Мы не покоряем горы, а горы покоряют нас

Giuliano Bordoni: «Мы не покоряем горы, а горы покоряют нас. Мы все одной крови, вне зависимости от того, кто мы и откуда. Нас объединяет дух фрирайда — это чувство вдохновляет и делает сильней. С последними лучами солнца, на последних метрах к вершине, когда сил двигаться дальше, казалось бы, уже нет, это чувство по-дружески мягко поддерживает нас, заставляет наши сердца биться ровно и уверенно».




Андрей Британишский: «Близко я никогда не был знаком с Джулиано: несколько раз пересекались в Европе, но больше я встречал его вечно светящееся улыбкой лицо в красивых каталогах Norrona, на плакатах в витринах магазинов и в видеороликах из Норвегии. Он один из тех гидов, кто исключительно хорошо катается на лыжах и в работе которых гармонично скрещиваются навыки альпиниста, скалолаза и фрирайдера».




Анна Ханкевич: Первая моя встреча с Джулиано произошла в 2010 году в Монте Розе. После мы несколько раз пересекались с ним в совершенно разных местах, и он всегда был весел, открыт и приветлив. Эти черты характера сразу располагают к себе, и мы с Андреем решили пригласить Джулиано в проект riders2riders, чтобы познакомиться с ним поближе. Не хочу останавливаться на технических сложностях организации наших съемок, но найти одновременно свободное время у успешного гида Бордони, обремененного кучей забот Андрея и активно соревнующейся меня было крайне непростой задачей.




И вот субботним утром мы с Андреем наматываем круги вокруг нижней станции Эгюий дю Миди в попытках среди толп ожидающих опознать Джулиано. Мы оба встречались с ним в горах неоднократно, но он постоянно меняет образ — то гладко выбрит, то носит усы, а в последнее время обзавелся бородой. Пытаемся разыскать указанный в его сообщении бар, но безуспешно. Андрей начинает скептически отзываться в духе «что за горный гид, которого мы не можем найти даже внизу», и тут мы видим его. Издалека узнаваемый по яркому комплекту одежды, наш герой идет нам навстречу, но не один — а в сопровождении приятеля-бородача, отличающегося крайне внушительным телосложением.

«Бруно, — представляет он своего спутника, — мой друг, горный гид, не говорит по-английски». Надо сказать, что даже хороший уровень владения английским самого Джулиано не в состоянии передать всего многообразия его яркой и самобытной натуры. В разговорах с нами он компенсировал языковые барьеры крайне артистичной манерой общения, заменяя недостаток словарного запаса непередаваемой игрой мимики и жестов.

На родном итальянском он создает впечатляющие тексты, и я буду пользоваться выдержками из его блога. Кстати, по его утверждению, блог он ведет вовсе не для спонсоров или рекламы, ему просто нравится «заново переживать испытанные чувства». Чего стоит хотя бы описание снегопада.





«…Осыпанные снегом сосны и отдельные, кружащие вокруг хлопья словно зависли в невесомости. Под этим всем, ниже в долине, туман мантией укутал домики и огоньки их тёплых очагов. Вокруг всё будто чёрно-белое. И уж не раз чудится, как слышишь какой-то странный шум. Это шум тишины. Я ведущий — мои друзья чуть позади, в ожидании. Однако я по-прежнему недвижим. По какой-то более чем странной причине я отчуждаюсь от них и растворяюсь в этом мире. Я отдаюсь во власть всего того, что меня окружает в этих нечётких гранях магического очарования. Делаю вдох, словно желая единым глотком вобрать в себя этот образ — всё вместе, разом…
И в следующий миг трогаюсь, попросту отпуская свободно сыпаться в долину концы лыж. Даю набрать им скорость, но звуки тишины по-прежнему правят бал. Спуск, стремительный спуск по гладкой белой простыне, слегка поглаживая иглы проносящихся рядом зеленых сосен. Их шелест, словно соло… А затем, затем вновь эта потрясающая музыка тишины.
Спуск всё ниже, сквозь подушку тумана, будто зависнув и паря в его окружении. Мягко. Бесшумно. Всё в той же магической тиши. Укротив сумбур, я озираю моё снежное царство и всецело отдаюсь этой мягкой, белоснежной, искренней песне, той, что превыше всего. Замираю, восторженный и пораженный всем окружающим меня миром, в котором я привычно живу каждый день, вновь осознавая в себе чувство столь глубокого трепета. Как будто в первый раз. Может быть, всё же есть настоящая любовь на все времена, быть может… Конечно, есть!»






Мы устраиваемся в булочной, и принимаемся обсуждать варианты на день. Разложив карту на весь стол, параллельно заигрывая с милыми лыжницами, Джулиано указывает пальцем в сторону Монблан дю Такуль, и я внутренне холодею. Из всего чисто теоретически катального там только кулуар Джервасутти, который я видела со стороны и сразу вычеркнула из списка желаемых!

Но на сегодня есть отличная отговорка — наверху сильный ветер, и вторую очередь не открывают. Зато работает верх Бревана. Нам с Андреем давно хотелось узнать, куда приводят следы, уходящие влево на обратную сторону. Джулиано туда не ездил, и карты на тот участок с собой нет — но он не против попробовать. Я начинаю сомневаться, уж не «полупроводник» ли нам попался, очень странно все это выглядит.

Отстояв полчаса в кассу (а что вы хотите, каникулы и субботнее утро! Спасибо иркутянам, которые помогли срезать половину очереди), покупаем билеты. По удостоверениям гидов нашим компаньонам продают ски-пасс с огромной скидкой. Интересно, компенсируют ли все привилегии звания горного гида те средства, которые надо потратить на обучение?





Уже с первых минут нашего общения Джулиано не скрывает свою слабость – к прекрасному полу. Он доверительно мне шепчет на ухо: «У меня есть одна большая проблема – я люблю всех женщин!» Любая милая девушка сразу становится объектом его внимания, он в легкой и ненавязчивой манере заигрывает со всеми: лыжницами, официантками, продавщицами ски-пасов.




На пересадке двух подъемников видим необычную картину – музыканты расположились на фоне Монблана и разминаются перед выступлением. Естественно, Бордони не может пройти мимо.

Наверху решаем не терять времени на исследование далекого и непонятного маршрута, а едем размяться на соревновательную стенку, где проходят старты мирового тура по фрирайду. Понемногу мои сомнения по поводу квалификации гидов начинают растворяться – после выполнения ими набора непременных действий. Они незаметно, без акцента, но делают все необходимое – проверяют лавинные датчики, мягко уводят с опасного склона, когда Андрей увлечется видом через объектив, напоминают о дистанции. И я понимаю, что легкость не от безалаберности, а от уверенности в себе и огромного запаса прочности. Лишь однажды Джулиано высказался категорично на вопрос безопасности – когда при первом же прыжке я сняла рюкзак и бросила его вниз (а кому охота прыгать с торчащим ледорубом за спиной!). На это он мне выговорил, что неправильно прыгать без защиты спины, что фотография без рюкзака будет нести неправильный посыл в массы, а мы должны прививать культуру фрирайда.

Тут я спросила его, почему он катается без шлема? На что он заверил меня, что на самом деле всегда в каске! В отличие, например, от Бруно Компанэ, который носит только шапку «шамонийский стиль» и постоянно над ним подтрунивает. Только в одном случае наш герой с непокрытой головой — когда едет крутые кулуары, поскольку в случае падения там каска не поможет. Во время съемок он был без нее, потому что и так много снаряжения на планируемый ски-тур, и шлем просто не влез бы в рюкзак.

Квалификация Бордони как лыжной фотомодели не вызывает сомнений. Он видит кадры, читает ракурсы и активно подсказывает своему товарищу, что и где надо сделать.




Наш герой не участвует в состязаниях по фрирайду, но был замечен в других конкурсах, не менее интересных — это соревнования по фотографии фрирайда. Один такой фотоконкурс – CLICK ON THE MOUNTAIN — уже в шестой раз проходит в Курмайоре. Четыре команды собираются у подножия Монблана, в составе каждой один фотограф и трое райдеров. Хочется отметить, что и российская команда с Андреем Британишским заявлялась на этот контест, но сомнительное судейство на этапе отбора не оставило шансов на участие.

Формат прост — у команд есть три дня на съемки, один день в Курмайоре на Креста д’Арп, один на Пунта Хельброннер и один день хели. По итогам фотографы должны представить слайд-шоу из 20 фотографий. В этом году судьи не смогли выбрать одного победителя, поэтому приз 4000 евро было решено разделить между двумя конкурсантами — Теро Репо и Даниэль Роннбак поделили первое место. Наш герой снимался для Click on the Mountain в прошлом году в составе команды Ришара Фелдерера, и тогда они выиграли.

Второй подобный фото-контест — King of Dolomites. Формат этих соревнований предполагает участие как четырех профессиональных команд, которым оплачивают расходы, так и нескольких команд любителей, которые участвуют уже за свои деньги. Также есть отдельный зачет для подростков до 18 лет. В каждой категории победитель только один, из множества отдельных фотографий судьи выбирают лучшую. В этом конкурсе Джулиано снимается уже два года подряд. Причем сам он о результатах судейства отзывается неблагосклонно, что и понятно, ведь оценка фотографии еще более субъективна, чем линии во фрирайде. В прошлом году их команда стала заслуженно четвертой, но вот в этом году снимок их сноубордиста явно был достоин первого места!

«Фотоконкурс, как и любое соревнование, захватывает. Я обычно не стремлюсь к победе, я наслаждаюсь хорошей компанией. Мы все делаем вместе, мы ведь одна команда. Не понимаю, почему Даниэль не был в призах, но для меня он все равно король Доломитов! Призовое место в соревнованиях не главное, главное — превзойти себя, а не соперников».




Сделав спуск, мы снова смотрим в сторону Эгюий дю Миди. Заметно, что нашим проводникам очень хочется туда. И снежные флаги, вроде, стали поменьше, и, кажется, ветер поутих. Джулиано пытается дозвониться до знакомых, но никто не отвечает — сегодня поминальная церемония в честь одного погибшего гида Шамони.

После ланча они решаются — едем в Космик! В Шамони есть два знаковых названия: Белая Долина — для всех, и Космик — для продвинутых пользователей. Но мы с Андреем так пока и не проезжали этот известный маршрут, начинающийся от одноименной хижины, и радуемся возможности восполнить пробел в нашем шамонийском образовании и поставить галочку, тем более в компании таких людей.

Поднимаемся достаточно поздно, около трех. Но Джулиано спокоен, и даже рад — ведь предстоит закатный спуск, когда солнце окрашивает в мягкие теплые тона окружающие скалы и ледники. Мы с Андреем надеваем кошки, а наши компаньоны — лыжи. Вот и разница, они уверенно едут вдоль снежного ребра, начинающегося от верхней станции, по которому идут все желающие спуститься в Белую Долину. Но все остальные туристы идут в связках в кошках, а Джулиано и Бруно едут на лыжах справа от веревочных перил, лихо пересекая выдутые до льда участки. Мы с Андреем чувствуем себя не настолько уверенно, отчасти из-за нашего снаряжения. Широкая талия на моих Volkl Оnе и его Volkl Two, а также высокая платформа креплений осложняет закантовку, и на крутых жестких участках мы просто начинаем соскальзывать.




Катание по крутым кулуарам Бордони называет «steeps», и для таких условий идеальное снаряжение следующее: лыжи с талией 90 — 100 максимум, в рост, достаточно жесткие и, конечно, с хорошими кантами; крепления — пиновые, в них гораздо меньше расстояние от снега до подошвы ботинка; палки обычной длины.

После траверса к хижине мы подходим к началу маршрута. Первые десять метров спускаемся без лыж, хотя на них было бы сподручнее. Дальше две веревки спуска, и мы прибываем к крутому кулуару, раскатанному в бугры! Вот оно, шамонийское катание! Даже сложные маршруты, требующие применения альпинистского снаряжения, не гарантируют целины.

Джулиано и Бруно обсуждают варианты над кулуаром Космик
Джулиано и Бруно обсуждают варианты над кулуаром Космик


При начале спуска я сразу отмечаю особенную технику катания, которую Джулиано начинает использовать на «стипсах» — он не выпрыгивает вверх между поворотами, а подтягивает пятки лыж к себе, и из-за этого его движения очень мягкие и аккуратные, на полном контроле. Также важна работа палками, временами он делает даже несколько уколов, пробуя палкой снег перед поворотами. Но главное, отмечает он, не снаряжение и не техника, главное в голове. Для такого катания нужны очень хорошая психологическая подготовка и правильный настрой.

Бруно на леднике под кулуаром Космик
Бруно на леднике под кулуаром Космик


Как и планировались, к языку ледника де Боссон мы подъезжаем уже на закате. Огромные ледяные разломы вместо обычных холодных оттенков голубого приобретают нежно-розовый окрас. Андрей включает режим фотографа, при котором он совершенно не оценивает ни опасности, ни времени, а только красоту возможного кадра, и уговаривает Бордони сделать несколько кадров в тех местах, которые нашему гиду явно не нравятся. А дальше было непонятное поле без единого следа, освещенное косыми лучами заходящего солнца. Но мы так и не знаем причину его нераскатанности, так как с середины свернули обратно в сторону накатанного траверса.




Вечерело и смеркалось. Наши проводники явно начинали волноваться. Андрей уже убрал камеру, и мы просто ехали вниз, как подкатили к неприятной ледяной ступеньке. Надо было спрыгнуть метра полтора, не больше, но стартовая зона представляла собой полуметровое по ширине ребро льда, выдающееся вперед — надо сначала проскользить боковым соскальзыванием по нему и потом спрыгнуть именно вправо, а влево падать категорически не рекомендуется! И на приземлении нужно остановиться сразу. По вкрученным бурам и яркой шмотявочке было понятно, что наши предшественники по крайней мере подстраховывались в этом месте, но Джулиано с Бруно (то ли в силу нехватки времени, то ли из-за уверенности в наших силах) решили преодолеть препятствие сходу, что, на мой взгляд, было единственным спорным моментом за два дня.




Пассаж мы проскочили успешно и через час уже были на вечеринке Black Crows, проходящей в культовом кафе Elevation. Наш герой является прорайдером этого бренда, и находиться тут — его прямая обязанность. Хотя сотрудничество ограничивается только выдачей снаряжения — примерно пять пар в год, а бюджета не предусмотрено. Кружка пива — и Джулиано уходит от сложной финансовой темы к восторженным рассказам о своих приятелях Александре Питтане и Франсуа Режисе Тевенэ, гидах Шамони.

«Алекс и Франсуа показались бы ничем не примечательными, но с первого взгляда на них становится ясно: они — надежные. От них веет чем-то хорошим, правильным, из-за чего хочется находиться рядом с ними. Интересно, кем бы они были, если родились, например, в Милане, и над их головой возвышались бы сталь и бетон большого города, а не красноватый гранит массива Монблан. Я не знаю, несколько окружение может повлиять на человека, как делает из него то, чем он является. Но одно могу сказать наверняка: характер человека — это сам человек. В силе характера и заключается сила человека».




На следующее утро мы встречаемся в том же месте и Джулиано выглядит невыспавшимся. Вообще, ему не хватает времени, ведь как частный гид он должен не только работать на маршрутах, но и заниматься организацией процесса. Хотя вчера он не выспался по другой причине — после Elevation вечеринка переместилась в другой бар, и там гуляли до часа ночи. «Я хотел уйти раньше, но Бруно Компанэ сказал, что уволит меня. Шутка, конечно, но я задержался».

Сегодня собираемся на маршрут в соседнюю долину реки Берар. Нам надо подняться на верх Флежера, а для этого как обычно придется отстоять две очереди — в кассу и на подъемник. Во время ожидания расспрашиваю о вторых спонсорах Бордони — одежде Norrona.

«Мое сотрудничество с Norrona продолжается уже несколько лет. Эта одежда полностью соответствует моему образу и стилю: я яркий человек и хочу, чтобы моя одежда тоже была яркой! Когда я учился в школе гидов, сшил себе розовые штаны с синим карманом, и учителя укоряли меня, мол, ты же должен быть серьезен. Потом я увидел продукцию Norrona и понял, что хочу кататься в ней! Первый год местный магазин предоставил мне одежду, а на второй год меня уже взяли в команду. Но у меня до сих пор нет бюджета на поездки и съемки, потому что они помогают только норвежским райдерам. В этом году вообще весь бюджет ушел на фристайлистов».




Разговор перетекает на обычную для райдеров тему о летнем досуге, и ответ достаточно стандартен. Джулиано любит велосипед (эндуро), немного занимается скалолазанием, но больше всего гуляет по ледникам с клиентами. В его регионе находится самый восточный альпийский четырехтысячник — Бернина, так что мест хватает. Но он еще и работает, причем на весьма оригинальной должности — мясником! У семьи фамильный бизнес и небольшая мясная лавка. В прошлом году его отец серьезно травмировался, и Джулиано был вынужден на все лето заменить его в магазине. Приходилось делать всё: и резать свиней, и общаться с клиентами. Но ему очень понравилось, магазин оказался в прибыли, а Бордони поверил в свои способности к нормальной работе.

Он понимает, что однажды придется сделать выбор. Профессия горного гида не в состоянии прокормить семью, работа есть только пару месяцев летом и столько же зимой. А что если год малоснежный и лето дождливое? Или травма… Поэтому вполне возможно, что через несколько лет он оставит горы и сменит свою основную деятельность. «Но пока я не представляю, чтобы в паудер дэй я бы остался в лавке!»

«Иногда случайно, иногда специально вы оказываетесь где-то и понимаете, что там вы и должны находиться. Лично для меня такое место — горы. Это не поддается объяснению. Я не пытаюсь изображать из себя героя, экстремала, спортсмена. Просто в горах мне хорошо, и все. Здесь приходят ответы на вопросы, которые меня мучают. Бывает, я долго не могу найти выход из ситуации, потом приезжаю в горы, и ответ становится совершенно очевиден. Мне кажется, что я всю свою жизнь провел в горах. Это целый мир, Вселенная, здесь свои законы. Я чувствую только запах пота, слышу свое дыхание, и противлюсь желанию снизить нагрузку на ноги. Я борюсь только с собой. При этом я вижу красоту вокруг. Я смотрю на снежные вершины, долины, озера, деревья, и хочу впитать их в себя. Чувствую невероятную легкость. Чувствую себя частью этого величия. Меня неудержимо тянет в горы».




Мы добираемся до верха подъемника, теперь надо на ски-туре забраться на кол де Крошус. Место популярное, народу много, очередь на тропу. А еще очень жарко, и подъем дается тяжело. Обычно люди идут небольшими группами — каждая с гидом, причем гид следит только за своими, никогда не замечая остальных. Это норма Альп, и в целом коммерческого восхождения, моральные аспекты такого поведения неоднократно обсуждались в связи с восхождениями на Эверест. И меня удивляет поведение Джулиано, который всегда обращает внимание на всех, кого он обгоняет, давая советы и помогая окружающим! Очень приятно наблюдать человеческое отношение к «чужим» клиентам, заботу и внимание независимо от зарплаты. Одному поправил камус, другую научил правильно держать ледоруб, третьему объяснил про кик-тёрн… Ну и конечно, фотографировался со всеми симпатичными попутчицами!

Поднявшись на перевал, начинаем траверсировать вправо по ходу, но в отличие от большинства, мы движемся не в сторону кол де Берар, а начинаем подниматься на отрог дю Бельведер. Становится совсем жарко. На передышках расспрашиваю на очень актуальную для меня тему обучения на гида.

«Сейчас я сертифицированный международный гид UIAGM. Мне потребовалось 4 года, чтобы пройти все обучение. Первый год — основное обучение, после которого надо сдать экзамен на ассистента гида. Потом два года стажировки с некоторыми ограничениями, в конце экзамен. И еще год уходит на получение международного сертификата.

Мне повезло, значительную часть от стоимости обучения выплачивало министерство туризма области Ломбардия. Так и сейчас. Надо пройти предварительный отбор, который устраивается для всех кандидатов, и в случае зачисления на обучение, часть оплаты автоматически компенсируется. Но меня временами удивляет уровень кандидатов! Зачастую они недостаточно подготовлены. Например, сорокалетний человек с небольшим опытом потратит лет десять на обучение до нужного уровня, и сколько после этого остается работать? Пять лет? Я бы сделал отбор жестче, ведь достаточно представить, что этому человеку я готов поручить свою маму или ребенка…»





Но Джулиано не останавливается на достигнутом, хотя со степенью гида UIAGМ мог бы спокойно работать всю жизнь. Сейчас он мечтает о том, чтобы пройти обучение на инструктора по горным лыжам. У него есть швейцарский диплом, но итальянские стандарты гораздо выше. На мой удивленный вопрос о целях, он объяснил, что для клиентов было бы намного лучше, если бы он мог не только провезти по маршруту, но и скорректировать технику и помочь советом.

«Все горные гиды хотят играть роль первой леди. Все они эгоцентричны, все пытаются показать, кто самый лучший. Наверно, я и сам такой, но мне хотелось бы верть в обратное!»

И действительно, Бордони совсем не свойственны самолюбование и заносчивость. Хорошим признаком этого является частота упоминания в речи местоимения «я» и других имен. И Джулиано искренне восхищается своими друзьями, любит рассказывать про них.

«Уильям Блейк когда-то написал, что лучше убить ребёнка в колыбели, чем всю жизнь лелеять несбыточные мечты. Здесь, под куполом Glacier White, никто не лелеет несбыточных мечтаний. Я осознаю это совершенно отчетливо, когда, восхищенный, смотрю на решительные и вместе с тем элегантные изгибы гор, а рядом со мной находятся мои друзья. Я там, где мои мечты сбываются, с людьми, которые являются для меня недостижимым образцом для подражания. Кода они называют меня своим другом, меня наполняет чувство наивысшей радости, которое называется счастьем»




Но все хорошее заканчивается, и наш второй подъем тоже. Спуск предстоит по крутому кулуару, который идет в сторону ледника Морт. После первых ста метров есть большое выполаживание, от которого два варианта. Первый — узкий и крутой — укатан в лед, а вот от второго Джулиано разглядывает девственно чистое поле! Непостижимо, как оно сохранилось нетронутым, только с одним старым полузаметенным следом. Несколько паудерных дуг служат нам наградой за тяжелый подъем.

Дальше выезд по долине к Ле Буэ, пиво с лимонадом в баре и автобус до Аржентьера. В ожидании поезда взгляд Бордони падает на ледопад, и он начинает с упоением рассказывать о своей второй страсти — ледолазании. И в этой области наш герой не менее успешен. По его словам, он родился ледолазом, много и часто лазает в разных странах, в том числе и в Норвегии. Интересно, что индивидуальная техника проявляется в разных видах спорта одинаково. Так Бруно — агрессивен как в катании, так и в ледолазании, а Джулиано обладает мягким стилем и плавными, аккуратными движениями в обоих видах.




Приехав на вокзал Шамони, мы не спешим расставаться, греемся в лучах заходящего солнца и продолжаем болтать. Но время бежит, и вот мы расходимся в разные стороны — с надеждой на новые встречи в горах.

Теги: фрирайд, горнолыжный спорт в Альпах, Горные лыжи в Шамони, горные лыжи на Монблане
Автор: www.riders2riders.ru/; фото: Андрей Британишский (www.andreybritanishskiy.com), перевод с итальянского Аннf Малева
Просмотров: 2575
Опубликовано 2014-10-19 в спортивный туризм

comments powered by Disqus