Восхождение на Эверест: без купюр и прикрас

16 мая, в 5.30 по непальскому времени, Кирилл Люляев, Станислав Шагдамов, Валентин Сипавин, Виктор Бобок, первый аварец и 5 высотных шерпов стояли на высотном полюсе Земли.

Валентин стал 5-ым харьковским и 19-ым украинским альпинистом, поднявшимся на высшую точку планеты!

Восхождение проходило с северной, Тибетской стороны горы по стандартному маршруту.

Все новости по этой экспедиции Вы можете просмотреть в нашей спецтеме: ЭВЕРЕСТ 2017. ЭКСПЕДИЦИЯ ВАЛЕНТИНА СИПАВИНА


Рассказ о восхождении на Эверест участника экспедиции, Кирилла Люляева


Часть 1. Начало пути.

После совершенно непродолжительного сна в 20-30 мы выстроились у палаток на 8300м для общевойскового построения и надевания кошек. Оделся я во все самое теплое: шерстяное термобелье, флиска, тонкая пуховка, теплющий пуховый комбинезон. Взяли новые баллоны с кислородом. Единственное что мерзло поначалу – это ноги, но потом теплые флисовые носки сделали свое дело. Нам пришлось потусить полчаса у палаток, т.к. шерпам накануне сказали, что выход состоится в 21 час.

День 40. 16 мая. Summit day!
День 40. 16 мая. Summit day!


И вот ровно в 21-00 при температуре около 30 градусов мороза мы выходим наверх. Нам оооочень сильно повезло с погодой, и вопреки всем прогнозам не было никаких осадков, а ветер дул совсем слабый - идеальная погода для восхождения. Перед нами в этот "не удачный" для штурма день к Вершине направились еще две группы с севера: британцы то ли 4, то ли 6 человек, которые зашли самыми первыми еще до рассвета и уже в 5 часов утра были на спуске, и женщина из Швейцарии, у которой возникли проблемы с кислородом и ей, к сожалению, зайти на Вершину не удалось. Ну а мы отправляемся в предстоящий 9-ти часовой путь.

День 40. 16 мая. Summit day!
День 40. 16 мая. Summit day!


Шли мы все вместе дружно, никто никого не обгонял. Вообще благодаря наличию кислорода восхождение на Эверест помимо продолжительности и дороговизны не имеет существенных ограничений к физической форме человека (те, кто говорят, что для Эвереста нужно здоровье космонавта немного кривят душей. Но чего нужно иметь в достатке точно, так это целеустремленности и уверенности в победе, над собой в первую очередь).

День 40. 16 мая. Summit day!
День 40. 16 мая. Summit day!


Первые 2-3 часа мы идем постоянно в гору. Хотя потом на спуске в свете дня она и горой то не показалась. Вспоминаю предыдущие 5-ти часовые наборы высоты, и меня терзают сомнения, зачем мы вышли так рано.
Не хотелось бы быть на Вершине в темноте. Мороз крепчает, но ни вдыхаемый воздух (он лишь в незначительной части примешивается к кислороду из баллона), ни органы осязания (почти все части тела) не информируют тебя об этом. Лишь порой трудно плотно закрыть глаза - мешают ресницы, на которых образуется иней и изморозь.

А так - прекрасная ночная зимняя прогулка. Кроме отдаленных огоньков-фонарей идущих впереди команд вокруг ничего не видишь. Но каждый раз при их появлении думаешь: «О Господи, куда ж еще дальше». А потом они скрываются, чтобы снова появиться на новой высоте, и так несчетное количество раз. Мы где-то ползем, где-то карабкаемся, но лазания как такового нет, пока нет. Удивительно, как на высоте согревает кислород: несмотря на конкретный дубак, я поменял многослойные варежки Вити на менее теплые рукавицы, которые мне подарил Костя на Маккинли.

День 40. 16 мая. Summit day!
День 40. 16 мая. Summit day!


Несмотря на то, что станции страховки сделаны неважно (ибо сделать их идеально на такой высоте просто невозможно), жумар периодически проскальзывает, а расстояния между станциями редко меньше 100 м, и на одной веревке висит по 10-12 человек (не представляю, что здесь творится, когда на штурм выходит не 15 человек вместе с шерпами, а 50-100); мы всегда страхуемся и перестегиваемся. А у всех шерпов только по 1 усу самостраховки и ходят они без жумаров.

Первую часть пути мы идем вверх в том же направлении, которое начали еще на Северном Седле. Но потихоньку мы приближаемся к гребню, по которому дальше мы и продолжим движение до Вершины, но уже с менее резким набором высоты. (Если смотреть с Северного Седла, то сначала мы поднимались все время вверх и прямо, а затем, выйдя на гребень, повернули направо к Вершине). И хотя кажется, что идти становится проще, дыхание говорит о другом, и мой шерпа Лакпа повышает подачу кислорода в моем баллоне до 2.5 литров в минуту. Вообще конечно шерпы делают неимоверную работу на Эвересте. Сначала они должны перетащить кучу альпбарахла на 8300 м, а в день восхождения тащиться в 5-й, 10-й или даже в 21-й раз на Вершину с 20-ю кг кислородного оборудования, из которых им самим нужно всего лишь 5.

День 40. 16 мая. Summit day!
День 40. 16 мая. Summit day!


Над изрезанной далекими пиками гор и мрачно чернеющей кромкой горизонта облачает свой диск мертвенно бледная луна. Здесь она не может быть другой – на такой высоте ведь ничего не растет и не живет. Усталость потихоньку начинает подкрадываться (сложно было восстановиться за 2-х часовой дневной сон, но Эверест есть Эверест). Тропинка, которая до сих пор была довольно широкой (настолько широкой, чтобы при желании на ней могли разойтись 2 человека), становится все уже и уже. Как правило, тропа представляет собой снежную дорожку с периодическими появляющимися камнями, число которых резко возрастает с увеличением уклона. По мере выхода на гребень около часа мы потихоньку набираем высоту, но это утомляет не сильно. Но вот я снова вижу вдали изумруды фонарей, резко взметнувшиеся ввысь. Мой шерпа говорит, что это первая ступень. Какая еще ступень? Я тут за горой, а не за ступенями...


Часть 2. Ступени на Эверест.

На поверку 1 ступень оказывается небольшим скальным образованием с достаточно крутыми стенами, по которым мы должны забраться наверх. Лезть по нему на руках практически нет необходимости, но жумар мы грузим основательно (хорошо, что я не Валя и не мог реально оценить "качественность" крепления страховочных станций, но все живы и хорошо). Правда, пока падать не очень далеко. В общем, потихоньку преодолели 1 ступень.

 Ступени на Эверест.
Ступени на Эверест.


По мере нашего приближения к вершине ширина «проезжей части» стремительно уменьшается. После 1-й ступени тропинка из скальной осыпи, на которую должен наступать альпинист, уменьшилась до размера 1 ступни, и как тут можно разминуться с толпой встречного движения, я не знаю. Но мы идем вперед, и пока навстречу нам никто не попадался. То исчезая, то снова появляясь из-за причудливых разрезов гребня, всю дорогу нас сопровождает наша подружка луна. Вскоре после подъема на первую ступень прямо на гребне слева от тропы я заметил булыжник метров в 5 с уютным естественным альковом, напоминающим чье-то укрытие.

А под ним засыпанный мелкой галькой профиль человека в позе эмбриона. Кто-то и правда нашел здесь свое вечное укрытие, так и не спустившись вниз с Горы… Этот галечный барельеф оставил след в моих мыслях больший, чем просто эмоции от увиденного тела погибшего альпиниста. На пути мне попались на глаза еще трое погибших (Витя насчитал 8); и одна из точек зрения альпинистов, с которыми я общался, заключается в том, что не стоит трогать, капсулировать или производить еще какие-либо манипуляции с погибшими. Во-первых, это бессмысленно и опасно, а во-вторых, Эверест – чудо природного мира нашей планеты, но очень жестокая гора, и мы должны помнить, что он всегда будет сильнее нас.

 Ступени на Эверест.
Ступени на Эверест.


Но вернемся к нашей тропе. Примерно к 2 часам ночи мы добираемся до «гриба». Гриб – шарообразная скала размером выше человеческого роста, напоминающая молодой шампиньон. А расположен гриб на гребне на относительно ровной и широкой по местным меркам (чуть больше 1 метра) площадке. Это место находится посередине маршрута от 8200 м до вершины и известно всем восходителям как точка смены кислородного баллона. Это единственное место на тропе, где относительно удобно можно поменять баллон. Правда, опять-таки, не знаю, что здесь творится в дни высокого трафика. В темноте, когда вокруг ничего не видно, кажется, что в районе гриба уже "почти все", но на самом деле работа на штурме Вершины начинается только после гриба, а до этого по сложности мы повторяли лишь этапы предыдущих дней.

 Ступени на Эверест.
Ступени на Эверест.


И вот мы приближаемся ко второй ступени - китайской лестнице. Увидеть 2-ю ступень для меня было неожиданностью. Парни, оказывается, читали про лестницу и морально готовились к ней. Я же ничего о ней не знал. Ну, во-первых, ко второй ступени тропа продолжала мельчать, и теперь, следуя по «дороге», расположенной между стеной в 10 см слева и обрывом справа, приходилось еще и «скакать» вверх-вниз в поисках выступов, расположенных на разных уровнях по вертикали. Обрыв справа от тропы, кстати, не сказать, чтобы крутой и очень отвесный, шанс выжить при падении теоретически, наверное, есть, но он не высок. При неудачном падении 1 - 2 км так точно есть, куда лететь.

 Ступени на Эверест.
Ступени на Эверест.


Сама лестница при взгляде со стороны выглядела вполне безобидно. Пара шатких стремянок, последовательно связанных между собой альп шнурами, из пяти ступенек каждая. Лестница закреплена вертикально, но при достижении верхних ступенек она может кубыркнуться под тяжестью альпиниста до горизонтали по принципу детских качелей. Днем в кроссовках и не над обрывом в пару километров преодолеть такую лестницу не составило б труда и ребенку. Но на высоте в 8,5 тысяч метров в минус 30, одетым и обутым в неповоротливое высотное обмундирование, да еще и ожидая своей очереди на лестницу в 20-ти метрах от погибшего альпиниста, восприятие этой лестницы немного иное. Даже шустрые шерпы преодолевают лестницы не так бодро, люди есть люди. На лестницу забрались. Но... за поворотом обнаружилась другая лестница метров 6 высотой, более крепко, но не более надежно закрепленная к стене. И вот уже эта лестница ставила гораздо больше вопросов.

 Ступени на Эверест.
Ступени на Эверест.


Вдобавок к обстановке вокруг, описанной выше, во-первых, полная темнота, а налобным фонарем ступеньки лестницы полностью не освещаются. Во-вторых, острые и цеплючие кошки не дают устойчиво подниматься - лестница стоит очень плотно к стене. В-третьих, сильно мешает страховка, к которой надо, естественно, прикрепиться. Ну и чтобы альпинистам совсем скучно не показалось - лестница заканчивается за метр до окончания вертикальной стены, на которую мы лезем, а дальше лежит снег, за который уцепиться не так просто.

 Ступени на Эверест.
Ступени на Эверест.


И вот тут уже нужно задействовать все свои части тела для преодоления такой «лесенки»: и руки, и пресс, и мозги, не забывая о жумаре и страховке...


Часть 3. Долгожданная вершина 8848 м

Итак, пока 1 альпинист забирается на лестницу минут 10-15, остальные стоят следом за ним в ожидании. Подходит мой черед, я вылезаю на новую высоту, но идущие передо мной Валик и Слава с шерпами уже далеко ушли вперед. Слегка припорашивает. Уже порядком устав от холода, ветра и подъема, я еле шагаю по снежной тропинке вверх, и тут на пути возникает новое препятствие - пара небольших «каминов» метра по 4 каждый. Камин – это скальное «сооружение» все так же с достаточно отвесной стенкой, на которую необходимо забраться, но усложненное тем, что по бокам с обеих сторон тебя «зажимают» скалы. И по этому скальному желобу и нужно забраться наверх. Кислород в баллоне и человеческий мозг позволяют накапливать силы и аккумулировать энергию, необходимую для преодоления трудных участков маршрута. За счет этого берешь волю в кулак и вытаскиваешь себя из этих неприятных вертикальных каменных щелей. Но когда люди идут тут без кислорода, это ж безумие... Вот что действительно на грани возможностей.



Опубликовано Kirill Lyulyaev 24 мая 2017 г.



Тем временем мы все ближе подбираемся к нашему холмику. Дело в том, что сама вершина Эвереста представляет собой достаточно правильный конус метров 200 в диаметре по основанию, на верхушке которого сияет суровая скала, прилично засыпанная сверху снегом. Осталось всего то забраться на этот холм-конус и найти на нем высшую точку. А пока мы движемся по склону с уклоном градусов в 40 с ожиданием, что скоро за ним нам откроется Вершина. Я уже миллион раз задал вопрос моему шерпу, где же, наконец, эта верхушка и сколько еще до нее.



Опубликовано Kirill Lyulyaev 22 мая 2017 г.


«Да-да, подниметесь и ... надо только немножко обойти и она уже вот». А все еще не светлеет. Ну и как это подняться на Эверест в темноте, что за фигня, до рассвета ж еще целый час. Но оказалось, что и склон поддавался нам целый час. Интересно, кислород или мечта больше греет, настолько, что не мерзнешь вообще? Кажется, что совсем не холодно, но на груди висит огромная 30-ти сантиметровая ледяная глыба, из-за которой даже не получается закрыть куртку, хорошо, что и так тепло.



Опубликовано Kirill Lyulyaev 22 мая 2017 г.


А вот и наш финальный скальный бастион. Чтобы попасть на Вершину, нам нужно сначала «обойти» эту скалу справа, что значит перепрыгивать по редким выступам каменной стены, забираться по крутым покатистым булыжникам, напоминающим бараньи лбы, на сплетенье перил разных лет пролезать по маленьким, но неприятным каминам, увидеть в пропасти самую большую тень на земле и, наконец, узреть долгожданный безлюдный снежник… хм, почему он безлюдный? Потому что это только ложная вершина, а до истинной нам идти чуть дальше еще минут 10. И там уже заседает первая группа восходителей на Эверест 16 мая, которая, правда, при нашем приближении любезно освободила место и двинулась на спуск.



Опубликовано Kirill Lyulyaev 22 мая 2017 г.


О чем же думаешь в этот момент, в момент кульминации восхождения и напряжения всех своих усилий, приложенных на подъеме?
Я думал о своем младшем сыне Тихоне, обаятельном и смышленом малыше с синдромом Дауна, образ которого я в течение всей экспедиции носил на видном месте (его фото на моей футболке), и на невидном - в моей душе. Я вспомнил Энди, который не видит, и который, я уверен, будет через несколько дней так же стоять на Вершине мира. Я думал о том, как много человеку доступно из обыденных и понятных ему вещей и поступков, но насколько больше человек может совершить того, о чем он не знает, или не знают/пока не понимают окружающие.


Опубликовано Kirill Lyulyaev 21 мая 2017 г.


У меня есть мечта – забраться с моим Тишей на Эверест, и не важно, будет ли это Вершина, промежуточный или базовый лагерь.
Если такая мечта и волевое стремление к ней есть, то и все остальное обязательно получится. И сегодня, подняв над Эверестом флаг нашего с Тихоном проекта «Тихон 8848» (в рамках которого мы поднимаемся с ним пусть пока еще на совсем небольшие в силу его возраста, но самые высокие холмы и горки разных стран), я почувствовал, что эта мечта стала еще ближе и реальнее.



Опубликовано Kirill Lyulyaev 24 мая 2017 г.


Как все же много могут дать человеку его мечты и как сильно они могут влиять на его жизнь. Главное – по-настоящему хотеть. Эта работа предыдущего месяца, временами казавшаяся на грани твоих возможностей - все окупается моментом, когда ты подходишь к самой высокой точке нашей планеты, глаза немного слезятся от осознания торжественности момента, и тебя, твою команду и твои мечты озаряют лучи утреннего солнца, восход которого ты наблюдаешь с Вершины этого мира. Вот она – вершина выше неба, казалось бы, недосягаемая для простого земного человека. Все возможно. И я сделал это с мыслями о тебе, мой сын Тихон!



Опубликовано Kirill Lyulyaev 24 мая 2017 г.


Не верится и, наверное, еще долго не будет вериться… Но пока надо не забывать, что мы сделали только 50% восхождения. И даже «С Горой» восходителей всегда поздравляют только по возвращению в базовый лагерь, и не зря… Впереди нас ждет «веселый» 14-ти часовой спуск.




Часть 4. Спуск до 7700 м. Шерпа - происшествие.

Нам повезло - наша группа была на вершине одна, и места на пьедестале почета хватило всем. Поснимались и так и эдак, правда видеообращения снять вы вышло, т.к. под конец мой телефон тоже не выдержал такого счастья и вырубился. Но может оно и к лучшему, т.к. потом я увидел, что немного обморозил палец, потому что долго делать фото без рукавиц на телефон на вершине Эвереста не лучшая идея. А руки для спуска мне были еще нужны. Мы знали, что спуск будет либо тяжелым, либо очень тяжелым. Еще бы: мало того, что позади 8 часов подъема, так нам еще и предстоит проделать 4-х дневный путь чуть более, чем за 12 часов.

Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.


После спуска с вершинного скального бастиона (никакая восьмерка в веревку не лезла нигде, кроме пары участков на первой и третьей ступенях, и шли мы все время на скользящем, из-за чего к концу суток все уже ненавидели эти веревки) мы встретили нашего товарища Хориа без кислорода, без шерпы, в целости и сохранности. И как нам потом сообщили, эти крайние 100 метров до Вершины он в итоге дошел. Правда, сейчас все в ожидании его спуска в АВС, но вся наша команда душой вместе с ним. Я не устаю поражаться людям, которые отважились на пребывание в течение нескольких дней в этих космических условиях без кислорода.
Это феноменально.

Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.


На спуске удивительно было открывать для себя новые пейзажи уже пройденного пути. Дорога местами оказывается совсем уж не такой крутой, какой казалась при подъеме, а иногда местность вообще не узнать. Собственно говоря, утреннее солнце пролило свет в основном на реальную ширину тропы, ненадежность перил и не такую уж большую высоту каминов. Единственная «непреодолимая» трудность - вторая ступень. Если остальные преграды теоретически можно было бы осилить свободным лазанием, то как преодолеть вторую ступень без привязанной сюда стремянки, неясно. 10 метровую отвесную стену никак иначе не перелететь. Только если какие-то веревочные системы придумывать... В общем лестница там конечно очень нужна. Думаю, что если освоение Эвереста будет продолжать развиваться такими же темпами, лестница может стать подлиннее, и, возможно, появятся новые в районе третье ступени с каскадом каминов.

Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.


Гриб появился перед нами удивительно скоро после того, как мы покинули Вершину. На пути туда дорога от гриба до верхушки заняла часа 4, вниз нам потребовалось времени не больше часа. После 3-й и 2-й ступеней и карнизной тропы по стене дальше до лагеря 8300 м технических сложностей никаких не осталось. Но тут мы замечаем, что во время небольшой паузы шерпа Бобка завис: сидит и на что не реагирует. Он обморозил руки, куда-то дел свой баллон с кислородом и уже явно не в адеквате. Помимо того, что мы начали распинывать его, Витя отдал ему свои спасительные варежки и баллон кислорода, нам надо было еще понять, наш ли это вообще шерпа (хотя вопрос помогать ему или нет, конечно же вообще не стоял, независимо от этого). В какой то момент казалось, что он вообще не дышит, и ситуация может оказаться критической, но, к счастью, наши пинки, кислород и рукавицы Вити помогли, и все разрешилось благополучно.

Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.


Вот и первая ступень. Оказалась совсем небольшой горкой. Дальше проход по гребню и спуск метров на 100 к лагерю 8 300 м, который уже виднеется впереди. Почему же вверх было так долго? Какой то кусок пути мы спускались дюльфером, и я даже задал вопрос Вите: «А мы точно здесь поднимались?» Ну совсем никак не соответствовал рельеф на спуске тому, что я видел или рисовал себе в воображении в темноте на подъеме.

Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.


Ура-ура! Вот и палатки на 8200 м (которые называются 8300м). Я абсолютно мокрый, т.к. после восхода солнца температура воздуха выше нуля, а одеты мы на минус 40. Забираюсь в палатку, не спеша снимаю с себя всю одежду до белья и вздыхаю полной грудью (естественно кислородом из баллона, т.к. на высоте 8200м на полную грудь воздуха маловато). И тут слышу снаружи: «Ребята, не задерживаемся, нам надо идти вниз». «Террорист, деспот, изверг» - думаю я, - « Как же так можно. Дай хоть 20 минут в себя прийти». – «Нет, если задержимся - все умрем, и никаких...»

Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.


Приходится опять ругаться, говорить, что пойду я через 10 минут, как соберусь, сам, так как моментально все одеть на себя обратно я не в состоянии. Как говорил потом Славик: «Сидит Кирилл посреди палатки на 8200м в одних трусах среди кучи вещей, в расстроенных чувствах и не знает, что делать».

В результате группа выходит без меня, а я выхожу спустя минут 10, но легко догоняю Витю со Славой. И мы идем вниз Славик, Витя и я. А Рашид с Валиком умотали вперед.

Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.
Спуск до 7700 м.


Лагерь 7700 м должен обнаружиться за небольшим поворотом после сброса метров 200. И он действительно там есть – появляются оранжевые купола палаток. Вдоль всего лагеря натянут шнур, по которому мы спускаемся, и, несмотря на усталость, мы упорно двигаемся вперед и вниз. Но в какой-то момент что-то пошло не так…


Часть 5. «Алиса в стране чудес».

В какой то момент я вижу палатки совсем близко и ухожу вперед от Вити и Славы. И тут ... случается самое неожиданное за все 14 часов спуска. То ли гриб с 8500 м подействовал, то ли в кислород что-то добавили, то ли усталость на большой высоте дала о себе знать - я неожиданно оказался в полугаллюциногенной сказке.




Я знал, что я на какой-то горе (название совершенно выпало из памяти), знал, что надо идти вдоль веревочки, знал, что товарищи рядом, но больше я ничего не знал... и что самое веселое - я не мог узнать место, где я сейчас нахожусь. Баллоны кислорода около палаток подсказывали мне, что я в том месте, где надо, я даже помнил, что мне нужна палатка, где я оставил свой спальник; но куда именно надо идти, было совершенно не понятно.
Сиреневый альпшнур вел меня в какие то разломанные скалы, а палатки стояли сбоку. Я отцепился от страховки и пошел выяснять, что это за палатки. В том момент Слава с Витей были далеко за мной.



Вокруг палаток то тут, то там возвышались нагромождения слоеных гранитов, которые мне казались маленькими деревянными строениями. При этом идти через них было почему-то явно ближе, чем по прямой веревке. Ступая кошками по свежевыпавшему снегу между палаток, кислородных баллонов, строениями из гранитов, мне казалось, я вижу сквозь начинавшуюся снежную пургу чьи-то образы.



Были ли это призраки, галлюцинации или живые люди на 7700 м я так и не узнал, ибо дойти до них я не мог.
Пару раз я довольно больно грохнулся и даже умудрился порвать свой костюм. При этом штанины костюма были расстегнуты по бокам, и во время падения туда плотно набивался снег.



Неожиданно слева проявился Рашид. Или его образ... но он разговаривал. Это явление Рашида напомнило мне кролика из Алисы в стране чудес. Он куда-то спешил, появился и сразу исчез... т.е. зацепился за сиреневый шнур и скрылся в скалах внизу.
На мое счастье спустя пять минут сверху спустились Витя со Славой. Фух. Значит, я не один. Мы продолжили спускаться дальше. Я решил не отходить от них, но т.к. движение происходило медленно, я все-таки отправился куда-то на поиски нашей палатки. Призраки продолжали появляться, но они были по-прежнему недосягаемы.



Мне начало казаться, что я в заброшенном лагере - думаю - может быть прошлогодний... Затем я очутился на широком склоне и опять побежал за каким-то призраком, поскользнулся и покатился. Волей случая бывшая у меня в руке туристическая палка, которую я использовал как флагшток на вершине, позволила выполнить самозадержание. Снег еще больше набился в штаны, и пришлось застегнуть молнии. Метель усиливалась, и я снова увидел спасительный образ Виктора и Славы.

Дааааа... я мог бы улететь к чертям. Если я и нахожусь в параллельной реальности, то лучше уж находится в ней втроем. И с этого момента я больше не отходил от ребят. Витя отошел метров на 30 левее тропы, не отходя от шнура, и засел под камнем, а я решил дождаться Славу и прямо спросить его, где мы и не потерялись ли, и что это вообще за реальность.
И о счастье, он говорит что Бобок все знает, и на самом деле мы находимся уже в самом низу лагеря 7700 м, а спуск вниз (по которому я чуть не улетел) - это спуск уже на Седле Эверест-Чангзе. Эверест! Точно! Так я заново обрел реальность, координацию, и что интересно, почувствовал даже прилив сил и бодрости. Правда, спальник остался в палатке…



И так нас ждал спуск до лагеря Северного Седла. С новыми силами мы ринулись вниз. Восьмеркой уже не пользуешься - идешь на скользящем, травя веревку. Ноги забиваются очень быстро, да и руки ноют. Периодически на станциях садимся на снег и приходим в себя 5-10 минут. Идем: впереди Витя, следом я, а потом Славик. В какой-то момент Витя Бобок немного уходит вперед и теряется из виду в пурге. А когда я Витю настигаю, обнаруживаю его разлегшимся на снегу около станции страховки.
«Виктор Анатольевич, что с тобой, ты чего тут лежишь?» - «Я жду Славу.» - «Зачем?» - «Он в состоянии, близком к обессиленному, если его оставить одного, он может не дойти». А Слава и впрямь виднеется далеко позади, бредущий качающейся походкой по веревке. Приняли решение, что я жду Славу, и мы идем с ним вместе, а Виктор отправляется в лагерь 7000 м делать всем чай. Дожидаюсь Славку, мы вырабатываем стратегию спуска: 100 метров ходу - 3 минуты отдыха и вперед.
Идем с часами, ни на что не отвлекаемся. Изредка мимо нас пролетают наши шерпы и скрываются в метели впереди. Когда облако со снегом уходит в сторону, уже отчетливо видим профиль Чангзе и лагерь 7000 м в белой пелене.


Часть 6. Спуск в АВС.

Чувство времени потеряно полностью. Валит снег, и тропинку можно различить уже с трудом. На станциях перекидываю самострахи себе и Славе. Разговариваем о том, как хорошо где-нибудь в бане в Катманду. Последние 200 метров до лагеря взлет вверх. Ползем. Неожиданно замечаем справа и слева от тропы трещины. Иду прямо, и апофеоз сегодняшнего дня – проваливаюсь в трещину, правда, не глубоко, всего лишь по пояс. Но стремно. Каким-то чудесным образом один обессиливший альпинист вытаскивает из трещины другого не менее обессилившего. Достаем палку, и нащупываем путь до лагеря. Еще спустя полчаса доходим до палатки, где сидят Виктор и Рашид и пьют чай. Падаем к ним. Впереди спуск с Седла, а уже 18 часов вечера. Времени в обрез.

Спустя 30 минут отдыха забираем наши вещи и начинаем спуск. В соседней палатке часть группы 7 вершин: Саша Сидякин, Олег и Андрей. И они первые, кто нас поздравляют с Вершиной. Мы сами то еще не до конца осознаем значимости сегодняшнего дня, а ребята поздравляют, обнимают, хвалят. Это придает нам сил на последний бросок до АВС. Мы желаем им удачи и хорошей погоды (штурмовой день у них запланирован на 19 мая) и отправляемся вниз. Со стены я спускаюсь минут за 30, оставляя Рашида со Славой и Витей позади, и ползу на автопилоте в АВС.

По пути я умудряюсь сбиться с тропинки после Крэмпон Пойнта, сажусь на хвост каким-то альпинистам и еще битый час мы прыгаем с камня на камень до наших палаток. И вот, ура, в 20 часов вечера, спустя 23 часа после старта штурма я могу сесть/лечь и отдохнуть, сколько хочу. Валя уже во всю расслабляется. А в 21 час до АВС доходят оставшиеся участники нашей команды, и нам подают вкусный теплый ужин. Первый раз за трое суток. Ну а после ужина – моментальный отбой, в эту ночь мы все спали как бобки.



Сон на высоте 6400 м – штука постоянно меняющаяся с периодичностью «через день». Вчера я спал как младенец. А сегодня была, кажется, худшая ночь в моей жизни. Насморк, головная боль, жажда, кашель, и вот, наконец, восход солнца. Один глаз открывается с трудом: то ли продуло, то ли что-то еще. Но зато поутру радостное осознание, что сегодня мы ВАЛИМ ОТСЮДА вниз.
Хотя если посчитать, в общем сложности на 6400 м мы провели всего то дней 10. Да и вообще акклиматизация нашей экспедиции была выстроена по минимальному и достаточному принципу. Но и еда, и гигиена, и быт, и все вокруг спустя месяц жизни в палатках на высоте бесконечно удручают. Скорее бы уже в цивилизацию. (Чтобы спустя какое-то время снова захотеть в горы)))

Мы вышли из базового лагеря на штурм Вершины 9 мая в день Победы. Сегодня, спустя 9 дней 18 мая. А на душе у каждого из нас наш горный день победы! В небе светит солнце, дует приятный ветер. Ощущение сделанного чего-то большого. И как приятны взгляды и улыбки из соседних лагерей. Сегодня однозначно наш праздник!

Утром первыми нас поздравили Энди и Джон, пришедшие в АВС вчера из базового лагеря. Поздравляли с Горой нас еще по возвращению с Вершины прямо с порога, продолжают поздравлять и сегодня.

Собрав все вещи в лагере АВС, мы двинулись вниз на 5200 м. Сегодняшний спуск в базовый лагерь стал для нас настоящей «тропой славы». Шагая вниз вместе нашей дружной командой и не разбиваясь на части, мы принимали поздравления от других экспедиций, которые сегодня в большом количестве следовали наверх в АВС. Каждый раз, когда наш пионерский отряд проходил мимо других групп, нам задавали один и тот же вопрос: «Did you summit?» И какое же это наслаждение после всех пройденных трудностей отвечать: «Yes!» Слушая в ответ: «Сongrats!!!»
Yes yes yes!!!

Все в этот день, действительно, как сговорились идти в АВС, и на тропе мы встретили всех своих знакомых, в том числе и наших соотечественников: группы Сергея Ковалева, Чатура и 7 Вершин. И все нас поздравляют, а мы в ответ им всем от души желаем Вершины.

Ну а по приходу в Base Camp принимающая сторона и вовсе устроила нам настоящий праздник. Нас встречал весь стафф Кламбалаи, затем нам торжественно надели белые ленточки на шеи, дали пиво, водки, колы - кто что любит. И после накрыли великолепный праздничный ужин, в завершении которого наш повар принес нам огромный праздничный торт с надписью «восходителям на Эверест». А позже вручили сертификаты, подтверждающие факт нашего восхождения на самую высокую точку планеты.

Наша экспедиция закончилась. Но каждый из нас на всю жизнь сохранит память об этих днях. О близком к границе человеческих возможностей усилии воли в преодолении трудности, о чувстве глубокого уважения к товарищу по команде, о благодарности за ответственность и заботу о тебе со стороны шерпы и обо всем том, что встает в памяти, когда мы произносим заветные слова Экспедиция на Эверест 2017.

Теги: Валентин Сипавин, Эверест, альпинизм, Эверест 2017, Everest 2017
Автор: Кирилл Люляев, www.facebook.com
Просмотров: 3578
Опубликовано 2017-05-28 в альпинизм

comments powered by Disqus