль, что надо будет пройти еще часа 4, а я такой вымотанный.

Опять вспоминается, что чем выше поднимаемся на горы, тем труднее дышать. Так медленно рождается недостаток веры в себя и пропадает охота идти дальше.
Но я знал заранее, что будет такое плохое состояние. Тут надо только выдержать и равномерным темпом идти дальше. Так это состояние и преодолевают.
Я шел дальше непрерывно и как-то вдруг забыл о том, что думал минуту тому назад.

Во время восхождения на Монблан. Фото 100krokiv . info
Во время восхождения на Монблан. Фото 100krokiv . info


Появились лучшие, более весёлые мысли. Шаг за шагом, все выше и выше. Снег скрипит при каждом шаге, ледоруб равномерно ударяет металлическим звуком, дыхание равномерное. В этом монотонном ритме проходит четверть часа. Время от времени осознаю, что я поднимаюсь. Через час нас освещают первые лучи солнца. Я радуюсь этому, чувствую бодрость. Вижу, что мы прошли уже порядочную часть дороги. Мне кажется, что могу идти так сегодня целый день и не на высоту 4800 м, а на 8800.

Оглядываемся. Небо чистое, кругом ниже грозные скалы и сморщенные ледники. Позади, в долине, в тени, маленькая хижина. Проходит еще час и мы вылезаем на вершину хребта. Отсюда видим вблизи нашу цель - шпиль Монблана.
Он импозантный, все сверкает на солнце.
Видим, что нас ждет еще долгая и трудная дорога.
Оцениваем: восхождение будет таким же как прежде, но склон иногда настолько крутой, что не верится, что можно его пройти. Это немного поднимает нашу нетерпеливость. Хочется уже поскорее пройти его. Переходим округлый хребет и спускаемся на 150 метров ниже.

При спуске темп не увеличиваем, идем медленно. Внизу широкая площадка, защищенная от ветра. Солнце светит прямо в глаза и отражается от близлежащих снежных полей. Здесь уютно и приятно, но мы идем дальше.
Прямо перед нами, в 200 метрах выше, блестит на скалистом острове маленькая хижина. Направляемся туда. С солнечной долины входим в тень. 50 метров. Выше уже снова ветер.
Становится холодно.

Приходим к хижине около 15:00. Она предназначена для туристов, которые заблудились или в обессиленном состоянии не могут идти дальше.
Внутри могут поместиться 8-10 человек, имеется малая печь и достаточно одеял. Эта хижина вроде коробки, построенной из алюминиевой жести, прикрепленной к шпилю горы. В середину заходят из-под пола. Рядом с хижиной стоит приземистый барак, в нем расположены метеорологические приборы.
У хижины, в скалах мы прячемся от ветра. Прямо под нами пропасть, но это не мешает нам погреться на солнце и подкрепиться.
Аппетит не заоблачный. Высота 4300 м.
По карте видно, что здесь сходится маршрут с Шамони с нашим маршрутом. Действительно, через несколько минут приходят несколько туристов из Шамони и теперь мы размещаемся на отдых. Мы здороваемся с ними и спустя 10-минутного отдыха, отправляемся дальше. Опять будем идти без остановок 2 часа, на самый верх.

Начинается крутой участок по ледовой стене. Надо крепко вбивать кошки в снег, чтобы при этом не потерять равновесие на наклонной плоскости, потому что тогда можно слететь по снегу аж в самый низ. Задержаться нет возможности, потому что склон большой, стена гладкая и лед покрыт снегом всего на 5 сантиметров.
Такой склон зачастую заканчивается обрывом. Я не верю, чтобы Колюмб или я могли друг друга удержать при падении на таком склоне, если кто либо из нас сорвется.
Кошки и ледоруб держаться за снег и лёд. Совет - необходимо следить за каждым шагом.
Поднимались по стене серпантином. Отчетливее вынырнул шпиль Монблана.
Отсюда вижу, что вершина, высокая точка на краю хребта, с моей отметки выглядит острым. С севера, с Шамони он выглядел закругленным, подобно полукругу. Теперь же снова вынырнул острый хребет, по которому кажется надо будет идти, потому что другого доступа к шпилю не вижу.

 Богдан Яцив и Игорь Суховерский. Фото 100krokiv . info
Богдан Яцив и Игорь Суховерский. Фото 100krokiv . info


Опять идем интересным маршрутом. Проходим 100 метров по хребту, он очень покатый по обе стороны и одновременно крутой. С небольшими затишьями, дует сильный ветер и тогда кажется, что я потеряю равновесие на этой "снежной горке", заброшенной над пропастями.
Опять идем снежными полями и выходим на место, где видно как блестит в долине малое строение, третья хижина. Едва заметно тянется наш след. На нем движутся четыре черные точки, это туристы, идущие за нами.
Кругом блестят снежные поля.. Обращаем наше зрение в другую сторону и смотрим вниз. Там снова совершенно иной вид.
Среди зеленых плоскостей, нитью лежит горный поток.
В одном месте видны скопления миниатюрных домов. Это Шамони.
Там теперь тепло и нет ветра.
По другой стороне массива, где остро поднимаются скалы, видно пропасть, покрытую изрезанным ледником. Вдалеке тянутся скалистые шпили и мы с удовольствием замечаем, что стоим выше них. Горизонт увеличивается, появляются все новые и дальние вершины.
Но мы этим не увлекаемся и идем дальше к цели.
Мы приблизились к хребту на котором лежит шпиль. Им надо будет пройти 300 - 400 метров

Идем дальше.
Перед этим тем я сказал Колюмбу, что когда я начну идти по левой стороне хребта, он должен идти по правой. Тогда веревка задержит нас обоих.
Начало перехода подобно тому, которое мы прошли перед тем. Становится лишь немного робко, потому что не видно конца этого гребня.
Я смотрю только на узкий в 20 сантиметров слой снега. Моё внимание нацелено лишь на ноги, на каждый шаг.. Вниз смотреть не хочется, только на маршрут и ботинки.
Становится жутко, когда видишь комья снега, летящие вниз. Это невольно вызывает плохие мысли. В конце перехода нетерпеливость взяла верх, и я ускоряю ход.

Понимаю, что только несколько десятков метров отделяют нас от цели нашей поездки.
Маршрут все ещё очень опасен, но он уже короткий, по сравнению с тем, что мы прошли до этого. Этот момент является наиболее приятным и эмоциональным, когда кажется на 99%, что вершина уже наша.
Запыхавшиеся мы выходим на высокое и немного более объемное место на хребте.
Это самая высокая точка в Европе!

Белый Джек на вершине Монблана. На ледорубе - флаг Украины. 1 сентября 1947 года. Фото 100krokiv . info
Белый Джек на вершине Монблана. На ледорубе - флаг Украины. 1 сентября 1947 года. Фото 100krokiv . info


Первое наше впечатление: ничего необычного. Даже нет столба с надписью Монблан и отметкой высоты.
Здесь дует холодный ветер, мы его во время подход и не замечали. Мы чувствуем, что долго здесь стоять нельзя. Я поздравляю Колюмба, а он меня.
Вокруг белые ледники. Недаром этот ледник называется Монблан; это по-нашему "Белая Гора".
Очаровывает прекрасный вид.
Воздух прозрачен, видно море вершин и горных цепей. К востоку лежит Италия, граница в 100 метрах. Оттуда на верх также ведет маршрут.

На север - Швайцария, граница на расстоянии 10 - 20 километров. К западу Франция и мы на ее территории. Удивительно, что в течение нашего маршрута нас никто нигде не спрашивал о документах (которых у нас при себе и не было).

Привязывают к ледорубу украинский национальный флаг и забиваю его в лёд. Флаг лопочет на ветру и сообщает вешинам, что здесь присутствуют украинские спортсмены - пластуны.
Я делаю фото.
Даже не знаю, в какую сторону лучше повернуть фотоаппарат. Однако снимать довольно плохо, потому что руки закостенели и на глазах темные очки.
Все кругом видно отчетливо, как на ладони. Линия горизонта сливается с небом очень далеко. Я напрягаю зрение и вглядываюсь в ту точку, где сливается синяя краска земли с синей краской неба...

От Редакции:
26 февраля 2013 в Торонто, после долгой болезни, на девяносто третьем году жизни скончался пластун Богдан Яцив "Белый Джек", один из основателей Ватаги Бурлаков.
Первый украинец (вместе с Игорем Суховерским - "Колюмбом"), поднялся на вершину Монблан (1947), легендарный пластун.

Джек был одним из основных членов Ватаги Бурлаков и первый руководитель в 1946-м году. Участник Всемирного Скаутского сбора Джамбори в Париже в 1947 году и первый из Бурлаков вышедший на самую высокую гору западной Европы.
Опытный альпинист и скалолаз, организатор путешествий и лагерей в Альпах.

Один из инициаторов Карпатской горной Долины Бурлаков в 1991 году

Теги: Монблан, альпинизм, горы, украинцы на Монблане
Автор: https://100krokiv.info/
Просмотров: 608
Опубликовано 2020-03-17 в альпинизм

comments powered by Disqus