История альпинизма в лицах: Юрий Иванович Григоренко-Пригода

Мы продолжаем публикацию статей История альпинизма в лицах >>>> , в этой статье мы расскажем о:

 Юрий Иванович Григоренко-Пригода
Юрий Иванович Григоренко-Пригода


Юрий Иванович Григоренко-Пригода

28 сентября 1935 – 8 ноября 2002 года


Юрий Иванович - МС по альпинизму, МС по туризму (1966), удостоен Почетного звания «Снежный барс» (№ 285, 1986), инструктор-методист 1-й категории. Обладатель жетона «Спасательный отряд». Чемпион СССР и Украины.
Организовал более 20 экспедиций на Юго-Зап. Памир, Тянь-Шань, Фанские горы, в которых был руководителем, тренером и восходителем. Благодаря ему 15 харьковских альпинистов были удостоены Почетного звания «Снежный барс», более 20 альпинистов выполнили норму МС.
Его именем названы многие маршруты пройденных стен.
В возрасте, уже после 65, он дважды покорил Мак-Кинли и строил планы о третьем восхождении, а также – о покорении Эвереста. И он наверняка бы взошёл, и тогда стал бы самым старым человеком на земле, побывавшим на Эвересте. Но старым он не был. Не смотря на ласковое прозвище "дедушка", он казался и был очень молодым настолько деятельной и энергичной была его жизнь. Его знали, помнили и любили. С его именем связаны многие сверхсложные и красивые маршруты, проложенные в горах Кавказа и Памира.

В 2002 году во время работ на дымовой трубе, ему на голову упал кирпич, пролетевший, до попадания в Пригоду, примерно 30 м . Юрий Иванович был в каске, но, к несчастью, посмотрел вверх. Кирпич попал в лоб ниже каски. Тяжелейшая открытая ЧМТ – перелом основания черепа.

Совершил 250 восхождений, из них более 20 первовосхождений и первопрохождений 5 и 6 к. с.

Наиболее значительные восхождения совершил в составе Харьковской команды «Авангард», капитаном которой был с 1964 по 1997 год:

  • Мамисон-хох (1964);
  • Башкара по «зеркалам», 6 к. с., п/п — серебряный призер чемпионата Украины (1965);
  • Мамисон-хох по «треугольнику», 6 к. с.;
  • п. Щуровского, Зап. стена — чемпион ДСО «Авангард» (1968);
  • Чатын, С. стена, по «ромбу», 6 к. с., п/п (1969);
  • Чанчахи-хох, С. стена, Центр. Баст., 6 к. с., п/п — серебряный призер чемпионата Союза (1970);
  • Ушба Юж. по Центру С.-З. стены, 6 к. с., п/в — чемпион Союза;
  • п. Шпиль, (Юго-Зап. Памир, Ишкашимский хр.), С.-З. стена, 6 к. с. — чемпион Союза (1973);
  • Аманауз Гл., Юж. стена — чемпион ДСО «Авангард» (1974);
  • п. Советский Бадахшан (Юго-Зап. Памир, Шахдаринский хр.), Зап. стена, 6 к. с., п/в (1975);
  • п. Советской Украины (Зап. Памир, Мазарский хр.), Вост. стена, 6 к. с. — 5-е место в чемпионате Союза (1977);
  • п. Московской Правды, Гл. (Юго-Зап. Памир, Шахдаринский хр.), С.-В. стена — 4-е место в чемпионате Союза (1978);
  • Чапдара, С.-З. стена, 6 к. с. (1978);
  • в. Ак-кая — серебряный призер чемпионата Союза;
  • п. Агассис, С.-В. стена — серебряный призер чемпионата Союза.




____________________________________________________________________________


4-го ноября 2017 года в Харькове на стенде спорткомплекса ННЦ ХФТИ состоялись соревнования на кубок Украины по скалолазанию среди ветеранов памяти Ю.И.Григоренко-Пригоды.
Эти представительные соревнования, в которых приняли участие 34 ветерана альпинизма и скалолазания из Харькова, Киева, Днепра, Чернигова и Луганска, в 15-й раз без перерывов были организованы и проведены под руководством судьи национальной категории, МС
Л.Н. Самсоновой.
Они совпали с пятнадцатилетием со дня кончины Юрия Ивановича. На соревнованиях присутствовали: его жена – Лариса Ивановна Варжаинова, сыновья – Антон Юрьевич и Кирилл Юрьевич.

После соревнований состоялся традиционный поминальный обед, на котором каждый желающий мог выступить с воспоминаниями о Юрии Ивановиче, зачастую открывая еще что-то новое из его многогранной спортивной жизни.

На следующий день после соревнований и я у себя дома нашел старую рукопись воспоминаний, написанных мной еще в начале 2004 года и которые, в силу некоторых обстоятельств не дошли тогда даже до узкого круга читателей. Я решил их восстановить, в надежде, что они будут интересны для прочтения

Из воспоминаний Харитона Вищенко
(харьковского 76-летнего ветерана альпиниста-скалолаза, активного участника ветеранских соревнований по скалолазанию, который ведёт хронологию событий и развития харьковского альпинизма и скалолазания.)

Впервые о Юрии Ивановиче Григоренко-Пригоде я услышал в конце 1965 года, когда вернулся в Харьков после двухлетнего перерыва в занятиях альпинизмом, связанного со службой в армии. Как-то, на тренировке альпинистской секции ХИРЭ (тогда секцию тренировал Геннадий Рогов), я услышал от третьеразрядника Вадима Бялого (он служил в спортивной роте под Харьковом и был в курсе всех событий в альпинизме): в Харькове появился сильнейший альпинист – Юрий Пригода из ДСО «Авангард». Для нас же, значкистов и третьеразрядников харьковского Буревестника начала 60-х годов мерилом высшего уровня спортивного альпинизма и скалолазания являлись Олег Космачев, тренировавший в 62-м нашу секцию и Виталий Тимохин. Но Тимохин погиб в 64-м на в. Ушба, а Космачев к 65-му году уже переехал в г. Алма-Ата.

Сейчас, по прошествии десятилетий, глядя в прошлое, но уже другими глазами, я беру на себя смелость прокомментировать мнение: сильнейший альпинист – Юрий Пригода. Естественно, это мнение возникло не в среде третьеразрядников тех лет (как позже выяснилось, Вадим Бялый вел переписку с прекрасным альпинистом, знатоком и теоретиком альпинизма И.А.Мартыновым), а было мнением харьковских альпинистов высокого уровня, которые увидели в Юрии Пригоде спортивного лидера высокого класса, способного поднять уровень харьковского альпинизма на еще большую высоту; лидера, в лице которого редчайшим образом сочетались таланты восходителя, тренера и организатора.

И он своей дальнейшей спортивной жизнью полностью подтвердил это.

 Юрий Иванович Григоренко-Пригода
Юрий Иванович Григоренко-Пригода


Благодаря успешным выступлениям, объединенной им команды харьковского Авангарда в чемпионатах Украины (вспомним великолепные первопрохождения команды на Башкару по «Зеркалам», на Мамисон-хох по Северной стене и др.) и, особенно ее победам в чемпионатах СССР 1970, 1972 и 1973 годов (II-е место, I-е место, I-е место, соответственно) центр спортивного Украинского альпинизма в техническом классе восхождений на многие годы переместился в Харьков. И уже в харьковскую команду стали приглашаться восходители из других городов.

Кроме своего громадного спортивного багажа, который насчитывает около 300 восхождений (в т. ч. 27 первопрохождений и первовосхождений), из которых около 70 – высших категорий трудности, Юрий Пригода был организатором более 20 экспедиций на Памир, Тянь-Шань, в Фанские горы, в которых был восходителем и которыми руководил, определяя общую стратегию, тактику и стиль восхождений, что является, как и в любых других видах спорта, прерогативой главного тренера. И в том, что г. Харьков по количеству «Снежных барсов» стоит на первом месте среди городов Украины (в 1989г. их было 22) огромная заслуга Его – Главного Тренера-Восходителя. Даже первый харьковский «Снежный барс» Виталий Бахтигозин – из костяка той «Башкаринской» команды, капитаном которой был Юрий Пригода.

Своим тренером и учителем считают его 20 мастеров спорта, пятнадцать «Снежных барсов» и десятки других альпинистов и скалолазов различного уровня. А сколько им было организовано сборов на базе альплагерей, а в межсезонье – выездов на различные соревнования: от мемориалов Е.Абалакова в Красноярске до участия в лыжных гонках в рамках «Праздника Севера»
(г. Мурманск), мемориалов Ерохина (г. Москва), выездов на горнолыжные трассы Кавказа, зарубежья и многих других.

В скалолазании он провел, и зачастую был их участником, десятки различных соревнований на уровне харьковского Авангарда и города. Последние годы он тренировал молодых скалолазов – обучил и дал путь в большой спорт многим талантливым спортсменам, в том числе был первым тренером одной из жемчужин мирового скалолазания, номинанта международной награды Лоуренса (2001г.) – Елены Репко.
И я сочту за честь осветить в своих воспоминаниях только несколько моментов из его выдающейся спортивной и тренерской жизни.


Экспедиция на Юго-Западный Памир в ущелье Даршай, организованная и проведенная Юрием Ивановичем Григоренко-Пригодой, в конце мая – начале июня 1974 года

Это третья по счету, организованная Пригодой, экспедиция на Ю-З Памир.
Трудности перелета самолетами Аэрофлота «Харьков – Минеральные Воды» и «Минеральные Воды – Душанбе» позади (одной из трудностей было непринужденно пронести в салон самолета компактную ручную кладь с металлическим снаряжением общим весом под 30 кг и успеть в полете не проиграть Пригоде партию в шашки или шахматы – он играл прекрасно!) и участники нашей экспедиции в составе около 20 человек собрались в скверике перед зданием Душанбинского аэропорта и ждут дальнейших указаний руководителя экспедиции Юрия Пригоды.

И в течение буквально пяти минут Юрий четко определил задачи: часа на четыре все свободны, т.е. могут уехать в город, осмотреть достопримечательности, например «зеленый базар», но оставив одного дежурного у рюкзаков, а мы с Сережей Бершовым и Володей Ткаченко возьмем билеты на самолет до Хорога, затем зайдем на продуктовый склад (что это за склад я узнал позже – с продуктами помог Душанбинский обком партии) и договоримся с вертолетчиками о переброске грузов в базовый лагерь; я потом прозондирую есть ли свободные места в гостинице.
Не помню каким образом, но тем самым дежурным у рюкзаков оказался я.

Устроившись поудобнее на лавочке, приготовился к длительной борьбе со сном, но не тут то было. Вижу, подходит таджик с огромным котлом в руках и устанавливает его в двух метрах от меня – что это будет? А было вот что – я оказался свидетелем того, как готовился настоящий плов. Спешить было некуда, и я в течение почти 2-х часов созерцал это действо, предвкушая как первым отведаю плов. И вот он готов. Откуда ни возьмись, установилась очередь – человек пятнадцать, и все в тюбетейках. Оказалось, что это таджики, занимающиеся ремонтом местной дороги.

Протягиваю руку за увесистой порцией – повар ее отдает первому по очереди таджику. Пришлось пошуметь о членстве в профсоюзе. И только третьим порцию плова получил я. Видимо к 74-му году с классовой борьбой на просторах СССР было покончено, а вот проблема национальных отношений все-таки осталась.

Слева-направо: Юрий Пригода, Юрий Сизый, Владимир Ткаченко
Слева-направо: Юрий Пригода, Юрий Сизый, Владимир Ткаченко


Я бы, возможно, и не упоминал о таком маленьком эпизоде, казалось, что он никак не связан с личностью Юрия Пригоды, но ведь не организуй он эту экспедицию и я бы никогда не задавался вопросом – ну когда бы еще я оказался свидетелем того, как готовится настоящий плов?

Успешно переночевав в гостинице аэрофлота, (все вопросы по размещению в ней, выдаче суточных, организации и оплате питания, конечно же, решал Юрий), на следующий день, ближе к вечеру, основная часть экспедиции, покинув гостеприимный борт великолепного ЯК-40 и пройдя довольно суровый по тем временам приграничный паспортный контроль (до Афганского грунтового аэродрома на другом берегу р. Пяндж не более пятисот метров), уже укладывает свои рюкзаки на деревянные стеллажи камеры хранения аэропорта; никаких жетонов нам не выдают и никакого дежурного нет – здесь не воруют потому, как высокогорье (2000 метров над уровнем моря) и далеко не уйдешь.
Пять дней, ожидая пока установится в ущелье погода и прилетит вертолет, мы провели в Хороге. Накупили дефицитных по тем временам подарков женам, девушкам, родителям, не раз наблюдали захватывающее зрелище «бой боевых петухов» и, конечно же, были уверены, что проходим активную акклиматизацию.

Высадка участников экспедиции на место базового лагеря
Высадка участников экспедиции на место базового лагеря


Наконец, распогодилось, прилетел долгожданный вертолет и за несколько ходок мы в полном составе высадились на месте будущего базового лагеря в ущелье Даршай. Высота 4000 метров над уровнем моря. В нескольких километрах от нас белеет вершина пика Берга.

Не отпуская вертолет, Юрий Пригода и Сергей Бершов совершили облет стены пика 5600 для уточнения некоторых деталей предстоящего маршрута восхождения, заявленного на чемпионат СССР, а мы принялись за обустройство базового лагеря экспедиции.

Базовый лагерь экспедиции «Даршай-74»
Базовый лагерь экспедиции «Даршай-74»


В произвольном порядке установлены палатки участников, на лучшем месте красуется большая армейская палатка – продуктовый склад, несколько в стороне от лагеря маячит, видавшая всевозможные виды, старая «серебрянка» – «пуховый» склад.
Ну, продуктовый склад – это понятно, а что же такое – «пуховый»? Дело в том, что мы завезли в базовый лагерь 20 кг утиного пуха, чтобы набить чехлы пуховок, производство которых «пробил» Юрий в одном из ателье Харькова – в те времена готовых пуховок в свободной продаже не было. Идею о приобретении пуха в тресте «Харптицепром» предложил я. И вот после нескольких посещений треста «Харптицепром», находящегося в Госпроме, со всевозможными письмами и характеристиками, кстати, которые, в основном, организовывал Юрий, мною было получено разрешение за подписью директора треста т. Бацмана на закупку пуха у Тарановской птицефабрики, что под Харьковом.

Речь шла о закупке, как минимум 40 – 50 кг чистого пуха, но так как утки еще не вышли на открытую воду, пух был не лучшего качества, поэтому Юрий Пригода и Владимир Ткаченко, которые поехали его получать, взяли только 20 кг.
Совершенно естественно, что эти самые 20 кг пуха и находились в «пуховом» складе – той самой, видавшей виды, «серебрянке».
Решил наполнить пухом свой чехол и я. Я даже не представлял, как это делается, но, как оказалось, – очень просто. Заглядываю в палатку – в «клубах» пуха Владимир Поберезовский через дюралевую трубку от пылесоса вдувает пригоршни пуха в ячейки вкладыша пуховки.
Через какое-то время Вил выбирается из палатки и надевает переполненную пухом, ярко красную пуховку. Зрелище красочное. Подходит Юрий с динамометром в руках, взвешивает пуховку – 5 кг и с улыбкой «разрешает» уменьшить вес ее, как минимум в несколько раз – что было и сделано.

С учетом замечания Юрия, моя пуховка, да и пуховки других участников экспедиции, имели значительно меньший вес.
А теперь вернемся к событиям, связанным с продуктовым складом.
К концу первого дня экспедиции атмосферное давление медленно, но верно, начало падать.

На второй день, утром попили только чай, кушать особо не хотелось, и вот прошла молва, что Юрий Иванович разрешил всем без исключения лакомиться любыми дефицитными продуктами. И народ потянулся к продуктовому складу.

Решил и я отведать дефицитных соков и сгущенок. Захожу в склад и выбираю две жестяные баночки из Италии, одну с лимонным соком, другую – с топленым молоком. Через одну из двух, проделанных дырочек, с удовольствием выпиваю вкусное молоко и, заметив, открытую предыдущими дегустаторами баночку «джюса», дегустирую и его – вкусно!

Настроение хорошее, но вид недопитых банок и баночек с соками, компотами несколько насторожил. Вернулся в палатку, прилег вздремнуть, минут через десять стало подташнивать. Пришлось отойти от лагеря и очистить желудок. В стороне видны еще несколько таких же страдальцев, но в самом лагере тишина – все лежат в палатках. Погода резко испортилась, а значит и нас «подбросило» еще на несколько сот метров вверх и нашей неактивной акклиматизации в Хороге на высоте около 2000 м оказалось явно недостаточно. Ну, хорошо, заморские продукты не идут, так выпить бы крепкого чайку, но он уже закончился. Во время загрузок-разгрузок в вертолет наших грузов в ожидании летной погоды, был забыт ящик с пачками индийского и цейлонского чая.

С Алексеем Шпилинским решаем для ускорения акклиматизации сбросить высоту, переночевать внизу и вернуться в базовый лагерь, а заодно и прикупить в ближайшем селении Даршай, так необходимый для благоприятного исхода экспедиции, чай. Подходим к Юрию, он не возражает и выдает деньги на его закупку. На другой день, рано утром, налегке, выходим с Алексеем из базового лагеря вниз. После одного-двух часов движения, в створе между боковыми склонами ущелья появилась великолепная белоснежная пирамида г. Тиричмир, что на территории Афганистана, которая находилась в поле зрения практически весь оставшийся путь.

13 – 14 часов пути с одной остановкой для «перекуса» в живописном месте у ручья с прозрачной водой, где мы обнаружили несколько больших похожих на кошачьи, следов, предположительно снежного барса (естественно, наш «перекус» прошел довольно быстро) и мы, пройдя ряд оврингов, уже на выходе из Даршайского ущелья. Переночевав, рано утром начинаем спуск по крутой тропе к селению Даршай. Чай можно закупить только в единственной на все селение чайхане. Вначале чаепитие с хозяином чайханы, разговоры на отвлеченные темы и, конечно же, ответы на вопросы – кто мы, откуда здесь объявились – ведь как-никак это приграничная зона и до границы с королевской республикой Афганистан несколько десятков метров – граница проходит по реке Пяндж. Закупив практически весь запас чая, где-то четверть ящика и, отметившись на погранзаставе, без промедления начинаем обратный путь. В тот же день поздно вечером мы были в базовом лагере.

Подходим к Юрию, чтобы доложить, что благополучно вернулись с чаем для экспедиции. Он благодарит нас и, улыбаясь, достает детальную карту этого района и показывает нам наш путь: 66 км по прямой в один конец. Чего не сделаешь ради ускорения акклиматизации. Но, оказывается, время акклиматизации мы не ускорили – первая команда еще вчера совершила тренировочное первовосхождение на вершину п. 5450 м и готовится к выходу на основной маршрут – на вершину безымянного пика 5600 м, а завтра и нам с Алексеем, вместе с остальными участниками экспедиции выходить на тренировочное восхождение на тот же пик 5450.

Пик 5600 (пик Гранатовый)
Пик 5600 (пик Гранатовый)


6-го июня 1974 года наша команда совершила второе прохождение тренировочного маршрута на пик 5450 м. Первая команда в составе главного тренера-восходителя Юрия Григоренко-Пригоды, руководителя восхождения Сергея Бершова, участников: Владимира Ткаченко, Юрия Сизого и Владимира Поберезовского отдыхала и готовилась к восхождению на пик 5600 в рамках чемпионата СССР по альпинизму, а наша команда, прежде чем выйти на основной маршрут на п. 5400, который предполагалось заявить на чемпионат Украины (этот маршрут нам был предложен Юрием Пригодой), должна для схоженности некоторых участников еще и совершить одно восхождение на любую вершину по марщруту3-й категории трудности (таковыми были правила тех лет).
Прошло еще несколько дней экспедиции. Первая команда давно уже работает на маршруте.

Наконец, и наша группа в составе 4-х человек: Харитона Вищенко – руководителя, Сергея Нагорного, Алексея Сорокового и Виктора Померанцева (Алексей Шпилинский умудрился подхватить ангину) надевает рюкзаки и, под напутствующие пожелания начспаса экспедиции Владимира Сухарева, начинает подход к пику 5400 – нашему объекту первовосхождения. Вершина находится километрах в двадцати от базового лагеря. В нашем распоряжении на прохождение маршрута всего четыре дня.

Пик 5400
Пик 5400


Два слова о прохождении маршрута, который проходил по центральному контрфорсу стены.
К концу второго дня восхождения мы подошли под ключевое место маршрута – 250 метровую стену. Вторая ночевка оказалась «сидячей» на снежном наддуве. Высота около 5100м. Приличный мороз. Но, «Пригодинская пуховка» надежно греет. Рано утром (идет 3-й день восхождения) просыпаюсь от чьих-то голосов. Это Виктор Померанцев и Алексей Сороковой, стоя рядом с палаткой и подняв головы вверх, что-то довольно громко обсуждают. Выбираемся из палатки и мы с Сережей. Смотрим на стену. В нижней части скалы уходят монолитом вверх под углом 60-70, а в верхней – с нависанием, микрорельеф не просматривается, необходимо применение шлямбурных крючьев.
С десяток крючьев у нас есть, но этого мало. На несколько веревок влево-вправо от палатки стена имеет аналогичный профиль.
Рации нет. Она только у первой команды и в базовом лагере. Юрий Пригода к тому времени «достал» только несколько «Виталок», которые для экспедиционного альпинизма были в большом дефиците.

Кроме того, до контрольного срока всего два дня.
Принимаем решение спускаться. Обидно все же – все были в хорошей спортивной форме.
Только спустились в Даршайское ущелье, встречаем ребят из нашей экспедиции. Оказывается, первая команда уже вернулась в базовый лагерь, совершив десятидневное первовосхождение на пик 5600, и некоторые участники экспедиции начали перемещаться вниз в зеленую зону.

Судя по рассказам участников первовосхождения на пик 5600 (впоследствии названный пик Гранатовый), по отчету о восхождении и фотографиям тех отвесов и нависаний, что я видел у Юрия, это восхождение было достойно самого высокого места в чемпионате СССР в классе технически сложных восхождений. Но позже команда была снята с чемпионата. Было несколько версий причин этого, но тем не менее. Юрий Пригода успел перезаявить команду на чемпионат Украины, где она заняла I-е место.
Вернемся в ущелье Даршай. Дальше был спуск вниз по этому красивому, но длиннющему ущелью, совместный чай с передовой группой чабанов (через неделю наверх погонят пастись стада яков), которая за пару электрических фонарей любезно предоставила нам надежный вид вьючного транспорта – 5 ишаков, правда, потом выяснилось, что хозяева у ишаков были другие. Как бы там ни было, а это удивительный вид транспорта: самка впереди – бегут вперед, самка сзади (например, застряла в нагромождении камней) – бегут назад. И это с несколькими приличными рюкзаками «на спине».

Где-то часам к десяти утра n-го дня полным составом экспедиции спускаемся в селение Даршай. И, что удивительно, в полной готовности стоят две грузовые машины (они прибыли вчера вечером), которые Юрий заранее заказал в Хороге. Перекусили, Юрий сходил на погранзаставу отметить документы, загрузились и поехали, вначале по извилистому шоссе вдоль р. Пяндж, а значит и вдоль границы с королевством Афганистан, а затем по крутым памирским серпантинам снова в уютный город Душанбе. Затем – кто в Харьков, кто на Кавказ. Мы с Юрием в этом сезоне работали в альплагере «Алибек», он – начальником учебной части лагеря, а я – инструктором. Работая начучем лагеря, Юрий в совершил свое очередное первопрохождение на Главный Аманауз по Ю-З контрфорсу Южной стены 5-Б категории трудности, а я с инструкторами лагеря также совершил в качестве руководителя восхождение на вершину Западный Домбай-Ульген по Южной стене, 5-Б категории трудности. Сезон прошел вполне успешно.

Но то, что сезон 1974 года прошел для Пригоды, как всегда, на высоком уровне – мне кажется удивительным. Ведь всего год назад была Южная стена пика Коммунизма, где жизнь его висела на волоске (а в лице Анатолия Кустовского Украина потеряла прекрасного человека, выдающегося альпиниста, тренера и организатора!) и, после восхождения на которую Юрий лишился пальцев ног – другой бы мог и «завязать», оформив группу инвалидности, но все продолжалось, как всегда, на том же высоком уровне. Правда, добавились шутки по этому поводу.

Далее я напомню некоторые детали одного из многих выездов, организованных Юрием Пригодой.


Красноярские столбы – 75

В Красноярск мы прилетели в конце мая 1975 года для участия в мемориале Евгения Абалакова, проводимом на скале «Такмак». Состав нашей группы: Юрий Пригода – организатор выезда, руководитель и участник; участники – Сергей Бершов, Владислав Пилипенко, Геннадий Василенко (он присоединился к нашей команде уже в Красноярске) и автор этих строк; участницы – Лилия Самсонова, Лариса Варжаинова (жена Ю.И.) и Аля Мелещенко.

Поездка финансировалась, в основном за деньги, заработанные на работах, организованных Ю. Пригодой по покраске высоковольтных опор. Я не буду в деталях описывать эти представительные соревнования, и отмечу, что из 66 участников предложенный маршрут в соревновании мужчин смогли одолеть только 6 спортсменов. Чемпионом стал ленинградец Виктор Маркелов. Шестым – Михаил Туркевич. Всего около одного метра до финиша (длина маршрута была около 55 метров) не добрался 39-летний Олег Космачев (к концу мая «пик формы» прошел практически у всех участников). Из нашей группы маршрут не прошел никто – в основном, соревновались «кто выше». Сергей Бершов был первым – я имел честь замкнуть результаты группы. Получилось типичное лазание «на трудность», хотя в те годы такого понятия еще не было. Число участниц, прошедших женский маршрут и их результаты я, к сожалению, не помню.

Когда «отсоревновались», Юрий предложил мне съездить в район I-го столба. Я воспринял эту поездку как обычную познавательную прогулку – галоши оставил в гостинице (потом пожалел), взял только фотоаппарат. Ребята же остались тренироваться – готовиться к соревнованиям «связок», которые, как оказалось позже, так и не состоялись из-за плохой погоды – конец мая, в Харькове теплынь, а здесь то дождь, то снег – типичный ноябрь.

И вот, стоим мы с Юрой перед щитом, на котором красными буквами написано примерно следующее: Красноярский государственный заповедник «Столбы», вход неорганизованным группам туристов запрещен! Что делать? Тут Юрий достает из рюкзака сверток. Щупаю, похоже – бутылка, так и оказалось – бутылка водки (из Харькова) для егерей, на всякий случай. Вспоминая это, подумалось, а не тот ли это «пузырь» – атрибут одного из анекдотов Пригоды. Итак, путь в заповедник открыт и, через некоторое время мы уже у I-го столба. Юра надел галоши, а я как был, так и остался в новеньких чешских кроссовках на пластмассовой подошве – для бега вполне сносно, но на скалах, даже сиенитовых, держат ненадежно. Но, деваться некуда.

Полазили по низам, но нужно же все-таки забраться повыше, коль приехали. Не беда, Юра достает пятиметровый конец основной веревки (заготовил еще в Харькове), становится мне на плечи и выходит на полочку, затем принимает меня – в качестве перил я использую, любезно удерживаемую им, веревку. И так далее. Нашей целью, как я понял, было проверить старинную практику красноярских столбистов в использовании при передвижении по скалам специальных кушаков. Спуск проходил аналогично, но в обратном порядке. Начало положено. Следующий объект восхождения – скала «Дед».

Скала «Дед». Красноярский заповедник «Столбы»
Скала «Дед». Красноярский заповедник «Столбы»


Подходим к «Деду» и видим группу ребят, оказалось, что это студенты из Новосибирска – трое парней и одна девушка. Они приехали с целью взобраться на «Деда», но не знают, с какой стороны это можно сделать. Без проблем, ведь Юра предварительно получил детальную консультацию у местных скалолазов и мгновенно нашел начало маршрута.
И вот по навешенному Юрой перильному концу веревки ребята первыми проходят начало маршрута – довольно сложный лаз в выветренном отверстии скалы.

Я поднимаюсь на полочку последним, вначале разок нагрузив перильный конец веревки (коль она висит), а затем свободным лазанием. Кроссовки держат ненадежно, но лезть можно. Далее по крутой, протяженностью около 20 метров с надежными зацепками, стенке наш «паровозик» (Юра идет первым, я – замыкаю группу, ребята – посередине) достигает макушки «Деда». Интересное состояние – будто шли с надежной страховкой, а ведь веревки то у нас не было – только равномерное мелькание пяток впереди идущего (вернее – лезущего).

Красноярцы к такому лазанию привыкают с детства – я сам пристраивался к такому «паровозику», составленному из девчонок лет двенадцати в резиновых сапожках, которые пришли посмотреть наши соревнования – ведь чтобы от мужского маршрута перейти поболеть за женщин нужно было преодолеть крутую, высотой порядка 8-ми метров, стенку.

На голове «Деда» мы пробыли минут сорок – фо-тографировались, любовались красотами заповедной тайги. После легкого пере-куса начало клонить ко сну, да и коли-чество адреналина в крови резко пошло на убыль. И в этот момент Юра предлагает (я не помню, чтобы он когда-то командовал) спускаться вниз. Вниз спускаемся в обратном порядке: Юра – первый, я – замыкаю, ребята – посередине. Спускаться вниз в моральном плане было немного труднее – не было успокаивающего равномерного «мелькания» пяток впереди идущего. Но, тем не менее, мы – внизу.
Ребята нас благодарят за первый успешный урок, приглашают на чай к своей палатке, но нас поджимает время и ждет очередной не менее удивительный столб «Перья»

Скала «Перья»
Скала «Перья»


На другой день, 30-го мая (эту дату я помню точно, так как 15-го июня 1975 года я стал отцом – у меня родилась дочь) рано утром я уже спешил в аэропорт, а Юрий и ребята остались еще на несколько дней. И, как потом выяснилось, отвели-таки душу лазанием по заповедным столбам – соревнования связок так и не состоялись из-за плохой погоды.

Даже этот выезд в далекий сибирский город Юрий использовал для обеспечения первой команды дефицитным по тем временам и таким необходимым снаряжением, как титановые карабины. Он получил у красноярца Г.Карлова 20 штук титановых карабинов.
Кстати, несколько слов об истории создания титановых карабинов, которые использовались командой Юрия Пригоды при прохождении северо-западной стены Южной Ушбы в 1972 году, северо-западной стены пика Шпиль в 1973 году и в последующих восхождениях…
Весной 1972 года я готовился к альпинистскому сбору, организованному бессменным председателем, тренером и наставником харьковского Буревестника Юрием Мацевитым на базе альпинистского лагеря «Артуч». Шла речь о выполнении первых спортивных разрядов (а кому и норматива кандидата в мастера спорта) десятками молодых альпинистов харьковского «Буревестника». Кстати, наша команда – Валерий Хомутов, Александр Хлыбов, Анатолий Ефремов, автор этих строк и в качестве тренера-восходителя Юрий Мацевитый.

Итак, нужны карабины. С Юрием Чернышевым и Борисом Моргулисом (мы жили тогда рядом) обсудили требования: форма – неравнобокая трапеция, плюс удобство захвата всеми пальцами кисти. За основу мною был взят тогда треугольный стальной карабин В.Абалакова (достоинства и недостатки его были известны). В результате прорисовок получился новый карабин в виде неравнобокой трапеции и имеющий длину прямой части на 7 мм больше, чем у Абалаковского. Защелку я оставил по типу карабина Абалакова.

Чертежи готовы, но – впереди изготовление. Договорился об их изготовлении на одном из харьковских предприятий, где применялся титановый пруток, но вот проблема – в партии должно быть минимум 100 штук. Нашей команде достаточно было порядка 30 штук. Рассказываю о проблеме Юрию Пригоде (я, естественно, тогда, в мае 1972 года и не догадывался, что он замахнулся на «золото» в чемпионате СССР) и он, увидев образец, заказывает для первой команды сразу 100 карабинов, тут же выдав мне 400 рублей на их изготовление.

Через неделю карабины были готовы. В 1973 году Юрий для команды приобрел еще 50 таких же карабинов, которые после очередного «золотого» первовосхождения на пик Шпиль с легкой руки Сергея Бершова, стали называться «ручками».
Как сложился летний сезон 1975 года у Юрия Пригоды мне мало известно, т.к. я работал в это время инструктором в альплагере «Айлама» – единственном лагере, расположенном с южной стороны Главного Кавказского хребта.

Напомню, что в сезоне 75-го года альплагерь «Айлама» почти на 70% был укомплектован харьковскими инструкторами, и не случайно: уполномоченным по району был тогда Михаил Борушко, начальником учебной части – Новомир Галкин, старшим тренером – Юрий Мацевитый, начальником спасательного отряда – Валентин Неборак (все – г. Харьков).


Экспедиция в район пика Арг, организованная и проведенная Юрием Ивановичем Григоренко-Пригодой в июне 1976 года.

В уютный базовый лагерь под пиком Арг я добирался вместе с Игорем Рудерманом и врачом экспедиции Николаем Эссоном с двухдневным опозданием – у каждого из нас были веские причины. Я летел в Фанские горы на другой день после поминок на сороковой день со дня кончины моего отца. Хотелось немного расслабиться и заодно совершить первопрохождение двоечного маршрута, которое добавилось для выполнения норматива кандидата в мастера спорта. Этот норматив я выполнил еще в 1973 году, но не успел оформить – командировки, загрузка по работе.

Базовый лагерь экспедиции был обустроен рядом с небольшой скалой, расколотой пополам корнями, удивительно живучей арчи. Те же стройные ряды палаток и нас, участников экспедиции, человек шестнадцать.

Базовый лагерь под пиком Арг
Базовый лагерь под пиком Арг


Основные цели экспедиции: прохождение северной стены пика Арг 5-Б категории трудности в рамках чемпионата Украины, выполнение первых спортивных разрядов и нормативов кандидатов в мастера спорта несколькими участниками экспедиции – членами ДСО «Авангард». В этой экспедиции снова шло пополнение первой команды талантливыми спортсменами. В первую команду Юрием Пригодой были включены прекрасный альпинист и скалолаз, мастер спорта СССР по скалолазанию Владислав Пилипенко, который зимой этого года стал чемпионом ВЦСПС в связке с Сергеем Бершовым, и спортсмен-универсал Григорий Еременко. Напомню, что четырьмя годами ранее при первопрохождении Северо-Западной стены Южной Ушбы в составе первой команды впервые приняли участие Владимир Ткаченко и Арнольд Вселюбский – воспитанники Юрия Пригоды, выполнившие нормативы мастера спорта
по альпинизму, став чемпионами СССР. А в 1973г. для первовосхождения по Северо-Западной стене на пик Шпиль Юрием Пригодой в команду были приглашены Сергей Бершов и Владимир Сухарев, за один сезон, выполнившие нормативы мастера спорта по альпинизму, также став чемпионами Союза.

Первая команда, успешно совершив второе прохождение 5-Б категории трудности по северной стене пика Арг, стала чемпионом Украины. Ну, а я в паре с Валентином Кутецким совершил двоечное первопрохождение на вершину Аллоро, а в качестве инструктора помог закрыть первые спортивные разряды по альпинизму группе разрядников Авангарда, с которыми взошел также на п. Арг по другому пятерочному маршруту.

В этой экспедиции мы – участники восхождения на вершину Белый Барс, стали свидетелями удивительного явления природы. Я об этом вспомнил, так как феномен увиденного нами явления может стать «пищей» для размышления физикам-оптикам…и не только!
Около восьми часов вечера наша группа (вместо предполагаемой зачетной четверки мы «нашли» приличное первопрохождение – описания маршрута у экспедиции не было) наконец 16.06.1976г. вышла на вершину Белого Барса, палатки нет, но погода прекрасная – настоящие Фаны. Сразу же начали спуск по довольно крутому гребню, нашли забитый крюк – значит, мы на верном пути. Луны нет. Принимаем решение устраиваться поудобнее на холодную ночевку – ночные спуски, всем известно, весьма опасны. Устроились. Осмотрелись. Слева от направления нашего спуска далеко внизу в обрамлении лесистых склонов таинственно открывалась голубовато-зеленая гладь озера Искандеркуль – самого большого озера Фанских гор.
Резко стемнело. Значит, решение остановиться – верное.

Вдруг, сзади из-за вершины выходит полная, яркая фанская луна – стало довольно светло. Валентин Кутецкий, (ныне «снежный барс»), как оказалось, пуховую куртку оставил в базовом лагере и настойчиво пытается спуститься, чтобы не замерзнуть (естественно, при надежной страховке). Посоветовавшись, решаем спускаться и мы с Владимиром Котенко, Анатолием Кадигробовым и Юрием Матвеевым.

Последним спускаюсь я, тщательнейшим образом блокируя крючья и закрепляя спусковые петли. Интересное чувство, будто рядом еще есть кто-то невидимый (возможно это «чисто психологическое», как-никак нормальные люди спят в это время), но, как оказалось, есть и некто видимый – под нами (высота Белого Барса 4505м.) на водной глади озера «Искандеркуль» (высота озера над уровнем моря 2194м.) «лежит» изображение золотисто-желтого цвета, своими формами напоминающее «рыцаря» в доспехах, но без меча. Изображение имело правильную форму и было как бы нарисованным по клеточкам ученической тетради. Но самое удивительное – этот «рыцарь» имел «рост» более одного километра, т.к. изображение занимало более половины видимой глади озера, а размеры озера, не искаженные перспективой, в среднем составляют: длина 2850м., ширина 2780м. По прямой от нас до озера порядка 10км.

Изображение «Рыцаря» на водной глади озера «Искандеркуль»
Изображение «Рыцаря» на водной глади озера «Искандеркуль»


Этот «рыцарь» оставался в нашем поле зрения практически на протяжении всего ночного спуска (около десяти спусков по закрепленной веревке) по Южному гребню в. Белый Барс. И только на последнем спуске мы потеряли его из виду – началось чудесное фанское утро. Примерно через час мы были уже в базовом лагере, где нас радостно встретили свободные от восхождения участники и суровый начспас экспедиции Лидия Ткаченко.

В составе нашей экспедиции был и тренер харьковского «Авангарда» Анатолий Спесивцев с супругой, много сделавший в те годы для развития альпинизма и скалолазания в ДСО «Авангард» и г. Харькове.

Сергей Бершов в этом сезоне совершал восхождения с американскими друзьями-альпинистами на Тянь-Шане, в Фанских горах и на Кавказе, а его жена Татьяна, отруководив группой, в составе Юрия Григоренко-Пригоды, Владислава Пилипенко, Григория Еременко и Игоря Рудермана, поднявшейся по маршруту
4-Б категории трудности на пик Арг, выполнила норматив КМС.

В качестве послесловия.

Я буду безмерно рад, если мне хоть на самую малость удалось осветить лишь некоторые фрагменты из громадной спортивной жизни выдающегося восходителя, тренера и организатора альпинизма – Юрия Ивановича Григоренко-Пригоды, который жил по принципу «Велик сам – делай Великими других».

И прав был Юрий Мацевитый, сказавший на поминках на 40-й день после кончины Юрия Ивановича: «Юрий Пригода – это явление в альпинизме», и также прав Алексей Шпилинский, сравнивший (там же на поминках) Юрия Ивановича с кометой – тоже очень редким явлением. А ведь действительно, он ярчайшей кометой промчался над «просторами» альпинизма, скалолазания и туризма, одарив всех нас мастерством, теплотой и любовью!



Теги: Юрий Иванович Григоренко-Пригода, Григоренко-Пригода, история альпинизма в лицах, выдающиеся альпинисты, сильнейшие альпинисты, альпинисты Украины, украинские альпинисты,
Автор: Харитон Вищенко, Ноябрь 2017 года, г. Харьков
Просмотров: 431
Опубликовано 2017-12-03 в альпинизм

comments powered by Disqus