Философ антигравитации Эрве Бармассе

Эрве Бармассе (Hervé Barmasse)
Эрве Бармассе (Hervé Barmasse)


Жизнь рядом с горой, типа Червино, программирует сознание на непрерывное восхождение. Особенно, если ты родился и вырос здесь, в сени вершин, овеянных легендами и славой не менее, чем ветрами; и вообще, твоя фамилия - Бармассе. Она же, гора, учит скромности, поскольку кому, как не горцу знать истину земного тяготения?

Эрве Бармассе (Hervé Barmasse), - альпинист, которого сам великий Месснер величает величайшим альпинистом наших дней, при ближайшем рассмотрении за чашкой утреннего капучино в лучах восходящего солнца выглядит обычным парнем.
Не бог, не полубог, не супермен, и даже не качок. Обычный, слегка застенчивый, как любой обитатель альпийских селений, он знает цену «героическим» самомнениям; каким бы ты ни был великим альпинистом, какой бы крутой ни была бы твоя селфи-палка, гора все равно круче…
А может это просто солнце в то утро так вставало – не в золоте лучей славы мира, а также скромно пробивалось сквозь занавеску маленького придорожного кафе в его родной деревне Вальтурнанш.

Есть ли у альпинизма философия?

По мне, так альпинизм и есть философия… Приведу пример. Было недавно зимнее восхождение на Нанга Парбат (8126), которое многие считают великим. Его предприняли знаменитый итальянец Симоне Моро, мой друг, пакистанец Али Садпара, и баск Алекс Чикон. Но, многие, в том числе и Месснер, высоко оценивая это достижение, заметил, что, все-таки, это не они сами туда сходили. Они пользовались уже ранее провешенными веревками и кислородом. Здесь технология альпинизма вступает в противоречие с его философией.

Технология альпинизма может допускать возможность взойти на гору с использованием труда шерпов и кислородной техники. Философия же предполагает нечто другое. Ты отправляешься в горы не для того, чтобы что-то доказывать законам природы при помощи технологий, расширяющих возможности организма а для того, чтобы превозмочь самого себя. Когда ты сам достигаешь чего бы то ни было, то это достигаешь ты. Когда твои достижения основаны на препаратах, то это достижения не твои, а фармацевтических компаний.

Баллоны кислорода, или допинг в таблетках, или, вообще, шерпы тебя на гору внесли – все это не честно. Иногда, идя вперед, честнее сделать шаг назад. Философия альпинизма – это не «покорение» вершины, но слияние с вершиной.


Эрве Бармассе (Hervé Barmasse)
Эрве Бармассе (Hervé Barmasse)


Тогда почему бы не отказаться от кошек? Вместо них не отрастить ногти на ногах?

Сливаться так сливаться… Когда в Шамони компания «Симонд» выпустила новые революционные кошки, создав кошки современного типа, с двумя зубцами на носке, некоторые старые гиды не приняли это новшество и запрещали своим ученикам им пользоваться. Считалось, что истинный альпинизм – это кошки старого образца, требующие навыка подворачивать ступни ног особенным образом…


Развитие технологий в области снаряжения я считаю очень хорошим вектором развития. Ведь снаряжение не заменят наши организмы, не придает им не свойственных способностей и сил, но способствует нашему развитию и совершенству. Заранее кем-то уже провешенные веревки нашему развитию не способствуют.

Понятно. Это как виды охоты. Пойти на медведя с рогатиной – это честный вид охоты, расстреливать животное с вертолета из карабина с лазерным прицелом – это, вообще, не охота, а убийство…

Да. Если раньше мы ходили с клиентами на Монблан 3-4 дня потому, то теперь восхождение занимает 1-2 дня, потому, что развивается и техника, и наши знания о горах. Знания старых гидов – это фундамент Альп. Но, когда возникает что-то новое, разумнее не отрицать, а взять и попробовать. Недавно я попробовал кошки, у которых впереди не два зуба, а один. Классные кошки, особенно для зимних восхождений.

Ты видел фильм «Эверест»? Что скажешь?

Ничего плохого я про него не скажу потому, что понимаю - это фильм. Горы показаны так, насколько их в принципе можно показать на экране. Фильм сделан на основе реального эпизода реально трагедии, что тоже понятно. Просто, режиссер мог бы дать понять, что этими трагедиями альпинизм не исчерпывается, и что коммерческий альпинизм не составляет всей его сути.

Эрве Бармассе (Hervé Barmasse)
Эрве Бармассе (Hervé Barmasse)


Какие свои восхождения ты считаешь наиболее выдающимися?

Трудно сказать. Каждое восхождение – оно же как первое. Каждый раз горы тебе дают нечто новое, даже если это вершины многократно пройденные в одиночку или с клиентами, - все равно, каждый новый раз это новый момент счастья...
Если из этого ряда выделить нечто особенное в техническом плане, то я назову свое соло восхождение на Червино в процессе которого мне удалось открыть новый маршрут.
Дело в том, что за сто пятьдесят лет со дня ее открытия альпинисты там излазили все. Казалось бы, невозможно найти хотя бы отрезок пути длинной более ста метров, который бы не пересекался с чьим-то уже пройденным маршрутом. Мне же удалось невероятное – проложить абсолютно новый маршрут.

И тот маршрут, как это можно предположить, был не из легких.

Это было начало апреля. Для наших высот, можно сказать, это было зимнее восхождение. Притом одиночное. Месснер его сравнил с восхождением Бонатти.

А Вальтера Бонатти старина Рейнхольд считает величайшим альпинистом всех времен и народов…

Да, Бонатти – легенда. А еще мне запомнилось восхождение на Червино вдвоем с моим отцом по сложнейшей траектории, которую не смогли пройти сильнейшие альпинисты того времени, обладатели «Золотого ледоруба». Я ничего такого не хочу сказать, просто, этими примерами подчеркнуть, что альпинизм всегда разный.
Альпинизм – это, прежде всего уважение к горе, за которым следует адекватная оценка ситуации и собственных сил, позволяющая оперативно решать возникающие проблемы и контролировать страх.

На самом деле, ничего нового. Эти принципы сформулировал еще Фредерик Маммери, в начале XX-го века. Это он сказал, что в альпинизме важен процесс, как в хорошей игре. И этот тезис впоследствии подхватил и развил Бонатти в том направлении, что человек может сам подняться на все горы, в его организме есть все, необходимые для этого, ресурсы, просто их следует развивать. Просто, иногда следует сделать шаг назад, для того, чтобы все осмыслить и ответить самому себе на вопрос, что значит – быть альпинистом.

 Эрве Бармассе (Hervé Barmasse) при зимнем соло прохождении хребтов Маттерхорна
Эрве Бармассе (Hervé Barmasse) при зимнем соло прохождении хребтов Маттерхорна


Ты сам на этот вопрос себе уже ответил? Что делает человека альпинистом?

Опыт прошлого. Особенно, опыт ошибок… Альпинист - это на самом деле, просто. Альпинист должен всегда задавать себе вопрос: это возможно или невозможно? И смотреть на гору. Если восхождение в чистом альпийском стиле, во-первых, представляется тебе возможным, и, во-вторых, ты его реально совершаешь, то ты альпинист. Если ты не способен вступить в честные отношения с горой, то ты можешь быть кем угодно – спортсменом, менеджером восхождений, коммерческим грузом шерпов, - но здесь ты не альпинист.

Подняться на Червино по проторенной тропе, при помощи уже провешенных веревок и заранее вбитых крючьев не многим отличается, чем прилететь на вертолете. Я чувствую, что во всем мире альпинизма из-за развития технологий и коммерциализации восхождений в последние годы нарастает некий кризис – кризис адекватности восприятия своего места в мире, прежде всего.

Эрве Бармассе (Hervé Barmasse)
Эрве Бармассе (Hervé Barmasse)



Вопросы о сущности самого себя и о своем месте в мире, вообще, самые трудные. С какими самыми большими трудностями в своей жизни, кроме гор, ты сталкивался?

Самое трудное для меня в жизни – это написание книги. Сегодня она хорошо продается в Италии, поэтому издатель ее будет переводить на французский, английский, испанский, немецкий языки, но чего мне стоило ее написать! Я ее писал полгода. Потому что издатели дали мне на нее всего полгода. Они мне говорили, что это не сложно, ты, дескать, пиши, как пишется, а мы потом отредактируем.

И вот, иногда я сижу полдня и не могу написать ни предложения… Это был ужас, с которым не сравнимы никакие горные пропасти. В горах я всегда знаю что делать. А тут выяснилось, что я не знаю, как рассказать про то, что я знаю... Но, постепенно я взял себя в руки, и вот уже три страницы в день написаны! Победа! Так постепенно втянулся, и написал книгу в срок. Получилось неплохо. Считаю, что, написав ее, взошел на какую-то недосягаемую для меня метафизическую вершину.

И, надо заметить, без литературных шерпов и метафизического кислорода.

Теги: Эрве Бармассе, Hervé Barmasse, скоростной альпинизм, Эрв Бармас
Автор: Беседовал Константин Банников, http://www.alp-age.com/
Просмотров: 864
Опубликовано 2016-06-16 в альпинизм

comments powered by Disqus