Правильно ли допускать детей к занятиям экстремальным спортом?

Сразу за Spyglass Drive в Техачапи в Калифорнии, маленьком городке в сотне миль на север от Лос-Анджелеса, возвышается громадная стальная сеточная конструкция посреди пыльного пейзажа.
Балки удерживают один конец деревянного настила, который спускается и вновь устремляется вверх по склону. Другой конец находится на расстоянии 150 метров (500 футов).

Одним апрельским днем 2012 г. несколько мальчиков и мужчина в пестром камуфляже залезли на конструкцию и понеслись вверх на полной скорости. Затем парни одели каски и наколенники, защиту на грудь, спину и область таза, налокотники и перчатки. Самый старший - 13-летний Джетт Итон (Jett Eaton) - опустил скейтборд и наступил на него одной ногой, подняв передние колеса в воздух. Он наклонил скейт и начал разгоняться. Посреди рампы он перепрыгнул 20-метровую платформу и продолжил путь к дальнему концу рампы, которая подняла его вверх на 6 метров над землей с неистовым вращением, из которого он приземлился спиной обратно на рампу.

Он пытался выполнить сложный трюк, известный как «девятка», - заезд на рампу, через 3 секунды совершается парение в воздухе с целью сделать вращение на 900 градусов или 2,5 оборота, как фигуристы делают двойной аксель, при этом удерживая обеими руками доску. Джетт месяцами пытался сделать этот трюк и падал.

После трех часов и 13 неудачных попыток сделать девятку Джефф Итон, отец Джетта, сказал, что на этом пора заканчивать. Он тренировал их и не хотел, чтобы кто-то катался на скейте уставшим. В этот день он привез двух своих старших сыновей, Джетта и 11-летнего Джаггера, из Месы в Аризоне, чтобы покататься на одной из двух существующих постоянных мегарамп.


Выпускной альбом класса экстремалов







10 молодых и невероятно одаренных спортсменов дали интервью об их восприятии страха, наиболее значительных достижениях и столкновениях с опасностью в их видах спорта. Профессиональную фотосессию сделал британский спортивный фотограф Левон Бисс (Levon Biss).

Собравшись внизу, дети гоняли мяч, ели и смеялись. И все же, Джетт тайком от остальных забрался на мегарампу, чтобы еще раз попробовать сделать девятку. После неуверенного прыжка он влетел в рампу. Все обернулись. «Вызывайте вертолет!» - закричал Джефф.







Даже несмотря на то, что детство в Америке все больше зажимается рамками регламентированной безопасности - в школах во имя этого ограничивается физическая активность детей и с площадок удаляется все снаряжение, могущее представлять собой угрозу; критика растет в адрес родителей, позволяющих своим детям бродить без присмотра - дети начинают заниматься экстремальным спортом в более раннем возрасте.

То, что когда-то было простым времяпровождением, например, велосипед или катание на скейтборде, превратилось в погоню за острыми ощущениями и напряженные соревнования с новыми трюками и превышением границ человеческих возможностей. Джетта Итона впервые пригласили на соревнования на мегарампе на соревнованиях Big Air во время ESPN's X Games в возрасте 13 лет; двум из 6 финалистов тогда не было 16 лет.

В январе сноубордист Хлоя Ким стала самой молодой золотой медалисткой зимних X Games в возрасте 14 лет.

В июле Минна Стесс (Minna Stess) в 8 лет стала самой молодой девочкой, которая съехала с самого нависающего участка мегарампы.

Исландский сноубордист Бенни Фридбьйорнссон (Benni Fridbjornsson), которому сейчас 10, сделал флип в 7 лет.




Вани Сабесан (Vani Sabesan), адъюнкт-профессор ортопедии факультета медицины в Государственном университете Уэйна и ведущий автор исследования травм головы и шеи в экстремальных видах спорта, беспокоится о том, что дети ментально не готовы к такому виду активности.

Они имеют склонность недооценивать риск, а родители не всегда могут их надежно удержать в узде. Особенное беспокойство вызывают подростки, которые пытаются повторить то, что видели по телевизору или на видео без надлежащей тренировки. «Мы видим, что многие дети думают, что могут сделать то же, что делают профессиональные спортсмены», - говорит Сабесан.

Она также указывает, что участие детей в экстремальном спорте, как правило, не регламентируется. «Очень редко они находятся под медицинским наблюдением, - говорит она, - а это еще больший риск». Также нет исследований, какие виды экстремального спорта или конкретные движения особенно опасны для детей. «Мы даже не знаем показатели травм», - ужасается Сабесан.

Исследователь-психолог из Норвегии Элен Сандсетер (Ellen Sandseter ), которая опубликовала пару десятков статей о детях и рисках в спорте, описала себя как «ребенка в поисках ощущений» в отличие от фразы «в поисках трепета или мандража» ("a sensation-seeking child" вместо "thrill-seeking."). Она говорит, что ей повезло с отцом, который брал ее кататься на лыжах и в горные походы. К тому времени, когда она выросла, она заметила, что отношения родителей изменились, и что намного меньше детей имеют такие же возможности, как были у нее, и она решила изучить, почему так произошло.

В 1990-х гг. норвежским подросткам с проблемами с наркотиками была предложена программа скай-дайвинга и других экстремальных видов спорта. После этого они совершали меньше правонарушений в связи с употреблением наркотиков, лучше вели себя в школе и сообщали о том, что чувствуют себя счастливее.

В более позднем исследовании 360 старшеклассников Сандсетер и ее коллега обнаружили, что те из них, кто говорил, что родители поощряют такие занятия, как скалолазание или каякинг, были менее предрасположены к криминальному или антисоциальному поведению, такому как превышение скорости, воровство или вандализм. «Если вы выросли с огромным опытом в рискованных играх, подростковый период будет более управляемым, и вы будете более реалистичными в оценке рисков», - рассказывает Сандсетер.




Сандсетер говорит, что разрешает своим детям-подросткам (сыну и дочери) залазить на очень высокие деревья, а ее сын сейчас делает сальто назад на лыжах. Годами он вырабатывал высокоточные кинестетические ощущения того, что его тело может делать безопасно, и он внимательно относится к предупреждениям тренеров и сверстников. Она верит, что катание на лыжах делает его более зрелым, чем его сверстников.
Но она сожалеет, что «он частый гость скорой помощи». Он ломал плечо, предплечье и запястье; раскалывал голову и получал сотрясение мозга.

У меня есть две дочери 7 и 9 лет, которые любят острые ощущения. Когда младшей было 3 года, она скатывалась по перилам нашей трехэтажной спиральной лестницы. Вероятно, она бы безопасно спустилась - позже она сказала, что она так делала много раз до этого - если бы ничего не напугало ее. Но она упала и сломала ключицу.
В прошлом месяце старшая, спускаясь из домика на дереве, соскользнула и сломала две косточки в ноге. Обе девочки лазили по скалам на высоту 15 метров и громко требовали разрешения взобраться выше. Недавно мы с женой обнаружили, что у них новое любимое место для игры: крыша нашего дома.

Мы не хотим, чтобы детство наших девочек состояло исключительно из мыльных пузырей. Но мы также не хотим, чтобы у них были серьезные травмы. Так что мы застряли где-то посредине, сомневаясь в своем выборе.

После падения на мегарампе Джетта Итона переправили воздухом в главный травмпункт в Фресно в 130 милях от мест происшествия. «Я думал, что потерял его», - недавно сказал мне Джефф Итон. Джетт получил перелом основания черепа, ушиб лобных долей мозга и сотрясение. Когда его забрали из госпиталя три дня спустя, было неясно, будет ли он кататься на мегарампе когда-нибудь вновь.




Будучи совсем маленьким, Джетт хотел заниматься мотокроссом. Отец не поощрял это и направил его в сторону скейтборда, на который Джетт встал в 7 лет. По мере улучшения его навыков, Джефф строил все более сложные конструкции для катания рядом с домом в Аризоне и нанимал ему элитных тренеров. Джетт стал 4-м на больших соревнованиях, когда ему было 13, в этом возрасте его впервые пригласили X Games.

Когда мы сели с ним поговорить, он только закончил трехчасовую тренировку. Футболка от одного из спонсоров DC Shoes насквозь промокла от пота. Левое поломанное предплечье находилось в оболочке черного гипса. Я спросил, почему он продолжает, не смотря на все травмы. Джетт сказал, что у него было примерно 10 сотрясений мозга, поломано 6 костей и дважды проколота селезенка.
«Я получил свой первый скейтборд на Рождество, когда мне было 7, папа построил небольшую рампу в гараже, и с тех пор я люблю это. Я не могу перестать кататься.

В хорошие дни скейтборд - это чистое счастье. И даже когда у меня плохое настроение или я катаю не так хорошо, если я начинаю кататься с друзьями, я все же могу почувствовать крылья за спиной». В конце тренировки я увидел, как Джетт сделал трюк, за который он боролся несколько последних недель, - Nosegrind Backside 180 , в котором передний край скейтборда скользит по бордюру. Его друзья бросились к нему с поздравлениями и обменялись ударами кулаками.
Я спросил Джетта, который вернулся на вторую по размеру рампу, «мини-мега», будет ли он кататься на большой рампе тоже? «Скорей всего, я вернусь к ней»,- ответил он.

Его отец относится к этому нормально. «Это его выбор, если он хочет сделать это снова, я никогда не скажу ему «нет», - говорит Джефф. Он видит, как тяжело тренируется Джетт: 5 часов в день, 5 дней в неделю. Некоторые могут посчитать такое отношение родителей ненормальным, если не преступным.
Но там, где остальные могут увидеть только травмы, Джефф верит, что помогает своим сыновьям, которым сейчас 14 и 16 лет, следовать своему увлечению, индивидуальности и принадлежности к сплоченным группам сверстников. Он говорит, что они едят правильную пищу, хорошо высыпаются и не употребляют алкоголь или наркотики. Они применяют выученные навыки не только в катании, но и в учебе.

«Если вы планируете жить без рисков, вы будете жить за стоп-сигналом, и каждый раз, когда вы хотите сделать что-то, что заставляет биться ваше сердце, вы решаете, что безопасней этого не делать», - говорит он. - «Я живу не так. И не хочу, чтобы мои дети так жили».


Теги: дети в спорте, дети в экстремальном спорте,
Автор: Анна Шляхова, http://www.lasportiva.ru/
Просмотров: 1639
Опубликовано 2015-07-16 в Экстремальный спорт

comments powered by Disqus