Денис Провалов: с небес под землю

Самый известный спелеолог России Денис Провалов, единственный из восходителей на Эверест, побывавший при этом на глубине более двух тысяч метров, рассказал редакции журнала «Горы», почему, выбирая между спелеологией и альпинизмом, он в итоге отдает предпочтение лыжам и что такое рабочий день на восьми тысячах метров.


Денис Провалов
Денис Провалов


Чем ты сейчас занимаешься, чем живешь?

Все говорят: Провалов как-то неожиданно стал ходить в горы. А на самом деле я вернулся к себе самому: я же в спелеологию попал, когда искал секцию альпинизма. Увидел веревки, карабины, спросил: «Здесь в горы ходят?» —Мне сказали: «Здесь, заходи, заходи, парень».
Я прочитал, как мне кажется, все книжки об альпиниз­ме, которые издавались в Советском Союзе. Мнеэта тема всегда была близка. Да, спелеология отнимала много времени и сил, но в последнее время я в ущерб спелеологии оказываюсь в горах.
И я получаю от этого огромное удовольствие. И от спелеологических экспедиций, и от восхождений в горы.
Все пещеры глубокие находятся в горах, и мы все равно выезжаем в горы. Я уверен, что многие мои друзья не ездили бы в пещеры, если бы они находились не в горах. Потому что здесь очень тонкое переплете­ние всего-всего. Все очень-очень похоже.


Много ли спелеологов в России и в мире?

Нет, не много. Во Франции, пожалуй, больше всего людей состоит в федерации —около 10 000 членов, федерация большая, мощная, богатая. Чуть меньше в Испании, Италии: они выпускают кучу литерату­ры, проводят семинары.
Нас в России очень мало, но как ни странно, реальных бойцов в России и в Европе примерно одинаково.

Наверное, так же как в альпинизме: в Европе народу вроде много, а бойцов мало и мы всех знаем. Средний русский уровень выше, чем в Европе. При этом в России мало кто по-настоящему понимает, что такое спелеология, насколько это спортивная и при этом наукоемкая дисциплина.


А как приходят в спелеологию? Так же, как в альпинизм? Через вузы?

Да, такой же заход, как и в альпинизме, у нас это называется спелеошколы: выезды в Крым, на Урал.

А каких людей привлекает спелеология?

Очень разных. Вот в альпинизме все-таки больше спорта, нужно пройти, пробежать, подтянуться. А про спелеологию говорят, что это тесное переплетение науки и спорта. Все-таки научная составляющая очень сильна. Пещеры —это всегда открытия, это составление карт, топография, съемка.
Если ты не вынес карту пещеры на поверхность - ты можешь рассказывать всё, что угодно, какое ты открытие совершил, но если карты нет, никто тебе не поверит —такая этика.
Спелеология - это ведь постоянные географические открытия. Например, самая глубокая пещера 10 лет назад была во Франции, у французов был рекорд мира по глубине погружения в пещеру. А теперь рекорд переместился на Кавказ, в пещеру Воронью (-2196 м).

Денис Провалов - многолетний лидер российской спелеологии
Денис Провалов - многолетний лидер российской спелеологии


А есть шансы найти еще что-то новое под землей? Новые формы жизни? Следы доисторического человека? Наскальную живопись?

Обязательно! Открытия биоспелеологов в разы интереснее и значимее для науки, чем просто новая глубина пещеры. Вот в Вороньей было открыто четыре новых вида беспозвоночных, так интернет просто взорвался. То есть спелеологиче­ ское открытие никого не интересует, а вот биоспе­леология - это да (смеется).

Какие качества нужны для занятий спелеологией?

Да все то же самое, что и в альпинизме: умение работать в команде, интеллект, технические навыки, смелость. Современная спелеология ведь очень спортивная. Раньше, кстати, я мог приехать из экспедиции, две недели потренироваться и выиграть соревнования. А теперь это абсолютно невозможно: есть люди, которые не ездят ни в какие экспедиции, не лазают в пещеры, но они проводят шесть тренировок в неделю в зале и выигрывают всё и везде.
Мы, кстати, как-то с Один­цовым участвовали в соревнованиях в двойках в Выборге. Он говорит: «Я думал, сейчас мы тут разнесем всех в пух и прах», а нас просто «сделали» как детей. В общем, как спортивное скалолазание выделилось из альпинизма, так и зальная спелео­логия отделяется от пещер.

Ну так же, как в скайраннинге (интервью проходило во время фестиваля Red Fox Elbrus Race —Прим. ред.).
Я услышал, как Виталий Шкель комментировал забеги на Эльбрус: «Ну, сейчас скорости не как в 2009 году. Раньше выигрывали альпинисты, теперь же им не угнаться за бегунами». Т. е. сменилась основа в спорте.

В самой глубокой пещере мира - Крубера-Воронья
В самой глубокой пещере мира - Крубера-Воронья


А почему ты участвуешь в забеге на Эльбрус?

Наверное, есть некая недореализация в спорте. Я занимался боксом очень серьезно на юношеском уровне, мне нравилось соревноваться. Выйдя же на взрослый уровень, в какой-то момент стал про­игрывать: раз поражение, два поражение. Я про­играл несколько турниров. И ушел в спелеологию, которая мне очень нравилась, но мне в ней всегда не хватало спортивного ощущения борьбы и соревнований. Сейчас в лыжах, в скайраннинге я пытаюсь этот недостаток восполнить.
Кстати, это моя проблема: я хочу все и одновременно. Вчера я поднимался на гору с клиентами, завтра забег, потом я обязательно хочу с женой съездить на водопады.

Ты понимаешь, что ты уникален в этом? Что твоя личная скорость значительно выше среднестати­стических 60 км/час?

(Улыбается.) Раньше так и было. А сейчас мне не хватает уже энергии, в первую очередь творческой. Я перестал писать, я перестал вести дневники. Ленюсь.

А что для тебя значит твоя семья?

Всё (улыбается). Мы с Женей с юности, почти с самого детства вместе. Она меня всегда поддерживает, но сейчас мы ругаемся с ней из-за воспитания детей. Это буквально недавно началось: они взрослые уже, Женя мне говорит, что я строг с ними, а я не строг. Она все время переживает за них. Девица у меня — серьезная уже скалолазка, а сын больше творче­ский, стихи пишет.

Давай про Эверест.

Давай. Для меня это была мечта. И я очень надеюсь, что я там не последний раз. Теперь я хочу, наверное, в более спортивном режиме пройти. Очень уж красивая гора, уникальная, и маршрут красивый, логичный.

Группа Дениса Провалова на спуске с Эвереста
Группа Дениса Провалова на спуске с Эвереста


Что ты чувствовал во время экспедиции?

Я прислушивался к себе и мониторил, что происходит. Я понимал, что я должен не заболеть, я же отвечаю за людей. В базовом лагере Саня Абрамов сказал: «Не моемся неделю, чтобы не заболеть». Я послушался (улыбается). У Абрамова есть вот эта черта лидерская, она, конечно, не только в этом выражается (улыбается), она во всем: он знает, что делает, ты к нему прислушиваешься. У Одинцова, кстати, такой же талант: объяснить, что и как нужно делать. А на высоте —просто работа. Семь, восемь тысяч —тя­желая, но выносимая работа. Болела голова, ночью просыпаешься от того, что задыхаешься. И моральная ответственность, конечно: «я не должен заболеть, я не должен подвести».
Кстати, все люди, которые шли со мной (кроме одного, но это был приказ руководителя экспедиции), —все поднялись на гору.

Я последний уходил с вершины. Нужно было всех отправить вниз. Люди очень по-разному вели себя на вершине. Кто-то на морально-волевых подни мался, кто-то на физухе хорошей. Кстати, некото рые думают, что его затащат. Но гора быстро ставит всех на место.

Мир красивый сверху?

Просто чума.
(После паузы.) Я думаю, что Мелори не мог пролезть этот маршрут. Там нужно лезть. Внизу это не проблема, а на этой высоте, с тем кислородным оборудованием, что у них было... Если бы они шли сами, без кислорода, у них было бы больше шансов. А так баллон закончился —и всё, человек выключа­ется. В спелеологии все-таки можно взять объемом труда, а альпинизм —искусство. Если ты не лезешь —ты не лезешь.

Что ты думаешь делать дальше?

Я хочу выиграть чемпионат мира по лыжным гонкам среди ветеранов (улыбается). Но это та еще задачка — возрастная группа 45-50 одна из самых сильных. Хочу сходить еще несколько восьмитысячников. И конечно, хочу найти проход дальше в пещере Воронья. Мы где-то его потеряли.

Теги: Денис Провалов, Эверест, Крубера-Воронья
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам публикации в журнале "Горы" №8 за 2014 год
Просмотров: 4495
Опубликовано 2014-10-10 в , спелеология

comments powered by Disqus