Альпийские воины: Из истории югославского альпинизма. Первое восхождение по Южной стене Макалу в 1975 году

Бернадетт МакДональд (Bernadette MacDonald) с книгой "Alpine Warriors"
Бернадетт МакДональд (Bernadette MacDonald) с книгой "Alpine Warriors"


Книга "Alpine Warriors" авторства Бернадетт МакДональд (Bernadette MacDonald) в этом году получила главную премию в номинации "Альпинистская история" на крупнейшем в мире фестивале в Банфе.

4 ноября 2015 года среди победителей в каждой из номинаций, жюри выберет одного - абсолютного победителя.

Бернадетт разобрала ранее "по косточкам" «золотой век» польского альпинизма и обратилась к другому необъяснимому для Запада феномену – альпинизму югославскому.

В 1975 году Югославская экспедиция впервые поднимается по Южной стене восьмитысячника Макалу.

Отрывок из книги "Alpine Warriors"

Из всех альпинистов, побывавших на Южной стене, Алеш Кунавер (Aleš Kunaver) соответствовал европецским стандартам в альпинизме лучше других. Он знал, что даже в 1972 году восхождение на вершину восьмитысячника Макалу по стандартному маршруту не будет удовлетворительным для Югославии, что бы показать силу своих альпинистов на Европейской арене.

Только лишь Южная стена Макалу могла удовлетворить требования Алеша.

Восхождение по южной стене Макалу. Югославская экспедиция 1975 года. Высота 7500 метров. Фото из книги "Alpine Warriors"
Восхождение по южной стене Макалу. Югославская экспедиция 1975 года. Высота 7500 метров. Фото из книги "Alpine Warriors"


Но он видел реакцию людей - некоторые не верили изначально в успех, даже когда в 1972 году его команда поднялась на небывалую высоту.
Алеш в этом году планировал поднять на вершину Макалу как можно больше своих альпинистов.

В 11:00 дня в базовом лагере экспедиции раздался звонок рации. Команда могла в бинокли наблюдать как Штан Белак (Stane Belak) по кличке "Шрауф" (Šrauf) поднимается к краю стены, следом за ним шел Марьян Манфреда (Marjan Manfreda).

Шрауф слышал разговоры по рации, он остановился, снял с плеча рюкзак и помахал рукой. Рация ожила снова: все ликовали и раздавались возгласы: "Марьян! Докажи что ты лучше Париса!", Шрауф взглянул на Марьяна, тот же смотрел вниз в оцепенении от высоты. Они оба поняли о чем говорила рация.
За четыре года до этого французская экспедиция стояла на этом же самом месте после прохождения Западного гребня Макалу, один из французов: Жан-Поль Парис (Jean-Paul Paris) поднялся на отметку 8300 метров без использования кислородных баллонов.
Эти простые слова стали настоящей проблемой для Марьяна: ему нужно было не только повторить достижение Париса, но и возможно подняться без кислородных баллонов на саму вершину!

Марьян Манфреда (Marjan Manfreda) в экспедиции на Макалу. 1975 год
Марьян Манфреда (Marjan Manfreda) в экспедиции на Макалу. 1975 год


Алеш взял рацию в свои руки: "Шрауф, мы здесь чуть не сошли с ума когда Вы вышли на гребень. Теперь у Вас есть семь часов времени в течении которых Вы можете подняться на вершину. И скажи Марьяну, что он может попробовать улучшить достижение Париса. Звоните в любое время. Мы остаемся на связи круглые сутки. Это было бы невероятно, если бы Марьян поднялся на вершину без кислородных баллонов. Поддержите его и помогите чем сможете"

Два альпиниста опустили рацию и повернулись в сторону еще непройденного гребня, парящего над ними. Был день. Тихий спокойный день в горах. На стене был слышен лишь шум вдоха кислорода через маски да шаги по снегу. Снег был глубокий, иногда доходящий почти до талии. Шрауф хотел облегчить задачу для Марьяна, поэтому снизил темп, но даже так, Марьян не смог нагнать своего напарника. Мало-помалу, но вскоре Марьян остановился.

Снова позвонил по рации Алеш, сказав что бы Шрауф остановился и подождал Марьяна, а в случае чего и помог ему подняться на вершину.

Только теперь, даже находясь в гипоксическом голодании Марьян понял что хребет на самом деле не такой уж и крутой, как казался ранее. Осталось пройти около 40 шагов. Он догнал Шрауфа на стыке Японского и Французского гребней, и опустился на колени, облокачиваясь на ледоруб: в это время Шрауф как раз разговаривал с базовым лагерем по рации.
Каким то чудом осознание этого, согрело Марьяна, он понял что не один на горе в этой суровой и смертельной для человека среде, так высоко над долиной. Но впереди был еще долгий путь.
Как же приятно было сидеть на склоне.... Сесть и перестать о чем либо думать.... Заснуть...
Но внутренний голос говорил: Нельзя сдаваться!

Штан Белак (Stane Belak) по кличке "Шрауф" (Šrauf) в экспедиции на Макалу. 1975 год
Штан Белак (Stane Belak) по кличке "Шрауф" (Šrauf) в экспедиции на Макалу. 1975 год


Когда он поднял голову, он снова был один на хребте. Глубокий снежный след вел вверх. Марьян выпрямил спину. Он поднялся на ноги, его истощенный организм еще позволял подняться. Он подтянул сначала одну ногу, затем вторую.
Идти по проторенному следу было гораздо легче чем по целине. Но теперь ему нужно делать несколько вдохов на каждом шаге. Кажется это будет длиться вечно.
Свою цель он переместил от вершины до точки на склоне поближе, дойдя до нее, он снова поставил новую цель немногим выше по склону: так он и двигался, по хребту Макалу - пятой по высоте вершины на Земле!

Шрауф остановился, наклонился над ледорубом и смотрел на Марьяна, который еле-еле поднимался по склону. Кислорд сейчас был самым драгоценным товаром. Если у Вас нет достаточного количества кислорода - Вы становитесь слабым и беспомощным. Рефлексы становятся заторможенными. Ошибка - даже небольшое скольжение - будет фатальным для Марьяна. Когда он подошел поближе, Шрауф подбодрил его.
Марьян ничего не сказал в ответ, просто снял рюкзак, дал полный кислородный баллон Шрауфу и оставил пустой на снегу. Теперь его рюкзак стал заметно легче. А Шрауф вдохнул новую порцию кислорода.

Перед ними стояла крутая скальная стена - последняя головоломка на маршруте. Кто будет страховать на скале Шрауфа кроме как обессиленный Марьян? Кто будет нести резервный кислородный баллон для Шрайфа если не Марьян?

Шрауф посмотрел на своего товарища: "Может быть он знает о моих мыслях и чувствах.... старшего в связке. Я на десять лет старше. Или может быть он опирается на свою скрытую пока еще силу..... Было бы прекрасно подняться на вершину вместе, с таким товарищем как Марьян.
Я слышал как вздохи Марьяна стали более спокойными, возвращая ему душевное равновесие и силы"


Шрауф начал подниматься по скальнику первым. Долгое время он не мог, но все-же получилось вставить скайхук в небольшую трещину. Кончиком ледоруба он прощупалпокрытый изморозью гранит выше. Казалось что мороз помогает, сковывая породу скалу выше.
Поняв это, Шрауф уже уверенней сделал еще один шаг выше.

Макалу. Южная стена. Отметки высот различных попыток и маршрут восхождения югославской экспедиции
Макалу. Южная стена. Отметки высот различных попыток и маршрут восхождения югославской экспедиции


Марьян подошел к скале и стал подниматься по стопам Шрауфа. Погода была идеальной: солнечные лучи согревали а легкий ветерок не сбивал со скалы. Веревка скользила через его руки на несколько сантиметров за одно движение. Даже не глядя, Марьян чувствовал трудности.
Когда Шрауф поднялся на край скалы, он закрепил станцию и продолжил путь к вершине.
Годы спустя Марьян вспоминал этот момент: "Я сказал ему: Иди к вершине, я буду ждать тебя здесь. На вершину подниматься только один. Я сел и стал ждать. Но вскоре мне стало холодно.... ужасно холодно...Я замерзал! Я могбы спуститься вниз, но в место этого я стал и пошел вверх!"

Он очень устал, и пришлось подтянуться на веревке что бы подняться на ноги. Спустя 40 метров маршрут к вершине уже был виден полностью. Напряженность спала, но ужасная усталость переполняла его. Марьян рухнул в снег, задыхаясь от нестатка кислорода.

Шрауф шел выше, но затем вдруг остановился. Он не мог дышать. Его взгляд был затуманен, а легкие бушевали; он упал в снег, пытаясь сорвать с лица маску. Регулятор давления на кислородном баллоне показывал 0. Баллон был пуст.
Вены на висках вздулись а морщины на лице углубились.... Шрауф был близок к гибели.... техника подвела его, тело не подчинялось ему более.
Но вдруг, Шнауф стал подниматься, сперва он сел на снег, затем поднялся и сделал несколько шагов.
Сквозь дымку облака они видели приближающуюся вершину Макалу. Но время, казалось, текло ужасно медленно. Его тело теперь более не контролировалось на все 100% разумом. Теперь он был как робот, запрограммированный двигаться к одой единственной точке на Земле.

Он по прежнему нес на себе пустую бутыль где раньше был кислород, намереваясь поднять ее на вершину как доказательство.
Переполняясь от злости и с все увеличивающей решительностью он пошел по "финишной прямой" к вершине. Марьян был ниже его, но Шрауф сосредоточился на последней сотни метров перед вершиной. Он вонзил свой ледоруб в склон, поднял одну ногу, а затем вторую.
Он был незнакомцем в своем теле, он видел как бы со стороны как его тело движется к вершине, как машина, как бездушное существо. Он подходил к еще одной скале, или возможно это не была скала, а какая то галлюцинация.

Он выпрямился во весь рост и бросил тело вперед. Да, это была еще одна скала. Его голова уперлась в камень, блестящий на солнце мириадами кристаллов льда.

Нек Заплотник (Nejc Zaplotnik) на вершине Макалу. 1975 год, югославская экспедиция
Нек Заплотник (Nejc Zaplotnik) на вершине Макалу. 1975 год, югославская экспедиция


Но когда он поднял голову выше, что бы разглядеть край скалы, он понял что это финиш - вершина.

Первый югославский альпинист стоял на вершине Макалу в 16:00 вечера, 6 октября 1975 года.

Воспоминания Шрауфа этих моментов как ни странно точны: "Я снова пришел в себя на вершине горы; забыл все страхи и разочарования гигантского склона, на котором мы провесили 4 километра веревок; забыл тепло и дожди на треккинге к базовому лагерю. Я забыл дни лихорадочных приготовлений, предшествовавших этому великому моменту. Я лежу на вершине и дотрагиваюсь руками до кристаллов снега вокруг меня. Я хотел быть абсолютно уверенным что это вершина! И я действительно был на вершине! На самом кончике иглы горы, посвященной богине Кали!"

Шрауф перевернулся и посмотрел вниз по склону. Может быть недалеко покажется человеческая фигура? Он смотрел как кто-то двигался вверх по залитому солнцем склону. Это не было галлюцинацией. Его друг и партнер поднявшись по скале, подошел к нему на вершине.
Шрауф закричал от радости.

Для достижения вершины Макалу больше не нужны были кислородные баллоны! Неужели это возможно?

Марьян остановился на вершине и посмотрел вверх. "Я видел ка сбылась мечта Шрауфа. Он кричит и гигикает на вершине. Он в восторге. Видя его ликование я снова встаю и иду выше, медленно поднимаясь по его стопам. Я не могу уже думать ни о чем другом, кроме как о вершине, я был единственным кто оставался в команде. Кажыде несколько метров я садился на снег и пытался отдышаться Шрауф зовет меня... Еще несколько шагов и я на вершине"

Марьян поднялся на веришну спустя 45 минут после Шрауфа. Он обнялись. Марьян уже не мог даже выразить чувства ликования. Он радовался молча... теперь ему не нужно было подниматься выше.

Шрауф достал рацию, включил ее и закричал: "Вершина! Вершина! Вершина!"

Теги: История альпинизма в Югославии, Макалу, Южная стена Макалу, Makalu, Алеш Кунавер, Aleš Kunaver, Штан Белак, Stane Belak, Шрауф, Šrauf, Марьян Манфреда, Marjan Manfreda
Автор: Редакция 4sport.ua
Просмотров: 1359
Опубликовано 2015-10-30 в альпинизм

comments powered by Disqus