Денис Урубко: "Это был уникальный опыт, столь же невероятный как и тот факт, что Элизабет Револ выжила"

С 27 по 28 января 2018 года весь мир, затаив дыхание, следил за разворачивающейся на восьмитысячнике Нангапарбат драмой и уникальной в истории альпинизмаспасательной операции по эвакуации французской альпинистки Элизабет Револ (Elisabeth Revol) и поляка Томаша "Томек" Мацкевича (Tomasz Mackiewicz)

Подробней о спаспаботах Вы можете прочитать в статье: СПАСАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ НА НАНГАПАРБАТ: ХРОНИКА ДРАМЫ

Элизабет была спасена, но Томаш, к сожалению, навсегда остался на горе...

В активной фазе спасработ участвовали четыре польских альпиниста из экспедиции на соседний восьмитысячник К2

Эту команду уже назвали ""Ice Wariiors": Денис Урубко, Адам Белецкий (Adam Bielecki), Пётр Томала (Piotr Tomala), Ярослав Ботор (Jarosław Botor).
Непосредственно на гору за потерпевшими альпинистами поднимались Денис Урубко и Адам Белецкий

Участники спаскоманды на Нангапарбат: Денис Урубко,  Адам Белецкий (Adam Bielecki), Пётр Томала (Piotr Tomala), Ярослав Ботор (Jarosław Botor)
Участники спаскоманды на Нангапарбат: Денис Урубко, Адам Белецкий (Adam Bielecki), Пётр Томала (Piotr Tomala), Ярослав Ботор (Jarosław Botor)


Вчера, в тот-же день, после завершения спасательной операции журналистам удалось пообщаться с Денисом, который прибыл на вертолете в Скарду. Он еще даже не спал после спасработ, и, не смотря на огромную усталость, смог пообщаться и ответить на несколько вопросов касательно спасения Элизебет и невозможности спасения Томека.

Поздравляем Вы провели уникальную работу с Адамом Белецким

Люди должны помогать друг другу, особенно альпинисты, в не зависимости от того, кто попал в беду, а в особенности когда столь неординарный человек как Элизабет, которую я уважаю, попал в беду. Это был уникальный опыт, который помог ей выжить в зимних условиях на Нангапрабат.

Вы должно быть очень сильно устали, ведь за всю спасоперацию Вы не спали ни минуты

Да, конечно устал. У меня с Адамом было 20 часов активной фазы работ, у меня сейчас слегка загорелый вид, но мы довольны результатом. Сейчас я с Адамом в гостинице в Скарду, отдыхаем и осознаем, что сделали то, что должны были сделать.
Но конечно, мы не до конца удовлетворены нашей работой, потому что ничем не смогли помочь Томеку.
Но то, что нам удалось спасти Элизабет было фантастикой...

Почемы Вы приняли решение подниматься на гору по маршруту Тони Кинсхофера (Kinshofer Route)?

На этом маршруте оставались старые перила, которые были установлены ранее коммерческими экспедициями, а также потому, что в этом сезоне на нем было много льда, он конечно был, но много.
Мы смогли подняться так быстро, только из-за того, что на маршруте были старые перила, они помогли нам не отвлекаться на обработку маршрута и сосредоточиться только на восхождении.
Мы вышли на маршрут с ледорубами, приходилось обходить ряд сложных ледовых участков, но нам очень повезло, потому что, как я говорил выше - мы нашли на стене много перил по которым очень быстро поднимались на верх.
Оставленные старые веревки на маршруте были в прекрасном состоянии, позволяющем нагружать их без всякого дополнительного риска.

Приблизительная отметка где остался Томек (7200 метров) и куда смогли подняться спасатели, где они встретили Элизабет
Приблизительная отметка где остался Томек (7200 метров) и куда смогли подняться спасатели, где они встретили Элизабет



До встречи с Элизабет Вы смогли подняться на 1000 метров по высоте?

Нет... больше... около 1200 метров... Конечно, мы не могли сидеть сложа руки. У нас была возможность помочь попавшим в беду и мы ей воспользовались, показав что мы не только спортсмены, но и не чуждые к чужой беде люди.

Вертолет высадил нас четверых чуть ниже отметки первого высотного лагеря, на высоте 4800 метров. Ни один вертолет не приземлялся здесь ранее, так близко к лагерю. Когда мы подлетали я советовал пилоту, говоря "Если есть возможность, высадите нас здесь", и он ответил: "Попробуем". И у него получилось приземлиться.
В от момент когда вертолет, оставив нас на горе, улетел, и началась героическая спасательная операция.
Мы сразу же начали подниматься вверх.

Сколько часов Вы поднимались по горе пока не встретили Элизабет?

Около 8 часов. Бала ночь. Мы конечно хотели подниматься при свете дня, но у нас не было выбора, поскольку оставшийся световой день мы потратили на перенос спасательного снаряжения, лекарств, палатки.
Мы затратили огромные усилия на подготовительную фазу спасработ, до тех пор, пока нас всё не удовлетворило.

Я думаю, что любой альпинист, в случае подобной ситуации, сделает то же самое, что и мы с Адамом. Нам очень повезло: вертолет смог вылететь к горе, мы сами на К2 уже хорошо акклиматизировались, были найдены деньги для проведения спасательной операции, у нас было всё необходимое снаряжение. Оставалось лишь приложить усилия.
И мы обязаны были это сделать.

Как высоко на горе вы нашли Элизабет?

На отметке примерно 6000 метров в 50 метрах над местом, где обычно устанавливается альпинистами второй высотный лагерь на маршруте. Мы только-только прошли отметку 5950 метров, было совершенно темно, я вообще ничего не мог разглядеть перед собой. По рации кто-то сказал нам, что видел проблески налобного фонаря выше чем были мы. Тогда я начал кричать в темноту, было довольно ветрено, но мы, невероятно, но услышали ответный крик.
Мы были счастливы, мы знали что были близко к Элизабет и можем ей помочь.
Элизабет очень сильная женщина, она смогла самостоятельно спуститься с горы к нам в такой экстремальной ситуации. Она спускалась медленно и осторожно, до тех пор, пока мы не встретились.
В тот момент мы почувствовали, что наша миссия прошла успешно. Это всё было как чудо.
Пилоты вертолета смогли приземлиться на невероятном клочке скалы у первого высотного лагеря, и это очень сильно помогло нам в работе, поскольку мы забросились сразу на высокую отметку. Элизабет правильно сделал, что продолжала, хоть и медленно, но спускаться нам на встречу. Она потрясающая женщина.

В каком состоянии была Элизабет когда Вы её нашли?

Она была обессиленная, её пальцы на руках побелели от холода, она спускалась со скоростью лишь 20 метро в час. Она сильно замерзла, очень устала; но в любом случае, она сильная женщина, которая смогла сделать невероятное.
Она настоящая альпиниста, которая в будущем сможет добиться больших побед.

Было очень важно что у Элизабет нашлась сила воли на спуск с вершины

Да, она очень сильная и мотивированная женщина.

 Адам Белецкий и Денис Урубко - спасработы на Нангапарбат, 28 января 2018 года
Адам Белецкий и Денис Урубко - спасработы на Нангапарбат, 28 января 2018 года


Как проходил спуск в базовый лагерь уже с Элизабет? Было ли сложно её спускать?

Нет, сложно не было. Мы делали всё тоже-самое, что и в любой другой спасательной операции. Спасатели должны знать как работать с человеком, который сильно устал и находится на большой высоте; это занимает много времени.
Мы отдыхали на том месте 4 часа, поставив крохотную палатку во втором высотном лагере. В 6 утра по местному времени мы начали спуск, медленно, шаг за шагом; на это ушло много времени, но мы сделали всё так, как и должно было быть в подобной ситуации.

Как Элизабет провела три ночи на горе до тех пор, пока её не спасли?

Лучше если она сама расскажет об этом. Я могу сказать о тех нескольких часах, которые мы провели в небольшой двухместной палатке, куда забились втроем.
Мы дали ей воды, лекарств и она смогла поспать немного, иногда опираясь то на меня то на Адама.
Мы были счастливы что спасли её, сильную женщину и альпинисту.
Я с Адамом не спали вовсе, но было важно, что Элизабет на несколько часов провалилась в сон.

Эта палатка в которой Вы были, Вы нашли её на горе или брали с собой?

Мы поднимались с очень легкой палаткой. Обнаружив подходящее место для бивака на высоте 5905 метров мы отдохнули несколько часов, достаточно для того, что бы нагреть воды и дать лекарств Элизабет

"Голос в темноте"..... Встреча с Элизабет Дениса Урубко и Адама Белецкого



Элизабет сильно обморозилась?

Обморожения не ужасные, я видел и похуже. Я думаю, что её повезло, и она выздоровеет без ампутаций, возможно за год все пройдет. И мы сможем увидеть её последующие восхождения в горах

Где у неё были обморожения на руках, ногах?

На ногах у Элизабет я не знаю какой степени обморожения, но пальцы рук я видел лично. Они были белыми, а когда начали согреваться, то потемнели, но не выглядели чёрными. Было похоже словно тень легла на пальцы. Я предполагаю, что обморожения не сильные.

Элизабет Ривол (Elisabeth Revol) со спасателями Денисом Урубко и Адамом Белецким (Adam Bielecki) на Нангапарбат, 28 января 2018 года
Элизабет Ривол (Elisabeth Revol) со спасателями Денисом Урубко и Адамом Белецким (Adam Bielecki) на Нангапарбат, 28 января 2018 года



Вы сделали вывод о том, что спасение Томека невозможно...

В то время как мы нашли Элизабет, мы должны были принять решение либо помочь выжить ей, либо продолжить с минимальными шансами на успех и подняться к Томеку. Мы знали что прогноз погоды не благоприятен и она начнет портится уже в ближайшее время.
Для нас было очевидным решение остаться с Элизабет, помочь ей спуститься вниз, ведь она была крайне слаба, и поэтому мы решили остаться с ней.
Мы с Адамом были не против спасработ для Томека, если бы кто-то вышел за ним... Но прошло три-четыре дня с тех пор, как Томек был сражен высотной болезнью, а Элизабет сама сказала нам, что когда уходила вниз, он был на грани жизни и смерти.
Очень тяжело понимать, что никто уже ничем не поможет...

Вы не знаете, поднялись ли Элизабет и Томек на вершину?

Да, они поднялись на вершину.Элизабет сама нам об этом сказала

Адам Белецкий и Денис Урубко - спасработы на Нангапарбат, 28 января 2018 года
Адам Белецкий и Денис Урубко - спасработы на Нангапарбат, 28 января 2018 года



Как вы думаете, Элизабет могла бы выжить без вашей помощи?

Конечно чудеса случаются. Я думаю, она очень сильная женщина, но утром ветер поднялся еще больше, скорость была ураганной, и я сомневаюсь, что вертолеты смогли бы долететь до этой высоты и спасти Элизабет. Ну и также стоит учесть состояние её пальцев, они были обморожены, она бы не смогла перейти на маршрут Кинсхофера.
наша помощь была ключевой в её спасении

А что дальше?

Мы будем ночь отдыхать в Скарду, а затем, конечно-же вернемся к нашей экспедиции на К2, поскольку у нас есть основная работа - попытка первого зимнего прохождения восьмитысячника К2.
Мы очень гордимся нашей работой, но у нас есть и своя задача.

Адам Белецкий и Денис Урубко - спасработы на Нангапарбат, 28 января 2018 года
Адам Белецкий и Денис Урубко - спасработы на Нангапарбат, 28 января 2018 года


А как вы собираетесь вернуться в базовый лагерь? пройти весь путь треккингом?

Нет ... вертолет вернет нас в базовый лагерь. Но сейчас там очень плохая погода, и нам придется остаться на два-три дня в Скарду, потому что вертолеты не могут лететь в базовый лагерь.

В Скарду хорошо отдыхать

Да, конечно, но я не могу об этом рассказывать... [смеется]. Наш босс, Велицкий, хочет как можно скорее снова увидеть нас в базовом лагере, продолжить работу на К2.

Кстати, как вы поживаете на K2?

Как и в любой экспедиции: мы движемся шаг за шагом. Акклиматизация и провеска маршрута. В начале февраля прогнозируется окно хорошей погоды, и я считаю, что продвигаясь не торопясь мы достигнем вершины. Наша команда очень сильна и мотивирована. Мы также сильны психологически и любим горы.

Вы всегда говорили что не желаете ехать на Нангапарбат зимой. И вдруг Вы на этой горе в спасработах

Сейчас я на зимнем К2. Если вдруг я поставлю для себя цель еще оно зимнее восхождение, то то будет или Броуд Пик или Гашербрум I, которые еще нужно пройти в период настоящей зимы.
Вы в курсе моего мнения: зима в Гималаях это декабрь, январь и февраль.
Если у меня будет возможность поехать зимой в горы к Броуд Пик или Гашербрум, я бы хотел пойти на них.

Теги: Nanga Parbat in winter, Нангапарбат, зимой на Нагапарбат, Элизабет Ривол, Elisabeth Revol, Томаш Мацкевич, Tomasz Mackiewicz, Tomek Mackiewicz, Томаш Мацкевич, Денис Урубко, Адам Белецкий, Adam Bielecki
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам www.desnivel.com
Просмотров: 5046
Опубликовано 2018-01-29 в альпинизм

comments powered by Disqus