Приключения аргентинца Мариано Галвана на Броуд Пик

Пожалуй, за несколько лет это первое после Ули Штека на Аннапурну высотное восхождение, которое действительно волнует. Соло, две холодные выше 7000, отсутствие спутниковой связи, и т.д. А также объяснение, почему пресса молчала об этом событии... Это не шоу.

Напомним, что аргентинский альпинист Мариано Галван, 16 июля, первым в сезоне поднялся на вершину восьмитысячника Броуд Пик.
Уникальность восхождения Мариано в том, что он провел свою экспедицию соло и не по стандартному маршруту: для подъема на вершину он выбрал линию Карлоса Карсолио 1994 года, проходящую параллельно стандартному маршрут на Западной стене горы.
Примечательно, что этот маршрут ни разу до сих пор не был повторен!

Броуд Пик: стандартный маршрут и маршрут Карлоса Карсолио 1994 года
Броуд Пик: стандартный маршрут и маршрут Карлоса Карсолио 1994 года


Мариано Гальван (Mariano Galvan) опережает свое время. Этот аргентинский гид, работающий в основном на Аконкагуа, осуществляет свои мечты в Гималаях. Не зависим ни от кого и пытается следовать высокой этике настоящего альпинизма, ходит без использования кислорода или высотных носильщикови часто в одиночку и в альпийском стиле.

Мариано Галван (Mariano Galvan)
Мариано Галван (Mariano Galvan)


Многие считают, что это невозможно сегодня, когда все горы провешены перилами на многолюдных высотных туристических маршрутах. Однако, Мариано Гальвану удается что-то сделать и в этой ситуации, и он уже совершил несколько хороших восхождений. Он начал свою карьеру на 8000ках в 2011 году, восхождением на Лхоцзе.
В следующем году, в 2012, был одним из всего лишь четверых людей, сумевших подняться на Эверест без кислорода (остальные трое были Ули Штек, Конрад Анкер и Тенжи Шерпа).
Летом 2013 года он отправился в Каракорум и сделал дубль на Гашербрум II (поднялся на вершину первым в сезоне, еще до того, как были провешены коллективные перила) and ГАшербрум I, и также нашел время, чтобы помочь спуститься Альфредо Гарсия , который попал в беду на Гашербрум I.

Этим летом (2015 года) Мариано Гальван намеревался подняться на К2 с Карлосом Суаресом и Майком Хорном, но, к сожалению, Карлос прервал восхождение около вершины Броуд пик.
Возможно, причиной было сильное 'потепление', хотя на К2 и вовсе не было "окна" хорошей погоды...

Броуд Пик. Вис с соседнего восьмитысячника К2
Броуд Пик. Вис с соседнего восьмитысячника К2


Версия "потепления" стала, вероятно, ключевым моментом этим летом на Каракорумских восьмитысячниках. Следует уточнить, что оно не помешало неделю спустя Анджею Баргелю добиться второго (и последнего) в этом сезоне успеха на Броуд пик, с последующим спуском на лыжах.
Кроме того, Мариано Гальван начал восхождение от базового лагеря К2, а выше С3 он шел по маршруту Карлоса Карсолио (1994), ни разу с тех пор не повторенному, на котором есть участки V+ выше 7800.
Он шел в альпийском стиле (признавая, что ниже С2 пользовался провешенными перилами), в одиночку, и с двумя холодными ночевками, 7600 на подъеме и 7800 на спуске.

Ты сумел взойти на Броуд-пик, и это, кажется, было серьезным испытанием , особенно в таких условиях, о которых писали все экспедиции этого сезона. Как тебе на Броуд пик?

По правде сказать, я и не собирался на Броуд в этом году. Но получилось так, что на К2 было слишком много коммерческих групп, и это заставило меня отказаться. Много шерпов без конца ходили на Абруццого вверх-вниз, работали, чтобы обеспечить другим комфорт и безопасность. Не хотел мешать их деликатной задаче. Поэтому я запросил пермит на Броуд, чтобы там акклиматизироваться, пока на главном пакистанском колоссе поутихнет эта туса.

Я поднялся в С1, чтобы увидеть ближе подробности маршрута и посмотреть, что можно сделать, так как друзья, которые пробовали эту гору, слышали, что если снежные условия плохие, снега слишком много, слишком мягкий, то восхождение вряд ли возможно. И они были совершенно правы. Просто этот год был одним из тех, когда снег был ненадежен и казался сахаром.

Я вернулся в базовый лагерь, немного разочарованный этим первым выходом в нижней части горы. На К2 был невероятный трафик Шерпов на маршруте, и на Броуд пик было не очень хорошо, картина была не очень радостная на первый взгляд. Но если я чему-то и научился за все эти годы, то это не отступать легко. Беседуя с Карлосом Суаресом, с которым я имел удовольствие и удачу делить базовый лагерь, потому что он альпинист со стажем, которым я восхищаюсь, я упомянул, что читал, что на маршруте Carsolio 1994 было гораздо больше скал, значит, сейчас там было бы больше шансов подняться, хотя и сложность и риск были бы значительно выше.
Он вспомнил, что маршрут пролегал по большому снежнику, а затем нужно было найти путь между скал и небольших коридоров снега. Он вспомнил, что однажды искал информацию, но сумел найти не так много об этом. В итоге, поскольку из базового лагеря К2 этот маршрут не выглядел очень сложным, я решил рискнуть пройти его, не зная тогда, на что замахнулся.
И не осознав две вещи: во-первых, хотя Карсолио сделал этот маршрут в одиночку, это было в то время, когда ходили такие альпинисты из польской элиты, как Ежи Кукучка и Артур Хайзер и прочие, а это кое-что говорит о Масштабе альпиниста; и во-вторых, за все эти годы не было ни одного повторения этого маршрута, что тоже кое о чем говорит... Две отличные маленькие детали, которые могли позволить понять....

Ты же поднялся без кислорода, верно?

Надеюсь никогда не использовать кислород на моих спортивных восхождениях, но я не против его использования в коммерческих экспедициях. Я думаю, что безопасность важна для клиентов, как и перила и прочее. Хотя я думаю, что теперь эти меры безопасности дошли до такого абсурда, что трудно поверить.

Ты шел по маршруту Карсолио (1994) с самого начала или только от С3?

Из того, что удалось найти в интернете, получается, что Карсолио считал, что его вариант начинается от С3. Я из С3 видел всего несколько кусочков, а также иранский маршрут, до С3 я шел по классике, а оттуда продолжил по варианту по скалам.

Очень жаль, что так мало информации о маршруте. Я думаю, что альпинисты должны уделять больше времени описанию восхождений, но не ради пиара, а чтобы поделиться информацией, которая может помочь и мотивировать других альпинистов. Я стараюсь выложить побольше видео, рассказов и кроков в Интернете. Жаль, я не смог полностью записать трек.

Как прошло восхождение от С3? Ведь самое трудное началось там?

После быстрой акклиматизации и ночи, проведенной в С3 на Броуд пик и нескольких дней восстановления, как раз наступило окно хорошей погоды 14 июля, поэтому ночью в 00:20 я стартовал из базового лагеря К2 (5000м) снова на Броуд. Сначала нужно было спуститься около 200 метров до начала классического маршрута, а затем начать восхождение до 6800 м, где я поставил мой единственный лагерь, чтобы отдохнуть несколько часов.
Подъем туда занял около 11 часов. Ночь позволила мне использовать благоприятные условия, хотя пришлось тропить, и каждый шаг был непрост. К этому времени на Броуд уже были перила до С2, и лишь немногие отважились подняться выше. Но я был доволен своей работой; это была цена, которую я должен был заплатить за то, чтобы сделать гору, вид был превосходным, и этот день был безветренным. Я радовался, вокруг была невероятная красота.

Броуд Пик. Маршрут выше третьего высотного лагеря
Броуд Пик. Маршрут выше третьего высотного лагеря


Величественная К2 наблюдает за мной издалека, мягко улыбаясь, зная, что в этом сезоне никто не ступит на вершину, даже несмотря на усилия Шерпов, которые опутали ее склоны бесконечными веревками. Оттуда я разглядывал, как долины кажутся дорогами через горы Каракорума. Еще не осознавая масштаб задачи, что ждет впереди, возможно, недооценивая трудность маршрута, возможно, загипнотизированный таким великолепием. Мечты завладели мною, и больше не существовало ничего.. .

Тем временем, в обычных приготовлениях, прошла ночь, и началось приключение, которое я не забуду никогда.

15 июля в 00:40 я стартовал из лагеря с небольшим количеством снаряжения. и рассчитывал, что буду подниматься не более 24 часов. Я просто взял немного воды и еды и ничего больше. Кроме того, мой опыт скалолазания заставил меня еще больше облегчить рюкзак; теперь трудно поверить, но я оставил только один литр воды.

Горелка, бивакзак и все остальное остались в лагере. Вот эти отличные маленькие детали показывают, что, несмотря на опыт, получается из-за стресса, который возникает, когда в одиночку решаешь идти на вершину.

День отличный, без ветра и без облаков, я вижу основание большого жандарма, указывающего на путь по скалам в сторону от классического маршрута. До этого жандарма около 200 м крутизной 55градусов, прогресс медленный, я смог подняться к первому скальному гребню при хорошем освещении в 5:30. Здесь трудности не замедлили появиться, и подъем на участках от IV до V сложности, по разрушенным скалам, вынуждал меня всякий раз проверять, прежде чем сделать шаг.

Интуитивно понимаю, что метр за метром поднимаюсь на Броуд, но трудно, а перерывы на отдых к добру не приведут. Уже вечером безуспешно пытался найти место для бивуака, самое лучшее, что у меня есть - это снежный склон, который я вынужден топтать все время кошками, и где мне удается оставаться достаточно устойчиво, чтобы пытаться уснуть кое-как на рюкзаке. Солнце садится и вид невероятный, силуэт К2 доминирует над горизонтом, и теплый цвет заката имеет мало общего с реальностью. Холод отвлекает меня от этого волшебного мира, и заставляет придумать что-то, чтобы хоть немного поспать. Я тут на 7600 м, только с моим Monkey Mountain Hard Wear, рюкзаком и остатками от литра воды, который был выпит раньше...

Ты помнишь, как вышел на вершину?

После недолгого обрывочного сна я решаю продолжать подъем, не дождавшись заветного солнечного света. Нет луны, ветер мешает немного зрению, и все усложняет летящий снег. Сильно нервничаю некстати, оказавшись на сложном участке на скале и снежных коридорах. Я провел не слишком удобную ночь под открытым небом, и теперь чувствую, как постепенно моя сила и концентрация уменьшаются.

Эта последняя ночная часть подъема - это кошмар, скалы становятся очень плохими, под снегом камни, которые грозят затупить кошки, и тогда....

Я ищу путь в течение нескольких часов, которые, мне казалось, летят очень быстро. Несколькими метрами выше я увидел большую плоскую скалу (по крайней мере, так казалось оттуда, где я находился), но добраться до нее чрезвычайно трудно, нужно отдать последние силы и свои последние резервы. Страх заставил подняться на эти 15 метров, я упал без сил и тяжело дыша из-за высоты: высота 7800 м, лазание V+ , да еще добавило нервов лазание без веревки, и легкие страдают от воздуха в этих условиях.

Я упал на снег и мое дыхание восстановилось, и я рад видеть, что склон дальше кажется мне умеренной сложности, никаких дрянных скал впереди, теперь "просто" дойти до 8,047, ничего больше ...

16 июля в 6:00 утра я достиг вершины двенадцатой по высоте горы в мире. Не имея таких планов, я поднялся на свой пятый восьмитысячник в одиночку и без кислорода. Кажется, это уже становится тенденцией, хотя я не строю таких планов на будущее. Пока все хорошо и я не раздумываю о том, что заставило меня быть тут сейчас в одиночестве.

Видео и фотографии на холодной вершине, легкий ветерок еле шевелит Аргентинский флаг на моем рюкзаке. Флаг со мной, и он напоминает мне о моей семье, моих друзьям в Аргентине и всех людях, которых я знаю.

Броуд Пик. Маршрут выше третьего высотного лагеря
Броуд Пик. Маршрут выше третьего высотного лагеря


Часто говорят, что спуск труднее подъема, так и было сейчас?

Как только совершился ритуал достижения вершины, наступила другая реальность. По разрушенным скалам вниз - это не вариант. Тут не место для спуска.
Теперь я оказываюсь в ловушке на вершине. Без воды и еды решения становятся неуклюжими и трудно сосредоточиться. Более 12 часов назад я сделал последний глоток воды, маленькие кусочки снега теперь будут слегка убирать сухость в горле, но я знаю, что я не могу злоупотреблять этим, так как горло может воспалиться от холода, и будет совсем плохо.

Неплохо бы найти подходящий снег для спуска, но не хочется идти по неизвестному склону, ведь могут снова попасться скалы, а сил подняться уже не будет, и тогда это ловушка...

Когда я обдумываю, что делать, оглядываю гребень, где идет классический маршрут - это хороший вариант, но без веревок это немного сложно. Я иду по простому снежному склону, пока не натыкаюсь на скальную башню с остатками старых веревок. Я им так рад, будто это источник воды, мне удалось восстановить около двадцати метров потертой потрепанной веревки, но это лучше, чем ничего. Сейчас я чувствую себя почти в безопасности, но я также надеюсь на удачу.

Деликатно балансируя, я медленно спускаясь вдоль гребня, следуя остаткам старых следов, которые поощряют меня продолжать, несмотря на мою усталость. Они не идут до вершины, и не до перевала на 7600. Я использую мою 'фирменную' веревку несколько раз, и молча благодарю, что нашел этот зарытый в снегу клад.

Днем, когда я достигаю вожделенного холма, солнце приобретает оранжевый оттенок, что снова означает, что вторая моя ночь будет такой же тяжелой, как и предыдущая.

Очень глубокий снег делает каждый шаг кошмаром. Теперь я понимаю, почему мало кто мог бы сделать гору в этом сезоне. На каждом шагу я проваливаюсь выше колена в снег, твердый наст сменился снежным сахаром. Такое чувство, будто на каждом шагу кто-то будет держит меня за ноги в каждой дырке, которую я делаю в снегу. Короткий бергшрунд прерывает однообразие местности и, с усталости, я не очень хочу прыгать.
Результат был хорошим - падение пробуждает меня от сонливого состояния и прерывает разговор с моими воображаемыми друзьями, которые сейчас являются частью экспедиции. Теперь я понимаю рассказы тех, кто говорит, что в экстремальных ситуациях с ними были люди, которых там на самом деле не было. Я понимаю, что отсутствие сахара, обезвоживание и недостаток сна, смешанные с изрядной гипоксией, генерируют галлюцинации, но мне эти люди кажутся реальными, слишком реальным и, пожалуй, это даже раздражает.

Ночь приходит без предупреждения, и я слишком дезориентирован, чтобы решить дождаться солнечного света. Я неоднократно просил помощи, но вдруг осознал себя кричащим на 7100 - и никого рядом. Я один, и мои крики о помощи потонули в темной ночи.

Моя заброска находится примерно в трехстах метрах ниже, но я запутался и знаю, что, если продолжу спуск, все может стать еще хуже. Так что с моими 'товарищами' свернулся калачиком на рюкзаке, решаю подождать, и мне даже удалось немного поспать.

Первые лучи быстро дают мне возможность понять где я, теперь я вижу свою заброску. Я начинаю немного расслабляться, я знаю, что там есть все, что мне нужно, но там нет воды и припасов. Даже не доходя до нее, встречаю корейца, который акклиматизировался в С3, он предлагает воду и печенье.
Я бесконечно благодарен. Хотя до моей заброски уже минут 30, уже не надо ждать, чтобы растопить воду после 52 часов восхождения, это бесценный подарок. Я смотрю на свои следы, как вверх, так и вниз, и я чувствую себя счастливым, потому что не только взошел на восемь тысяч, но и имел удовольствие делать это согласно моих принципов и обязательств. Это был честный бой, гора снова дала мне возможность испытать мои пределы и научила меня еще больше. Тихо благодарю и тихо удаляюсь, чтобы не разбудить демонов, которые ее населяют.

Броуд Пик. Начало стандартного маршрута
Броуд Пик. Начало стандартного маршрута


Вот теперь я вернулся. После четырех часов отдыха я готовлюсь не спеша идти до базового лагеря К2. Я теперь благодарю перила ниже лагеря 2, на которые в начале восхождения смотрел с презрением, сейчас они поддерживают меня на снежных полях, которые в жаркий жень так опасны. Я решаю часок вздремнуть в каждом лагере, который как награда для моего измученного тела, которому могу дать эту маленькую роскошь. Пока, наконец, в 20:30 17 июля я снова в базовом лагере.

Не могу отделаться от мысли, что это было похоже на 'разогрев' по сравнению с тем что ждет меня за моей спиной, на К2, даже не видя ее, чувствовал ее присутствие все время.

С таким количеством людей в базовом лагере и такими возможностями коммуникации как сейчас, почему мы так долго не знали, что ты был на вершине? Ты альпинист, избегающий СМИ?

По правде говоря, я думаю, что в горы идут для восхождений на них, чтобы наслаждаться ими и своим результатом, а не светить свое эго с вершины.

Другое дело, что я сам финансирую свои экспедиции. Меня поддерживают такие бренды, как Mountain Hardwear и Garmont, деньги, на которые я их покупаю, я получаю за работу на Аконкагуа, в качестве гида, так что у меня нет давления ходить в спонсорских наклейках как в заплатках, как ходячая реклама. Может быть, однажды буду выглядеть так (хотя я надеюсь, что в далеком будущем), но сегодня я свободен.

Кроме того у меня нет спутниковых телефонов, так как для меня это не бюджетно, так же, как и Интернет в базовом лагере. Также, я попросил людей - Карлоса Суареса, Альберто Zerain и других близких мне людей, как, например, команду Эквадора, я попросил их оставить информацию между нами, не хотел отвлекать сильно от моей следующей цели, которой была К2. Благодаря им, умеющим держать обещание и уважать мою волю, восхождение не получило широкой огласки, пока я не позволил.

Это ваш пятый восьмитысячник после Лхоцзе, Эвереста и дубля из двух Гашербрумов, все без кислорода. Какая гора будет следующей? Намерены ли вы продолжать делать и остальные восьмитысячники так же "не как все"?

Использование кислорода - это не вариант для меня, не для моего спортивного альпинизма. Да и очень дорого. Мой бюджет не позволяет.. Хотя я не против его использования в коммерческих экспедициях, но я должен признать, что есть злоупотребление им, такое, что не хочется верить...

Что же касается следующих восьмитысячников...Я постараюсь следовать принципам и делать все что в моих силах для вклада в аргентинской альпинизм.

Теги: Мариано Галван, Mariano Galvan, Экспедиции в Пакистане, восхождения 2015 года в Пакистане, экспедиции сезона 2015, сезон 2015 в Каракоруме, восхождение 2014 в Каракоруме, Summer climbing season in Karakoram 2015, Summer 2015 season in Karakoram, Броуд Пик, Broad Peak
Автор: http://www.russianclimb.com/
Просмотров: 1982
Опубликовано 2015-08-18 в альпинизм

comments powered by Disqus

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ