Михаил Поддубнов: «Самое радостное — благополучный спуск»

Михаил Поддубнов
Михаил Поддубнов


Горы манят своей неизведанностью, новыми впечатлениями и невероятно красивыми панорамами. Они закаляют характер и учат выживать в сложных условиях. В гости к «Вістям» заглянул днепровский альпинист Михаил Поддубнов, за плечами которого более десятка сложных восхождений.
Он рассказал о первопрохождении на гору Тетнульд, участии в спасательных работах на Кавказе, о том, как трижды подряд встретил Новый год по пути в Аргентину.

От Редакции:

Михаил Поддубнов - альпинист из Днепра, на счету которого множество сложных восхождений в Альпах, Гималаях, Кавказе, Южной Америке; включая первоппрохождения новых маршрутов как в Крыму так и на Кавказе, а также победа в Чемпионате Украины по альпинизму 2015 года, третье место на Чемпионате Украины по альпинизму 2014 года



— Михаил, Вы уже много лет увлечены альпинизмом. С чего начинали?

— Мой первый поход состоялся еще в студенческие годы. С одногруппниками поехали в Крым. Опыта не было, даже толком не знали, что с собой брать. К примеру, вместо каримата я взял одеяло в цветочек.
Еще и упаковал в прозрачный целлофановый пакет, привязал его к рюкзаку (смеется). Вскоре инструктор Федерации альпинизма Валерий Ломыга решил возобновить в ДГУ секцию.
В ней я учился работать с веревкой и альпинистским снаряжением, лазал по скалам в районе Монастырского острова. Зимой мы с секцией выезжали в Карпаты, а весной и осенью — в Крым. А мое первое настоящее восхождение было на вершину Софруджу на Западном Кавказе.

— Имея за плечами десятки восхождений, о чем чаще всего вспоминаете?

— В этом году мы с напарником Максимом Куралесовым первыми прошли по неизведанному маршруту на гору Тетнульд в Грузии. Невероятно интересно было, так как не знали, чем маршрут удивит через минуту. Каждый раз возвращаюсь домой с багажом впечатлений, эмоций и историй.
Запомнилось восхождение на Эльбрус, так как мечтал о нем с первых дней занятий альпинизмом.

Также сложно забыть, как на горе Малый Домбай неожиданно начался ливневой снег с грозой. Мы не успели спуститься к палаткам, и всю ночь сидели на камнях. Этот пронизывающий холод помню по сей день. И конечно же знаменательным было первое восхождение на вершину Айленд-Пик, высота которой — 6189 метров.

Всего в Гималаях был шесть раз, мы ходили треккинг к базовому лагерю Эвереста и совершали восхождения на окрестные шеститысячники. Побывал на юге этой страны в национальном парке Читван. В джунглях катался на слоне, а в пяти метрах от меня гуляли носороги и олени.

Также сложно забыть крик «Камни!», когда альпинист выше по скале задел отколовшиеся кусочки скалы, и они полетели вниз. В такой ситуации все «впечатываются» в стену и надеются на лучшее. Эти секунды показались мне вечнос­тью. Все прошло благополучно, но на камнепадоопасные маршруты сейчас стараюсь не ходить. Лучше, когда скала монолитная и прочная. А еще запомнилось, как я встречал Новый год три раза подряд…

Михаил Поддубнов
Михаил Поддубнов


— Расскажите подробнее…

— В 2012 году я летел в Аргентину, где предстояло возглавить экспедицию на высшую точку Южной Америки — гору Аконкагуа, которая входит в список «Семь мировых вершин», первая в котором — Эверест. Из Украины мы летели в западном направлении, обгоняя часовые пояса. Сперва куранты пробили в Киеве. Затем первое января для нас наступило на полпути к Парижу, где предстояла пересадка. А третий Новый год встретили где-то над Атлантическим океаном. В общей сложности перелет в Буэнос-Айрес занял почти четырнадцать часов. Дальше местные авиалинии нас доставили в город Мендоса, ближайший к старту.

Классический маршрут на Аконкагуа не представляет технической сложности. Основная трудность — высота горы, которая достигает 6962 м. Экспедиция длилась больше двух недель. По пути останавливались в промежуточных лагерях. Чтобы акклиматизироваться, нужно сначала подняться выше, затем спуститься на отдых. В следующем выходе поднимаешься еще выше — так и происходит постепенная адаптация к высоте. Было очень холодно, часто шли сквозь ураганный ветер. В горах низкие температуры переносятся сложнее, так как из-за нехватки кислорода работоспособность и сопротивляемость организма снижаются.

— Чем запомнился Буэнос-Айрес?

— Больше всего в столице Аргентины удивила сиеста: в самое жаркое время дня у всех дневной сон. Вокруг почти нет людей, магазины и кафе закрыты. Зато большинство потом бодрствуют до часа ночи. Гуляют, пьют вино, кушают стейки из говядины в кафе. В ночное время также можно встретить детей на качелях. Аргентинцы спят четыре часа ночью и столько же днем. Также удалось побывать в окруженном джунглями огромном комплексе водопадов Игуасу, который находится на севере страны, на границе с Бразилией. Невероятно красивое зрелище.

— Знаю, что альпинисты более десяти часов без отдыха могут совершать восхождение. Обед не предусмотрен?

— На технически сложных маршрутах обычно готовим полноценный завтрак и ужин. Среди дня подкрепляемся разработанными для марафонцев энергетическими гелями — это жидкие углеводы в пакетах, а также сушеными фруктами. На счету каждый грамм в рюкзаке, поэтому запасы тщательно рассчитаны, еды берется мало. Однажды я за 20 дней похудел на 13 килограммов. Бывало, надевали страховочный пояс и начинали восхождение до рассвета, а застегивали молнию на спальном мешке задолго после заката.

— Случались какие-то непредвиденные ситуации?

— Горы полны неожиданностей. Например, в 2010 году мы были на альпинистских сборах на Кавказе. Группа альпинистов из Одессы и Киева была на сложном маршруте, когда началась гроза. Разряд попал в скалу, начали сыпаться камни, которые повредили ногу одному из восходивших. Собрали альпинистов из разных групп для участия в спасательных работах. Снять человека с технически сложной горы — задача не из простых.
Для эвакуации используются специальные металлические но­силки-сани — акья. Одна группа спасателей спускала пострадавшего по крутым скалам маршрута. А я был в команде, которая транспортировала акью с альпинистом дальше, через перевал, ледник и скальные осыпи. Всего мое участие в этих спасательных работах длилось 19 часов. Усталость была неимоверная. Спали потом беспрерывно целые сутки.



— От таких ситуаций не застрахован никто. Хорошо, что есть люди, которые не жалеют своих сил во спасение других.

— Нас иногда называют сума­сшедшими, не понимая, зачем с тяжеленным грузом за спиной, сквозь пронзающий ветер мы карабкаемся в горы. Считают, что подвергаем себя неоправданному риску. Я с этим не согласен. Мы делаем все, чтобы восхождение прошло благополучно, просчитываем каждую мелочь.

— Сложные восхождения способны изменить мировоззрение человека? Чему учат горы?

— В мою жизнь альпинизм привнес достаточно много, я стал духовно сильнее. В горах учишься больше ценить то, что имеешь. Дома захотел попить — пошел на кухню и набрал воды. А высоко в горах ее нужно получать, растапливая снег. Еда также на вес золота. Помню, в день рождения сына меня наделили лишним кусочком кураги.
Это было фантастическим подарком. А на горе Пти-Дрю негде было разбить лагерь, мы ночевали в спальниках на карематах под открытым небом. Нередко приходилось спать на узком скальном выступе на краю обрыва, подстраховавшись закрепленными в скале веревками. В горах учишься жить с другими в непростых условиях, доверять им.
Люди там становятся честнее, проявляют лучшие качества. На многое смотрю иначе по возвращении домой. Для альпинистов также очень важна поддержка близких. Моя супруга Вита, разумеется, очень переживает и скучает. Но ни разу не слышал от нее требования отказаться от альпинизма.

— Что самое радостное для Вас в процессе восхождения?

— По сравнению с размеренной жизнью в городе, в горах за день происходит много интересных событий. Постоянно приходится решать сложные задания, переживать самые разные эмоции. Я видел множество невероятно красивых пейзажей. Есть природные явления, которые можно встретить только в горах.
Например, однажды наблюдал облака зеленого цвета. А когда находился в грозовом облаке, металл в руке жужжал и вокруг светились огоньки. Помню запах арбуза на леднике, исходящий в солнечный день от холодоустойчивых водорослей, которые произрастают розовыми пятнами на снегу… Но самое радостное в альпинизме — благополучный спуск.

Теги: Михаил Поддубнов, альпинизм, альпинисты Украины, украинские альпинисты
Автор: Екатерина Чередниченко, фото из личного архива Михаила Поддубнова, http://vesti.dp.ua/
Просмотров: 451
Опубликовано 2017-01-16 в альпинизм

comments powered by Disqus