У русских было больше шансов достичь Луны, чем подняться на К2

Алекс Тикон (Alex Txikon).Фото Alex Txikon
Алекс Тикон (Alex Txikon).Фото Alex Txikon


Зимой сезона 2018/2019 года к восьмитысячнику К2 отправилась международная зимняя экспедиция ( в составе альпинистов Испании, Польши, Непала).
Восхождение планировалось по стандартному маршруту, проходящему по ребру Абруццкого.

Командой руководил знаменитый испанский альпинист Алекс Тикон (Alex Txikon)

Всю хронику польской экспедиции Вы можете проследить в нашей спецтеме: К2 ЗИМОЙ 2019. ЭКСПЕДИЦИЯ АЛЕКСА ТИКОНА


После финальной попытки штурма горы, которая началась 14 марта, команда смогла поставить палатку на отметке третьего высотного лагеря, достигнув высоты в 7050 метров.

17 марта команда завершила экспедицию: "Мы идем вниз, сильный ветер не позволил нам двигаться вперед за нашей мечтой.
Но я рад, что все мы в безопасности вернулись вниз.
А гора никуда не денется, она останется на этом месте" -
отметил Алекс Тикон в своем блоге

Таким образом, максимально достигнутая командой высота на К2 составила 7050 метров.

Стоит также упомянуть, что во время этой экспедиции сам Алекс и его 3 альпиниста принимали непосредственное участие в поисково-спасательных работах на восьмитысячнике Нангапарбат, где погибли Том Баллард (Tom Ballard) и Даниэль Нарди (Daniele Nardi).

От Редакции:
К2. Чогори - Великая гора
К2. Чогори - Великая гора

Напомним, что восьмитысячник К2 - единственный из 14 восьмитысячников мира, который еще не был пройден в зимний период!

Из минувших шести экспедиций наиболее высокой отметки достигла польская команда в 2003 году: 7650 метров.
Подробней о этом читайте в нашей статье: ИСТОРИЯ ЗИМНИХ ВОСХОЖДЕНИЙ НА ВТОРОЙ ПО ВЫСОТЕ ВОСЬМИТЫСЯЧНИК МИРА - К2


После возвращения с экспедиции Алекс много раз выступал с лекциями и интервью, одно из которых мы приводили в статье: АЛЕКС ТИКОН: "Я ХОЧУ ВЕРНУТЬСЯ К К2 ЗИМОЙ"

Теперь на сайте Explorersweb было опубликовано еще одно интервью с Алексом, в котором он более подробней рассказал о экспедиции и сложившейся ситуации с международной зимней экспедицией ( в составе альпинистов Киргизии, Казахстана и России).


Алекс расскажите с самого начала. Почему Вы в этом сезоне выбрали К2 вместо того чтобы в третий раз придти к Эвересту?

Изначально именно Эверест был главной моей задачей; но только не с южной стороны. Провеска маршрута через ледопад Кхумбу это огромный объём работы, в нашей первой попытке мы привезли с собой 80 лестниц!
С северной стороны у нас было бы больше шансов; мы месяцами пытались получить пермит на восхождение; нам даже удалось донести информацию о предстоящей экспедиции до Си Цзиньпина (премьер-министра Китая), когда он посетил Испанию в 2018 году, однако, этот разговор так ни к чему и не привел.
На всякий случай у нас был заготовлен "плен Б", одновременно с Эверестом мы подали заявку на получение пермита для К2 и уже к концу осени мы отправили первую группу портеров в базовый лагерь К2.
К слову, работа поретров в зимний период стоит в трое дороже чем летом, и это справедливая цена, ведь они работают в невероятно тяжелых условиях!

Как получилось, что в Вашей команде участвовали пять альпинистов из Непала?

С этой командой я работал в двух предыдущих попытках восхождения зимой на Эверест. Они продемонстрировали свое мастерство на восьмитысячнике в зимних условиях и мы стали хорошими друзьями

Однако, это были наёмные работники экспедиции?

Да, конечно. Они выполняют профессиональную работу, и им платят за нее, точно так же, как я зарабатывал деньги на съёмках альпинистского видео для испанского общественного телевидения. Я не понимаю, почему люди критикуют такой подход к шерпам, и еще меньше я понимаю, почему некоторые команды вообще стараются не афишировать работу и наличие шерп в своих командах.
К примеру, в прошлом году в составе польской экспедиции также принимали участие шерпы, однако только лишь Денис Урубко упомянул их в своих отчетах.
Шерпы - точно такие же альпинисты как и все мы, и они также заслуживают признания. В конце концов именно они прокладывают маршрут, устанавливают высотные лагеря и помогают клиентам подниматься на вершину.

шерпы команды Алекса Тикона в базовом лагере. Фото Alex Txikon
шерпы команды Алекса Тикона в базовом лагере. Фото Alex Txikon


Все ли участники Вашей команды оправдали ожидания?

Конечно! У нас в базовом лагере была отличная атмосфера, и все хорошо справились со своей работой. Врач Джозеф прекрасно справился со своей задачей; Бруно был великолепным пилотом дронов, Энеко заботился о базовом лагере, Агар из компании «Jasmine Tours» организовывал логистику. Мошен, наш повар, был душой базового лагеря.
И помимо работы на поддержание духа команды, они, после нашего ухода, занимались еще уборкой горы от мусора

Жизнь в базовом лагере восьмитысячника зимой должна была быть трудной

Да, в Базовом Лагере сложно. У нас были трудные моменты, особенно связанные с организационными задачами, но даже в трудных условиях все прошло гармонично.

Говоря о базовом лагере, расскажите нам о ваших соседях, русских…

[Перебивая] О, это было ужасно. Я очень сильно разочарован. Они дискредитировали бывшую советскую школу альпинизма. Я был в горах с такими замечательными людьми как Денис Урубко, Николай Томямин, Валерий Бабанов, Сергей Богомолов, Алексей Болотов и многими другим, а эта группа была совершенно другой.

Но что случилось?

Прежде всего скажу, что на первое место вышла конкуренция, подняв на поверхность худшую сторону альпинизма. Поведение русских было эгоистичным, жестоким и грубым.
Они оставили 20-30 кг мусора в первом высотном лагере и 40-50 кг мусора передовом базовом лагере.
Уходя последними с горы, мы убрали их мусор, и я все еще жду что бы они хотя бы сказали нам спасибо.
Но самым удивительным фактом является то, что они проложили на горе всего лишь около 800 метров веревки: от передового базового лагеря до первого высотного лагеря и еще один кусок на "Камине Хауса".
Мы же, проложили веревки настолько высоко, насколько смогли это сделать: корейская веревка до первого лагеря а затем полустатическая веревка 8 мм и 9 мм.

Мусор на К2, оставленный командой Артема Брауна:



И с таким небольшим количеством провешенной веревки они поднимались на гору?

Зачастую они использовали веревки, оставшиеся от летних коммерческих экспедиций. И конечно же, они использовали наши веревки, когда нас не было рядом.
Это очень легко доказывалось по следам и натяжению веревок, когда мы наблюдали за их передвижением снизу.
Это конечно не удивительно; на самом деле это логичный выбор в такой ситуации; особенно, когда альпинист ценит свою жизнь. В то же время, некоторые из старых веревок, которые они использовали, были практически не закреплены на маршруте. Это было опасно, безрассудно и безумно с их стороны.

Это довольно серьезное обвинение ...

У меня на руках есть топо-схема маршрута с детальным описанием каждого участка провешенной нами веревки. Те веревки, которые использовали русские здесь обозначены очень точно.
Из передового высотного лагеря они поднялись по несложным участкам с оставшимися веревками прошлых экспедиций. Мы же решили подняться по льду и снегу, сместившись правее от них. Наши два маршрута соединялись вместе на отметке 5700 метров. С этой точки были провешены веревки до 6100 метров а дальше шел "Камин Хауса". Это всё...
В то же время мы провесили 3000 метров веревок на 80 участках; затем, спустившись мы сняли 1200 метров веревки - всё, что смогли.

Алекс Тикон демонстрирует топо-схему маршрута на К2, где расписаны каждые участки провешенной его командой веревки. Слева на тетрадном поле видна надпись: "solo cuerda nuestra" (только наша веревка). Фото Photo: Antonio Fernández
Алекс Тикон демонстрирует топо-схему маршрута на К2, где расписаны каждые участки провешенной его командой веревки. Слева на тетрадном поле видна надпись: "solo cuerda nuestra" (только наша веревка). Фото Photo: Antonio Fernández


У русских не было никаких шансов на успех, они поднимались очень медленно. Мы обычно выходили на маршрут спустя два часа после них и уже через 30 минут мы их настигали на горе.
У них было больше шансов достичь Луны, чем подняться на К2
На мой взгляд их команда была в плохой форме и к тому же они придерживались необычной тактики: тащили с собой огромные старые баулы, ставили два-три бивака, некоторые из них были очень близко к обустроенным лагерям и они пользовались старыми перилами.

После прошедшего половины времени экспедиции, они сказали, что к команде присоединяются три альпиниста из Казахстана; но они практически ничем не помогли им. Двое из этих альпинистов продержались в базовом лагере лишь два дня.

Я был очень удивлен, увидев такой подход к экспедиции, лидером которой был Василий Пивцов - альпинист, который поднялся на все восьмитысячники планеты и совершил массу других сложных восхождений.
Я не знаю, что с ним случилось.

Одна из станций на К2 Алекса Тикона:





В Вашей команде были альпинисты из Польши, кажется они сперва хотели присоединиться к команде Пивцова

Да, это был их первый вариант. Однако, Артем Браун (организатор проекта) запросил у них за участие в экспедиции огромную сумму. Поэтому поляки пошли с нами

Ты рассержен?

Мне грустно. То, что должно было быть прекрасной возможностью объединить усилия и показать самую светлую сторону альпинизма, привело к стрессовой ситуации, которая никому не принесла пользы.

Хорошо, давайте сосредоточимся на Вашей собственной экспедиции. Было много разговоров о постройке иглу в Базовом лагере и использовании дронов. Все сработало по плану?

На самом деле я здесь ничего нового не изобрел. Иглу и снежные пещеры использовались в горах всегда. Мы специально обучались постройке иглу и взяли с собой формы и пилы для лепки нега.
Проблема базового лагеря К2 состоит в том, что, находясь на большой высоте, снег здесь очень сухой и его трудно спрессовать в блоки.
Мы даже построили не стандартные иглу, в которых вход был ниже внутренней жилой площади, что препятствовало проникновению холодного воздуха во внутрь иглу.
Результат был очень хорошим, хоть строительство и заняло очень много времени.
Но это того стоило, внутри иглу не только температура была выше, но и выше было насыщение воздуха кислородом, поэтому мы лучше высыпались.
И завывания сильного ветра нас не тревожили.

Подробней о иглу, построенными командой Алекса Тикона читайте в статье: О ПОЛЬЗЕ ИГЛУ В БАЗОВОМ ЛАГЕРЕ

Мы также построили защитную стену, когда прогнозировался шторм.
Одни из нас неплохо разбирался в архитектуре и убедил нас, что такая защита будет оптимальной.
Я не был до конца уверен в правильности такого подхода, ведь получалось что я пришел к К2 строить стены и иглу а не подниматься на вершину; но на самом деле это был отличный способ провести время, когда пришел шторм.

В это же время команда Артема Брауна потеряла две палатки в базовом лагере,в то время, как все наши палатки выдержали натиск стихии.

Что касается дронов, у нас их было два: Mavic Pro и Phantom, конечно, это были модифицированные модели, они могли работать на больших высотах. Большой проблемой были аккумуляторные батареи: не смотря на то, что мы держали их в пуховиках, заряда хватало всего лишь на несколько минут работы. Хуже всего, когда дрон падает, когда у него в полете внезапно заканчивается заряд батареи.
Именно в таком случае мы потеряли один из дронов во время проведения спасработ на Нангапарбат

Как Вы думаете, что было бы Вашей лучшей стратегией для будущих зимних восхождений на восьмитысячники?

Наш самый большой вклад и мой самый большой сюрприз это портативная метеостанция. С ее помощью мы доказали неточность обычных мультимодельных погодных приложений. В будущем я хотел бы брать эти переносные метеостанции с сбой в каждую экспедицию. Они могут оказаться революционным инструментом для восхождения на восьмитысячники.

Читайте также статью - интервью с Кшиштофом Величко: "МЕТЕОРОЛОГИЯ ИЗМЕНИЛА ЗИМНИЙ АЛЬПИНИЗМ"

После участия в спасработах на Нангапарбат все думали, что Вы вернетесь к К2 только для того чтобы собрать вещи и уехать домой. Но Вы решили сделать еще оду попытку выхода на маршрут

Да, мы вернулись в базовый лагерь 10 марта, и вскоре после этого решили подняться на гору с надеждой дойти максимально далеко, насколько сможем без риска.

После печального исхода с экспедицией Тома Балларда (Tom Ballard) и Даниэля Нарди (Daniele Nardi) Вам не страшно было находиться на горе? Как Вы управляете страхом?

На самом деле мы не боялись находиться на горе, все было спокойно в команде. Мы поднимались в своем темпе, а поскольку кроме нам там никого не было, никто не мешал нам подниматься. Мы хорошо знали маршрут и поднимались по хорошей, только что проложенной веревке. Я еще ни разу в горах не испытывал острого приступа страха, как это бывает, когда проходишь ледопад Кхумбу

Придя в третий высотный лагерь, думали ли вы о том, что вершина К2 достижима?

На самом деле я знал, что вершина К2 в этот раз останется недосягаемой, главным образом потому, что наша команда лишилась нескольких сильных альпинистов: двое человек вынужденно спустились в базовый лагерь и нас на горе осталось трое. Мы стали на ночь на отметке 6950 метров. Выше этой отметки мы провесили еще 8 участков, достаточных для того, чтобы пройти Черную Пирамиду до отметки 7200 метров. Но дальше идти мы не решились, посчитали что будет небезопасно и спустились вниз.

Алекс Тикон (Alex Txikon).Фото Alex Txikon
Алекс Тикон (Alex Txikon).Фото Alex Txikon


Ты вернешься к К2?

Да, мне бы очень этого хотелось. Но только не в том случае, когда придется столкнутся с конкуренцией, враждебностью и постоянными конфликтами с соседними командами. Я хочу вспоминать потрясающие горные пейзажи и сложное восхождение

Может быть, в следующем году?

Если я найду финансирование, конечно, почему бы и нет? Я не думаю, что я смогу провести еще много зимних экспедиций.
Мои пальцы все еще не отошли от онемения от холода, даже спустя две недели после экспедиции!
Кроме того, зимние экспедиции настолько долги и дороги, что большую часть времени я провожу в сборе средств (в основном это чтение лекций), чем в физической подготовке. За это время я мог бы пройти уйму маршрутов!

Когда Вы вернетесь к К2, что Вы измените в своей стратегии?

Честно говоря, я не буду начинать экспедицию так рано. Погода в начале сезона очень плохая, а в феврале постоянно ветрено. Время штурма вершины К2 это март месяц. Я в этом уверен, а если так, то зачем тратить время в январе?
Кроме того, я понял, что нет особой необходимости в нескольких акклиматизационных выходах или ночевках в третьем высотном лагере. У нас была лишь одна ночевка во втором лагере, после чего мы дожидались подходящей погоды для начала штурма.

В этом году февраль был настолько ветреным, что мы решили повторить нашу стратегию, которую выработали на зимнем Эвересте: поднимались по маршруту ночью. Да, ночью еще холодней, но по утрам ветра стихают. Такая тактика работает до второго высотного лагеря.

Как насчет маршрута? Вы проверили Восточную стену, но все-же перешли на стандартный маршрут

Я буду подниматься только по маршруту по хребту Абруцци, маршрут Чесена не очень подходит, а восточная стена слишком голая.
Единственно возможный другой вариант это северная стена, но попытка получить пермит на восхождения от китайцев сравним с самой задачей подняться зимой на К2.

В следующем сезоне на К2 снова планирует придти польская команда. Будут ли проблемы?

Проблем вообще не должно быть. Прежде чем отправится в Пакистан нужно четко решить все вопросы. Я не уверен получится ли это у поляков.
Величко хочет создать только польскую команду, но я слышал, что возможно приглашение и других участников. Некоторые польские альпинисты хотят видеть в команде Дениса Урубко, другие же категорически против его участия.
Прошлогодняя история повторяется. Безусловно, полякам нужно решить эту проблему, иначе она никуда не денется.
Теперь экспедиции отличаются от тех, которые были в начале 20 века... Тогда это была национальная идея, теперь же кадый альпинист борется за известность, за спонсорство; у каждого для этого есть свои методы...

А Вы бы пошлина К2 с Денисом Урубко? Или может быть с Симоне Моро? или с Адамом Белецким?

Я еще не разговаривал с Денисом. Я только что вернулся с экспедиции и у меня не было на это времени, но я собираюсь позвонить ему как можно скорее.
Что касается Симоне, шансы невелики, поскольку у нас разные подходы к зимним восхождениям. Он хотел бы подниматься в небольшой команде, быстрым одиночным штурмом, но я не думаю, что такая стратегия сработает на K2.
К2 переполнен старыми веревками, и, в конце концов это сведется к лазанию по старым веревкам.
Что касается Белецкого, я не знаю, я только что вернулся, и, как и он, я еще не строил планы на следующую зиму. У него впереди Аннапурна, и только потом он начнет думать о К2.

Кто бы ни пытался подняться на К2 следующей зимой - скажите, что им нужно для успеха?

Это должна быть идеально сложенная команда. Им нужен огромный бюджет, разумная стратегия. И вся информация о горе, которую они могут собрать.
На К2 любой, даже мелочный, неожиданный фактор может стоит Вам жизни. Поэтому никаких неожиданных факторов быть не должно!
Команда должна быть быстрой.
Однажды Райнхольд Месснер сказал, что быстрая команда может преодолеть путь от передового базового лагеря до третьего высотного лагеря за 8 часов и он был прав!
А уж если это сделано, то можно постараться и в следующем выходе подняться в четвертый лагерь и начать штурм вершины.



Теги: Алекс Тикон, Alex Txikon, Алекс Чикон, , альпинизм, К2 зимой, зимняя экспедиция на К2, K2 winter expedition
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам https://explorersweb.com/2019/04/11/alex-txikon-troubled-k2-winter-base-camp/
Просмотров: 3053
Опубликовано 2019-04-12 в альпинизм

comments powered by Disqus

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ