Эверест без кислорода - мечта и реальность

Фото Bruno Hufschmid
Фото Bruno Hufschmid


К своему удивлению, Ральф Дуймовиц (Ralf Dujmovits) проснулся в тепле. За час до полуночи, наручные часы - GPS Garmin, которые он спрятал под свою шапку, начали трезвонить.
На протяжении многих лет он понял, что слишком просто проспать, если будильник трезвонит в его часах, когда те прицеплены на запястье или в рукавице или спрятаны в складках спальника. Но когда будильник начинает звучать под шапкой, натянутой по самые уши, его уже никак нельзя игнорировать, это словно бой колокола.

Ральф сел, не вылазя польностью из спального мешка и включил налобный фонарь. Он проспал три часа, свернувшись в позу эмбриона, что бы смягчить спазмы, вызванные высотным апноэ, которое преследовало его на протяжении нескольких ночей. Ветер, который неистово терзал его желтую палатку на Северной стене горы во втором высотном лагере стих, и теперь, уже будучи в третьем высотном лагере, на высоте 8300 метров на северной стороне Эвереста, воздух казался мягким, внутри палатки было то всего -13 градусов по Цельсию, и это была самая высокая температура, которую он переживал в высотных лагерях на Эвересте.
И когда он планировал подняться на Эверест без применения кислородных баллонов, он даже и не мог мечтать о таком подарке погоды.


От Редакции:

В 2017 году 55-летний немецкий альпинист Ральф Дуймовиц (Ralf Dujmovits) планировал подняться на вершину Эвереста без применения кислородных баллонов.
Сегодня 56 летний Ральф по прежнему остается первым и до сих пор единственным немцем, кто смог покорить все 14 восьмитысячника мира.
Впервые на вершину Эвереста он поднялся еще в 1992 году, но из-за плохих погодных условий вынужден был сделать это с применением кислородных баллонов.

"В то время я был очень молод. И это мое решение было ошибкой"
- говорит сегодня Ральф, "Шесть раз я пытался стереть с моей биографии позорное пятно 1992 года"

На все другие восьмитысячники Ральф поднимался без применения кислородных баллонов, и именно по этой причине он хочет завершить свою эпопею, которую пытался пройти в 1996, 2005, 2010, 2012, 2014 и 2015 годах... Каждый раз он возвращался без успеха, хоть и по разным причинам, иногда совершенно не зависящим от него.

Этой весной Ральф планировал снова попробовать пройти Эверест. В восьмой раз он отправился к вершине мира и в пятый раз его экспедиция проходила с северной, Тибетской стороны горы.



Ральф Дуймовиц (Ralf Dujmovits)
Ральф Дуймовиц (Ralf Dujmovits)


Ральф планировал свою экспедицию за год: шесть месяцев интенсивной тренировки (бег, велосипед, скалолазание, катание на лыжах в Альпах, восхождения в Шварцвальде с 20 килограммовым рюкзаком); 42 раза он посещал своего физиотерапевта, чтобы оправиться от операции на плече, а затем еще раз, чтобы реабилитировать выпрямленное подколенное сухожилие; неисчислимые часы подготовки снаряжения, чтобы в конце концов отправить в базовый лагерь 150 килограмм экспедиционного груза.
Затем прошли 4 недели акклиматизации на южной стороне Эвереста, восьмдневное восхождение на вершину шеститысячника Чолатзе высотой 6440 метров в Непале; перелет в Лхасу; треккинг к северной стороне горы, еще акклиматизационные восхождения вверх и снова вниз и снова вверх по пути высотных лагерей.
Только теперь он был готов к своей цели.

25 лет тому назад, в Непале, Ральф, будучи руководителем коммерческой команды, проводил своих клиентов к вершине Эвереста по стандартному маршруту на южной стороне горы. В то время он в предвершинной зоне вынужден был использовать кислородный баллон, что бы в шестичасвом штурме, успеть подняться и главное безопасно спуститься вниз.
Однако, это принятие кислородной помощи нарушало этику Ральфа и самообеспечение сердца кислородом. Двухлитровый поток дополнительного кислорода снижает эффект высоты Эвереста до высоты Аконкагуа, высочайшего пика Южной Америки, высота которого составляет 6962 метра. А при трёхлитровом потоке эффект высоты снижается до отметок в 5800 метров! Это как подниматься на вершину Килиманджаро.

За прошедшие многие десятилетия, Дуймоыиц стал одним из самых выдающихся альпинистов Германии, первым в своей стране завершившим программу "14х800", пройдя все восьмитысячники планеты.
"Вы можете взять за пример стиль, храбрость или техническое мастерство Ральфа в выживании на 14 восьмитысячниках" - отметил однажды Дэйв Хан, один из выдающихся горных гидов в Северной Америке, который проводил 15 раз эверестовские экспедиции, "Я высоко ценю его осторожность, уравновешенную настойчивостью. Я помню, как эти два качества главенствовали, когда он сам руководил экспедициями на самых различных вершинах мира. Мне определенно импонируют люди, которые разворачиваются вниз, когда горы говорят "нет".

За все свои годы, проведенные в экспедициях, Ральф никогда не поднимался с кислородными баллонами, кроме трех часов на Эвересте в 1992 году. С тех пор он восемь раз возвращался к горе, для того, что бы стереть как он сам говорил "черную метку" в своем альпийском резюме. И все восемь раз его попытки были неудачными. Осенью 1996 года было слишком много снега, весной 2005 года заболеел его товарищ по команде, и Ральфу пришлось заниматься его эвакуацией. В 2010 году он заснул с чашкой чая в руке и проснувшись, понял, что у него нет сил для штурмового восхождения. В 2012 гоуд в Непале при восхождении по южной стороне с великим швейцарцем Ули Штеком (Ueli Steck), Ральф вынужден был спуститься горы, когда заболел бронхитом на Южном седле. В 2014 году, поднимаясь с северной стороны, без поддержки шерп, он сам смог вынести снаряжение в третий высотный лагерь, но дальнейшее продвижение было прервано сильными ветрами, дующими со скоростью 50 км/ч
В 2015 году будучи на пути к передовому базовому лагерю, он вынужден был прекратить экспедицию, когда китайское правительство, побаиваясь афтершоков, закрыло гору после ужасного непальского землетрясения, погубившего более 9000 человек в Непале и около 20 альпинистов в базовом лагере с южной стороны.

Теперь, в 55 лет, откровенно говоря, уже в далеко не молодом возрасте, Ральфу требуются очки для чтения, что бы разглядеть надпись ингредиентов в его пакетированное еде; но не смотря на возраст он всё-же объявил о желании попытаться снова подняться на Эверест.
"Чем старше я становлюсь, тем всё больше понимаю, что мои попытки ограничены во времени, я не смогу пытаться подниматься на Эверест вечно " - говорил перед экспедицией Ральф.
К завтрашней ночи, 27 мая 2017 года он уже будет знать, будет ли целеустремленность, огромный высотный опыт и тренировочный режим, откалиброванный для сжигания жира и максимизирующий аэробную эффективность, теми факторами, которые помогут осуществить мечту, помочь преодолеть не только ограничение, которые накладывает на физические возможности с возрастом организм, но и увеличить рвение и смелость, а также убрать то, что немцы называют словом Schweinehund, "ленивой собакой", которая предпочла бы провести день, потягивая пиво с полным набором пальцев на ногах и руках.
В случае успеха Дуймовиц станет вторым по возрасту альпинистом в мире, кто бы поднялся на Эверест без кислорода; в 2010 году 55 летний (на три месяца младше чем Ральф) итальянский горный гид Абеле Блан установил подобное достижение, став самым пожилым альпинистом на вершине Эвереста, поднявшись туда без кислородных баллонов.

Взгляд на Дхаулагири. Фото Ralf Dujmovits
Взгляд на Дхаулагири. Фото Ralf Dujmovits


Ральф разжёг небольшую газовую горелку MSR Reactor и начал растапливать лёд в кастрюле. Он спал будучи обутым в два ботинка в спальном мешке. для согревания конечностей он активировал несколько химических грелок, засовывал их в ботинки, перчатки, нагрудные карманы, оставив пару запасных про запас в рюкзаке. Он положил кастрюлю с кипяченой водой между ног а затем высыпал в нее мюсли.
Прошло полчаса, большую часть из которых он просто смотрел на свою ложку, как будто и не подозревая о её назначении. Аппетита не было вовсе.
Те задачи, обдумывание и решение которых заняло бы дома несколько секунд, здесь, у вершины Эвереста, растягивалось на несколько минут. Однажды, на Южном седле Эвереста, одни немецкий врач, изучавший эффекты гипоксии (влияние высоты на организм человека), дал ему пройти ряд когнитивных тестов. Ему был дан текст письма с просьбой обвести кружком все буквы b, d, s и q столько, сколько он смог бы найти за 20 секунд прежде чем перейти к следующему ряду и продолжить тест.
Он был шокирован, насколько результаты отличались от тех, которые он показывал будучи на уровне моря или даже в Катманду.
Теперь, зная, что ему понадобятся калории, Ральф заставил себя поесть. Он наполнил три бутылки водой, добавил в них лимонный сок, нор внезапно оказался в тамбуре палатки, где его вырвало третьей порцией мюслей. Вытерев рот, он в последний раз проверил рюкзак, расстегнул тамбур палатки и вышел, а точнее выполз наружу.

Был ровно час ночи. Он стоял на белом снегу покрывавшим рыхлые осадочные породы, сформировавшиеся более чем 400 миллионов лет тому назад на дне древнего моря. Высоко на северо-восточном гребне он смог разглядеть налобные фонари японских альпинистов,
которые начали свое кислородное восхождение на несколько часов раньше.
Как и обещал прогноз, ветра не было. Несмотря на внутренние противоречия с лимонным соком, он чувствовал себя хорошо. Были силы и было чувство счастья. Время пришло.

«В моем состоянии духовной абстракции я больше не принадлежу самому себе и своему зрению. Я - не более, чем одинокое, слабое дыхание легких, плавающее туманом над вершинами » - так написал Райнхольд Мессер в 1978 году, после того как он и Питер Хабелер достигли того, что многие считали невозможным: восхождение на Эверест без дополнительного кислорода.

Начиная с этого новаторского восхождения альпийский эквивалент "четырёхминутной мили" прошли примерно 200 человек, поднявшись на Эверест без применения кислородных баллонов.
Альпинисты, шедшие без кислорода составляют около 2% от общего числа восходителей и по состоянию на 2018 год из 208 смертей на Эвересте 168 альпинистов не пользовались кислородными баллонамио коварной опасности гипоксии.

Непальские шерпы несут экспедиционный груз в первый высотный лагерь на отметке 7000 метров на северной стороне Эвереста. Фото Nancy Hansen
Непальские шерпы несут экспедиционный груз в первый высотный лагерь на отметке 7000 метров на северной стороне Эвереста. Фото Nancy Hansen


Хотя ранние британские экспедиции на Эверест в 1920-е годы были двусмысленны в отношении кислородных баллонов, говоря, что это менее спортивно, восхождение с маской на лице и применение кислорода в палатках были нормой с тех самых пор, когда
Эдмунд Хиллари и Тенцинг Норгей совершили первое восхождение на вершину в 1953 году используя кислородные баллоны. Золотая лихорадка коммерческого альпинизма, начавшаяся в конце 1980-х годов, не могла пройти юез бутилированного кислорода, что способствовало тысячам восхождений на Эверест, способствовало экономическому буму в десятках деревень шерп и принесло миллионы долларов за пермиты и доходы от туризма в Непал, одну из беднейших стран мира.

Но ветераны-альпинисты, такие как Дуймовиц, утверждают, что использование бутилированного кислорода коммерческими экспедициями подорвало альпийскую этику самообеспечения, а на Эвересте, в частности, из-за этого создались опасные пробки, причинами которых стали неопытные альпинисты, у которых отсутствует предел возможностей, если их кислородный баллон неисправен или кончился запас кислорода.

В 2012 году, спустившись с Южного седла, Ральф опубликовал,ставшее в последствии знаменитым фото, на котором запечатлены стоящие в очереди на восхождение сотни альпинистов, которые не могли сойти в сторону от проложенными шерпами перил.

Очередь на Эверест в 2012 году. Фото Ральфа Дуймовица
Очередь на Эверест в 2012 году. Фото Ральфа Дуймовица


Разумеется, и сам Дуймовиц не застрахован от той критики, что и он причастен к развитию тех тенденций в альпинизме, которые его самого и смущают. В 1989 году со своей первой женой он стал одним из основателей крупнейшей в Германии гималайской туркомпании Amical Alpin, в то время она была лишь второй подобной на рынке Германии. В 1992 году он взял на Эверест 10 клиентов и хотя холодная и ветреная погода не позволила подняться на вершину клиентам, сам Ральф смог за шесть часов подняться на нее с Южного седла и спуститься высотный лагерь, используя при этом один кислородный баллон. Уже на спуске кислород закончился "Это было похоже на то, как будто кто-то ударил меня по затылку деревянным молотком"- сказал он.

Два года спустя Ральф организовал первую коммерческую экспедицию на K2, второй по высоте и, возможно, самый сложный из восьмитысячников. Задолго до того, как экспедиции предложили своим клиентам интернет-центр в базовом лагере он и клиент Роб Холл принесли первый спутниковый телефон в Каракорум. Он весил почти 22 килограмма а в трёхметровой зоне от антенны передатчика было опасно находиться.
Но зато это нововведение позволило получать оперативную метеосводку, хотя при этом добавлялись в экспедицию заботы и проблемы внешнего мира; то, от чего по сути и бежали в горы альпинисты, делая свои экспедиции местом духовного уединения.

Ральф  Дуймовиц (Ralf Dujmovits). Фото Nancy Hansen
Ральф Дуймовиц (Ralf Dujmovits). Фото Nancy Hansen


Позднее Роб Холл сам организовал свой коммерческий альпинистский бизнес на Эвересте и был до последних дней приверженцем ценностей использования кислородных баллонов.
Ральф долгое время спорил с ним об этом в базовом лагере К2. Спустя 4 года Роб погиб в трагическом эверестовском сезоне 1996 года. Как про эту трагедию написано в книге Джона Кракауэра (Jon Krakauer) «В разрежённом воздухе» (Into Thin Air), ставшей национальным бестселлером в США, его гибель была вызвана отчасти тем фактом, что Роб не отказался от помощи своему клиенту, который никогда бы не попал в подобную ситуацию, не будь у него кислородного баллона.

После смерти Холла на Эвересте погибли и 11 других альпинистов той весной. Ральф после этой трагедии прекратил давать предложения о организации экспедиций на восьмитысячники выше чем Чо-Ойю.
"Среднестатистический альпинист может подняться на многие восьмитысячники без применения кислородных баллонов, если конечно он проведет правильную акклиматизацию " - говорит Ральф, -" но чтобы сократить время акклиматизации и соответственно время экспедиции а значит и удешевить её, стало нормой использование кислородных баллонов даже в те моменты, где ранее даже коммерческие экспедиции его не использовали ".

Сегодня нередко можно встретить альпинистов над вторым высотным лагерем Эвереста, которые используют кислородные баллоно 24 часа в сутки. Некоторые даже умудряются использовать его начиная с базового лагеря.
"Это стало настолько естественным, что альпинисты теперь должны специально предупреждать руководителя экспедиции что они не используют кислородные баллоны. Меня же больше всего беспокоят толпы неопытных альпинистов, которые теперь стекаются на многие восьмитысячники мира, они могут позволить себе это сделать, потому что с кислородом, влияние высоты гор заметно ниже а перила проложены на каждом метре маршрута " - отмечает Ральф.

Заполняя бутылки водой, альпинисты предотвращают появление симптомов высотной болезни, выпивая при восхождении от четырех до шести литров в день.
Но с точки зрения практических целей вопрос о кислороде на Эвересте решен, и альпинисты, такие как Дуймовиц, которые стремятся идти без него, руководствуются личным эстетическим и анахроническим духом приключений, который в значительной степени затмился коммерческой этикой современного альпинизма.

Заполняя бутылки водой, альпинисты предотвращают появление симптомов высотной болезни, выпивая при восхождении от четырех до шести литров в день. .Фото Nancy Hansen
Заполняя бутылки водой, альпинисты предотвращают появление симптомов высотной болезни, выпивая при восхождении от четырех до шести литров в день. .Фото Nancy Hansen


Дуймовиц совершил свое первое восхождение в возрасте 5 лет, когда его отец Георг взял Ральфа в трехверевочный маршрут подназванием "Cowpath" на скале возле дома в Бюле на юго-западе Германии.
Второй из четырех детей, Ральф быстро полюбил горы и разделил с отцом его страсть к восхождениям.
"Когда мне было 10 лет я нашел копию книги про Эдмунда Хиллари. Так я впервые познакомился с Эверестом на книжной полке своего отца " - вспоминал он, -"Я был очарован ледниками и этими героическими парнями"
Два года спустя его отец познакомил Ральфа с ледниками Альп, позволив ему протропить путь на заснеженном маршруте в Швейцарии при восхождении на 536-метровую линию на Вайсхорн.

Дуймовиц показал раннюю склонность к спорту, которая подчеркивала его физическую выносливость. В 14 лет он проезжает более 500 километров на велосипеде от Бюля до Парижа за пять дней. Через год он участвовал в своём первом марафоне.
В 1981 году, когда Ральф окончил среднюю школу, он купил билет на деньги, заработанными на уборке пекарни, и отправился путешествовать по Южной Америке на целый год. Он водил грузовик с едой в Чили и работал шахтером на оловянных шахтах в Боливии и электриком на Галапагосских островах.
В это же время с польскими альпинистами он поднимался на вершины самых высоких гор в Андах.

Вернувшись в Германию, Дуймовиц занялся медицинскими исследованиями в Гейдельбергском университете, продолжая при этом подниматься на вершины Альп. Вскоре он понял, что больше интересуется горами, чем медициной, и начал строгий процесс обучения и тренировок, став сертифицированным горным гидом, бергфюрером (Bergführer).
Когда он рассказал о своём увлечении горами родным и том, что бросает медицину, отец покачал головой, "Он сказал что я дурак" - вспоминает Ральф слова отца.

В 1987 году Ральф получил сертификат горного гида и в том же году он пришел к своему наставнику по альпинизму Мишелю Дачеру (Michel Dacher), который в 1979 году поднимался на вершину К2 вместе с Райнхольдом Месснером.
Взяв все свои сбережения и ссуду в местном банке, Ральф отправился с в Дачером в свою первую экспедицию в Гималаи на восьмитысячник. Их целью был Макалу 8481-метровый гигант к востоку от Эвереста.
Вместе они поднялись на отметку в 7800 метров, но были вынуждены вернуться вниз из-за сильного ветра.
Оба альпиниста страдали расстройством желудочно-кишечного тракта, и Ральф долгое время удивлялся, что он действительно брал ссуду в банке за этот необычайный опыт. "Прошло 20 лет, прежде чем я снова вернулся на Макалу" - говорит он.

Но дружба с Дачером была бесценной. «Мишель много рассказывал мне о высокогорном альпинизме», - говорит он, -«Где установить лагеря, как чувствовать ветер, как разместить палатку от снежной стены, как избежать опасности угарного газа в палатке при пользовании горелки. Я всегда хотел быть сильным и быстрым. Я видел, как Мишель был медленным в начале и быстрым и сильным позже».

Лагерь 3 на северной стороне Эвереста, на высоте 8,300 метров, незадолго до финального штурма. Фото Ralf Dujmovits
Лагерь 3 на северной стороне Эвереста, на высоте 8,300 метров, незадолго до финального штурма. Фото Ralf Dujmovits


Вскоре он еще узнал кое что уже после Макалу: он часто поднимался в одиночку, особенно на семитысячник Нупцзе, 7742-метровый пик, который маячит над базовым лагерем Эвереста.
В 1989 году Дуймовиц отправился на Нупцзе с командой альпинистов. Они столкнулись с трудными карнизами на северо-западном хребте над вторым лагерем, и все, кроме Ральфа повернули назад. Он же поднялся до конца фиксированных перил на отметку 7050 метров и установил бивак для «ужасной» ночевки при сильных ветрах. Утром, в одиночку, он поднялся на последние 700 метров до нижней северо-западной вершины Нупцзе. Ветер дул так сильно, что он поднимался в последние 50 метров на коленях.

Позже Дуймовиц узнал легендарного польского альпиниста Ежи Кукучку (Jerzy Kukuczka), второго человека, который поднялся на все 14 восьмитысячников мира, и погибшего при падении с южной стены Лхоцзе. В том же месяце массивная лавина прокатилась по склонам горы Пумори по другую сторону базового лагеря Эвереста, убив пятерых испанских альпинистов. "Мне было 28 лет, в то время у меня не было детей, никаких обязанностей", - говорит он. "Но после Нупцзее я понял, что мы все смертные. Я прекратил соло-восхождения".

Профессиональная карьера Ральфа стремительно развивалась. В 1999 году он вместе с тремя швейцарскими альпинистами поднялся по северной стене Эйгера - их двухдневная экспедиция была широко разрекламирована в СМИ и представлена ​в прямом эфире на телевидении, благодаря чему с альпинизмом могли познакомиться миллионы людей в Германии и Швейцарии. В этом восхождении альпинисты носили на себе микрофоны и примитивные камеры на касках. Новоиспеченная слава Дуймовица и растущий успех AMICAL Alpin привели к заключению контрактов с полдюжиной компаний производителей снаряжения. Толпы клиентов стекались к его компании.

К тому времени, когда он продал компанию в 2011 году, он побывал со своими клиентами на многих вершинах по всему миру, прошел все высочайшие горы семи континентов планеты.
Своей второй жене, Герлинде Кальтенбруннер (Gerlinde Kaltenbrunner) он также предложил пройти все восьмитысячники, когда они вместе в 2006 году смотрели на далекие облака внизу с вершины восьмитысячника Лхоцзе; пять лет спустя на K2 он помог ей стать самой знаменитой женщиной-альпинисткой в истории, первой женщиной поднявшейся на все 14 восьмитысячников без использования кислородных баллонов.
В непальской деревне Туло Сирубари (Thulo Sirubari) он построили школу для 550 детей местных жителей.

Ральф Дуймовиц (Ralf Dujmovits) и Герлинде Кальтенбруннер (Gerlinde Kaltenbrunner). Фото Ralf Dujmovits
Ральф Дуймовиц (Ralf Dujmovits) и Герлинде Кальтенбруннер (Gerlinde Kaltenbrunner). Фото Ralf Dujmovits


18 раз за 30 лет Дуймовиц поднимался на вершины восьмитысячников, и в этом редком кислородом воздухе, на границе жизни, он столкнулся лицом к лицу с возвышенным чувством. Он надеялся, что снова вернется туда в последний раз.

Высоко на северо-восточном хребте Эвереста, Дуймовиц мог видеть звезды. Небо было ясным и, что удивительно, без ветра. Решив не тратить попусту силы, как в 2014 году, он нанял непальского шерпу Намгьяла, 41-летнего высотного альпиниста из деревни в Солухумбу, который восемь раз поднимался Эверест, используя кислородные баллоны, для заброски снаряжение в высотные лагеря.
Намгьял спал рядом с ним в спальнике за несколько часов до последнего выхода. Он следовал за Дуймовицем вверх по хребту, неся дополнительный балон с кислородом, на тот случай, если Ральф попадет в беду.

И вот, в 1 час ночи, с уверенностью, что седьмой раз будет завершающим в его гималайской карьере, Ральф отправился на вершину, на 550 метров выше его штурмового лагеря. Он вщелкнулся жумаром в перила, заранее провешенные шерпами, у него были предварительно разогретые перчатки, благодаря которым было гораздо легче продвигать жумар дальше по веревке. Как он надеялся, это был путь для себя самого, он медленно но неуклонно двигался по склону, по известняковым скалам лишь изредка припорошенным снегом. Каждый шаг продвигал его дальше в пейзаж, который он видел лишь на фотографиях. Он был поражен тем, как маленькие фотографии искажают крутизну склона. Он снова и снова восхощался храбростью британских альпинистов, которые в 20-ые годы минувшего столетия проходили этот путь.

В течение двух часов он добился значительного успеха по хребту. Примерно через 200 метров он поднялся на первый скальный участок одной из знаменитых ступеней, являющихся самым сложным участком на северной стене горы. Здесь было совсем непросто. Спустя полчаса, около 3:30 ночи он вышел к отметке Mushroom Rock на высоте 8549 метров. Он остановился, чтобы поменять перчатки. Пятнадцать минут спустя поднялся ветер и пошел снег. Ральф снова остановился, на этот раз укрываясь от ветра за скальным выступом. Высотомер на его часах показывал отметку в 8580 метров.

В свете своего налобного фонаря он мог видеть как его пальцы блестели от холода, и он знал, что должен быть осторожен, поскольку белый цвет пальцев на холоде очень быстро может перейти в черный. Возможно ему следовало поменять перчатки гораздо раньше. Он тряс руками, пытаясь согреть пальцы, двигал ногами взад и в перед, пытаясь согреть и их. На Макалу в 1988 году он отморозил себе кончик безымянного пальца на правой руке, теперь он был на три миллиметра короче чем все остальные

Впереди он видел вторую ступень и китайскую алюминиевую лестницу, приставленную к горе, которая позволяла альпинистам обходить коротки, но технически сложный участок скалы. Это был ключ всего маршрута.

Но гимнастика не согревала его. Намгьял сказал, что нужно продолжать восхождение, но он понимал, что если пройдет больше трех-четырех часов в таком холоде, он обморозит себе пальцы. В своей жизни он видел слишком много фотографий с искалеченными обмороженными руками, забинтованными ногами, изуродованными морозом лицами. Конечно, он мог бы подняться на вершину используя кислородный баллон, который нес Намгьяла, но Ральф поклялся, что не будет использовать его, даже если он будет находится всего в 10 метрах от вершины. Ни одна вершина ничего не значила для Ральфа, если он поднялся бы на нее с кислородными баллонами а не с помощью своих собственных сил.

В течение 10 долгих минут Дуймовиц стоял на высоте 8 580 метров, паря на грани решения, с которым он едва мог справится, решение, неизбежно выходящее из прошлого опыта в горах, подкрепленное знанием своего тела, почти инстинктивным чувством риска.
Было 4:30 утра, и первые слабые проблески рассвета просачивались в ночное небо. По правде говоря уже сейчас он должен был повернуть вниз, ведь при таком темпе они никак не успеет подняться на вершину и спуститься засветло. Стоило признать, что это был конец мечты, кульминация всех тех усилий, которые он затратил в последний год планирований, подготовки и тренировок.

Внезапно Ральф принял решение, В 268 метрах ниже вершины он остановился и всхлипнул.

Весной 2017 года по тому же маршруту, что и Дуймовиц, три альпиниста достигли вершины Эвереста без использования дополнительного кислорода. Самое необычное восхождение было у 29-летнего испанского «горного бегуна» Килиана Жорнета (Kilian Jornet Burgada), который смог подняться из базового лагеря на вершину за 26 часов без использования кислородных баллонов!
Но уже спустя неделю, во втором забеге, Килиан улучшил свой результат до 17 часов, пройдя путь, который у большинства других альпинистов занимает три дня.
"Он с другой планеты" - говорит Дуймовиц.

От Редакции:
В последствии, спустя полгода после этого исторического момента журналист Данн Ховитт (Dan Howitt) поставил под сомнение достижение Килиана, говоря о том, что "Килиан никаким образом не смог бы забежать на Эверест весной 2017 года"

Подробней о этих обвинениях читайте в статье: БЫЛ ЛИ КИЛИАН ЖОРНЕТ НА ЭВЕРЕСТЕ?


Дуймовиц был дома уже неделю, после того, как вернулся в Эвереста, когда я отправился навестить его в Германии. Он встретил меня на железнодорожном вокзале в Баден-Бадене, и мы проехали еще 15 минут на юг к его дому в Бюле, идиллическом городе в Шварцвальде, где Вы можете сидеть на веранде замка и смотреть, как летние сумерки задерживаются над долиной Рейна и даже не подозревать о заводах Dow Chemical или заводов по производству автомобилей. Дуймовиц живет в современном доме на безупречной улице под сводом виноградников. Он приготовил нам обед из коричневого хлеба и сыра и немецкого пива с грейпфрутом.
Ральф похудел на 6 килограмм после своей экспедиции и всё еще приводил в порядок свои чувства о прошедшей экспедиции.

Печаль, которая поразила его на горе, уступила место разочарованию и разочарованию волнениями и огорчением от самого себя. После принятия решения об отходе с горы в 4:30 утра он быстро спустился вниз по провешенным перилам. Вернувшись в третий высотный лагерь, Намгьял предложил ему поспать и восстановить силы с использованием кислородного баллона. Теперь не было смысла в отказе от помощи. После отдыха Ральф помог своему шерпе собрать лагерь и снести снаряжение вниз. Он лишь ненадолго остановился чтобы пообщаться с Килианом Жорнетом, который как раз поднимался вверх, а затем продолжил путь к базовому лагерю. Он чувствовал себя разбитым и оглушенным, слишком вымотанным и подавленным. Он провел целый день один в своей палатке, а затем, 29 мая прошел через ледник Рогнбук в базовый лагерь, где уже сообщил на своей странице в соцсетях о неудачной экспедиции. день один в своей палатке, а затем 29 мая переместился через ледник Ронгбук в китайский базовый лагерь, где он опубликовал новости о своем поражении на Инграм.

После обеда я спросил, не удивился ли он, когда пришлось повернуть вниз. «Я никогда не спрашивал себя об этом», - сказал Дуймовиц, «На самом деле я был на 100% уверен, что смогу это сделать, а вдруг понял что не. Меня поразило внезапное осознание того, что я ошибался. Желание было, была страсть, но просто тело было недостаточно сильным. Возможно, я был слишком уверен в успехе. Возможно, я раньше должен был переодеть перчатки. Возможно, я не должен был пить лимонный сок перед выходом на штурм. Возможно, я должен был взять ботинки на полразмера больше, что бы поместились еще стельки с подогревом.
Все эти мелочи, которые не кажутся важными по отдельности, становятся критичными, когда Вы их собираете вместе. Я многое сделал правильно, но я допустил и ошибки"
.

Он боролся за успех, "Было так глупо обмораживать руки" - сказал он. Будучи в Катманду, Ральф встретил австрийского альпиниста Ганса Венцла, который поднялся на Эверест со стороны Непала без использования кислородных баллонов, но обморил часть носа в восхождении. Он также видел фотографии молодого шерпы, чья рука побелела от холода и теперь ему грозит участь стать инвалидом на всю оставшуюся жизнь. И было трудно сосчитать все те слова благословения, которые были адресованы судьеб его лучшего друга, Ули Штеку, который в свои 40 лет был, одним из величайших альпинистов мира своего поколения.
30 апреля, когда Дуймовиц совершал свою акклиматизацию на Северном седле, Ули погиб при соловосхождении на Нупцзе.

В декабре Дуймовицу исполняется 56 лет. Чувство того, что на его резюме альпиниста стоит пятно кислородного восхождения на Эверест в течение четверти века гнало его к цели стирания пятна. Но ничего не изменилось, хотя за это время изменился подход к альпинизму.
Коммерциализация изменила характер и этику любимого вида спорта, и это огорчило его, особенно то, что теперь гораздо труднее найти напарника в команду по своим требованиям, не прибегая к сомнениям что те победы о которых рассказывает напарник действительно были, и это не обман ради "резюме"

В его личной жизни тоже произошли изменения. Он был знаком с более чем 50-ю альпинистами, которые погибли в горах, 15 из них были его близкими друзьями. И он, и Герлинда Кальтенбруннер - "королевская альпийская" пара Европы, будучи вместе более десятилетия - разошлись. Герлинда вернулась домой в Австрию.
Но не смотря на развод, они оставались в дружеских отношениях, собирая деньги для школы в Непале. Иногда они все еще появляются вместе на обложках альпинистских журналов, рекламируя одежду и снаряжение. Но с 2013 года они официально разлучены. Год спустя умер отец Ральфа.
Его сыну, Иисусу Навину, 26; его дочери, Алине, 16. Его матери было 84 года и все время она плакала каждый раз, когда он отправлялся в экспедицию. У него не было желания завязать с альпинизмом, но было бы неплохо, быть подольше в кругу семьи и не умирать, задыхаясь от нехватки кислорода на склоне Эвереста.

Теперь, после семи неудачных попыток, он понял что может представить себе жизнь и без Эвереста.
"Я сказал самому себе что это был последний мой раз, когда я пытаюсь взойти на Эверест, но не смотря на это, я чувствую что время от времени во мне просыпается желание" - сказал с недоумением и смесью удивления и беспокойства Ральф, понимая насколько он беспомощен перед лицом страсти.

Перепечатка материала на другие ресурсы возможна только с разрешения администрации сайта!

Теги: Ральф Дужмовиц, Ральф Дуймовиц, Ralf Dujmovits, Эверест, Everest, Эверест 2017, Everest 2017, альпинизм, восхождение на Эверест,
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам https://www.mensjournal.com/
Просмотров: 2257
Опубликовано 2018-01-17 в альпинизм

comments powered by Disqus