Денис Урубко: "Я чувствую необходимость подняться на вершину K2, несмотря на любые возможные проблемы."

К2. Чогори - Великая гора
К2. Чогори - Великая гора



Зимой сезона 2017/2018 года к восьмитысячнику К2 собралась польская национальная экспедиция.

В планах команды "совершить невозможное", то, что не удавалось никому за 30 лет попыток: первое зимнее восхождение на восьмитысячник К2.

От Редакции:

Напомним, что зимой 2017/2018 года польская национальная команда альпинистов попытается совершить первое в истории восхождения на восьмитысячник К2 (Чогори / K2, Chogori) высотой 8611 метров в зимний период.

Восьмитысячник К2 - единственный из 14 восьмитысячников мира, который еще не был пройден в зимний период!
Подробней о этом читайте в нашей статье: ИСТОРИЯ ЗИМНИХ ВОСХОЖДЕНИЙ НА ВТОРОЙ ПО ВЫСОТЕ ВОСЬМИТЫСЯЧНИК МИРА - К2

Все новости о экспедиции Вы можете прочитать в нашей спецтеме: К2 ЗИМОЙ 2017/2018 ПОЛЬСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ


В составе этой экспедиции примет участие и Денис Урубко - один из сильнейших альпинистов мира, за плечами которого помимо множества сложнейших восхождений, прохождения задачи "14х8000" еще и два первых в истории зимних восхождения на восьмитысячники: Макалу (2009 год) и Гашербрум II (2011 год)

Напомним, что для руководителя теперешней польской экспедиции, Кшиштофа Велицкого (Krzysztof Wielicki) участие в команде Дениса было одним из приоритетов; долгое время Денис отказывался от участия, однако в конце концов принял приглашение.

Денис Урубко. Фото @GÓR
Денис Урубко. Фото @GÓR


Денис, расскажите, как началась Ваша история с зимней польской экспедицией на К2?

Все началось в середине прошлого года, когда меня пригласили участвовать в команде. [От ред. В 2016 году поляки также пытались организовать экспедицию к зимнему К2, однако она была прервана по причине недостаточного финансирования]
Я мечтал принять участие в экспедиции, был очень рад приглашению, но в конце концов экспедиция была отменена.
В 2017 году я также получил множество приглашений, но вынужден был отклонить их, конечно же не причинам физических проблем. Последние годы для меня были довольно сложными в плане разрешения вопросов с иммиграцией, семейными делами и нехваткой денег, что бы начать большие альпинистские проекты.

Именно по этим причинам Вы не сразу ответили на приглашение Кшитофа?

Нет. На самом деле я все еще побаиваюсь нестабильной обстановки, новых террористических актов в Пакистане. Поэтому я не хотел сразу-же откликаться на приглашение.
Но всё изменилось в начале сентября, когда я вернулся из экспедиции по центральному региону Тянь-Шаня, где я провел довольно интересные восхождения на вершины Хан-Тенгри, Чапаева и Ирбис, тогда я понял что готов к экспедиции.
Я попросил Кшиштофа включить меня в состав команды и он ответил положительно. Я был очень рад отделаться от целой серии забот в период с января по февраль месяцы.

К сожалению, однако, спустя три дня, я получил письмо с сообщением о том, что мне отказано в участии в экспедиции. Вы можете представить как я себя чувствовал?

А что сейчас?

А сейчас всё снова изменилось: спустя неделю меня снова пригласили участвовать в команде. Это был шок, у меня было столько эмоций, что я даже заплакал! И только в первых числах октября я смог приехать домой к Шиштофу, где мы вдвоем долго разговаривали о предстоящей экспедиции.
В этот момент я уже был мысленно полностью в подготовке к поездке.

Из блога Дениса Урубко: urubko.blogspot.com
Когда Кшиштоф Велицкий в середине сентября прислал еще одно приглашение к участию в зимней экспедиции на К2, то я не сомневался. Руки сами вывели на клавиатуре:
- Йэссс, пан Кшиштоф! Пожалуйста, возьми меня в проект? Клянусь биться за счастье мировой Альпинизьмы тупо и мужественно, как истинный прапорщик.
Последнюю фразу, конечно, я отправлять не стал. Но в мыслях она засела напрочь. Как говорится, офицеры (прапорщики?) не бывают бывшими.

Мне удалось “откатить” кучу договоренностей на зиму, что я уже успел оформить. С извинениями и просьбами отказать ребятам альпсекций проекта Urubko-CAMP в январском восхождении на Эльбрус. И… Дальше, конечно, начались непонятки с поляками. Через пару дней после того, как я согласился на поездку, Речь Посполитая отказала мне в участии… Я пожелал всем удачи, поскрипел зубами, снова возобновил кучу дел на зиму… Однако, как говорится - у двух поляков три мнения. Через неделю после отказа я снова получил приглашение… В этот раз мне стало смешно. И эти люди обвиняли меня в непостоянстве?

Но жребий брошен. Слишком силен соблазн К2. Этот челлендж 2003 года, когда я впервые участвовал в зимней польской экспе на Вторую по высоте вершину Мира, никто не отменял. Пришлось снова дико извиняться перед восстановленными контактами, обрезая зимние договоренности. Теряя деньги и доверие, падая в глазах друзей ниже плинтуса. Но! В том-то и дело, что “НО!”

Терять было нечего. Поэтому я весело погнал машину из офиса Ачербиса в сторону Польши. Предстояла презентация в городке Лазиска-Гурске, визит в дом к пану Велицкому, скалолазание и интервью. Так, знаете, хорошо, когда удается совмещать приятное с полезным. Выпить с давним другом хорошего вина. Поговорить “за жизнь” и поболеть за родную футбольную сборную Польши у телевизора.



Это будет Ваша уже не первая экспедиция к зимнему восьмитысячнику К2. Вы были у этой горы много раз, в том числе и в команде с Кшиштофом. Что Вы ожидаете от этого нового опыта?

Да, я был на К2 в команде с Кшиштофом в сезоне 2002-2003 годов. В ту зиму мы пытались подняться на вершину с Китайской стороны. Это был первый раз, когда я работал вместе с Кшиштофом, он и тогда был для меня настоящей легендой альпинизма, и я горжусь тем огромным значением которое он оказал на меня. Я уверен, что Кшиштоф сделает все возможное, что бы попытаться достичь цели.

Знакомы ли Вы с другими участниками экспедиции?

Да, зимой 2002-2003 годов я впервые познакомился с Марчином Качканом, тогда вдвоем мы были в штурмовом, последнем лагере перед вершиной К2.
Еще один знаковый участник это конечно Адам Белецкий, который научил меня технике и тактике восхождений в Татрах и с которыми я разделил победную экспедицию на Канченджанге в 2014 году.
Также Дариуш "Дарек" Залуский (Dariusz “Darek” Zaluski) - мой друг с 2001 года, как я понимаю, он будет оператором проекта.
Остальных членов команды я лично не знаю, но я знаю их истории восхождений и знаю что они очень сильные альпинисты.

Вы уверены в положительном исходе экспедиции? Это может быть хорошим сезоном?

На данный момент я не знаю, чего ожидать. Я просто надеюсь подняться на вершину К2 и вернуться целым и здоровым домой. Я не организатор экспедиции, поэтому мне не нужно решать, хороший ли сезон или нет, моя задача, как альпиниста, в любой момент быть готовым к штурму.
Я чувствую необходимость подняться на вершину K2, несмотря на любые возможные проблемы.


Вы сделали очень многое в альпинизме (Снежны Барс в 1999 году, два зимних восьмитысячника, Золотой Ледоруб в 2010), что заставляет Вас снова возвращаться к К2?

Я хочу бросить вызов. Всегда приятно сделать нечто необычное, как например преуспеть в спорте. Я хочу подняться на К2 что бы проверить свои навыки и возможности как человека и альпиниста. Я постараюсь работать в полную силу, меньше болтать и наслаждаться восхождением. Безусловно сейчас я говорю только сам за себя. Я не выступаю от имени всей команды.

Как вы считаете, какие самые большие трудности будут на горе?

Все что связано с высотными зимними восхождениями: сумасшедшие ветры, неумолимый холод, невероятно твердый лед, ужасные погодные условия.
Вы должны быть очень терпеливы и всегда надеяться на успех. Мы не можем позволить себе ошибки в команде. Процесс восхождения на зимний K2 начался «вчера». Мы ничего не можем изменить, просто улучшаем.
В зимних экспедициях нельзя начинать все заново, искать новый повод. Это всегда должно быть «здесь и сейчас». На мой взгляд, это самое важное правило зимнего восхождения.

После первого зимнего восхождения на К2 в альпинизме закроется большая глава Гималайских экспедиций. Как Вы думаете, какие еще новые интересные проекты могут быть в Гималаях?

[От ред: В целом, статистику всех первых зимних прохождений на восьмитысячники мира Вы можете прочитать в нашей статье: СТАТИСТИКА ВСЕХ ПЕРВЫХ ЗИМНИХ ВОСХОЖДЕНИЙ НА ВОСЬМИТЫСЯЧНИКИ]

Альпинизм, также как и искусство не имеет границ и рамок. Достаточно 14 восьмитысячников на которых Вы можете жить настоящими приключениями, и путь к этому приключению открыт всегда. Это наше счастье и одновременно источник печальных трагедий.
В зимний период было бы интересно попробовать новые маршруты на Дхаулагири и на Эверест.
В карьере высотного альпиниста основная задача это конечно же восхождение на восьмитысячники без применения кислородных баллонов; однако и повторение сложных классических маршрутов также может обеспечить большие эмоции даже на коммерческом уровне.

Я знаю, что высотный альпинизм это активный процесс, который постоянно дает повод писать великолепные страницы в альпинизме.

Теги: Кшиштоф Велицкий, Krzysztof Wielicki, Кшиштоф Величко, альпинизм, К2 зимой, зимняя экспедиция на К2, K2 winter expedition 2017/2018, K2 winter expedition, Денис Урубко, Denis Urubko
Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам http://www.montagna.tv/
Просмотров: 946
Опубликовано 2017-11-06 в альпинизм

comments powered by Disqus