Испытание высотой. Анатолий Букреев: «Русский посол»

Эверест
Эверест


Вышел в широкий прокат ожидаемый фильм года – «Эверест» - открывавший не так давно Венецианский кинофестиваль.

Профессионалы, альпинисты, просто любители гор и все неравнодушные к настоящим экстремальным «приключениям» увидят мировую премьеру. Это рассказ об одном из первых коммерческих восхождений на высочайшую вершину планеты – но с трагической развязкой.

Пусть каждый сам возьмет от фильма свое содержание, главный урок и все эмоции.

А мы остановимся на одном из участников той экспедиции, который на грани риска и в полном хаосе вокруг вышел спасать оставшихся в «зоне смерти» людей, но впоследствии обвиненный американским журналистом и «солидарными» с ним издательствами. Анатолий Букреев.
Звезда советского и мирового альпинизма. О нем и том международном резонансе вспоминает итальянец Симоне Моро (Simone Moro).

Симоне Моро (Simone Moro)
Симоне Моро (Simone Moro)


Симоне, который неоднократно поднимался в горы в компании с Анатолием, в 1997 году стал свидетелем его гибели... 25 декабря 19997 года Анатолий погиб под лавиной вместе с казахстанским кинооператором Дмитрием Соболевым при зимнем восхождении на свой 12-й восьмитысячник Аннапурну, сопровождая Симоне Моро к вершине горы....


От Редакции:

Напомним, что Симоне Моро является автором трех зимних восхождений на восьмитысячники мира:

Кроме того, зимой 2012 года Симоне Моро и Денис Урубко пытались взойти на восьмитысячник Нангапарбат. Но экспедиция была прервана по причине затянувшейся плохой погоды

В 2015 году Симоне Моро и Тамара Лунгер открыли новый маршрут на вершину Айленд Пик в Непале



Горы имеют власть звать нас в свои края.


Там навсегда остались лежать наши с вами друзья.


Тянутся к высоте люди большой души.


Не забывайте тех, кто не пришел с вершин.




Анатолий Букреев
Анатолий Букреев


Эти строки неизвестного автора Анатолий Букреев написал эпиграфом к своей книге «Восхождение» в соавторстве с американцем Вестоном де Уолтом. В ней величайший альпинист СССР и мира рассказывает во всех подробностях о той трагической экспедиции на Эверест, легшей в основу вышедшего фильма. Книга стала своеобразным ответом на обвинительные «нападки» американского журналиста Джона Кракауэра, также принимавшего участие в том восхождении (в качестве клиента) и оставшегося в живых.

Анатолий Букреев выполнил свою работу, на которую он был нанят руководителем экспедиции Скоттом Фишером, по проложению маршрута к вершине и провешиванию перил, не стал пользоваться кислородом и после спустился вниз в штурмовой лагерь по указанию Фишера, оставив группу, как и полагается, с их высотными гидами.

Позднее Кракауэр решил, что Букреев зря так поступил и пытался уличить здесь малодушие. Никто тогда и представить не мог, что это удачное восхождение к вершине Эвереста будет зверски «растерзано» сильнейшим циклоном, внезапно обрушившимся на гору и вытянувшим из альпинистов последние силы и жизнь в «зоне смерти» выше 8000 метров.

Об этом не догадывался и Анатолий, ожидающий группу в штурмовом лагере. Когда он увидел чуть живых, обмороженных и почти безжизненных редких участников восхождения, не раздумывая пошел наверх, в ночь, в шквальный ураган, в кромешный ад, в ту самую «зону смерти», чтобы вытащить кого еще было возможно.

Более подробно о тех событиях с детальным разбором ошибок, допущенных в организации экспедиции, можно узнать из документального фильма National Geographic «Секунды до катастрофы: в мертвой зоне». Добавим, что десятки, сотни людей со всего мира выражали Анатолию Букрееву свою искреннюю благодарность за спасение альпинистов.


Букреева наградили премией Американского Альпийского Клуба имени Дэвида Соулса, вручаемую альпинистам, спасшим в горах людей с риском для собственной жизни, публичной Благодарностью Палаты представителей Конгресса США в 1997 году. Факты говорят сами за себя – решающая роль Букреева в спасении жизней на Эвересте оказалась неизмерима.

Впрочем, советский альпинист получал и другие знаковые награды - орден «За личное мужество» СССР и казахстанская медаль «Ерлігі Ушін» («За мужество»). Его знали и безмерно уважали везде. Он родился в Челябинской области, жил и учился в Челябинске, где дошел до первого разряда в альпинизме, продолжил свой рост как профессионал в Алма-Ате, а «третьим» домом для него стала Америка, где жила его гражданская жена, врач Линда Уайли, и друзья, известнейшие альпинисты и скалолазы США.

Анатолий Букреев в буквальном смысле раздвинул горизонты человеческих возможностей и дошел «до космоса», 21 раз (!!) взойдя на высочайшие восьмитысячники планеты.
Он прошел первый в мире траверс всех четырех вершин третьего восьмитысячника в составе Второй Гималайской экспедиции СССР на Канченджангу (8586 метров), установил мировые рекорды первых скоростных забегов на Эльбрус (5642 метра) и семитысячник пик Ленина (7134 метра) – запредельные достижения, которые не смог повторить за десятки лет никто в мире.
Хотя попытки продолжаются – буквально сейчас на Эльбрусе проходит десятые по счету международные соревнования International Elbrus Race, целью которых ставится достижение (а точнее максимальное приближение) к нереальному результату скоростного забега Букреева на восточную вершину Эльбруса. Профессионал высочайшего класса. Знаменитейший в мире высотный гид.
Настоящий альпинист. Заслуженный мастер спорта СССР. Обладатель звания «Снежный Барс» за восхождение на все семитысячники СССР на Памире и Тянь-Шане.

Список его достижений безграничен и неисчерпаем. Сколько мог бы рассказать он всего! Но мы не можем поговорить с ним – Анатолий погиб при восхождении на свой двенадцатый восьмитысячник в 1997 году зимой. Гора Аннапурна «оставила» его у себя. Анатолий шел в связке с итальянцем Симоне Моро, но внезапно огромный снежный карниз, вблизи которого находился Букреев, обвалился, спровоцировав гигантскую лавину и сравняв все вокруг в белое, бесконечное снежное поле.
Симоне чудом выжил. Но он вряд ли когда-нибудь забудет тот день… И сегодня мы беседуем с Симоне Моро, членом Международного Союза горных гидов (UIAGM), профессиональным итальянским альпинистом, который согласился ответить на некоторые наши вопросы о его лучшем, по его собственному признанию, друге жизни – Анатолии Букрееве.

– Симоне, вы четырежды поднимались на Эверест, дважды на Лхоцзе (8516 м, четвертый по высоте восьмитысячник в мире), потом была Шишапангма, Чо-Ойю, Макалу и другие вершины. В общей сложности у вас 12 восхождений на восьмитысячники. Что вами движет – и, в целом, зачем люди ходят в горы?

– Не могу сказать обо всех людях, но что касается меня – я хожу в горы, потому что нахожу там счастье для себя. Я становлюсь счастливым человеком во время восхождений, а счастье и свобода – самые важные вещи в нашей жизни.

– Как и где вы познакомились с Анатолием Букреевым? Когда зародилась ваша дружба?

– Это произошло в октябре 1996 года в базовом лагере восьмитысячника Шишапангма. Потом мы вместе с Анатолием поднялись до второго базового лагеря… С тех самых пор мы друзья.

– Какое значение и смысл принесла дружба с Анатолием Букреевым в вашу жизнь?

– Он был моим самым большим и самым лучшим другом – пусть даже мы и провели вместе всего 15 месяцев. Очень глубокий человек. Он был мне братом, наставником, другом, невероятно масштабной, но скромной личностью.

– Каким вы его помните – как человека и профессионала?

– Он был Гигантом. Скромным гигантом. Он был первозданной и совершенной «машиной», способной выживать в самых жестоких условиях. Сильный, как «Бульдозер». Очень чистый человек… Никогда не лгал, всегда говорил напрямую без намека на фальшь. Анатолий был прямым человеком. Его легко понимали.

– Симоне, вы однажды сказали: «Моя огромная благодарность снова и снова Анатолию Букрееву. Без него я не был бы таким восходителем, каким являюсь. Никогда не забывайте о нём, потому что он был примером вашего экстраординарного величия». Что вы подразумевали под «экстраординарным величием»?

– Что ж, таких людей, как Анатолий, было очень мало. Он - «русский посол» в мире. Ни тени высокомерия. Невероятно сильный. Всесторонне уважаемый. При этом очень мягкий. Он был всемирно признанным альпинистом, одним из величайших на все времена. Не кажется ли вам, что Россия должна быть благодарна такому человеку, как Анатолий? Он сделал себя сам и стал тем, кем стал. Его известность пришла в Россию извне. А сейчас его почти забыли. Нет соревнований в его честь, каких-то мероприятий в его память. Это грустно…

– Кстати, почему вы однажды произнесли фразу о том, что Анатолия Букреева не понимали на родине до конца?

– Анатолий был русский, родом из России, жил в Казахстане, а уехал за границу, решив стать профессиональным альпинистом. Для меня странно, что он стал всемирно известен прежде, чем о нем широко узнали в России. Он бы мог стать героем в России и получать спонсорство там, вместо того чтобы уезжать куда-то в поисках удачи.

– То есть вы не очень относитесь к России?

– Я люблю Россию как свой второй дом. Я люблю русскую ментальность, русских альпинистов, которые настолько отличаются от каких-либо других альпинистов в мире. В свое время я открыл для себя и Дениса Урубко, помогал ему, чем мог. Альпинизм старого советского стиля сейчас уже на исходе, так как наступило время ходить на вершины в маленьких группах. Но русские, как и поляки, остаются сильнейшими в высотном классе. Хотя есть и некоторые «западные» исключения. (улыбаясь)

– Поговорим о той трагической экспедиции на Эверест в 1996 году, о чем написана не одна книга, а сейчас вышел в широкий прокат и художественный фильм («Эверест»). Анатолий Букреев в итоге спасал ночью, без кислорода и в одиночку всех членов команды, которые так или иначе смогли спуститься с самой вершины. Американский журналист Джон Кракауэр в своей книге «В разреженном воздухе» пытался «обвинить» Анатолия Букреева, уличая его в малодушии. Могли бы вы объяснить свою точку зрения, были ли хоть малейшие основания под его претензиями, зачем он это делал?

– Это долгая история. Я отразил свое мнение относительно нее в своей книге. Если кратко, что Кракауэр написал интересную книгу, заработав на этом миллионы долларов. Единственный нюанс: его книга – это ложь, лишь частное мнение автора на те события, которое выдавалась остальному миру как нечто, во что надо верить. И этому верили. Анатолий Букреев был обвинен неопытным новичком в горах, каким был Кракауэр, у которого однако имелась власть прессы в руках. Анатолий Букреев – это профессор, мастер. Кракауэр – начинающий школьник в горах...


– Вы были рядом с Анатолием на Аннапурне. На ваших глазах сошла лавина, он остался там… Что вы чувствовали в тот момент? Какие мысли мелькали у вас? Был ли шанс выжить у него тогда?

– Я не вижу этот момент в ночных кошмарах - но никогда его не забуду... Все детали той трагедии я описал в своей книге. Очень хотел бы, чтобы кто-то перевел ее на русский язык когда-нибудь.

– Да, что касается книги… «Комета над Аннапурной». Почему дали ей такое название?

– Комета – это звезда. Самая красивая звезда, которая является символом Рождества. В 1997 году это был как раз день Рождества (25 декабря – прим. авт.), когда Анатолий погиб. И сейчас он остается самой важной звездой в горах и в моей жизни.

– Действительно ли легендарный Райнхольд Месснер, которого окрестили «альпинистом всех времен и народов», назвал Анатолия Букреева самым сильным альпинистом-высотником ХХ века в мире?

– Да, абсолютно!

– Симоне, кого еще из советских, российских альпинистов вы знаете, уважаете?

– Борис Коршунов , Валерий Бабанов , Алексей Болотов , Юрий Кошеленко, Александр Ручкин, Денис Урубко , Ринат Хайбуллин, Александр Одинцов и многие другие.

– Альпинизм популярен сейчас в Италии?

– Очень популярен. В Италии на каждый временной период истории есть самые знаменитые в мире альпинисты. Кассин , Бонатти , Месснер , как пример.

– Ваши пожелания всем альпинистам...

– Оставаться друзьями и оставлять далеко в стороне все споры. Я желаю всем альпинистам – и не только им – достигать рекордных целей и результатов.

– Спасибо за интервью.

– Спасибо.

Теги: Симоне Моро, Simone Moro, Анатолий Букреев, альпинизм
Автор: http://www.notum.info/
Просмотров: 3969
Опубликовано 2015-09-26 в альпинизм

comments powered by Disqus