Денис Урубко должен быть благодарен польским альпинистам и заткнуться

Симоне Моро (Simone Moro)
Симоне Моро (Simone Moro)


Знаменитый итальянский альпинист Симоне Моро (Simone Moro) рассказывает об аде в своем родном итальянском городе Бергамо а также о достижениях польских альпинистов критикует резкие отзывы Дениса Урубко.

От Редакции:

Всемирно известный итальянский альпинист Симоне Моро (Simone Moro) по праву может считаться одним из главных героев и референтов современного альпинизма.
Излишне говорить что речь в первую очередь идет о зимних восхождениях на высочайшие вершины мира, ведь Симоне - человек, открывший миру 4 зимних восьмитысячника:

  • 14 января 2005: Шишабангма (Shishapangma, 8 013 м) в паре с поляком Петром Моравски
  • 9 февраля 2009: Макалу (Makalu, 8 481 м) в паре с тогда еще казахстанским альпинистом Денисом Урубко
  • 2 февраля 2011: Гашербрум II (Gasherbrum II, 8035 м) в связке с Денисом Урубко (Россия) и Кори Ричардсом (США)
  • 26 февраля 2016 года: Нангапарбат (Nanga Parbat, 8126 м) в связке с Алексом Тиконом (Alex Txikon, Испания) и Мухаммадом Али "Садпара" (Muhammad Ali "Sadpara", Пакистан)


И, конечно, у этого великого альпиниста из Бергамо есть и многие другие достижения в горах, как в его родных Альпах так и в Гималаях, и не только в качестве альпиниста, Симоне еще и первоклассный пилот спасательного вертолета в Непале



В новостях мы читаем, что каждый житель Бергамо потерял кого-нибудь из родных в последние дни. Тебя тоже коснулась эта беда?

Да. Четыре дня назад мой хороший друг, с которым я ходил в горы, умер от коронавируса. Ему было 60 лет.
Другой друг, с которым я много раз бывал в горах, пилотируя вертолет, на четыре года младше слёг с симптомами коронавируса и сейчас держится на грани жизни и смерти. Очень страшно, что люди умираю так...
Три недели назад я покинул Бергамо и переехал к своему сыну, который живет в районе Больцано со своей матерью.
Мы сейчас там вместе, но в Бергамо остались мои мама и брат с семьей. Пока что они чувствуют себя хорошо и, слава Богу, здоровы.
Я надеюсь, что так и останется. То, что там происходит сейчас, похоже на войну с массовыми жертвами.

Может быть итальянское правительство отреагировало слишком поздно?

Сегодня легко говорить об этом и обвинять наши власти, но я не буду этого делать. Наши власти принимали решения в три этапа и это заняло чуть больше недели.
Возможно, Вы могли бы реагировать немного быстрее и решительнее, зная, как они это делают сейчас.
Закройте всё, и тогда, вероятно, чума не распространится так массово.

При этом стоит напомнить, что мы были первой европейской страной, которая подверглась такому массовому распространению вируса.

Мы стали "подопытным кроликом" для других стран.Власти многих стран принимали решения, основываясь на том, что происходило в Италии.

Как Вы себя чувствуете сейчас? Я спрашиваю не о коронавирусе а о последствиях аварии, случившейся с Вами в январе этого года, когда Вы с Тамарой Лунгер вы пытались пройти траверсом два восьмитысячника Гашербрум I и Гашербрум II.


Я чувствую себя хорошо, мне очень повезло. Мы собирались подняться в первый высотный лагерь. Мы прошли последнюю часть ледника, над которой работали на протяжении 18 дней, пытаясь найти путь через него.
В один момент подо мной рухнул снежный мост и я пролетел вниз на 20 метров.
Это было словно падение с седьмого этажа. Трещина в леднике была длинная и узкая.
Я помню, что сильно ударился спиной о стены, к счастью, я отделался лишь синяками на заднице и спине и ничего не сломал.
Если что-то и случилось с кем-то, то это с Тамарой, которая была в этот момент пристрахована со мной веревкой и поэтому она остановила моё падение. Она получила травму левой руки, долгое время не могла ею работать.
Вот почему мы решили закончить экспедицию.

Многие альпинисты, которые попадали в аварию, говорили, что с которыми я говорил, говорили мне, что у них был момент, когда они думали, что умрут через мгновение. Вы также попрощались с жизнью тогда?

Нет. Я просто думал как бы остановить радение? Я был удивлен, но не шокирован. Я еще мог думать рационально.
Когда я понял, что тащу за собой в пропасть и Тамару, и мы оба можем умереть, я сразу же вонзил ледобур в лед.
У меня уже был подобный опыт.
В 1997 году, когда мы поехали к зимней Аннапурне с Анатолием Букриевым и Дмитрием Соболевым и на нас обрушилась огромная лавина, даже тогда я не думал: «Это мой конец». Я пролетел с ней около 800 метров, с высоты 6300 м над уровнем моря до 5500 м над уровнем моря, казалось, что у меня нет шансов, но с первой секунды я боролся за выживание. Мне это удалось, к сожалению мои товарищи погибли. Они исчезли под лавиной навсегда.

Денис Урубко. Фото Maria J.Cardell
Денис Урубко. Фото Maria J.Cardell


Чем Вы руководствуетесь в горах?

Инстинктом. Тем, что говорит мне моя интуиция. Я считаю, что некоторые альпинисты похожи на животных и могут почувствовать что-то плохое до того, как наступит опасность.
В тот день, когда мы с Тамарой попали в аварию, я проснулся, была прекрасная погода, мы чувствовали себя прекрасно. Мы планировали выйти сразу, потому что у нас был сложный переход по леднику. Но за завтраком я сказал Тамаре: «Может быть, мы не должны идти сегодня? У меня странное чувство. " Почему? Понятия не имею, я просто это почувствовал. Это случалось много раз, и я всегда слушал свой голос. Тогда, впервые в жизни, я решил его игнорировать. И вы знаете, что произошло несколько часов спустя. Я никогда не сделаю подобную ошибку снова.

Через несколько недель после того, как ты попал в аварию, Денис Урубко попытался подняться в соловосхождении на восьмитысячник Броуд-Пик.
Однако он потерпел неудачу.
Позже он сказал, что заканчивает с высотным альпинизмом. Он также дал интервью, в котором сказал: «Часто мои партнеры оказывались балластом. Так было, например, с Симое Моро и многими поляками на К2 зимой 2018 года ». Также он называл польских альпинистов слабыми людьми и лжецами.


Я возмущен его словами. Независимо от того, насколько правдивы его слова, Денис проявил элементарное неуважение ко всем.
Он описал меня так, будто я много раз был тяжелым камнем в его рюкзаке и не позволял ему идти быстрее.
Это хорошее сравнение, верно?
Между тем, в том же интервью, в другом месте, Денис перечислил достижения, которые он ценит.
Он говорит, что был рад пройти новый маршрут на Барунце в 2004 году. Но я тогда был с ним.
Давайте пойдем дальше - он вспоминает, что на него произвело впечатление первое зимнее восхождение на Шишабангму в 2005 году.
Он говорит о Петре Моравском, но вместе с ним и я был на вершине.
Мало того - я был лидером успешных зимних экспедиций на Макалу и Гашербрум II, во время которых я стоял на вершине с Денисом.

Вот поэтому я и не понимаю, как он мог говорить о том, что я тормозил его много раз.
Я могу сказать о себе, что я создал Дениса как альпиниста, я научил его многим вещам и оплачивал ему экспедиционные расходы и жильё.
Я связал его с серьёзными спонсорами: North Face, La Sportiva, Acerbis. Эти компании доверяли мне и решили поддержать Дениса по моим рекомендациям.
Я думаю, что после того, что Денис сказал не только обо мне, но и Доне Боуи, и прежде всего о его коллегах из Польши, все крупные компании начнут задумываться, продолжать ли спонсировать Дениса.
Некоторые уже отказались его поддерживать. После интервью Дениса, Франко Ацербис, глава компании, которая когда-то поддерживала его по моей просьбе, позвонил мне и сказал: «Симоне, что он говорит?! Урубко сошел с ума?! Я был с вами в базовом лагере Аннапурны в 2004 году и видел сам, что происходит ".

Что происходило там?

Был момент, когда мы могли подняться выше и начать штурм вершины, но у Дениса были проблемы с желудком. Я решил вернуться с ним в базовый лагерь, чтобы вылечиться.
Во время следующей попытки мне пришлось прервать восхождение, поскольку отморозил себе ноги а не потому что у меня не хватало сил.
Я вернулся в штурмовой лагерь а Денис пошел на вершину один.
Я его никак не сдерживал.
Но когда я прочитал интервью Дениса, я сказал: «Слава Богу, я не поляк». Они имеют полное право обидеться на Дениса.
Они дали ему гражданство, заплатили за его участие в польской экспедиции к зимнему К2.
Они поддержали Дениса и сделали его знаменитым на весь мир. И теперь он говорит: "Поляки слабые", "Я не признаю " Вы имеете полное право быть в ярости. Вы дали ему гражданство, вы заплатили и дважды, чтобы участвовать в зимней экспедиции на К2. Вы предложили ему поддержку, вы сделали его известным не только в вашей стране. И теперь он говорит: «Поляки слабые», или: «Я не признаю первое зимнее восхождение польских альпинистов на вершину Гашербрум I в 2012 году, потому что это произошло 9 марта, и, по моему мнению, это не зима».

Да, Денис имеет право выражать свое собственное мнение о зимнем периоде, но это его личное мнение.
Прежде всего Денис должен быть благодарен полякам и заткнуться.

Урубко никогда не говорил ничего плохого в мой адрес или по поводу моих представлений о зимнем периоде года мы поднимались на вершины гор на протяжении 13 лет, поскольку знал, что за это он будет отстранен от экспедиции.

В этом интервью Денис просто плюнул на тарелку, на которой поляки преподнесли ему угощение. Я ценю, уважаю, люблю польских альпинистов, может, даже больше, чем итальянцев.
Я чувствую себя лично обиженным после того, как поляки дали Денису многое, а он сказал, что они никто...
Если Денис думает, что он силен, а все остальные - придурки, пусть он останется один, платит сам за экспедиции, снаряжение, логистику.
Этот человек должен учиться стилю и уважению к другим, воспринимать советы от сильнейших гималайских альпинистов.

Во время зимней экспедиции на К2, о которой Денис упоминает в интервью, он решил подняться на вершину без согласия руководителя Кшиштофа Велицкого. Как Вы оцениваете это поведение?

Я думаю, что если Вы идете в экспедицию с большой командой, Вы должны работать в команде, а не строить из себя героя-одиночку; разве что, когда наступит момент, когда руководитель скажет: "Денис, мы не можем подняться выше, действуй по своему усмотрению".
Это единственная ситуация, когда Вы можете подниматься соло.
Но если в экспедиции есть руководитель, то есть и правила и Вы не можете устраивать анархию.
Вы не можете сперва попросить экспедицию платить участие а потом сказать: "Да пошли Вы все, я поднимаюсь соло".

Денис всегда любит говорить о себе: «У меня менталитет солдата, военнослужащего». Он также вспоминает военный клуб в ЦСКА.
А теперь представьте, что солдат Денис нарушает приказы, действует по собственному усмотрению.
Конечно, его сразу бы выгнали из организации, а возможно он попал бы в тюрьму.
Я сам был офицером итальянской армии и знаю, что такое нарушить приказ .

Недавно в интервью с Петром Томалой , руководителем польской зимней гималайской программы. Он сказал: «Возможно, что Симоне Моро или Денис Урубко пойдут с нами в следующую зимнюю экспедицию на К2». Вас приглашали уже в эту команду?

Мне приятно слышать такие слова, но сейчас я не могу идти в экспедицию с Денисом. Я человек, который может прощать других, но он должен был бы сначала извиниться передо мной и поляками, которых он обидел, а я предполагаю, что такого Денис не сделает.

Давайте предположим, что Вам позвонит Петр Томала и скажет: «Симоне, мы не берем Дениса, но хотим, чтобы Вы работали с нами в экспедиции на К2».

Я конечно не сказал бы нет.
Я бы расспросил про стратегию, идею восхождения на К2.
Насколько я знаю, поляки хотят создать две группы - одна подготовит путь, а другая будет штурмовать вершину.
В этой ситуации я бы попросил, чтобы я мог работать с самого начала.
Мне не нравится, когда в экспедиции кто-то делает за меня работу, провешивает маршрут, ставит лагеря.
Мне также кажется, что в такой экспедиции не должно быть слишком много участников. Важно отобрать в команду подходящих людей и штурм вершины должен быть совершен в легком стиле, впрочем, это обсуждается.
Я мечтаю, чтобы польский альпинист стал зимой на вершине восьмитысячника К2. И это правда.

Я совершил четыре первых зимних восхождений на восьмитысячники, но я думаю, что поляки заслужили зимний К2.

Было бы неплохо, если бы и я мог помочь полякам в этом, но пока я не говорил конкретно об экспедиции с Томалой.
Я написал ему в Facebook по этому поводу, поскольку в том интервью журналист говорит: "по словам Симоне и Дениса, март месяц это уже не зима".
Но это не правда, я не говорил такого.
Также неправда то, что мы с Тамарой решили пройти траверсом Гашербрумы, поскольку я считал, что стану первым настоящим зимним покорителем Гашербрумов.
Эти вершины уже были пройдены зимой, причем поляками.
Денис может говорить, что земля плоская, но это не изменит научные представления или историю.
Это астрономическая зима, и если кто-то поднимется на вершину К2 15 или 16 марта 2021 года, он станет первым зимним победителем.
Если это произойдет и кто-то позже захочет изменить правила, это нормально.
Но Вы не можете изменить правила во время игры. Кроме того, я был на леднике Балторо у К2 много раз в марте месяце, я Вас уверяю - март это еще зима.

От Редакции:
К2. Чогори - Великая гора
К2. Чогори - Великая гора

Напомним, что восьмитысячник К2 - единственный из 14 восьмитысячников мира, который еще не был пройден в зимний период!

Из минувших семи экспедиций наиболее высокой отметки достигла польская команда в 2003 году: 7650 метров.
Подробней о этом читайте в нашей статье: ИСТОРИЯ ЗИМНИХ ВОСХОЖДЕНИЙ НА ВТОРОЙ ПО ВЫСОТЕ ВОСЬМИТЫСЯЧНИК МИРА - К2


Вернемся к Вашему возможному участию в экспедиции на К2. Как насчет предостережений Вашей жены?

Ей снилось, что я погибаю на этой горе. Вот почему я не хотел идти туда долгое время. Тем не менее, я думаю, что сны похожи на йогурт. Через некоторое время их срок действия истекает.

Что нужно сделать, чтобы подняться на К2 зимой?

Вы должны быть как можно лучше подготовлены и акклиматизированы. И нужно постараться подняться на вершину как можно скорее, пока погода хорошая. Хорошая идея - акклиматизироваться на другой вершине, хотя не обязательно это делать в Южной Америке.
Если бы я отправился на Аконкагуа, провел там некоторое время на высоте почти семь тысяч метров, а затем переехал из Южной Америки в Азию, я бы потратил 15 дней для приезда в базовый лагерь К2. Это очень долго.
Гораздо ближе было бы подняться на один из семитысячников Непала а оттуда переехать к К2 в Пакистан

Вы говорите о хорошей подготовке, тренировках и акклиматизации. Кроме того, Вы известны тем, что тренируетесь перед тем, как начать штурм.
Томаш Мацкевич, который погиб в 2018 году на Нангапарбат, был тем, кого больше всего не хватало полякам? Вы однажды предположили это в одном из интервью.


Когда в 2016 году мы стали первыми в истории, кто смог подняться на вершину восьмитысячника Нангапарбат в зимний период , Томек так и не смог смириться с тем, что ко-то преуспел в проекте, который долгео время был его детищем.
Тогда он стал резко высказываться в мой адрес. Он стал другим человеком.
Я думаю, что печаль и, возможно, депрессия поставили его в такое состояние.
Сегодня во мне нет больше злости на эти моменты и слова. Я помню, как мы встретились под Нангапарбат несколько лет назад.
Томек пришел в базовый лагерь, у него с собой был лишь один большой рюкзак.
Я задавался вопросом, когда придет его караван, но Томек оставался один.
Томек был мечтателем и очень хорошим человеком. Однажды я попросил своего повара приготовить дополнительную порцию ужина принести ему. О съел все с аппетитом, он был голоден.
Вероятно, Томек, был недостаточно быстр в горах, но я уважаю его стиль действий.
На Нангапарбат в тот неудачный год он провел 12 дней подряд, поднимаясь на большую высоту. В зимний период это очень много.
Это была не лучшая стратегия, но я понимаю, почему он это сделал.
Я думаю, что Кшиштоф Велицкий и другие экспедиции у К2 не допустят таких событий, и все же Нангапарбат - более широкая гора.

Я не буду больше говорить об этом, потому что не хочу судить мертвых. Я знаю, что такие интервью читают их жены, матери и дети.
У меня тоже есть семья. Если кто-то начнет говорить обо мне плохо после моей смерти, чтение такого интервью повредит моим близким и станет для них ужасным опытом.
А Томек? Я буду помнить его как человека, которому было трудно в жизни, но он нашел правильный путь и умер, исполняя свою мечту.

Теги: альпинизм, горы, Денис Урубко, Симоне Моро, Simone Moro
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам https://www.przegladsportowy.pl/
Просмотров: 1692
Опубликовано 2020-03-24 в

comments powered by Disqus