Мысли по поводу терроризма и альпинизма.





Летом 2013 года в Диамирском ущелье проводились несколько экспедиций, ставившие своей целью восхождение на вершину Нанга-Парбат.


В один из дней, когда основная часть восходителей была на маршруте, произошло убийство нескольких альпинистов.
В их числе был ИгорьСвергун и Эрнестас Марксайтис, мои хорошие знакомые. Эта трагедия произвела на меня глубокое впечатление, ужаснула. При том, что буквально полтора года назад участвовал схожем проекте.

Собрав некоторую информацию, я решил поделиться ею.
Прошу принять к сведению, что документальных подтверждений или конкретных имен представлять не могу и не хочу.


  1. В начале экспедиции словацкий участник Петр Шперка выдал кому-то из пакистанцев в ущелье Диамир 10000 долларов в поддержку новой школы.
  2. Свидетель этому был Эрнестас.
  3. Для убийства террористы выбрали момент, когда Петр и Эрнест были в Базе.
  4. Для совершения теракта было выбрано время, когда большинство других альпинистов находились вне Базового Лагеря, на маршруте.
  5. Обычно исламские террористыставят своей целью убийство как можно большего количества «неверных», здесь произошло наоборот.
  6. Убийцы тщательно скрывали свои лица.
  7. Убийцы прекрасно знали дорогу в Базу и обратно.
  8. Был убиты двое Пакистанцев – довольно выборочно. Остальных не тронули.
  9. Никто из местных не рассказал о каких-то «чужаках».
  10. Утром прибывшие военные патрули, сновавшие в вертолетах по-над горами, и заблокировавшие ущелье в нижней части, не обнаружили ни одной передвигавшейся группировки людей.
  11. Через несколько дней полицейские, расследовавшие «по горячим следам», преступление, были убиты.


Что следует из этих фактов? Можно надумать.

В течение последнего десятка лет я наблюдаю, как общественные организации (а так же отдельные личности) Европы и России, реально или изначально связанные с альпинизмом, финансируют культурные проекты в государствах, расположенных у высочайших вершин мира – в Пакистане и Непале.

Такая деятельность вызывает мое недоумение по нескольким причинам:


  • В Европе (в том числе и в России) хватает своих проблем.
  • Финансирование направлено очень избирательно, базируется прежде всего на эмоциях.
  • В результате проведение альпинистских проектов в горных районах становится затруднительным.


Яркий пример тому – мой друг Симоне Моро (Simone Moro). Это он открыл новую школу для детей в ущелье Кхумбу в деревне Портзе.

Это он раскручивал коммерческую работу вертолетов в Непале.

Симоне Моро (Simone Moro) за штурвалом спасательного вертолета. Фото из архива Симоне Моро
Симоне Моро (Simone Moro) за штурвалом спасательного вертолета. Фото из архива Симоне Моро


В экспедициях итальянца всегда находится работа для местных ребят. А весной 2013 года он «отгреб»проблем от шерпов.
Таких «милых кротких», которых я знаю по десятку конфликтов, в которых они были зачинщиками.

Симоне Моро в лагере 2 на Эвересте во время конфликта с шерпами. Фото MIchael Chambers
Симоне Моро в лагере 2 на Эвересте во время конфликта с шерпами. Фото MIchael Chambers



Симоне Моро организовал Школу Альпинизма в Пакистане. Он пытается помогать Министерству Туризма Пакистана.
Именно зимой, когда местным не хватает работы, Симоне организовал несколько экспедиций – со значительными вливаниями в местный бюджет…

Что это принесет в дальнейшем? События лета 2013 года под Нанга-Парбат дают основание предполагать, что ничего хорошего.

по материалам http://urubko.blogspot.com/

Автор:
Просмотров: 2388
Опубликовано 2013-08-23 в альпинизм