У Мика Фаулера, одного из самых известных альпинистов мира диагностировали рак

Мик Фаулер (Mick Fowler). Фото Desnivel
Мик Фаулер (Mick Fowler). Фото Desnivel


60-летний британский альпинист Мик Фаулер (Mick Fowler) будучи президентом Британского Альпийского клуба (Alpine Club UK) c 2011 по 2013 годы не смотря на свои годы продолжает не просто быть альпинистом, но и умудряется оставаться на "гребне волны", успешно "соперничая" с более молодыми и сильными альпинистами со всего мира.

Так, за последние несколько лет Мик более всех других, трижды (!) завоёвывал самую престижную в альпинистском мире награду - премию Золотой Ледоруб (Piolets d’Or):


Но и это еще не все, у Мика снова есть шанс выиграть свой четвертый Золотой Ледоруб, ведь в октябре 2015 года Пол и Мик совершили первовосхождение на вершину горы Гэйв Динг (Gave Ding) в Непале. Их маршрут прошел по Северной стене, спуск по западному гребню и северному контрфорсу.

Подробней о этом прохождении читайте в нашей статье: ПОЛ РАМСДЕН И МИК ФАУЛЕР СОВЕРШИЛИ ПЕРВОЕ В ИСТОРИИ ВОСХОЖДЕНИЕ НА ГОРУ ГЭЙВ ДИНГ В НЕПАЛЕ

В 2016 году Мик и Виктор Сандерс (Victor Saunders) совершили перевопрохождение нового маршрута по северному контрфорсу горы Серсанк (Sersank, 6100м) в Индийских Гималаях.

Подробней о этом прохождении читайте в нашей статье: ПЕРВОПРОХОЖДЕНИЕ БРИТАНСКИХ АЛЬПИНИСТОВ В ИНДИЙСКИХ ГИМАЛАЯХ НА ВЕРШИНУ СЕРСАНК

Безусловно, это лишь некоторые из наиболее известных экспедиций Мика, тем более что в его планах еще так много новых маршрутов.


Далее о своей борьбе с раком пишет сам Мик:


Я спрашиваю себя, почему я пишу об этом? На это есть несколько причин

Во-первых меня продолжают спрашивать как я и Виктор Сандерс провели время в Гималаях в этом году
Во-вторых, я хотел бы успокоить всех тех, кто переживает, спрашивая не убьет ли меня рак, я отвечу - нет
И в-третьих, я надеюсь, что будет полезно поделиться опытом, который пришел ко мне совершенно неожиданно, но уже подстегнул двух моих друзей пройти тест на рак.

Впервые услышав слова моего доктора о раке, я подумал "Всё кончено....", не жизнь конечно, а экспедиция в Гималаи , к которой мы с Виктором готовились 13 долгих месяцев, планируя и организовывая логистику.
После окончательного подтверждения диагноза, неопределенность результатов тестов окончательно испарилась, но, странным образом, этот итоговый результат был облегчением.

А ведь все началось так безобидно. Я заметил один-два раза необычный цвет кала и отметил также небольшую потерю веса; однако это все по прежнему укладывалось в обычный жизненный цикл. Все было обычно, ведь я занимался организацией экспедиции и тренировался, увеличивая нагрузки. Мои физические показатели улучшались, и я чувствовал себя гораздо более здоровее чем раньше.

Но первой тревогу забила Ники, моя жена, именно она уговорила сходить на обследование к врачу. Я лишь отметил невзначай о этих странных симптомах, но не сколько не говорил что они меня беспокоят.
Мне стыдно признаться, но основной причиной, по которой я сам не хотел идти к врачу было то, что на медицинские тесты уйдет много ценного времени, которое я бы хотел потратить на подготовку к экспедиции.

Я с нетерпением ждал начала экспедиции. Вероятно в тестах не было ничего серьезного, и несколько недель не сделали бы погоды в подготовке к поезде.
Когда мы вернемся, всё станет гораздо более понятней. Ведь причины для отказа можно придумать всегда.

10 дней проведенных с полуметровыми трубками в моем теле, по которым проходила химиотерапия в вену у сердца весьма запоминающееся время.

Я уже было начал извиняться за отнятое у доктора время, "Я не заметил ничего необычного за минувшие пару недель" - заверял я его. Но доктор не поддавался на мои уговоры. Последовала колоноскопия.
"Сколько времени займет тест?" - спрашивал я. Ведь время отъезда приближалось с каждым днем, и меня всё больше терзали смутные сомнения.
Но на самом деле тесты прошли быстро.

10 дней проведенных с полуметровыми трубками в моем теле, по которым проходила химиотерапия в вену у сердца весьма запоминающееся время. Фото Mick Fowler
10 дней проведенных с полуметровыми трубками в моем теле, по которым проходила химиотерапия в вену у сердца весьма запоминающееся время. Фото Mick Fowler


Тесты показали кристально чистый толстый кишечник. Миловидная леди проводила осмотр с 20-кратным увеличением с помощью выносной видеокамеры, она была довольно болтливой. "Я наверное провела десяток тысяч подобных процедур" - говорила она. И затем, когда камера уже отходила назад, она остановилась прямо на анальном сфинктере.
"Хм, есть одна проблема" - сказала доктор. Я глянул на экран. Но для меня изображение ничего не значило, хотя подсознательно я понимал что что-то было не в порядке. Доктор сказала что ей надо проконсультироваться. Представляете? Доктор, которая провела 11000 подобных тестов нуждалась в сторонней консультации!
Для меня это было плохим знаком.
А затем была сделана биопсия.

Мне нужно пробыть в больнице несколько дней!
*****! Должен ли я предупредить Виктора о внезапной заминке в экспедиции? Моих спонсоров и всех других, кто участвует в нашей поездке?
Я решил ничего не говорить. В чем смысл волновать людей, когда толком ничего еще неизвестно.

К тому времени, когда я с Ники пришел за результатами биопсии, я боялся худшего, но все же надеялся, что смогу как-нибудь поехать в Гималаи.

«У вас рак» - приговор был одновременно и шоком, и облегчением. По крайней мере неопределенность закончилась. Больше нечего делать, кроме как отложить поездку. Но что будет дальше?

Я понятия не имел, чего ожидать.
Для меня рак как диагноз представляется что больные едва могут самостоятельно двигаться, облысевшие от химиотерапии и ежащие под капельницами. Я же чувствовал себя отлично, но врачи при этом сказали мне, что я очень болен.
Но они также сказали, что если начать лечение немедленно и все пойдет по плану, то уже через 6 недель раковые клетки будут уничтожены; хотя после процедур я буду чувствовать себя значительно хуже (после лучевой и химиотерапии).
Это все для меня было очень странно.

И вот, спустя пару месяцев чудесный и заботливый персонал больницы Weston Park в Шеффилде сделал свое дело. Лечение осталось позади, прогноз утешительный.
Так что и Виктор и я продолжаем работать над нашей Гималайской экспедицией на 2018 год!


Итак, если оглянуться на все это, что я почерпнул?
Помимо ужасной процедуры и принятия рака, реакция тех, кто следит за моими достижениями представляла для меня большой интерес.
Все без исключения оказались такими же профанами в этом деле как и я, и мне конечно же хотелось узнать больше.
Типичные комментарии сводились к следующему: "Вы последний человек, от которого я бы ожидал услышать про диагноз рак", "Как Вы узнали о раке?", "Какие были симптомы?"

Сперва разговор о таких подробностях проходит туговато, но в итоге, оказывается что никто из тех, кто меня спрашивал о раке не обращали внимания на свои фекалии, и они не знали бы на что обращать внимание в этом случае.
Выслушав же мой опыт, по меньшей мере два моих знакомых уже сдали анализы на рак.

Теперь я постепенно возвращаюсь к тренировкам, бегаю, хожу в горы и организовываю нашу отложенную экспедицию.

Для всех кто меня читает, я бы хотел подчеркнуть важность внимания за своим телом и то, что из него выходит.
Сразу-же обратитесь к врачу, если заметите что то странное.
И ничто, даже Гималайская экспедиция не является причиной для задержки диагностики у врача!

Mick Fowler на маршруте “Prow of Shiva”, Индийские Гималаи, пик Shiva 6.142м. Фото Mick Fowler
Mick Fowler на маршруте “Prow of Shiva”, Индийские Гималаи, пик Shiva 6.142м. Фото Mick Fowler



Теги: Мик Фаулер, Mick Fowler, альпинизм
Автор: www.berghaus.com
Просмотров: 438
Опубликовано 2017-12-06 в альпинизм

comments powered by Disqus