О глупых вопросах и самоорганизации при проведении спасработ

поиски туриста у горы Гемба. Фото Управління ДСНС України у Закарпатській області
поиски туриста у горы Гемба. Фото Управління ДСНС України у Закарпатській області


Статья Николая Дроботенко о проведении спасательных работ в Карпатах по пятидневному поиску киевлянина Игоря Грищенко

Эталонным по глупости вопросом во время проведения поисковой операции на Боржаве я считаю вопрос – зачем я опубликовал координаты местонахождения Игоря на третий день поисков. Сыпались версии – для лайков, ради хвастовства, прочая чушь.

Вот теперь расскажу.

Дело стало для меня личным после того, как всплыла фамилия Игоря Грищенко.
Я прекрасно знал отца Игоря – МС по альпинизму Валентина Грищенко (не путать с Виктором, погибшем на Боржаве шесть лет назад – они однофамильцы).
И прекрасно знаю маму – Наталью Ковтун, также МС по альпинизму.
Игоря видел в младенчестве, когда приходил в гости к Валентину с Наташей.

Вследствие уже личного окраса этой истории, с Женей Чизмаром ( снежный барс, восходитель на Мак-Кинли, сотрудник МЧС из Мукачево) - основным действующим лицом поисковых работ, я был в постоянном контакте. Мы обсуждали зоны поиска, возможные телодвижения Игоря, ресурс. И на третий день поисков Жене от начальства были переданы координаты местоположения Игоря в ущелье Осы. В таких ситуациях я просчитываю то, над чем не задумывается обыватель. Считающий всех спасателей Бэтменами, Чипами, Дейлами, и неутомимыми Вжиками с Гаечкой.

Трое суток поисковых работ. Выжатые как лимоны две группы горноспасателей – Воловецкая (рук. Василий Райчинец). И Межигорская (рук. Евгений Чизмар). Десять человек в сумме.

И эти десять человек, после пахоты по снегам по бёдра-колени, и завалам (мизерная часть которых отображена на фотографиях к моему предыдущему постингу), в ночь были брошены в ущелье Осы. С теми же завалами и снегом по бёдра.

Теперь представьте: Игорь – травмирован либо истощён до предела. И его нужно нести. Через буреломы и снег вот этим десяти ухайдоканным хлопцам. Вот тут критично важна помощь.

Перенесусь в 2013 год. Транспортировка Димы Беляева после лавины с переломанными ногами через буреломы верховий Боржавы. Часов десять подряд. С пяти вечера до утра. И когда у парней уже гнулись ноги, к ним на подмогу ночью пришли местные лесники из Березников, которые подхватили Диму. Эта помощь была архиважной.

2019 год. Предполагаемая точка нахождения Игоря Грищенко после трёх его ночей на снегу. В каком он состоянии? Не знает никто. И помощи ждать не от кого.

И вот тогда, просчитывая всё на несколько ходов вперёд, я вбрасываю в эфир полученные Женей координаты. В том коротком постинге главное – между строк. «Ребята, физически крепкие, на скитурах/снегоступах – в ущелье Осы может понадобиться помощь!»

Я сам не знал, кто там в досягаемости. Не верил, но это случилось. «Межстрочную» информацию считали ребята из Мукачево и Ужгорода, которые к двум часам ночи приехали в долину Осы. Скоординировали свои действия с Чизмаром. И отработали до утра. После чего поехали каждый на свою основную работу. И я публично снимаю перед ними шляпу.
Поимённо:
- Юра Головацкий
- Миша Левинец
- Саша Крыхтин
- Саша Гудзинский
- Андрей Захаров
- и Томаш Бартош.

Тут некоторые не поняли, зачем я выбросил в паблик координаты? Это был пост не для вас. Те, кому был пост адресован, его прочли. А вы – пейте ромашковый чай и не задавайте глупых вопросов.

И ещё - вы заметили, что я не прокричал в Фейсбуке слово «Нашли!!!!!!», хотя владел информацией практически сразу? «Лайков» собрал бы вагон. Но я тихо отошёл в сторону. Потому что знал - сто человек это сделает без меня. Через пять минут. Через десять. Двадцать. А вот с координатами – другая история.
Прояснилось?

От Редакции:

Напомним, что 6 января в районе г. Гемба в Межгорском районе заблудился турист (киевлянин Игорь Грищенко, 1984 года рождения), об этом в МЧС сообщила его жена.
Спасател обследовали урочища Кривые Пути, части подножия горы Великий Верх, части г. Ряпецька и ущелья от станции Оса Свалявского района к подножию г .В.Верх. Всего работало 18 горных поисковиков и 4 единицы техники. Также к поискам привлекались 11 работников лесного хозяйства.
Около 15 часов 9 января мужчина вышел на связь с другом и сообщил, что находится у неизвестной ему горной реки.
Спасатели продолжали обследовать местность в Межгорском районе учитывая полученную информацию.
10 января в 16:45 на пункт связи поста МЧС г. Свалява поступил телефонный звонок от туриста-лыжника. Парень сообщил о том, что он находится в домике лесников и слышал сегодня звук вертолёта.
В тот же вечер спасатели нашли его в одном из домиков лесника, транспортировали его до ближайшего населенного пункта где передали к врачам скорой помощи.

Игорь Грищенко в больнице. Рядом  - жена и один из спасателей
Игорь Грищенко в больнице. Рядом - жена и один из спасателей



**************

Теперь поговорим о волонтёрах. Тех, кто выезжал ночью в долину Осы и не только.

2013 год. Длящийся неделю поиск Виктора Грищенко и Вити Багмета. Волонтёров были десятки. Поднялись даже динозавры моего поколения.
В итоге - вещи на поверхности снега обнаружили не сотрудники ГСЧС, а Саша Толстоусов, МС по альпинизму. Он же дал информацию работавшей в соседнем ущелье группе на скитурах, которая через час подскочила. Это были Саша Микулич, Костя Черевко и его старший брат – Юра Черевко, «Снежный барс». Отнюдь не работники МЧС. Волонтёры. Они и откопали два тела. Безусловно, Чизмар, который не может накрыть своим присутствием всю Боржаву, был поставлен в известность.

ГСЧС в лице Чизмара занималась уже транспортировочными работами. После прошедшего дождя (да, в январе 2013 тогда прошел дождь) и нагрянувшего мороза Женя заставил всех спасателей надеть новенькие, выданные ГСЧС кошки, и повёл отряд в ночь по заледенелому склону к месту нахождения тел.
Когда у первого кошки развалились, спасатели ещё продолжили путь вперёд. Когда у второго – подвязали репшнурами, продолжили. Но когда кошки развалились у третьего (не знаю, какой кооператив на Малой Арнаутской их делал) – Женя развернул всех назад. Чтобы не угробить парней. Это к вопросу о качестве снаряжения, выдаваемого ГСЧС.
Тела были спущены на следующий день.

Так вот без квалифицированных волонтёров любая поисковая операция на больших площадях будет иметь мизерный КПД. А в некоторых случаях со стороны руководства ГСЧС превращаться в очковтирательство и фарс.
Вы обращали внимание на присутствующую всегда на офсайте ГСЧС фразу: «До пошуків залучено ХХ чоловік та Х одиниць техніки»? Так вот в помощь выжатым горноспасателям на четвёртый день поиска прислали машину с… пожарными из Тернополя. И куда их девать, в берцах и брюках навыпуск? В бурелом? Там в снегоступах - снег по колено. Именно это я называю очковтирательством. А потом в победных реляциях будет указано - «До пошуків було залучено ХХ чоловік та Х одиниць техніки», куда будут входить и пожарные. И машина, на которой их привезли. А потом – увезли обратно в Тернополь.

А теперь подведу черту под пунктом о волонтёрстве. Которую я сформулирую обращением.
Парни, созревшие быть волонтёрами при поисках на заснеженном горном рельефе. Со скитурами, снегоступами, опытом, и головой на плечах (это – самое важное). Нам пора всем понять, что без вылетов мобильными группами на место ЧП эффективность поисковых работ – мизерна. Горноспасателей в пересчёте на площадь Боржавы – мизер, при их адской работе (смотреть фото под предыдущим постом). На 100 кв. км. Боржавы их работает в «пики» максимум три отделения – около пятнадцати человек (повторю - максимум!).
А должно быть на сотню больше, когда зимой важен каждый час пребывания пострадавшего на морозе. Вот эта разница в сто человек может покрываться волонтёрами.
Горноспасателей, которые способны работать в глубокий снег и мороз - по всем Карпатам всего человек шестьдесят. И «сдёргивать» всех на ЧП в одном месте нельзя – вдруг что-нибудь в это же время случится на Говерле или Драгобрате? Поэтому – волонтёры.

Игорь Грищенко пять дней болтался в долине Боржавы. Его искали там, и не один раз. Нашли? Ответ – нет.
Эффективнее было бы, если б в притоках Боржавы работали волонтёры? Ответ – да.
И не нужно ни у кого спрашивать высочайшего позволения. Явились к Чизмару (позвонили, кто с ним знаком): «Дядя Женя, нас столько-то. Опыт такой-то. Мы на скитурах и снегоступах. Какое ущелье обследовать?» Всё.

А в самоорганизации соцсети играют огромную роль.
И вот теперь перейдём к разделу мам-жён.

***************

Я поздравляю жену Игоря с возвращением блудного мужа. Но её настойчивая просьба не обсуждать ЧП в соцсетях меня, мягко говоря, удивила (это слово не отражает того, что я хотел бы сказать).

В 2013-м сети гудели – народ обсуждал поиск двойки Грищенко-Багмет. Договаривались о ротациях волонтёров.
В 2019-м – жена пропавшего просит не обсуждать поиск, и читать новости на офсайте ГСЧС (я увидел её постинг в Фейсбуке). И тут же десятки/сотни «одобрямсов» и затыкание ртов – даже на своей странице увидел.

Друзья. В свете того, что соцсети являются ключевым средством коммуникации при самоорганизации волонёров (в потоке 99% информационного мусора), давайте запомним одну нехитрую вещь. НИКАКИЕ мнения жён, мам, дядь и тёть в критических ситуациях (к которым относится и проведение спасработ) не принимаются во внимание.

Если идущий по улице врач случайно окажется рядом с человеком с внезапно остановившимся сердцем, и ринется проводить реанимационные мероприятия, но по крику жены: «Не трогайте его!!», отойдёт в сторону, муж до приезда скорой умрёт.

Если бы в долине Осы измученные десять спасателей нашли Игоря едва дышащим, и Игорь бы умер у них на руках из-за медленной транспортировки по буреломам, мы бы все прочли на офсайте ГСЧС скорбное сообщение. А Фейсбук был осыпан сотнями плачущих смайликов.

Я не спрашиваю про «шашечки или ехать». Либо «грустные смайлики или живой муж». Для меня ответ очевиден.

Так вот «не обсуждайте в Фейсбуке!» и «уважайте мнение родственников!» - это шашечки.
А «подскок» свежих парней Мукачево и Ужгорода ночью в Осу после постинга в соцсетях – это ехать.

Итог заключительной части поста.
Все жёны, мамы и родственники пострадавших на время проведения спасработ должны сами удалиться из социальных сетей. А не вылавливать – кто что сказал и призывать помолчать. Слушать классическую музыку и с закрытыми глазами ждать результатов. Если они этого не понимают – вежливо подсказать.

Сейчас, кстати, Игоря от Интернета отрубить нужно. Недели на две. А лучше на месяц. Если кто рядом и влияет на ситуацию – я не шучу. Сейчас ему – хорошие фильмы и мультики на планшете в больнице. И пароль от вайфай не давать.

Пока – всё.

Теги: Гемба, туризм, Карпаты, горы, туризм в Карпатах, спасательные работы в Карпатах, МЧС в Карпатах, спасатели в Карпатах,
Автор: Николай Дроботенко, www.facebook.com/
Просмотров: 1196
Опубликовано 2019-01-14 в спортивный туризм

comments powered by Disqus