Дэвид Геттлер: "Высокогорный альпинизм с кислородными баллонами сравним с ездой электровелосипеде"

Дэвид Геттлер (David Göttler). Фото Birgit Gelder
Дэвид Геттлер (David Göttler). Фото Birgit Gelder


В рамках презентации новой альпийской коллекции The North Face (Advanced Mountain Kit) во французском Шамони фотограф журнала ALPIN Биргит Гелдер имела возможность подняться на пик Дент дю Жант в группе Montblanc, которой руководил знаменитый немецкий альпинист Дэвид Геттлер (David Göttler).
Пользуясь случаем, Биргит взяла небольшое интервью.

Вот уже второй раз, после 2019 года Дэвид возвратился с Эвереста без успеха, так и не закончив свой проект восхождения без использования кислородных баллонов.
Напомним, что в сезоне 2021 года он и испанец Килиан Жорнет (Kilian Jornet Burgada) планировали траверс Эверест-Лхоцзе
Однако, из-за долгих плохих погодных условий и не лучшего психологического самочувствия, двойка решила отказаться от проекта.
Два года тому назад Дэвид повернул вниз с отметки 8650 метров, лишь на 200 метров ниже вершины.
В этот раз команда развернулась, дойдя до Южного Седла на отметке 8000 метров.

Дэвид, на протяжении практически 20 лет ты являешься профессиональным альпинистом и бывал на многих высоких горных вершинах мира.
Весной 2021 года тебе пришлось прервать восхождение на Эверест будучи всего лишь в 200 метрах от вершины, которое ты планировал совершить без использования кислородных баллонов. Что произошло?


На горе было слишком много людей, да и погода испортилась.
В таких условиях просто невозможно было ждать на склоне часа два своей очереди.
Но я не жалуюсь. Когда Вы отправляетесь на Эверест, Вы знаете, что на горе может произойти всё что угодно и что в ключевых точках могут возникнуть пробки.

Но каждый альпинист имеет полное право подниматься на гору как ему нравится. Я не хочу навешивать ярлык на своё видение восхождения; я не говорю, что оно справедливее или честнее.
Но когда мы говорим о спортивных достижениях, то для меня использование кислородных баллонов в восхождении - это допинг.

От Редакции:

Подробнее о допинге в альпинизме читайте в статьях:
ДОПИНГ В АЛЬПИНИЗМЕ: ПРАВДА ИЛИ ВЫМЫСЕЛ?
и в интервью с Денисом Урубко: ДЕНИС УРУБКО: "КИСЛОРОД ЭТО МОЩНЫЙ ДОПИНГ В АЛЬПИНИЗМЕ"



Если бы мы больше привлекали внимание СМИ к этой теме, восхождения на Эверест с кислородными баллонами больше не воспринимались бы как некое величайшее достижение.
Ты поднялся на вершину? С кислородом? Ну... это как проехать велогонку на электровелосипеде.

Дэвид Геттлер (David Göttler) и Килиан Жорнет (Kilian Jornet Burgada) в эверестовской экспедиции 2021. Фото David Göttler
Дэвид Геттлер (David Göttler) и Килиан Жорнет (Kilian Jornet Burgada) в эверестовской экспедиции 2021. Фото David Göttler


Сейчас определено можно сказать, что если на горе хорошая погода, то в день штурма будут пробки. Как в таких условиях Вы представляете завершение своего проекта?

В 2018 году на горе было много дней с прекрасной погодой, но не в 2021 году.
Может быть, с изменением климата хороших дней на Эвересте становится все меньше и меньше.
Мне же нужно просто идти на гору.

Каким вам видится освещение в СМИ высотного альпинизма?

Информация о восхождениях на восьмитысячники иногда бывает очень недифференцированной. Это может быть связано с одной стороны с репортажами из базового лагеря и от турагентств и с другой стороны сведениями от самих альпинистов.
Сегодня в больших горах Вы чаще всего встретите людей, которые полностью были бы беспомощны без туристической инфраструктуры и шерп. Однако, со стороны СМИ их восхождения выглядят как достижения, которые можно приравнять к достижениям Райнхольда Месснера (Reinhold Messner).

Я бы не хотел писать про это. Я просто хочу, чтобы горстка профессиональных альпинистов, спонсоров, а также альпийская пресса более внимательно посмотрели на эту тему и проводили больше просветительской работы.
Альпинистам же следует поработать над честными сообщениями, особенно в экспедиционном альпинизме.

Лично я всегда стараюсь быть максимально прозрачным в своих проектах.
Я вижу проблему с сообщениями в социальных сетях, которые стали частью маркетинга и пиара.
В отличие от Интернета, печатный носитель информации медленнее, но информация в нем более тщательно продумана. В настоящее время журналистика работает очень быстро, и, часто без фильтрации, проверки информации.
Все, что выложено на любом канале в соцсетях, будет опубликовано в СМИ с максимально кричащим заголовком а суть многократно приумножается, даже без расспросов деталей у непосредственных "героев" публикации.

Как Вы думаете, как можно сегодня еще "набрать очки в альпинизме"? Чем более всего интересуются обыватели и спонсоры?

Думаю, в конце концов, все сводится к красочным рассказам - в том числе и для спонсоров.
Я иду на Эверест не потому, что он называется Эверест, а потому, что это самая высокая гора на нашей планете.
Я альпинист-высотник, поэтому просто хочу туда поехать.
Я уже прочувствовал разряжение воздуха на 8000 метрах и знаю, как здорово двигаться без использования кислородных баллонов на такой высоте. Теперь я просто хочу знать, доберусь ли я до вершины.
Это не имеет ничего общего с тем, смогу ли я хорошо "продать" свой проект спонсорам.
Отношения с моими спонсорами давно устоялись.
Это будет лишь мой проект и поэтому я не чувствую никакого спонсорского давления за собой.

Тогда откуда вообще берется это давление?

Я склонен ощущать давление со стороны социальных сетей. Во время периода изоляции от коронавируса я понял, что социальные сети вызывают «зависть».
Повсюду Вы видите фотографии гор с идеальными условиями и спрашиваете себя, почему меня сейчас там нет, особенно когда Вы сидите в базовом лагере, а затем видите фотографии из экспедиции на соседнюю гору, где все идет отлично и все счастливо улыбаются на вершине.

Во время периода изоляции не было никаких крупных экспедиций или проектов. Все просто выкладывали свои видео о йоге или о кулинарии. Эта ситуация меня сильно расслабила.
Мы должны научиться разумно использовать эту среду. Правильное обращение с этой сравнительно новой средой особенно важно для будущих спортсменов. В конце концов, они зарабатывают на этом часть своего дохода и известности.

Дэвид Геттлер (David Göttler) на южном седле Эвереста. Фото David Göttler
Дэвид Геттлер (David Göttler) на южном седле Эвереста. Фото David Göttler


Профессионалов часто привлекают высочайшие горы. А что могут делать молодые спортсмены, когда все легкодоступные горы уже давно пройдены?

Может, дело вовсе не в этом?
Я всегда спрашиваю себя: «Как мне еще более можно развиваться лично?» Я не думаю о том, как превзойти кого-то другого.

Алекс Хоннольд (Alex Honnold) и Александр Хубер (Alex Huber) наверняка не гонялись за чьими-то рекордами и не придумывали, как бы им превзойти всех по популярности в СМИ, когда начинали свои проекты
Скорее, это был процесс созревания, чтобы подтолкнуть себя и выйти за пределы своих возможностей.
Им пришлось самим искать путь к вершине и затем не останавливаться а идти все дальше и дальше.
Конечно, они тоже готовы рисковать - вот что делает альпинизм таким привлекательным, но это продуманный риск.

Тем не менее, кто-то может принять этот риск образец для подражания. В таком случае ответственность спортсменов заключается в том, чтобы по-другому представить эти проекты в средствах массовой информации?

Не думаю, что выдающиеся достижения следует прятать, завуалировать в СМИ так, чтобы их не повторяли.
Тем не менее, молодые спортсмены должны знать, что их кумиры, которым они подражают, не сразу начинали с свободных сольных восхождений.
Это был долгий путь и тяжелая работа, даже для легендарных личностей.
Спустя много лет и множество неудач они оказались там, где они есть сейчас.

«Прогрессируйте медленно, а не в одночасье» - вот о чем нужно постоянно напоминать.
И было бы хорошо, если бы этот девиз стал частью тренировок в альпийских клубах

Теги: альпинизм, горы, Эверест, Дэвид Геттлер, David Göttler
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам https://www.alpin.de/
Просмотров: 1040
Опубликовано 2021-11-16 в


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ