Пятитысячник зимой - рассказ о восхождении украинской команды на Казбек



Не смотря на то, что за окном уже весна, хочется написать отчет о нашем зимнем пяти-тысячнике. Забегая наперед скажу – мы ТАМ были.

Основную информацию вы уже получили.
Теперь остались те, кто хочет услышать что-то большее.

Имея двулетний опыт, наблюдая за погодой, мы решили, что мы просто обязаны начать восхождения 23-24 февраля и штурмовать вершину до 30го. Так как по нашим наблюдениям под Новый Год портилась погода, да и в Новом Году просветления было не ведать.
Поэтому скорость перемещения по Грузии была чрезвычайно важна. Все было рассчитано по минутам. Но, перевернулось все «с ног на голову».

Авиакомпания МАУ задержала рейс на час. В связи с поздним прибытием и разницы во времени, мы успели, за пару минут до закрытия магазина, купить газовые баллоны в Тбилиси, но не успели на последнюю маршрутку до Степанцминда. У нас был забронированный Guest House, и был запланирован выход. Посоветовавшись – решили ехать сегодня! Машина стоила нам 100 лари. Ехали мы часа четыре. За Гудаури в сторону границы была очередь из фур, припаркованных на дороге. Работала лишь одна полоса. Регулировалась она полицией, но мы больше стояли, нежели ехали.

Не знаю, почему нигде не встречала в описании такую специфику Грузин: когда грузин за рулем, печка обогрева должна работать на 28-29 градусов тепла и дуть прям в лицо. Что правда это чувствует больше всего пассажир на переднем сидении. А так как я – не любитель серпантинных горных дорог на автотранспорте – место доставалось мне. Это жутко раздражает, потому что какой бы минимальный мороз на улице не был, ты мгновенно замерзаешь, как только выходишь с машины.

В общем: двенадцать часов ночи. Мы стоит возле дома без вывесок и признаков жизни, и это должен быть наш Guest House. Не можем найти номер телефона владельцев. Интернет плохо ловит. Мороз крепчает.

С горем пополам, вызвонили хозяйку. Нас приняли и разместили. Мы облегченно вздохнули. Перебрали рюкзаки и легли спать. С намерением завтра пораньше выйти, подъехать до церкви Гегрети и начать свой маршрут.

24 февраля 2016 года. Десять утра – мы открыли глаза.

На booking было сказано, что в стоимость входит завтрак. Но так как грузины плохо понимают русский, это оказалось ошибкой. Спасибо владельцам хостела, за их гостеприимство – они нас накормили, и сказали, что на сей раз это совершенно бесплатно. Ещё и дали с собой питательные грузинские пирожки в дорогу.

Мы решили ещё повысить их доход, и уточнили, нет ли у них машины. Машины у них не было, но больше того, они сказали, что дороги к церкви нет – максимум до конца села Гергети.

Двенадцать часов дня – выход.

Впервые за три года мы пешком набираем высоту с 1700 до 2200м. Мой 25 килограммовый рюкзак впивался мне в пояс и начал давить на левую ногу. Уже возле церкви я готова была ставить палатку. Но! Нужно было идти дальше. Нога стала настолько болеть, что я уже не могла идти. Хорошо, что в мою голову пришла светлая мысль, и я часть тяжести рюкзака перенесла на плечи, подтянув лямки, – открылось второе дыхание.

Пять вечера. Темнеет.

Подъем был спокойный. Небо усыпалось звездами. Был штиль. До последнего не хотела останавливаться и доставать фонарик из рюкзака. Пришлось достать, когда в очередной раз споткнулась и испугала собаку, которая увязалась за нами от церкви.

Мы долго шли в темноте. GPS был в рюкзаке. MapsME на телефоне немного врал. Никто не знал, как долго нам предстояло идти. Спасатели в Степанцминда сказали, что где-то перед нами ушла на маршрут грузинская группа из Тбилиси. И вот произошла долгожданная встреча. Нам предложили сразу чай. Помогли поставить палатку. Когда сняла рюкзак и забралась внутрь — радости не было предела.

Договорились проснуться в семь утра, выход – в девять.

25 февраля. Семь утра.

— Леха, Дима, вы проснулись?

— Да.

— Встаем, собираемся?

— Нет, там темно и грузины ещё спят, давайте встанем в восемь.

Естественно в восемь никто не встал, и грузины ушли, когда мы завтракали.

Солнце стояло высоко, когда мы собрались и пошли по следу. Поднялся немного ветер.

Местные от приезжих отличаются знанием местности. Грузинская группа обошла лавиноопасный траверс – не по маршруту — просто резко сбросили высоту. Мы следовали за ними. Хотя мы были тут не впервые, все же легче идти за кем-то по протоптанному снегу.

Так же и ледник они пересекали. Они не шли по сыпухе, в лоб, на метеостанцию, а медленно, набирая высоту, шли по леднику, до вешек. Оказывается, там есть вешки, которые указывают на тропу. Она хоть и круто вверх идет, но все же не сыпуха с мусором и обломками разного сорта.

В этом году на метео я пришла «полна сил» в сравнении предыдущих двух раз.

Гостеприимные грузины сразу нас забрали к себе в комнату, где у них была уже натоплена печь и вода для чая. Боюсь соврать, но мне казалось, что в комнате было градусов двадцать тепла.

Они нас напоили, накормили, отогрели.

Оказалось, далеко не все понимают русский язык. Но хорошо, что некоторые понимали. Договорились завтра идти на акклиматизацию на вершину Орцвери, что тоже считается маршрутом — двойка.

Чувствовали все себя неважно. Мне нелегко давался этот взлет на метеостанцию – 3600м. Но я знала, что после ночи станет легче. Так оно и случилось, но не у всех.

Утро 26 февраля началось с головной боли и тошноты. У меня это было все ночью, так что я проснулась как огурчик. Алексей и Дмитрий сняли симптомы с помощью кофе. Единственное, что Бородач все же не мог справиться с головной болью. Он остался на метео отсыпаться, а мы, втроём, снова пошли по следам грузинской группы. Солнце ярко светило и радовало нас своим теплом. Но как только мы спрятались в тень – мороз бежал по коже.

Маршрут от метеостанции сначала шел по маршруту – двойка на Казбек. Не доходя до «погремушки», возле креста, мы спустились налево – на ледник. На леднике были трещины, но они плотно были забиты снегом. Пересекая ледник, слева от нас был хребет, который и вел на Орцвери. Вершину так же видно при подходе на метеостанцию – слева ледовый подъем и есть Орцвери.

Поднялся ветер. Не было видно и следа. Все заметало за минуты.

Когда мы вышли на хребет, на высоту 4100м – я одела пуховку, варежки, спрятала всю фото-видео технику и готова была уже спускаться, хоть мы ещё не поднялись. В движении согрелась, но усталость брала свое. Мы зашли на первую вершину, и, не дожидаясь грузинов, которые пошли дальше, начали спуск вниз.

Почти миновав ледник, нашли открытую часть зимнего льда. И решили попрактиковаться крутить буры. С зимним льдом не все так просто оказалось.

Вернувшись на метеостанцию – растопили печь, начали топить воду. Через полчаса — пришли и грузины.

Мне кажется, из-за теплой комнаты на метео я плохо акклиматизировалась к холоду. Хотя мы и спали в холодных комнатах, и в этом году на метео было всего минус 16 (внутри здания), я сильно мерзла, находясь без движения.

27 февраля у нас был день отдыха перед штурмом вершины. Мы, снова, сидели в тепле, играли в шашки, шахматы, карты, нарды. Пили чай. Ели и отдыхали.

Бородачу стало легче. Было предложение сходить к церквушке на 3900м, никто не выявил желания гулять. Так что все просидели внизу, даже Бородач, а зря.


28 февраля — день восхождения.

Это была 75 годовщина восхождения на вершину инструктора грузинской группы– Гези.

Вышли мы в пять утра. Так как зимой здесь очень холодно, оставили себе темноту на подход, что бы с рассветом зайти на ледник, высоту 4200м. До ледника мы шли дружной грузинско-украинской группой. Шли связками. Украина – четыре человека, Грузия – пять. При подходе на двойку, есть место между горой и ледником под названием «погремушка». Марсианская порода Казбека вытаивает на солнце со льда и падает вниз. Туда, где и проходит маршрут. На ледник заходить очень опасно – он полон трещин. Только этим летом при спуске там погибла одна связка. Это место лучше всего проходить в темноте, по морозу, как мы и сделали. Никогда не забуду первое впечатление, когда я услышала шум камней в 2014 году, при первой попытке восхождения. Как сейчас помню: чахнущий свет фонаря, сильный ветер, набивающий глаза песком… и этот страшный звук падающих камней, разбивающихся и летящих в разные стороны. Но вот что удивительно. В день восхождения я не слышала ни одного падающего камня.

Когда мы пересекли отметку 4600м, это самая высшая точка, на тот момент, к которой мы добрались в 2014 году, я думала: «Ну все, почти вершина!» И силы были и настрой. Но не тут то было. Угол уклона начал увеличиваться. Жесткий фирн перешел в лед. Временами казалось, что кошки не держать на льду. Особенно когда кто-то в связке останавливался, веревка натягивалась и стягивала вниз.

Когда мы зашли на огромную полку, а точнее на одну из сторон огромной трещины ледника, мы остановились, что бы передохнули. Высота была примерно 4800м. Был час дня. Погода начала портиться. До этого светило солнце, и хоть мы и шли в тени, варежки приходилось снимать. Теперь же я поплотнее укуталась в капюшон, надвинула маску на глаза. Ветер начал переметать снег и тучи. Видимость упала, хоть время от времени появлялось солнце. Все выразили готовность подняться на вершину. И мы пошли дальше.

Казбек – огромная глыба льда с камнями. У основания он разорван трещинами. Они расходятся во все стороны и порою достигают пяти метров. Приходиться быть бдительными и ходить кругами дабы найти безопасное место пересечения.

Обойдя все трещины, мы подошли под вершину. Благодаря летним восходителям, серпантин-тропка осталась. И то, что это был сплошной лед — не мешало спокойно, в связке, подняться.

ВЕРШИНА! Огромный белый холм. Местами видно «марсианские» камни.

Два часа дня. Ветер сбивал с ног. Пришлось на вершине сидеть. Фототехника замерзла. Нормальных фото и видео просто нет. У меня GoPro работала три секунды и отключалась. Согреть её было нереально. Так что мы в темпе начали спуск. И силы начали покидать и меня. А на 4200м, уже на леднике, меня накрыло. Стало очень тяжело идти, начало тошнить. Попили чай, отдышались и возобновили движение. Вернулись мы около пяти вечера. Восхождение и спуск у нас заняло 12 часов. Мне не верилось, что мы были на вершине.

Грузины нас поздравляли, наливали чай, да и покрепче…

29 февраля мы начали спускаться. Ветер теперь бушевал и на высоте метеостанции. Спуск был быстрым, хотя и ветряным. Усталости не чувствовалось пока мы не попали в тепло (местный ресторан) и не сели отдохнуть. Мы не вставали с места часа три. И весь следующий день почти не выходили из дома — ели и отдыхали. Правда, пришлось Бородачу обратиться в местную клинику, с тремя обмороженными пальцами, которые взялись волдырями. Мы страховались в PZU. Прием в больнице для иностранца стоит 60 лари. Долго выясняли — покрывает ли страховка данный случай. Часа три спустя выяснили, что процедура подлежит компенсации. Но, в Грузии платишь сам, берешь все чеки диагноз врача, а компенсируют уже в Украине. Хорошо, что компенсировали. Хорошо, что были деньги заплатить в Грузии за консультацию.

Продолжив наше путешествие, мы постоянно наблюдали за погодой на вершине. Мне кажется – все, кто хотел зайти на зимний Казбек должны были это сделать этой зимой. Погода этому способствовала.

Всем хороших восхождений!

Теги: альпинизм, Казбек, восхождение на Казбек
Автор: http://fais.kiev.ua
Просмотров: 341
Опубликовано 2017-04-12 в альпинизм

comments powered by Disqus