Петер Хабелер: "Просто восхождение на вершину это не настоящий альпинизм. Альпинист должен иметь чувства к горе"

Петер Хабелер (Peter Habeler)
Петер Хабелер (Peter Habeler)


В 2018 году исполнится 40 лет с момента одного из наиболее примечательного эпизода в истории альпинизма и ключевого в Гималайских восхождениях.
Речь идет о первом бескислородном восхождении на вершину Эвереста 8 мая 1978 года двойки альпинистов: австрийца Петера Хабелера (Peter Habeler) и итальянца Райнхольда Месснера (Reinhold Messner)

Подробней о этой удивительной истории Вы можете прочитать в нашей статье: 1978 ГОД. ПЕРВОЕ ВОСХОЖДЕНИЕ НА ЭВЕРЕСТ БЕЗ КИСЛОРОДА

В этом небольшом интервью, которое он дал во время международного горного саммита (IMS) мы поговорили с Петером о историческом восхождении, которое многие в те годы считали просто невозможным; о том, что своим подвигом они по сути открыли новый, еще более "чистый" стиль восхождения на вершины Гималаев.

Петер Хабелер был одним из напарников легендарного Райнхольда Месснера, с которым в Гималаях он совершил два наиболее значимых восхождения: в 1975 году Петер и Райнхольд в своем непостижимом альпийском стиле смогли пройти Северо-Западную стену восьмитысячника Гашербрум I (8080 м), с этого момента альпинизм в глазах многих, вступил в свою новую эпоху - эпоху покорения высочайших вершин мира в альпийском стиле. Это было грандиозное событие, ведь до этого, почти сотню лет, альпинисты поднимались на вершины гигантов тяжелом, осадочном стиле.
И конечно же, первое бескислородное восхождение на Эверест в 1978 году, которое большинство людей считало невозможным.
В Альпах Петер поднимался с Мееснером, который уже в то время имел большую репутацию в альпинистском мире, пройдя Северную стену Эйгера менее чем за 10 часов.
Петер был также первым европейцем, кто смог пройти BigWall маршрут в Йосемитах.

Однажды, практически случайно, Петер познакомился с молодым соотечественником Дэвидом Ламой (David Lama), когда тот только начинал подозревать о своём потенциале.
Когда Петеру исполнилось 74 года, Дэвид подарил ему лучший подарок, что может дать альпинист - альпинисту: совместное восхождение по Северной стене Эйгера.

Петер также был и на других восьмитысячниках: Чо-Ойю, Нангапарбат, Канченджанга, но он никогда при этом не проявлял интереса к проекту "14х8000" - восхождения на все восьмитысячники планеты.

Фактически, как Петер объясняет в интервью, с годами он отошел от больших гор, что бы быть ближе к своей семье.

Петера Хабелера (Peter Habeler) и Райнхольд Месснер (Reinhold Messner) в 2014 году
Петера Хабелера (Peter Habeler) и Райнхольд Месснер (Reinhold Messner) в 2014 году


2018 год знаменует 40-летие первого восхождения на вершину Эвереста без кислородных баллонов. Что вы помните об этой экспедиции?

Я не помню всех деталей, но самые важные моменты вовсе не забыты: вершина, отличное время, что мы провели вместе, двух докторов, что всё еще живы.
Я часто вижу Райнхольда, и поэтому я прекрасно помню что мы сделали вместе. Холод, плохая погода, и негативные моменты, которые я стараюсь выбросить из головы.

Многие люди считали, что это невозможно.

Да, но были и те, кто говорил нам что всё получится, ведь мы были так молоды и так сильны. Мы были в курсе, что шерпы поднимались без кислородных баллонов до высот в 8000 метров, и что швейцарская экспедиция 1950-х годов смогла подняться без кислорода до Южного Седла Эвереста. В конце концов, оттуда до вершины оставалось 400-500 метров.
Мы с Райнхольдом думали что это вполне реально, но при условии что мы поднимается налегке, без тяжелых рюкзаков. Это был ключ к успеху: не брать с собой ничего, кроме небольшого штурмового рюкзака и доверять своим силам, идти медленно, останавливаться столько сколько нужно и так подняться на вершину.

Что было самым трудным?

Ступень Хиллари. Снег на ней был плохим: мягким и поэтому мы не знал как он будет себя вести под нами. Но снег в итоге выдержал, а после этого мы должны были быть предельно внимательны на карнизах, которые поднимаются до стены Кангшунг (от ред: Восточная стена Эвереста). Мы старались оставаться на левой стороне, на стене, которая идет к Долине молчания (от ред: она же Долина Тишины, Западный Цирк у подножия стены Лхоцзе).
И к 13:45 мы были на вершине.

Петер Хабелер (Peter Habeler) и Райнхольд Месснер (Reinhold Messner) у восьмитысячника Гашербрум. 1975 год
Петер Хабелер (Peter Habeler) и Райнхольд Месснер (Reinhold Messner) у восьмитысячника Гашербрум. 1975 год



Вам было страшно?

Я больше боялся когда готовился к восхождению. Но когда мы вышли на высоту, я думал что поднимаюсь в Альпах. Я не думал о проблемах с кислородом, я максимально сосредоточился на каждом своем шаге.
Конечно, я ждал момента, когда мой рассудок даст сбой, я имею ввиду моменты, когда просто не можешь сделать ни шагу; но я всё ждал, а ничего подобного не происходило, и не произошло.
На вершине меня сильно беспокоил предстоящий спуск, в частности Ступень Хиллари. Райнхольд задержался немного дольше, что бы записать свои слова, а я пошел вниз. Всё шло хорошо, и понемногу я дошел к Долине молчания.

Были ли у Вас с Райнхольдом недопонимания?

У нас не было серьёзных разногласий. Райнхольд был идейным вдохновителем. Мы вместе поднялись на Гашербрум в 1975 году, и на той вершине у нас появилась идея о Эвересте. Именно с Гашербрума у нас зашла речь о организации экспедиции на Эверест, сборе информации и о том, что вообще может случится на вершине мира.
Самое главное для нас было начать, придти к Эвересту и попробовать подняться.

Райнхольд Месснер (Reinhold Messner) и  Петер Хабелер (Peter Habeler) по возвращению с Эвереста. Мюнхен, 1978 год
Райнхольд Месснер (Reinhold Messner) и Петер Хабелер (Peter Habeler) по возвращению с Эвереста. Мюнхен, 1978 год



Каково Ваше мнение о сегодняшней ситуации на Эвересте?

В последующие годы я дважды бывал в базовом лагере Эвереста, один раз в 2000 году, когда пытался снова подняться на вершину. Слишком много людей, слишком.... и некоторым из них вовсе не место у этой горы.
Многие считают что подняться на вершину это и есть альпинизм, но это не так, альпинист должен иметь чувство к горам. Я, например, не могу быть грубым в горах.

Расскажите о Вашей лучшей экспедиции

Канченджанга - это фантастическая гора и для меня она была самой трудной. Тогда у меня была превосходная команда с Мартином Забалета (Martín Zabaleta) и Карлосом Бухлером (Carlos Buhler).
С другой стороны экспедиция на Эверест была эпохальной; а Канченджанга была лишь просто нашей, и в моей памяти именно она осталась самой эмоциональной.

Райнхольд Месснер (Reinhold Messner) и Петер Хабелер. 1978 год
Райнхольд Месснер (Reinhold Messner) и Петер Хабелер. 1978 год



Хотели ли бы Вы завершить прохождение "14х8000"?

Райнхольд предлагал мне последовать по его стопам, пройти все остальные восьмитысячники, но я не хотел. Я предпочитал быть со своей семьей и заботиться о своём сыне. Я должен быть честным и признаюсь что у меня на альпинизм никогда не хватало денег, но Эверест открыл мне двери: я смог преподавать, построить свой дом... для меня это куда более важно чем коллекция восьмитысячников.
Когда я уделил время семье, я вернулся в Гималаи: К2, на которую так и не поднялся, Чо-Ойю, Нангапарбат и Канченджанга.

Если бы была такая возможность, что бы Вы изменили в своем прошлом?

Нет, ничего, я все оставил бы как есть. Я ни о чем не сожалею и не хочу лишаться таких воспоминаний. Возможно, какие-то крохотные изменения бы сделал, но в целом ничего не менял. Я бы с радостью прожил свою жизнь еще раз.

Есть ли у вас какие-нибудь планы в горах?

Сейчас я наслаждаюсь зимой. Уже скоро условия будут идеальными для катания на коньках, вероятно я большую часть свободного времени проведу на них.
Мне всегда было очень приятно руководить людьми в горах, научить их жить в этой среде, правильному отношению с природой.
Сейчас, особенно зимой, когда я катаюсь на горных лыжах, я встречаюсь со своими друзьями или даже незнакомыми людьми, которым нравятся горы и которые так же как и я любят их.
Ну а в следующем году снова в восхождение [смеется]. Ведь я живу в Циллертале - у меня все под рукой.

Катание на коньках, на горных лыжах и, прежде всего, альпийское восхождение, это всё не очевидные формы проведения времени для большинства людей Вашего возраста, даже для других спортсменов или альпинистов. Как вы это делаете?

Я скажу вам, что они не делают. Просто недостаточно гимнастики. Я должен выполнять простые упражнения каждый день, может быть, немного больше, чем обычно для моего возраста, всё что бы чтобы растянуться, но это сложно с возрастом. Я также пытаюсь выполнить упражнения с весом.
Я уже не бегаю сейчас, но стараюсь ходить быстро. Я постоянно пытаюсь добраться до пределов своих способностей.
Я живу в горах, поэтому, естественно, я много хожу - из дома я иду прямо у горной тропе. Но в то же время, я думаю, что время от времени важно ничего не делать. Ничего. И, возможно, это мой секрет, может быть, поэтому я все еще здесь в горах, в возрасте 75 лет.

Я жил очень интенсивной жизнью, это правда. Но не все время. Я часто сдавался. Иногда я просто оставался дома на диване ... ну, может быть, не буквально, но Вы понимаете, как это происходит. Благодаря этому во мне родилась новая энергия.
Это как свеча: если Вы не погасите пламя, она быстро сгорит. Лучше иногда останавливать огонь - и этот процесс будет длиться дольше.
Так я сохранил свою форму.
Если Вы будете тренироваться непрерывно, Вы не будете так хороши в моем возрасте, как я сейчас. Существует много сильных альпинистов, которые заканчивают карьеру в возрасте 35-45 лет. А я все еще лазаю. Мне 75 лет, и я лезу на Эйгер!

Помогает ли вам какая-либо специальная диета?


С 16 лет я ем один хлеб. С тех пор я вешу точно так же - 60 кг. Иногда я ем много, иногда я вообще не ем, я не заморачиваюсь об этом.

В одном из интервью Вы сказали, что идти в горы нужно без "объявления войны"

Это очень важно! Иногда альпинисты штурмуют гору, так как будто они собираются на войну. Может быть, это будет немного странно, но я считаю, что если мне нравятся горы, они тоже меня любят.
Если бы я атаковал их, все было бы наоборот. Вы не должны этого делать, потому что горы - ваш друг.
Если они позволят Вам подняться на вершину - Вы поднимаетесь, если нет - вы возвращаетесь домой. Вот почему у меня нет обморожений или ран. Я уже не самый молодой альпинист, но я до сих пор чувствую себя прекрасно!

То есть образом, Вы не расцениваете не восхождение на вершину как провал экспедиции?

Нет. Вот смерть была бы неудачей в горах. Но, конечно, есть много вещей, на которые мы не можем повлиять. Вот почему удача чрезвычайно важна.
И я должен сказать, что все эти годы удача всегда была на моей стороне. Я никогда не увлекался успехами. Я всегда твердо держал ноги на земле. Независимо от того, достигну ли я с вершины или нет, я всегда была счастлив, что возвращаюсь.

Как будет проходить 40-летние первого восхождения на Эверест без кислорода?

Да, в следующем году будет 40-летие восхождения на Эверест без кислорода. Все альпинисты того периода, которые все еще живы, встретятся в Непале, чтобы отпраздновать это событие. Мы вместе совершим треккинг к базовому лагерю Эвереста. Ну, может быть еще посмотрим, на что мы способны сегодня.


На этот перевод статьи распространяется закон об «Авторском праве». Перепечатка материала на другие ресурсы возможна только с разрешения администрации сайта!

Теги: Петер Хабелер, Peter Habeler, Петер Хабелер, история альпинизма в лицах, история альпинизма, выдающиеся альпинисты, легендарные альпинисты, Эверест, история Эвереста
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам www.desnivel.com/
Просмотров: 2162
Опубликовано 2017-12-16 в альпинизм

comments powered by Disqus