Гора-людоед Огре: драматическая история первого восхождения

The Ogre
The Ogre


В конце 2017 года легендарный британский альпинист и член Правления Международного союза альпинистских ассоциаций (UIAA) Даг Скотт (Doug Scott) издал книгу-биографию под названием "The Ogre", в которой описывается драматическая история первого восхождения на одноименную пакистанскую гору в 1977 году.

От Редакции:

История альпинистских восхождений на вершину пакистанской горы Огре (Ogre), которую еще называют Байнта Брак (Baintha Brakk) весьма коротка.
Эта гора, высотой 7285 метров, чье имя буквально означает "людоед" (это имя пришло к нам из кельтской мифологии, в которой им называли великанов-людоедов) расположена в центральном Каракоруме в районе Pammah Muztagh, рядом с гораздо более знаменитой вершиной Латок.

До сегодняшнего дня вершина Огре, не смотря на попытки более чем 20 различных экспедиций, была пройдена лишь 3 раза.

Подробней о истории восхождений на эту вершину читайте в статье: НЕМЕЗИДА ГОРЫ-ЛЮДОЕДА ОГРЕ


Первое восхождение на вершину было совершено в 1977 году альпинистами Кристианом Бонингтоном (Christian Bonington) и Дагом Скоттом (Doug Scott) - звездами мирового альпинизма, которым в 2015 и 2011 году соответственно, на церемонии "Золотой Ледоруб" вручили приз "За достижения в течении жизни".
Шестидневный спуск с вершины стал настоящей эпопеей. С помощью Мо Энтони (Mo Anthoine) и Клива Роуланда (Clive Rowland), сквозь снежную бурю, с Дагом Скоттом, который не мог идти так как сломал ноги на спуске не далеко от вершины и полз всю дорогу. Бонингтон тоже сорвался и сломал два ребра.
За время спуска у альпинистов закончилась еда. Когда же они наконец достигли базового лагеря голодными и изнурёнными, то обнаружили, что их друзья сочли их погибшими и покинули лагерь.

Сейчас, принимая во внимание недавно открытые дневники экспедиции, аудиозаписи и кадры документального фильма, спустя 40 лет после первого восхождения Даг Скот приоткрывает занавес над этой удивительной историей.

Вершина горы Огре (Ogre), 7285 метров, которую еще называют Байнта Брак (Baintha Brakk)
Вершина горы Огре (Ogre), 7285 метров, которую еще называют Байнта Брак (Baintha Brakk)


Говоря о издании книги, Даг Скотт сказал : «Огре - самая сложная гора в мире для восхождений, и когда мы с Крисом оказались в трудном положении на спуске, восьмидневный путь в базовый лагерь стал возможен только благодаря самоотверженной поддержке Мо Энтони и Клива Роуланда. Теперь, отмечая 40-летние с момента первого восхождения, Огре рассказывает эту историю».

Впоследствии, после нескольких поездок в Пакистан, сопровождающиеся спасательными работами на горе, гибель одного из портеров в горной реке на треккинге к Огре и крайне высокая смертность детей в Асколе, последней деревне на треккинговом пути к восьмитысячнику К2 и Огре побудили Дага сделать для местных жителей хоть что-либо полезное.
Так, одним из преимуществ экспедиции к Огре было то, что она разрекламировала личность Дага Скотта, позволив ему более эффективно собрать средства для ряда проектов в Асколе, в том числе и по обеспечению местных жителей питьевой водой, что позволило снизить детскую смертность.

Успех проекта в Асколе дал большой толчок Дагу и для его проектов в Непале, где он совершал большую часть своих восхождений, что в итоге перешло в создание и развитие сообщества Community Action Nepal, одного из проектов UIAA.
В настоящее время Даг курирует около 50 различных горных проектов, поэтому не преувеличением будет сказать что тот, первый драматический опыт на Огре стал родоначальником долгосрочных положительных проектов.


Ниже мы приводим выдержки из книги The Ogre


Эпичный спуск

Жуткий холодный ветер дул на горе, когда я начал спуск с вершины, переходя по гребню из гранулированного снега, чтобы установить станцию вокруг скального валуна для первого дюльфера.
Спеша, в быстро надвигающихся сумерках, я заставлял продрогшее и отдающее болью тело спускаться по обледенелым веревкам серией рывков и прыжков, стараясь держаться левее, поближе к трещине, которую я заметил часа за три до этого. Веревки хватило как раз до начала трещины, где я пытался забить пару крючьев в более-менее подходящем месте, для чего привстал на ноги, опираясь на скалу. Не глядя на опору, я подошел к льду, образованному от подтаявшего на солнце днем снега.
В этот момент я потерял контроль над равновесием.

Мои ноги скользнули по льду, в пустоту... я падал, ударяясь по скале, валясь всё быстрее и быстрее, пытаясь хоть как то восстановить контроль над телом и задержать падение, но все что мне оставалось это хвататься за концы веревки, кружась и мотыляясь во все стороны. Мне удалось повернуться и уйти от опасных скальных выступов, под моими ботинками рельеф менялся молниеносно: скалы, камни, трещины, всё проносилось перед глазами, не останавливаясь, меняя картинку как в калейдоскопе.

Шлепок развернул мои ноги и руки в разные стороны, огласив скалы грохотом снаряжения. Вниз улетели мои очки и ледоруб. Я повис на веревке, качаясь на ней вверх-вниз, ощущая как заныла от удара каждая кость тела. Барабанная дробь стучания крови в висках стихла до тонкого звука... и внезапно всё стихло, словно время остановилось.
К счастью, я всё еще был в сознании, а на конце двойной веревки не было узла. Я остановил вращение вокруг оси, протянул руку вытянув пальцы, что бы оттолкнуться от скалы и достать до выступа на который можно было бы стать, ноя понял что с моей левой ногой что-то не в порядке. Резкая боль прошла по все ноге до паха.
Тогда я оттолкнулся от скалы правой ногой, но и она отдалась болью и треском в костях...

Южная стена Огре (Ogre) и Огре II (Ogre II)
Южная стена Огре (Ogre) и Огре II (Ogre II)


Мотыляя левой ногой и и дотянувшись руками, я в конце концов смог добраться до скального уступа, забить в скалу крюк и пристраховать себя.
Теперь мой вес держали веревки и я крикнул наверх, Крису, что бы он спускался ко мне.
Первоначальная моя реакция на ситуацию была вполне рациональной, понимая как много мне теперь предстоит сделать, но теперь, в ожидании Криса, я понял, как сильно я напортачил и что теперь мы вряд ли сможем этой ночью дойти до нашей снежной пещеры где остались спальники и еда.

Позже, находясь в этой пещере, Клив Роуланд писал: "В 20:00 я лежал в спальном мешке, на улице было уже практически темно. Энтони тогда сказал мне: Я выйду, гляну как там парни на скале". Он стоял у входа в пещеру, когда я услышал крик: "О Боже! Нет!"
- Он упал! - кричал мне Энтони.
- Как? Что? Кто упал? - крикнул в ответ я. На самом деле я не хотел знать ответ на этот вопрос, боясь наихудшего.

Выползя из пещеры, теперь мы вдвоём с Мо стояли на скале, смутно наблюдая во мраке ночи две фигуры, находящиеся метрах в 40 друг от друга.

- "Это Даг", ответил Мо,
- "Что он там делает?" - спросил я его
- "Он добрался до западного края уступа, с которого начинал спуск; но я не знаю что и когда произошло, он просто упал. Я не понимаю, ведь это должна была быть несложная прогулка" - ответил Мо.

Позже Мо вспоминал: "Он внезапно сорвался и я помню как в тот момент задрожали мои колени. Крис, спустившись, крикнул: О Боже, Нет! а затем была тишина.
Затем я услышал стоны и крики Криса, а затем его голос: Я думаю что он сломал ноги".
Я кричал, но не получил ответа. Думаю что они и без меня были весьма заняты...какая ужасная ночь, думал я пытаясь вообразить что чувствует Даг с поломанными ногами. Ничего не оставалось делать, как залезть обратно в пещеру, матерясь о аварии"


Крис спустился вниз, и, когда он появился над моей головой, я сказал ему, что по моему сломал обе ноги; он-же посоветовал мне не паниковать и не фантазировать на тем что я погиб...
"Мы спустим тебя чтобы не случилось" - сказал мне Крис.

Я поблагодарил его за поддержку и сказал, что конечно-же не намерен умирать. Он сбросил концы веревок вниз, поставил следующую станцию и исчез во мраке ночи.
Когда я увидел как исчез Крис, спускаясь по двойной веревке, у меня было больше времени на обдумывание ситуации и поиск новых путей к финишу.

Я никогда не сомневался в том, что спущусь с этой горы, тем более с такими людьми как Крис, Мо и Клайв, но вот как это сработает в деталях я себе не представлял. Я понимал что сейчас нахожусь в очень трудном положении, так что может быть, кажется странным, что я испытал чувство радости от всей этой этой неопределенности, которую сам же и создал.

Мн не терпелось продолжить спуск, не только потому что начинал замерзать, но еще и затем, что бы справиться с этой новой для меня ситуацией и попытаться разрешить её. Веревки были ослабленными и я проскальзывал по ним вдоль скалы, прижимаясь к ней спиной, что бы присоединиться к Крису на снежном выступе посередине скалы. Было большим облегчением понять, что, по крайней мере я могу спать.

Крис выдолбил большую часть длинного выступа в снегу до ледяной корки. А я допустил ошибку, наступив на этот лёд, что бы затем свалиться и корчиться в агонии.
Затем я стал на колени и помог Крису увеличить площадь уступа, работая ледорубами.
Мы провели очень холодную ночевку вдали от пещеры, защищёные от ветра лишь своей одеждой, плюс конечно кальсоны и носки!

После моей ночевки с Дугласом под вершиной Эвереста, этот бивак был самым холодным в моей жизни, в прочем для Криса тоже.
Мы сидели друг напротив друга всю ночь, иногда растирая друг другу пальцы ног, что бы не допустить переохлаждения.
У нас не было ни еды ни питья, мы могли лишь сосать снег.
Мне пришла в голову мысль, что если я уже сделал нечто глупое, как сейчас, то я не мог бы оказаться в более лучшей компании чем с Крисом; который помогает мне справиться с ситуацией; и я рассказал ему об этом.

Вид на Огре (Ogre)
Вид на Огре (Ogre)


Когда Вы физически истощены находясь на высоте в 7000 метров, на вертикальной скальной башне, вынуждающей Вашего напарника стать на выступ с двумя сломанными ногами, то эта задача может быть разрешена только в том случае, если всё, что нужно сделать, можно сделать лишь таким образом.
У Криса был такой опыт, и, поэтому, не смотря на нашу весьма плачевную ситуацию, работа с веревками Криса была такой, что я ни на секунду не чувствовал опасности свалиться с уступа.
Невероятно как он смог развить в себе умение спать в какой угодно ситуации: сейчас он проспал большую часть ночи, даже похрапывая время от времени и просыпаясь, чтобы втирать жизнь в мои замерзшие пальцы и ожидать взаимности от меня.

Это была долгая ночь в ожидании рассвета. Не было ветра, не было звуков, тишина и только пронзающий холод держал в страхе мое сознание, вынуждая тело непроизвольно дрожать и растирать руки и ноги.
Наконец, после долгих девяти часов ожидания, показалось что небо стало светлее.
Одним из преимуществ такого, совершенно незапланированного, бивака было то, что с первыми лучами солнца мы встали и начали двигаться: без надоедливой работы по упаковыванию спальников, которые всегда кажутся никак не влезут в чехол.

Doug Scott, 2010
Doug Scott, 2010


После еще нескольких дюльферов по обледеневшим веревкам мы попали на снежный участок и Крис пошел к Мо и Кливу, которые уже занимались приготовлением завтрака в пещере. В то время как к ним подошел Крис, они уже встретили его горячим напитком.

Было 6 часов утра, когда я забрался в пещеру, мои колени уткнулись в ступени, сделав с них практически сплошной снежный наст. В течение следующих двух часов Мо и Клив контролировали мое состояние.
Зная, что я буду отсыпаться весь день в пещере и чувствовать себя виноватым за то, что им не удастся подняться на вершину, я предлагал им выйти сейчас на восхождение, на что Мо сказал: "Ты, должно быть прикалываешься" - или что-то в этом роде.

К восьми часам мы все устроились в пещере, съедая последнюю из закусок и нагоняя сон. Мне было настолько хорошо, что я подумал, что по крайней мере смогу спуститься по крутой скале и проползти по снегу.
Мы с нетерпением ожидали выхода на следующее утро, теперь уже не неся на себе еду и снаряжение, которые остались на верху скалы

До этого дня в Каракоруме стояла хорошая погода, но утром 15 июля, Мо, спавший в задней части пещеры проснулся от удушья: вход в нашу пещеру был завален снегом.
Мы выбрались из западни прямо в снегопад, который не продолжался в течение всего дня.
Клив вышел в эту бурю, пытаясь найти маршрут к Западной вершине, которая возвышалась над нами на 120 метров, Кри с в это время не отходил далеко от входа.
Вскоре они вернулись все в снегу а у Клива была еще обледенелая борода. Снег был более глубоким, склон под углом в 55 градусов, поэтому мы шли, как говориться "один шаг вперёд, два шага назад, в пещеру"; мы решили подождать до завтра.
Кливу удалось подняться лишь на 25 метров выше, мы решили спускаться вниз по маршруту восхождения.

Теперь, когда свежий снег лежал на склоне горы, они становились лавиноопасными. и только западный гребень был нашим единственным вариантом.

Перепечатка материала на другие ресурсы возможна только с разрешения администрации сайта!

Теги: Ogre, Baintha Brakk, альпинизм, Каракорум, Пакистан, Кристиан Бонингтон, Christian Bonington, Даг Скотт, Doug Scott
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам http://www.theuiaa.org
Просмотров: 1226
Опубликовано 2018-02-14 в альпинизм

comments powered by Disqus