Кинга Барановска - "Гашербрум II - враждебная и опасная гора"

17 июля, знаменитая польская альпинистка Кинга Барановска (Kinga Baranowska) взошла на вершину 13 по высоте восьмитысячника мира Гашербрум II (Gasherbrum II, 8034 м).

Кинга Барановска (Kinga Baranowska) на фоне восьмитысячника мира Гашербрум II (Gasherbrum II, 8034 м)
Кинга Барановска (Kinga Baranowska) на фоне восьмитысячника мира Гашербрум II (Gasherbrum II, 8034 м)



От Редакции:

Напомним, что с июня месяца начался летний альпинистский сезон восхождений на высочайшие вершины мира, лежащие на территории Пакистана.

Подробней о ходе экспедиций Вы можете прочитать в нашей спецтеме: ЛЕТО 2015: ЭКСПЕДИЦИИ НА ВОСЬМИТЫСЯЧНИКИ ПАКИСТАНА

Перечень экспедиций сезона 2015 года >>>>>


Для самой Кинги это восхождение стало девятым проведенным на восьмитысячники


  • 2003 – Чо-Ойю (8201 м)
  • 2006 – Броуд Пик (8051 м)
  • 2007 – Нангапарбат (8126 м)
  • 2008 – Дхаулагири (8167 м)
  • 2008 – Манаслу (8156 м)
  • 2009 – Канченджанга (8586 м)
  • 2010 – Аннапурна (8091 м)
  • 2012 – Лхоцзе (8501 м)
  • 2015 – Гашербрум II (8035 м).


Гашербрум 2 (Gasherbrum II, 8034 м). Стандартный маршрут восхождения
Гашербрум 2 (Gasherbrum II, 8034 м). Стандартный маршрут восхождения


После этого восхождения Кинга Барановска установила рекорд Польши среди женщин по количеству пройденных восьмитысячников.
Среди других польских альпинисток: Ванда Руткевич взошла на 8 вершин, Анна Червинска – на 6 восьмитысячников. Важно отметить, что на все восьмитысячники Кинга поднимается в спортивном стиле, без применения кислорода.

Кингу можно также отнести к лидерам женского гималаизма.

 Гашербрум II (Gasherbrum II, 8034 м). Дорога к третьему высотному лагерю
Гашербрум II (Gasherbrum II, 8034 м). Дорога к третьему высотному лагерю


Кинга, сперва примите наши поздравления по поводу успешного восхождения на вершину Гашербрум II. Эта гора считается среди альпинистов довольно легкой, тем не менее как Вы можете сравнить эту вершину с своими другими прохождениями?

Гашербрум II это гора лавин и ледовых трещин, по крайней мере так было в этом, 2015 году. Из-за этих опасностей я не считаю этот восьмитысячник среди легких вершин. Что же касается технических трудностей, то да, восхождение на вершину подобно восьмитысячнику Чо-Ойю

Кинга Барановска (Kinga Baranowska)
Кинга Барановска (Kinga Baranowska)


Были ли в Вашей команде шерпы или пакистанские носильщики на горе кроме тех, кто сопровождал Вас в Базовый лагерь?

Нет, больше не было. В этом году я решилась на восхождение в Пакистане у же в самом конце... после последствий ужасного землетрясения в Непале . Но беда такого скорого решения была в том, что трудно было найти компанию. Я связалась с турагенством в Пакистане и спросила могут ли они чем либо мне помочь? В итоге мне выделили высотного портера из команды High Altitude по имени Башир (Bashir), который ранее участвовал лишь в двух экспедициях на восьмитысячники, но не смотря на это мы были отличной командой на горе.
Я довольна таким сотрудничеством

Сезон 2015 года завершился лишь 18-ю восхождениями на восьмитысячники, в том числе на вершинах были 7 коммерческих клиентов.
Ваша команда сталкивалась с какими либо трудностями в восхождении?


Ночь перед штурмом была ужасной, на горе бушевал настоящий шторм, начался снегопад и сильный ветер. В таких условиях мы не знали сможем ли выйти вообще на штурм, команда которая была перед нами на склоне горы, вернулась вниз и кроме их следов мы ничего не видели.
К счастью к 2:00 ночи погода успокоилась и мы вышли на штурм.
Кроме глубокого свежего снега больше мы не сталкивались с другими проблемами. Мы только лишь тонули в снегу и нас нещадно слепило яркое солнце. Ну и как обычно мы должны были внимательно следить за лавинной опасностью склона

Гашербрум II (Gasherbrum II, 8034 м). Дорога к второму высотному лагерю
Гашербрум II (Gasherbrum II, 8034 м). Дорога к второму высотному лагерю


Ранее Вы поднимались на восьмитысячники Канченджанга и Лхоцзе без использования кислородных баллонов. Можно ли поставить Гашербрум II в один ряд с ними? Как Вы акклиматизировались в экспедиции?

На вершине Гашербрум II я стояла в пятницу, 17 июля спустя 15 дней после того как приехала в Базовый лагерь.
Это довольно быстрый срок.
С самого начала как я прибыла в Базовый лагерь я начала акклиматизацию. Основной целью которой было выяснить возможности моего портера Башира и конечно же иметь с ним одинаковую акклиматизацию.

Первая наша ночевка была на отметке 5900 метров. Следующая на отметке 6500 метров во втором высотном лагере. Этот переход занял у нас 10 часов.
Во втором лагере мы провели 2 ночевки и сразу же вышли к третьему высотному лагерю на отметке 6900 метров, но не ночевали там.
После спуска в Базовый лагерь мы снова поднялись в первый и второй лагеря, где провели ночевку, затем поднялись через третий лагерь в четвертый на отметке 7300 метров.
На следующую ночь мы взошли на вершину.

Вы вышли рано ночью, когда снег на склоне горы был схвачен ночным морозом, и соответственно лавинная опасность была низкой, хотя на втором этапе экспедиции ночные температуры редко опускались ниже нуля градусов... В результате чего возникли непредвиденные подвижки ледников на горе.

Можно ли поставить Гашербрум в один ряд с другими вершинами? Конечно, более низкие восьмитысячники не имеют ничего общего с высокими восьмитысячниками: на высочайших вершинах я не могла позволить себе штурм вершины уже на третий этап акклиматизации - спустя две недели в Базовом лагере.
С точки зрения акклиматизации - Гашербрум II это очень легкая гора, но тем не менее Гашербрум II - враждебная и опасная гора. Из-за многочисленных ледовых трещин очень высок риск погибнуть. Так и в этом году, несколько команд прервали свои восхождения из-за опасного риска.

В этом сезоне у меня был пермит на оба Гашербрума, но после восхождения на вершину Гашербрум II я была без сил... и не могла уже идти на соседнюю гору, тем более что у меня не хватило бы времени даже на короткий отдых.
И потом, я простудила горло и полностью потеряла голос. Мне пришлось пить антибиотики, что бы предотвратить инфекцию.
В пятницу, 17 июля, после того как я поднялась на вершину, в воскресенье я уже была в базовом лагере, а во вторник, 21 июля я окончательно поняла что придется закончить свою экспедицию из-за того что я была слишком слаба для нового восхождения на восьмитысячник Гашербрум I.

Гашербрум II (Gasherbrum II, 8034 м). Последние метры к второму высотному лагерю
Гашербрум II (Gasherbrum II, 8034 м). Последние метры к второму высотному лагерю


Спустя шесть дней после Вашего счастливого возвращения в Базовый лагерь, на Гашербрум II погиб поляк Олек Островский. Как Вы узнали о трагедии?

Я узнала о этой трагедии от двух поляков (по имени Михал). Они пришли к моей палатке и сообщили что Олек пропал без вести, они же слышали эту новость от чилийского альпиниста Томаса, который разговаривал по рации со своим земляком во втором высотном лагере.
Трагедия произошла в субботу 25 июля между 12 и 13 часами дня на Южном склоне горы.

В это время альпинисты снимали свои высотные лагеря, а уже на следующий день, в воскресенье с 6 часов утра мы должны были покинуть Базовый лагерь.

Обычно в первую очередь, в таких случаях в воздух поднимается спасвертолет, что стало преградой в этом случае?

Вертолет был готов к вылету очень быстро. Но никто так толком и не понимал что за трагедия случилась. Выяснилось, что среди альпинистов практически ни у кого нет спутникового телефона, поэтому невозможно было организовать пешую поисковую команду. К то муже, это был финал экспедиций, поэтому в Базовом лагере практически не было альпинистов.

Я попросила Томаса дать мне телефонные контакты родственников и близких Олека, что бы поговорить с ними о страховке.

Оказалось что Олек не заплатил обязательный "взнос" за спасвертолет в размере 1 000 $ США, без которого вертолет не мог приступить к облету склона. В этой ситуации я попросила своего турагента перевести деньги со своего счета на счет компании обеспечивающей вылеты спасвертолета.

Затем я связалась с страховщиком в Польше, однако, к сожалению, Олек не застраховался в полной мере как высотный альпинист, или же это страховая компания не хотела разглашать на то время эти сведения по телефону.

В итоге ничего с спасвертолетом не вышло из-за всей этой неразберихи со страховкой. Да к тому же, судя по переговорам пилота вертолета, он не мог приступить к поискам на горе потому что в первой половине дня уже был занят другим вызовом, а во второй половине дня начала портиться погода.

Затем я связалась с семьей Олека, я хотела сообщить им о трагедии, прежде чем они узнали бы о ней из СМИ. В дальнейшем мы были в постоянном контакте друг с другом: Я, отец Олека и его брат.

Также мне удалось проконсультироваться с Питером Снигорским с помощью рации в чилийской команде (рации в польской команде не отвечала на вызов). Питер сказал что планирует подняться к месту пропажи Олека. Но я так и не узнала, поднимался ли он или нет.
Затем он еще сказал что будет проводить поиск и ночью, когда снег будет приморожен, потому что весь склон крайне лавиноопасен

Разве не было возможности перелететь на вертолете опасный лавинный участок и высадиться во втором высотном лагере?

Конечно, я спрашивала о такой возможности, но в ответ я услышала, что во всей истории Гашербрумов был только один случай когда спасвертолет приземлялся в первом высотном лагере на отметке 5900 метров (это было в 2003 году), тогда со склона горы был эвакуирован альпинист со сломанной рукой.
Но даже с глазу на глаз пилоты вертолета не хотят говорить о таких высотных приземлениях, по сути они боятся таких высот. Но стоит учесть что в Пакистане работают не легкие специальные вертолеты (как в Альпах или в Непале) а тяжелые военно-транспортные вертолеты, состоящие на балансе армии Пакистана.

Мы также должны были помнить, что в такой ситуации все решает скорость принятия решения и проведения спасработ, ведь речь идет о гипотермии пострадавшего альпиниста. Обычно более двух дней (ночей) спасоперция не ведется.
Я решила посмотреть, можно ли подняться из Базового лагеря во второй высотный на отметку 6500 метров в быстром темпе. Но это было очень нелегко сделать, а в то время в Базовом лагере оставались те альпинисты, которые не могли выйти на штурм горы со своей командой по физическим причинам (болезнь или истощение).
Если бы я вышла в такой компании на верх, то на горе пришлось организовывать еще одну спасоперацию.
Кроме того проход чрез ледовые поля был очень опасен, настолько, что за пару дней до трагедии, Словенская команда так и не смогла найти безопасный проход сквозь ледопад, и ни с чем вернулась обратно в Базовый лагерь.

Некоторые проходы сквозь ледопад имели ширину около 10 метров! Это выглядело как лабиринт, который в любую секунду мог обрушиться на головы альпинистов.

В конце концов, после долгих переговоров (поверьте что вести переговоры женщине в мусульманской стране очень непросто) мне удалось уговорить троих пакистанских портеров. С помощью моего турагента мы составили договор с ними и вышли на верх в полночь 25 июля. В воскресенье утром уже был готов спасвертолет..... Но Олека не удалось найти ни живым ни мертвым...


Насколько большой был покров снега в месте пропажи Олека?

Во время пропажи Олека на соседней горе Гашербурм II были три альпиниста: Янник Грациани (француз), Ферран Латорре (каталонец) и Том Сайденштикер (немец). В субботу я также с ними связывалась по рации. Янник мне потом перезванивал и сообщал что видел группу пакистанских портеров, спускающихся в Базовый лагерь, а еще видели небольшую лавину, вызванную судя по всему горнолыжным спуском Олека на отметке между вторым и первым высотными лагерями.
Эта лавина сбросила Олека в ледовую трещину

Они подробно описали место аварии. Но не смотря на столь удручающую информацию, я все же решила отправить портеров на восхождение что бы проверить место аварии.
Ведь могло произойти чудо и Олек мог быть жив.
Но портеры не выходили на связь в плоть до понедельника, они опасались за свою собственную жизнь при восхождении в таких опасных лавинных условиях.

Сколько людей было на момент аварии в Базовом лагере? И сколько принимали попытки организовать спасоперацию?

На самом деле было очень мало альпинистов, ведь большинство к тому времени уже свернули базовый лагерь у ушли.
Оставшиеся на горе альпинисты проводили попытку штурма вершины, ведь это было второе погодное окно. По сути в базовом лагере оставались заболевшие или физически слабые альпинисты и вспомогательный персонал. Они вынужждены были ожидать возвращения своих команд, поскольку в этом году Пакистан установил правило что в Базовый лагерь и из базового лагеря комана уходит в полном составе а не ка было раньше - кто как захотел.

Выше над базовым лагерем были лишь три альпиниста и один пакистанский портер (это на Гашербрум I) а на Гашербрум II во втором высотном лагере были семь альпинистов.


С какими проблемами Вы столкнулись при попытке организации спасработ? Все ли альпинисты были готовы к сотрудничеству?

Важнейшей проблемой была координация, в конце концов, решение о связи легло на мои плечи поскольку я была соотечественницей Олека и могла общаться с его родными в Польше, но в то же время я понятия не имею кто дал информацию в СМИ что всеми спасработами руководила я.

Я могу описать лишь ситуацию в Базовом лагере, я столкнулась с ситуацией недопонимания и разногласий между офицерами связи (пакистанцами) и иностранными альпинистами, которые подозревали что пакистанцы действовали лишь в соответствии со строгими инструкциями своих армейских подразделений.
В такой ситуации вести спасработы было нереально и я даже решила вернуться домой гораздо ранее своих намеченных планов, но даже это оказалось невозможно

Ведь мое турагенство, организовывавшее три экспедиции на Гашербрумы этим летом, разбило три базовых лагеря, и соответственно мне нужно было уходить домой вместе с ними, то есть еще спустя две недели.

Даже иранский альпинист, у которого в больнице умерла мать, со слезами на глазах пытался убедить пакистанских армейцев отпустить его самого домой. Ему не разрешили уйти... только в месте с своей группой..

Только после того, как все альпинисты вернулись в Базовый лагерь мы могли уйти домой

Вообщем, ситуация в базовом лагере восьмитысячников в Пакистане сейчас кардинально отличается от той, которая была раньше. А я ведь могу сравнить, ведь это моя пятая поездка в Пакистан.
Теперь, по каждому поводу в Базовом лагере Вам нужно будет консультироваться с офицером связи

Все ли альпинисты были готовы к сотрудничеству? Да. Многие кто был в Базовом лагере приходили к нам и спрашивали о помощи. Некоторые предлагали финансовую помощь для организации вертолета.
Но я не была в стоянии определить кто из них был готов выйти к второму высотному лагерю. Я обратилась к пакистанским портерам, потому что знала и видела что они были в лучшей физической форме.

Читайте интервью с Анджеем Баргелем: МНЕ СТЫДНО ЗА ВСЕХ ТЕХ АЛЬПИНИСТОВ, КОТОРЫЕ НЕ ПРИШЛИ НА ПОМОЩЬ В ПОИСКЕ ОЛЕКА ОСТРОВСКОГО

Какие были проблемы? Бесконечные телефонные звонки, и от журналистов в том числе. Я провела массу звонков с семьей Олека, турагенсовм, своими друзьями, пакистанской стороной...

Что еще было трудно? Спокойно принимать реакцию людей на смерть. Я понимаю, что все это результат бессилия и беспомощности, потому что смерть очень сложная тема.... Но необходимо было действовать хладнокровно.

Эта трагедия конечно ужасна, но возвращаясь к Вашим восхождениям, в следующем сезоне мы увидим Вас на восьмитысячниках?

Возможно, но еще рано говорить о этом. Сейчас я слишком устала что бы говорить о этом. Я хотела бы отдохнуть после всего этого. И прежде всего выразить соболезнования семье Олека.

Сейчас есть слухи о закрытии Гашербрумов для альпинистов и туристов на несколько лет... Посмотрим...

Теги: Кинга Барановска, Kinga Baranowska, Олек Островски, Olek Ostrowski, Гашербрум II, Gasherbrum II,
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам http://wspinanie.pl/
Просмотров: 2395
Опубликовано 2015-08-08 в альпинизм

comments powered by Disqus